'Вопросы к интервью
31 марта 2011
Z Интервью Все выпуски

Второе издание книги «Год маркетолога»


Время выхода в эфир: 31 марта 2011, 12:09

Н.БОЛТЯНСКАЯ: 12 часов 7 минут, вы слушаете «Эхо Москвы». Здравствуйте. У микрофона Нателла Болтянская, наш гость – Игорь Симонов. Сегодня мы его представляем как автора книги «Год маркетолога». Здравствуйте, Игорь.

И.СИМОНОВ: Добрый день.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но вообще-то Игорь известен в многочисленных других, так скажем, жанрах как человек очень успешный в достаточно крупных проектах. Ну, говорим мы с вами сегодня именно про книгу «Год маркетолога». Это что? Это фикшн, это художественное произведение?

И.СИМОНОВ: Да, это в чистом виде беллетристика. Это мой третий роман, и он вышел в сентябре-месяце, и вот сейчас в магазинах появилось 2-е издание, или допечатка, как это называется (там по-разному называется).

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, надо сказать, что ваш роман (тут я без кавычек говорю) с литературой, это не первый эксперимент: у вас вышло несколько книг, ваши пьесы поставлены в театре. Скажите, пожалуйста, вот, одна из рецензий говорит: «Роман Игоря Симонова – беспощадный диагноз времени». Что это значит?

И.СИМОНОВ: Мне трудно отвечать за рецензента. Я слово «беспощадный» бы, наверное, не употребил. А диагноз времени – это то, что я стараюсь делать. Есть такое известное высказывание: «Если не можешь мир изменить, то, по крайней мере, можно постараться его описать». Вот. Это то, чем я стараюсь заниматься – я описываю то, что вижу, и то, что знаю. И если это кто-то называет диагнозом времени, то это очень хорошо для меня.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Год маркетолога» — это временный период охватывающий?

И.СИМОНОВ: Да, «Год маркетолога» — это временной период, он ровно год занимает и это год 2008-й.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Не самый простой год.

И.СИМОНОВ: Не самый простой год, да, который, как вы помните, очень хорошо начинался с колоссальных цен на нефть, с тем, что мы скоро станем страной, которая будет одним из финансовых центров мира. Я помню этот экономический форум в Санкт-Петербурге, который в июне или в мае был. Там собрались главы всех крупнейших нефтяных компаний. И прошло буквально 3 месяца, и все стало плохо.

Но это книга о том, как один человек, один конкретный маркетолог переживает этот год, с чем он его начинает, с чего он его заканчивает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Тогда еще несколько вопросов. Вот, я слышала такую спорную мысль, что для того, чтобы книга была успешной, она должна чему-то научить – это должен быть рецепт, там я не знаю. Я даже не знаю, что привести. Как добиться успеха, там, в том-то, как сделать то-то. Книга должна быть справочником для тех, у кого рация на танке. Как вы воспринимаете такую?

И.СИМОНОВ: Я вряд ли буду спорить с этим. Но это точно не то, чем я занимаюсь. Потому что я никогда не собирался никого ничему учить, и я не уверен, что я должен кого-то чему-то учить, что я могу учить людей. Я занимаюсь тем, о чем я сказал в начале, — стараюсь описывать то, что вижу и знаю, и стараюсь делать это как можно более качественно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Скажите, пожалуйста, маркетолог – персонаж не случайный, вы с этой темой связаны непосредственно, вы в этом хорошо разбираетесь.

И.СИМОНОВ: Я неплохо в этом разбираюсь, да, хотя я сам никогда не работал маркетологом. Но у меня, там, скажем, под начальством периодически находились разные маркетологи, более успешные, менее успешные. Маркетолог до определенной степени для меня это олицетворение сегодняшней финансовой, экономической, торговой системы. Это люди, занятие которых – продать нам как можно больше, чтобы мы потратили как можно больше денег. И по сути своей, это люди, которые мыслят совершенно определенным образом так же, как финансовые аналитики. Ну, я имею в виду не так же, как финансовые. Они так же как финансовые аналитики мыслят совершенно определенным образом, они мир видят по-своему с точки зрения маркетинга, то есть с точки зрения того, как устроить так, чтобы как можно больше продать. И поэтому для меня важно было, что это именно маркетолог, а не кто-нибудь другой.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо. Тогда объясните, пожалуйста. Вот, существует целый жанр, который, наверное, трудно обозначить – можно только перечислить какие-то произведения. Есть, например, достаточно давно уже вышедшая книга, например, Лисса «Заговор бумаг» о начале работы, о существовании вообще мировой биржи. Там есть сюжет, там все. Но, как бы, вот эту кухню она раскрывает настолько интересно, что даже мне, человеку от этого далекому, читать это было безумно любопытно. Скажите, пожалуйста, вы даете возможность залезть в кухню?

И.СИМОНОВ: До определенной степени. Я не думаю, что это производственный роман до такой степени.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как советские романы.

И.СИМОНОВ: Нет-нет, я имел в виду, до такой степени как романы Хейли. Потому что моей задачей не было раскрыть, как работает крупная западная корпорация, а главный герой – он является директором по маркетингу как раз крупной западной компании. Но там очень много о том, как устроен идеализированный нами западный бизнес, который, с моей точки зрения, безусловно, нами очень сильно идеализирован, потому что в нем бардака ничуть не меньше, чем в нашем очень неправильно устроенном бизнесе.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, с другой стороны, понимаете, бизнес – это люди, а люди как сказал в свое время Воланд, квартирный вопрос…

И.СИМОНОВ: Да-да-да. Одних квартирный вопрос, других – другой вопрос.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ваш главный герой «Года маркетолога» — он положительный или так себе?

И.СИМОНОВ: Ну, для меня-то там, в общем, большинство людей, которые в этой книге, они положительные. Нет, он какой? Он вполне положительный человек с очень хорошими задатками, с хорошим образованием, с правильным отношением к жизни, он никому зла не причиняет сознательно – это уже большое дело. И, конечно, да, он для меня положительный человек, такой, я бы сказал, да, точно, положительный человек.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И каково расстояние между лирическим героем «Года маркетолога» и личностью его автора?

И.СИМОНОВ: Бездна. Начиная с того, что он лет на 25 меня моложе, и заканчивая тем, что ничего из того, что он делал, я в жизни своей не делал. Вообще, эта книга, вы знаете…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот я должна вам сказать, что мой герой занервничал, мой собеседник занервничал, ибо его герой там, насколько я понимаю, изменяет жене очень активно.

И.СИМОНОВ: Не, ну это, конечно, было – я скрывать не стану. Но это, пожалуй, единственное, что нас объединяет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Замечательно.

И.СИМОНОВ: Но во всем остальном… Дело в том, что я возглавлял, действительно, большую западную компанию и ко мне очень много было претензий после выхода этой книги о том, что эта книга о конкретной компании.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Такая книга-сплетня, которая рассказывает все подковерные тайны.

И.СИМОНОВ: Да. Но это неправда. Там есть 2-3 истории в «Годе маркетолога», есть 2-3 истории, которые, действительно, случились в жизни. Одна из них там очень забавная о том, как западного аудитора подставили для того, чтобы он не написал отчет тот, который он собирался написать. Эта, действительно, история случилась в жизни. Но она могла случиться в любой другой компании.

А вообще все, что происходит в книге, ну, все-таки, это фикшн и я занимаюсь сочинением историй, а не описанием деятельности компании. Данная компания для меня, в общем, мало интереса имела.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что наш собеседник – Игорь Симонов, автор книги «Год маркетолога», которую мы сегодня представляем вам, уважаемые слушатели «Эха Москвы». Скажите, пожалуйста, для кого эта книга? Вот, кто ваша так называемая целевая аудитория?

И.СИМОНОВ: Я, конечно, буду лукавить, если скажу, что никогда не думаю о целевой аудитории, а исключительно пишу от себя.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Маркетолог, специалист.

И.СИМОНОВ: (смеется) Нет, вот я, как раз, не маркетолог, еще раз говорю. Нет, конечно, я представляю себе свою целевую аудиторию. Целевая аудитория – это люди, которые интересуются тем, что происходит вокруг них сегодня. То есть я думаю, что если очень грубо делить, можно делить людей на 3 части – те, которые вообще ничего не читают, те, которые читают для того, чтобы отвлечься от реальной жизни и уйти в мир грез и иллюзий, но для этого гораздо проще смотреть сериалы по телевизору, и те, которые читают для того, чтобы попытаться понять, что происходит. Вот это и есть моя целевая аудитория – она не имеет ни возрастных границ, ни образовательных, ни каких других.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Тогда попробую зайти с другой стороны. Существует уже ныне покойный замечательный писатель Сомерсет Моэм. У него есть такой, весьма нежно любимый мною рассказ, который называется «Источник вдохновения». Главная героиня этого рассказа – она мастер тонкой литературы, она мастер точки с запятой. Ее читать престижно, все совершенно замечательно, все литературные премии ее. И потом в один прекрасный момент, о ужас, муж сбегает от нее с кухаркой. И когда она понимает, что жить-то ей не на что, потому что вся эта ее высоколобая литература ее ни черта не кормит, она отправляется его вернуть. И он ей говорит: «Дорогая, ну, то, что ты пишешь, это полная ерунда. Вот, ты хочешь выжить – я к тебе не вернусь. Попробуй написать своим высоколобым языком детектив». И, ведь, на самом деле, скажем так, тайны, секреты и некий экшн любят все.

И.СИМОНОВ: Да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Только, наверное, кто-то себе в этом признается, а кто-то говорит: «Ой, нет, мы больше по философской литературе».

И.СИМОНОВ: Да, я согласен с вами.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Таким образом, если разобраться, составляющие хорошего, успешного фикшн-произведения – их не так много. Хороший сюжет, желательно хороший язык, ну и, так сказать, кроме еще того… Так скажем, отсутствие попытки автора доказать, что читатель – идиот, а он, вот, весь в белом фраке. Как считаете, вам это удалось?

И.СИМОНОВ: Нет, я думаю, что мне это не удалось, и я думаю, что мне… Более того, я честно вам скажу…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Я не ставил перед собой таких задач», да?

И.СИМОНОВ: Мне это не удалось, наверное, ни в одной книге. И, в частности, потому что я не ставил никогда перед собой таких задач. Если бы задачей моей был коммерческий успех, то, наверное бы, я писал что-нибудь другое. Хотя, честно сказать, я другое писать не могу. Поскольку деньги я зарабатываю совсем другим способом…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То для вас это в чистом виде духовный порыв.

И.СИМОНОВ: Ну, это не духовный порыв. Знаете, вот я как раз перед началом этой передачи говорил тут с коллегой-журналистом о том, что это просто невозможно не писать. Если бы я мог не писать, я бы не писал. И я уверен в том, что я бы это время занял гораздо более продуктивно для себя. Очень много занятий замечательных в жизни есть. Хорошо сочинять истории, их сочинять в голове очень хорошо. А садиться их писать, а потом переписывать, а потом с редактором еще работать – это же не очень увлекательное все занятие.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, если верить рецензиям, которые вышли на вашу книгу уже, на «Год маркетолога», то у вас все, вроде как, получилось.

И.СИМОНОВ: Ну, если верить рецензиям, которые вышли на «Год маркетолога», то, наверное, что-то получилось, чему я очень рад. Нет, самое главное, что первый тираж очень быстро прошел – вот это, действительно, для меня такое, радостное событие. И по этой причине я подумал, что, наверное, надо продолжение этой книги написать, потому что герой – молодой человек, у него в жизни еще все впереди.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Все может случиться.

И.СИМОНОВ: Чем я сейчас. собственно, и занимаюсь. Тем, что он уже больше не маркетолог, он решил заняться другим делом. И я думаю, что точно также может быть интересно читателям.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, уж коль скоро начали мы такие литературные ассоциации, вспомнила еще один рассказ – не могу припомнить сейчас название – русского писателя Одоевского о том, как к нему однажды, к литератору в кошмарном сне явились его герои. Как вы полагаете, ваш герой вам будет морду бить? Или ничего, обойдется?

И.СИМОНОВ: Нет. Я думаю, что… Вот, точно, в чем я точно абсолютно уверен, что ни один из героев моих романов, пьес и рассказов не придет мне бить морду. Это абсолютно точно, потому что никто из них для меня не является абсолютным злодеем. И я понимаю, почему люди совершают те или иные поступки, зачастую не очень моральные, а я отношусь к этому с пониманием. И поэтому, я думаю, что это каким-то образом на страницы, это понимание переходит.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что мой собеседник в эфире «Эха Москвы» Игорь Симонов, автор книги «Год маркетолога». Именно в таком качестве мы сегодня представляем нашего собеседника. Скажите, пожалуйста, вот, все-таки, на сегодняшний день заходишь в книжный магазин и глаза разбегаются, да? Как вы считаете, почему человек может выбрать именно ваш роман?

И.СИМОНОВ: Не представляю себе, честно вам скажу.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Потому что чтобы вы не задавались этим вопросом.

И.СИМОНОВ: Нет-нет-нет, я безусловно, я же отвечаю, что я не знаю. Это не значит, что я не думаю об этом.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, у вас есть какие-то соображения?

И.СИМОНОВ: Да-да-да, я как раз пытаюсь этими соображениями поделиться. Я оцениваю потенциально свою читательскую аудиторию, человек 1100, из которых эта книга может в идеале дойти до 30. Вот, если она до 30 дойдет, я буду безмерно счастлив (ну, по отношению к этой книге). Значит, каким образом она может до них дойти? Это люди, которые знают меня по предыдущим книгам, которые их читали и которые им понравились – по-видимому, такие были. Это люди, которые знают меня по моим пьесам, которые идут в театр. И одна из них уже идет 5-й сезон, на нее ходят и, стало быть, тоже она кому-то нравится. Это люди, которые со мной работали когда-то, это люди, которые знают меня по бизнесу – таких немало, совсем немало. И это люди, которые в результате одного из этих событий книгу прочли, она им понравилась и они кому-то о ней рассказали.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну что же, ответ получен. Теперь скажите, пожалуйста, планируете ли вы, как это сказать, инсценировку?

И.СИМОНОВ: По этой книге?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Конечно.

И.СИМОНОВ: Нет. Нет. Театр для меня совершенно другой – я пишу пьесы, которые никак не связаны с романами и вообще никакого отношения не имеют. Несколько раз отказывался от предложений писать сценарий, потому что это считаю занятием странным. Это можно делать только за деньги.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да, был еще один такой парень в мировой литературе по фамилии Максудов, который тоже совершенно не собирался писать пьесу, но потом его совратили.

И.СИМОНОВ: Нет, пьесы я пишу. Я сценарий не хочу писать, потому что сценарий, который ты напишешь, и фильм, который зрители увидят, если ты сам не является режиссером и продюсером, это будут 2 совершенно разные вещи. И я совершенно не понимаю, для чего мне это делать – я за это время заработаю больше денег, просто за то время, которое я буду писать сценарий.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И не факт, что еще вам захочется за это отвечать, за конечный продукт, да?

И.СИМОНОВ: Скорее всего, мне не захочется заниматься этим.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Теперь смотрите. Тема «Ответственность крупных компаний за последствия их деятельности».

И.СИМОНОВ: Да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: В какой-то степени можно говорить о так называемой мировой закулисе?

И.СИМОНОВ: Я считаю, что да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А не отдает это теорией заговора?

И.СИМОНОВ: Ну, теорией отдает это или не отдает, это не имеет значения – это существует. А какое этому присвоить название, для меня большого значения не имеет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Показалось ли мне, случайно ли прозвучал некий, я бы сказала, негативный оттенок, вот, этого словосочетания «ответственность за последствия их деятельности»? Всегда ли эти последствия негативны?

И.СИМОНОВ: Вы знаете, крупные компании так же, как и правительства стран, они решают, в основном, всегда тактические задачи. Я бы хотел, чтобы вы обратили внимание сейчас на то, что я скажу (для меня это очень важно). Тактические задачи всякий раз… Крупная компания, отчитываясь каждый квартал перед акционерами, ей нужно, чтобы акционеры получили хороший результат, она думает масштабами квартала, максимум масштабами года. Если она не удовлетворит ожиданиям аналитиков с Уолл-Стрит, акции упадут, все посыпется и так далее, и так далее. Правительство мыслит масштабами выборов – 4 года, 5 лет, 6 лет. Каждый раз они решают сегодняшние тактические задачи, совершенно не думая о том, к чему это приведет в перспективе 20-30 лет, независимо от того, есть на этот счет написанные стратегии или нет.

Если встает вопрос между решением тактической задачи и стратегической, всегда будет отдан приоритет решению тактической задачи. И в этом смысле, я считаю, что как крупные корпорации, так и правительства стран, безусловно, несут ответственность за очень многие негативные события, которые произошли за последнее время. И что интересно, мы можем констатировать, что количество этих событий в течение времени увеличивается, то есть за один период этих негативных событий совершается все больше и больше.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но, ведь, это такая удобная для маленького человека позиция, что я ничего в этом мире не решаю, что все решают некие злые закулисные крупные игроки и я могу только расслабиться, и сложить ручки на пузике.

И.СИМОНОВ: Нет, ни в коем случае. То, что злые люди… Во-первых, я не считаю, что они злые – они просто действуют в рамках своей профессиональной компетенции. Им платят за то, что они делают, поэтому они делают это именно так. Если они будут делать это по-другому и они скажут «Вы знаете, мы не хотим мыслить кварталами, мы хотим мыслить десятилетиями», им просто денег платить перестанут и уволят с работы. Они не злые совсем, это просто потому, что они поставлены в такие рамки. Каждый человек вообще… Я не знаю, кто такой маленький человек. Каждый человек решает для себя, что ему делать в той или иной ситуации. Каждый день дает нам возможность выбора. И в том числе в «Годе маркетолога» у молодого человека, который является героем романа, у него есть этот выбор, он этот выбор для себя принимает и принимает соответствующие решения.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: С вашей точки зрения, вот, опять-таки, мне кажется, на самом деле, что вот эта тема человека как, я не знаю, как гомо сапиенса, как формы существования белкового тела, как хотите, и крупных объединений, решающих тактические, а не стратегические задачи – это вообще очень интересная тема.

И.СИМОНОВ: Ну я, в общем, об этом-то и пишу все время. И предыдущий мой роман о молодом человеке, который называется «Уровень опасности» о молодом человеке, который стал террористом, хотя совершенно не собирался им быть, и еще несколько месяцев назад до того, как стал террористом, жил замечательно счастливой жизнью.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Просто такой антиглобализм, возведенный в абсолютную степень, да?

И.СИМОНОВ: Ну, так его жизнь, да. Так система его помяла, что, вот, он к такому пришел решению.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А скажите, пожалуйста. Это уже, может быть, вопрос не как к литератору, а как к знатоку. Был когда-то такой старый фильм «Три дня Кондора», где волей обстоятельств человек вынужден был восстать против большой корпорации и таки победил, да?

И.СИМОНОВ: Ну, в кино так обычно бывает, да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, в кино – да. В жизни никогда, да?

И.СИМОНОВ: Ну, вы знаете…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот, господин Ассанж, например. Как считаете, Игорь, победил? (смеется)

И.СИМОНОВ: Я не знаю, какие он цели перед собой ставил. И потом, история не закончилась. На сегодняшний день он победил. Вы знаете, здесь я могу процитировать Монтени, который сказал как-то, что понять о том, счастлив был человек или нет, можно только в последний момент его жизни, и приводил в пример Помпея Великого, который, как известно, был великим полководцем, богатейшим человеком своего времени, любимцем женщин, а жизнь свою закончил тем, что его голову на серебряном подносе его соратники преподнесли Цезарю после поражения, по-моему, в Фарсальской битве. Так вот, я думаю, за день до битвы он считал себя очень счастливым человеком и победителем. А когда ему голову отрубали, конкретно в этот момент он уже, наверное, не считал себя победителем, потому что это делали его соратники. Не просто кто-то, а его соратники, те люди, кому он верил. Они его голову преподнесли.

Так вот, говорит о том, Ассанж является победителем или нет – тут надо посмотреть.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, я его просто как пример привела.

И.СИМОНОВ: Нет, это очень хороший пример. Вот, я много сам думал об этом. Это очень хороший пример. Мы все можем сделать правильный выбор. Но правильный он окажется или неправильный, это покажет только время.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну да. Монетка все равно ляжет либо орлом, либо решкой.

И.СИМОНОВ: Мы делаем выбор либо на основании информации, либо на основании интуиции, либо по приказу. Но правильный это выбор или нет, только время может показать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну что ж, а мне остается напомнить, что наш собеседник – Игорь Симонов, автор представляемой нынче в эфире «Эха Москвы» книги «Год маркетолога». Я надеюсь, что судьба допечатки, 2-го издания будет не менее удачна, нежели…

И.СИМОНОВ: Ну, я надеюсь, что и 3-го.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вот видите? Еще раз успехов вам. Спасибо большое. И я напомню, что в эфире «Эха Москвы» новости буквально через несколько секунд, а программу вела Нателла Болтянская. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире