Время выхода в эфир: 12 февраля 2011, 17:35



А.ВЕНЕДИКТОВ: В эфире «Эха Москвы» министр иностранных дел Японии господин Маэхара. Вы приехали к нам с Донского кладбища. Почему вы сегодня посещали Донское кладбище?

С.МАЭХАРА: Мне сказали, что там 2 японца похоронены, поэтому я туда пошел.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понимаю, что у Японии еще нет списка погибших японских военнопленных после Второй мировой войны, и что это тема ваших переговоров с Россией?

С.МАЭХАРА: У меня нет всей подробной информации, но насколько мне известно, больше 570 тысяч человек было в России в качестве интернированных, и среди них где-то 10% людей погибли.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так списка нет?

С.МАЭХАРА: Мне известно, что примерно 575 тысяч человек были интернированы в России. Это количество именно примерно. Поэтому я думаю, что всех неизвестно пока.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вторая мировая война для нас, получается, еще не закончена – у нас нет мирного договора между Японией и Россией, господин министр. Каковы перспективы подписания мирного договора?

С.МАЭХАРА: Если мы говорим об отношениях с Россией, то я думаю, что можно сказать, еще не закончен послевоенный период. Мы теперь считаем, что северные территории, северные 4 острова являются японскими исконными территориями, и мы хотели бы как можно скорее решить этот вопрос и хотели бы развивать и дальше отношения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А нельзя жить без мирного договора? Что даст мирный договор? Вот, его нет уже, сколько там, 65 лет, но мы торгуем, мы общаемся, едут туристы. Может, не надо мирный договор?

С.МАЭХАРА: Определенное количество людей ездит в Россию, приезжает в Японию. Но я думаю, что это количество еще остается на низком уровне. И что касается экономической деятельности и сотрудничества в области технологий, и освоения ресурсов, тоже пока остается на низком уровне.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну а это потому, что нет мирного договора?

С.МАЭХАРА: Я думаю, что среди японцев есть некоторые сомнения, те моменты, которые останавливают, может быть, в полной мере продвижение отношений с Россией, пока 4 северных острова не возвращаются к нам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но вы, наверное, поняли по переговорам с российским руководством, что ваша точка зрения прямо противоположна точке зрения российского руководства. Это какой-то уже Иерусалим, статус Иерусалима получается, северные территории.

С.МАЭХАРА: Правота эта только одна. Но на международной политике каждая страна пытается сделать свою трактовку. Но если мы смотрим этот вопрос с точки зрения международных прав, то я думаю, что у многих можно получить поддержку в отношении позиции Японии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы не предусматриваете постепенное решение этого вопроса, скажем, совместное управление, совместное экономическое управление островами?

С.МАЭХАРА: Я думаю, что после того как мы определим принадлежность этих 4-х островов, то после этого мы можем подумать о разных гибких подходах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда это очень долго.

С.МАЭХАРА: Сколько времени нужно – это все, наверное, зависит, как каждый считает необходимым. И это, наверное, очень похоже на отношения между мужчинами и женщинами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: О как! Очень интересно. Я над этим подумаю, господин министр. В этой связи в России не только власть, но и просто люди очень болезненно восприняли надругательство над российским флагом, которое, по-моему, впервые в послевоенное время произошло в Японии. Что вы ответили господину Лаврову по поводу его вопроса?

С.МАЭХАРА: Во время встречи с министром Лавровым не было отметки по этому вопросу. Но во время совместной пресс-конференции представители СМИ, российских СМИ задавали этот вопрос. Я сказал, что в данном моменте японские полицейские расследуют этот момент. В японском законодательстве есть наказание в отношении того, кто нанес ущерб государственному флагу другой страны. Но очень интересно, что если японец нанесет ущерб в отношении японского флага, то нет положения о наказании.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно я понял, что идет полицейское расследование?

С.МАЭХАРА: Есть различие между информацией, которую мы получили со стороны посольства России в Токио, и информацией, которую мы получили со стороны тех, кто видел на месте этот инцидент. И некоторые говорят, что люди на месте порвали государственный флаг, а некоторые говорят, что принесли некие похожие на государственный флаг и уже были порваны, и принесли это просто на место. И поэтому мы уточняем факт.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Господин министр, вот, я сижу перед вами и на мне значок с «Эхо Москвы», потому что я принадлежу корпорации «Эхо Москвы». А что за значок у вас? Потому что когда здесь была госпожа Хиллари Клинтон, у нее был американский флаг. А у вас – я даже не могу понять, что у вас.

С.МАЭХАРА: Здесь написано «Japan in discovery», то есть мы приглашаем много туристов в Японию, и для этого я несу этот значок. И здесь еще нарисована сакура, и это является государственными цветами Японии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Обсуждали ли вы с министром Лавровым развитие туризма? Потому что очень мало российских туристов бывает в Японии. Ну, это, во-первых, дорого, во-вторых, есть сложности с визами. Обсуждали ли вы этот вопрос?

С.МАЭХАРА: Да, я обсуждал этот вопрос с министром Лавровым и с министром Христенко. Если сказать вам цифры, в 2008 году из Японии в Россию ездили 86 тысяч человек, и из России в Японию приезжали 66 тысяч человек. Если я скажу вам общие цифры японских туристов, то это составляет 16 миллионов. Иностранные туристы, которые приезжают в Японию, 8 миллионов 610 тысяч человек. Со стороны министра Лаврова и со стороны министра Христенко я встретил пожелание увеличить количество слотов в аэропортах Ханэда и Нарита. И перед тем как я стал министром иностранных дел, я занимал пост министра транспорта. Когда я был на том посту, я принимал решение, что аэропорт Ханэда станет международным аэропортом. И в тот момент аэропорт Ханэда использовал 9 тысяч трасс. Но я принял решение, что это количество увеличится в 10 раз больше, то есть до 90 тысяч. И еще на острове Хоккайдо есть аэропорт Синтитосэ. И этот аэропорт используют и гражданские авиакомпании, и база самообороны. И когда я был министром транспорта, я решил немножко больше открыть этот аэропорт, и по вторникам и средам днем в течение 4-х часов открывает слоты для гражданских самолетов. И сейчас ожидается, что большее количество из Китая и России будет прилетать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понимаю, господин министр, что вы его открыли в том числе для господина Нарышкина, который должен прилететь туда на Хоккайдо?

С.МАЭХАРА: Да, я знаю, что господин Нарышкин приезжает в июле этого года в Хоккайдо. И мы с нетерпением ждем его визита в Японию. И я знаю, что там будет церемония, посвященная Святому Николаю. И поэтому мы открывали именно для господина Нарышкина аэропорт Хоккайдо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я попробую прилететь вместе с ним. Несколько международных вопросов, господин министр. Поддерживает ли Россия Японию как постоянного члена Совета безопасности в случае реформы Совета безопасности?

С.МАЭХАРА: Да, Россия поддерживает наше возможное членство в качестве постоянного члена Совета безопасности ООН. Совет безопасности был построен 65 лет тому назад, и в тот момент количество участников было меньше по сравнению с нынешним. И еще меняется ситуация вокруг, выделенные средства от каждого государства. Поэтому я думаю, что Япония вправе стать постоянным членом Совета безопасности.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще. В восточноазиатском регионе сейчас начинают накапливаться военные силы, Россия увеличивает свою группировку, Южная Корея, Китай, Северная Корея. У Японии нет армии – это запрещено 9-й статьей Конституции. Ваше правительство считает ли необходимым пересмотреть 9-ю статью Конституции, чтобы у Японии в регионе была своя армия? И не волнует ли вас то, что Россия удваивает практически там свою военную группировку, посылая туда корабли Мистраль, купленные у французов?

С.МАЭХАРА: В Японии нет армии, но есть силы самообороны. И роль этих сил самообороны заключается в том, что защищать Японию и в пассивной обороне. Ядерная программа Северной Кореи и расширение, увеличение военной мощи Китая и России вызывают у нас обеспокоенность, озабоченность. Я думаю, что в Китае и в России будет наступать время постарения общества. И если так, то еще больше нужно выделить из госбюджета на социальное обеспечение. То есть медицина и уход за престарелыми, и больше выделение средств на Пенсионный фонд. Поэтому я думаю, что лучше не вкладывать много средств на военную сферу, а лучше вкладывать на области образования и социального обеспечения. И я надеюсь, что таким образом они будут больше акцентироваться на улучшении обычной жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Два последних вопроса, господин министр. Во-первых, как вы оценили результаты ваших переговоров с господином Лавровым? С одной стороны, по Курильским островам, по северным территориям, как их не называй, договоренности на нуле. Но по другим аспектам как вы оцениваете?

С.МАЭХАРА: Территориальная проблема является большой проблемой между Японией и Россией. Но еще мы должны обратить внимание на экономическое сотрудничество и на людской обмен. И еще мы можем обратить внимание на повышение энергоэффективности в России с использованием японских технологий и японских средств. Кстати говоря, японская энергоэффективность составляет в 17 раз больше, чем российская.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Последний вопрос. Вот, многие наши слушатели относятся к Японии с подозрением после событий на Курилах. У вас сейчас есть одна минута, чтобы, не отвечая на мой вопрос, обратиться к ним напрямую. Скажите им, господин министр.

С.МАЭХАРА: Если мы говорим об инциденте, связанном с государственным флагом, то я хотел бы сказать несколько слов. В Японии есть некоторые люди, которые ведут себя немножко радикально. И японцы тоже иногда испытывают не очень приятные чувства от такого действия. Если, действительно, было оскорбление государственного флага России, то я думаю, что многие японцы будут считать, что это не хорошо и это не тактично перед русскими.

И на островах Тисима и на острове Сахалин жили русские. Но что касается северных 4-х островов, то исторически там никогда не жили русские и там жилил только японцы. Из-за нападения российской армии 17 тысяч жителей, которые тогда жили на 4-х островах, убежали с островов и пришли на другое место в Японии. И сейчас осталось только 7500 человек, их средний возраст составляет больше 77 лет. Они желают вернуться туда. Причем, проведением диалога мы хотели бы и заключить мирный договор. И таким образом мы хотели бы использовать максимально наш потенциал, который еще не раскрыт. И таким образом мы хотели бы развивать наши отношения. Я как бы политик хотел бы приложить усилия к этому.

В конце можно сказать один момент? У меня есть один любимый фильм под названием «Подсолнечник». И там играет главную роль Софи Лорен. И ее муж в этом фильме принимает участие в войне и на фронте с Россией. И потом русская женщина помогает ему, и потом он женится на ней. И Софи Лорен узнала, что ее муж жив, поэтому она решила пойти и встретиться с мужем, но она увидела ситуацию, расстроилась и решила вернуться.

И когда я представляю Россию, то я вспоминаю ее, которая помогла военному и очень хорошо ухаживала за ним, и привела к счастливой жизни. Поэтому у меня есть очень хороший имидж в отношении России. И одновременно, когда я вижу этот фильм, я думал, что нельзя повторить трагедию войны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Фильм «Подсолнухи» рекомендует вам посмотреть министр иностранных дел Японии. Я очень люблю оптимистических политиков – их так мало, оптимистов. Обычно политики – это пессимисты, но мы видим перед нами министра иностранных дел, оптимиста. Будем следить за отношениями России и Японии. Спасибо, господин министр.

С.МАЭХАРА: Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире