'Вопросы к интервью

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: У нас в гостях отец Месроп Арамян, священник Армянской Апостольской церкви, автор и сценарист фильма «От Арарата до Сиона». Здравствуйте, отец Месроп.

М. АРАМЯН: Здравствуйте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Фильм представлен на Московском кинофестивале 32-м, и это документальный фильм.

М. АРАМЯН: Да, совершенно верно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Уже показывали его?

М. АРАМЯН: Конечно, первый показ уже был 20-го числа. И сегодня в пять часов будет повторный показ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как приняли его в Москве?

М. АРАМЯН: Ну там был полный аншлаг, там даже сидели на ступеньках. Я думаю, что очень горячо приняли здесь.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В Армении фильм не показывался?

М. АРАМЯН: В Армении фильм шел целый месяц, и там перебил всякие рекорды. Там он собрал больше аудитории, чем фильм «Аватар», в Армении. То есть три раза в день в самом большом кинотеатре в течение целого месяца шел этот фильм.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы знаете, глядя на вас и видя название фильма – «От Арарата до Сиона», возникает ощущение, что вот это не блокбастер. Так ведь?

М. АРАМЯН: Нельзя сказать, что это блокбастер. Это документальный фильм, очень глубокий, духовный. Ну, знаете, иногда, наверное, бывают и духовные блокбастеры, потому что духовные темы тоже интересуют людей. И если делаешь что-то хорошее в этой области, наверное, это затрагивает очень тонкие нити. И поэтому… не знаю, наверное, есть какой-то большой пробел в осознании собственной идентичности у современного человека. Огромные духовные пробелы есть. И надо как-то заполнять все это. И как-то вот этот фильм заполнил некую существующую пустоту в людских душах.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Глубокий духовный фильм собрал, уж извините, кассу больше, чем «Аватар» в Армении.

М. АРАМЯН: Да, совершенно верно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как это телевизионные армянские продюсеры и прочие прокатчики все это воспринимают? Так оно сейчас вот в нашем современном мире не должно быть.

М. АРАМЯН: Да, по всем внешним законам не должно быть. Были закрытые показы, все очень пессимистично были настроены, директора телевизионных станций и так далее. Они все говорили, что вряд ли люди это поймут, это очень глубокие материи и так далее, наша аудитория привыкла к киносериалам. Ну вот опыт показывает, что возможно. Сейчас они уже, увидев этот результат, наверное, готовы внедрять деньги уже в более глубокие темы. Потому что надо создавать серьезные вещи и вообще надо серьезно относиться к человеку. Нельзя относиться к нему как к некому рыночному объекту со стандартными желаниями, потребностями и так далее. Есть другие измерения, очень такие тонкие измерения, и надо видеть это.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы знаете, об этом говорят очень… ну, не очень многие, но многие говорят об этом. Извините, я вот сейчас начну говорить теми терминами, которыми сейчас вот принято говорить по поводу фильмов. Но создать продукт, который привлечет людей в данном случае в кинотеатр, в общем, как-то ни у кого из вас не получается.

М. АРАМЯН: Нет, почему? Вот в России был такой опыт – фильм «Остров» Лунгина. Смотрите, какую аудиторию собрал. Это же духовный фильм, прекрасный фильм. Надо просто хорошо сделать все это, профессионально сделать, на высоком уровне. Я уверен, что люди устали от поверхностных вещей, есть потребность к духовному, внутреннему освобождению. Понимаете? Без этого человек не может чувствовать себя счастливым, невозможно. И так или иначе, любой человек ищет свое счастье в этом мире. И часто не зная, что без духовности невозможно достичь вот этого, он ищет в материальном мире. И к несчастью, вот очень часто средства массовой информации, даже кино направляет человека не туда, создает ложные иллюзии жизни. Но настоящее искусство должно призвать к высоким вещам человека.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы – священник Армянской Апостольской церкви. Фильм, он светский, или он религиозный?

М. АРАМЯН: Фильм, знаете, про армянских паломников на Святую землю. И мы буквально следует за армянскими историческими путями армянских паломников. И это, конечно, про армянскую церковь, про духовность, про паломничество, вообще дух паломничества. То есть мы пытаемся создать через это, через вот этот дух паломничества, некий вот портрет-мозаику армянского народа, историческую мозаику армянского народа. Исключительно используя источники, сведения, которые не сохранились в армянской историографии. Есть такая международная мозаика, историческая мозаика армянского народа. По греческим, еврейским, арабским, сирийским свидетельствам мы пытались создать вот эту мозаику.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: «От Арарата до Сиона».

М. АРАМЯН: «От Арарата до Сиона».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В фильме есть элементы миссионерства?

М. АРАМЯН: Нет. То есть фильм не об этом. Фильм опять-таки про паломников, про этот дух и про дух жертвенности. Потому что вероятность возвращения была очень маленькой, они часто погибали на дорогах. И епископ (неразб.) 18-го века советует им перед отправлением в такой опасный путь исповедоваться священникам и написать завещание, потому что Бог знает, вернется человек или нет. И с такой вот жертвенностью они достигали святых мест. И благодаря вот этому, армянский народ в течение веков сохраняет очень впечатлительное присутствие на Святой земле. Вы знаете, что один из кварталов Старого Иерусалима армянский, и армяне имеют основные права в главных святынях христианских – в Храме Гроба Господня, в Храме Рождения Христа в Вифлееме – с греческими, католическими священнослужителями. И вот мы как бы вот пытаемся через все это, через наше присутствие там, на Святой земле понять некие новые грани нашей национальной идентичности, духовных особенностей.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: С вашей точки зрения, фильм собрать большое количество зрителей способен только в Армении?

М. АРАМЯН: Вы знаете, мы участвуем в 10 кинофестивалях. И первый фестиваль был в Англии. И фильм получил приз за лучший европейский документальный фильм. То есть он действует на неармянскую аудиторию тоже, я бы сказал, очень сильно. В Лондоне собрал огромную аудиторию, показ в Лондоне. И сейчас мы в Москве, и я вижу, вот этот процесс продолжается. Вы знаете, несмотря на то, что фильм про армян, на самом деле это обо всех тех, о всех народах, можно сказать, фильм очень интернациональный, голос которых не был слышан в течение истории. Ведь все эти народы заплатили очень высокую цену, чтобы сохранять свое место на ринге истории. Так что это не только про какой-то отдельно взятый народ, этот фильм имеет общечеловеческий такой дух. И этот фильм – призыв к объединению. Поэтому вот в фильме мы не фокусируем внимание на разделяющие факторы, а такие тоже есть – и ссоры, и очень много неприятных вещей происходит иногда. Но объединяющих факторов больше. И надо сфокусировать внимание на этом, и через это найти решение всех противоречий.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В современном мире. Слышатся нереализованные амбиции целого народа в том, что вы говорите, мне так показалось. Я не прав?

М. АРАМЯН: На самом деле это не амбиции, это какое-то вот призвание к служению. Понимаете, вот смиренное какое-то призвание служению. И очень интересно, что мы там не появились с мечом в руках, на Святой земле, как многие другие часто приходили туда, чтобы завоевать, устанавливать свою власть над божьей реальностью. И армяне никогда с мечом не приходили на святую землю. Какой-то зов к какому-то общечеловеческому служению привел их в эти края, и они там, начиная с IV века, до сих пор непрерывно. И кстати, вот что очень интересно – это единственный народ, который непрерывно с IV века сохраняет свое существование на Святой земле.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте про амбиции фильма поговорим. В Москве никаких амбиций нет и быть не может, потому что неконкурсная программа. Так ведь или нет?

М. АРАМЯН: Да, вообще документальные фильмы в конкурсной программе не участвуют. Для них создана специальная программа, документальная часть, свободная мысль. И туда тоже попасть очень престижно, потому что показывают очень известные, оскароносные фильмы со всего мира. Всего 23 фильма выбрали в этом году. И для нас очень престижно участвовать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А вы получили награду, напомните, в Лондоне, да?

М. АРАМЯН: Это один из больших, но, может быть, и самый большой фестиваль в Англии. Это происходило в (неразб., по-англ.). И там мы вот получили за лучший европейский документальный фильм…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: На этом фестивальную судьбу фильма вы планируете завершить, или это только начало?

М. АРАМЯН: Это второй. Буквально через неделю будет показ в Соединенных Штатах, в Колорадо, на фестивале (неразб.). И режиссер поехал туда специально для этого. Но поскольку мы участвуем во многих фестивалях, мы как бы вот разделили, кто куда едет. Он поехал в Америку, я сюда, в Москву.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Благо, можно сделать много копий фильма, но режиссера и продюсера никак не размножишь. То есть вы планируете так пройтись по фестивалям основательно?

М. АРАМЯН: Конечно. В Армении вот будет фестиваль «Золотой абрикос», там будут показывать. Потом в Берлине «Глобенс фильм фестивал». Такие хорошие фестивали.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Для вас важно получить признание коллег?

М. АРАМЯН: Вы знаете, иногда это важно. Но это не моя цель, понимаете, получить какое-то признание. Для того, чтобы там достичь, понимаете, большей аудитории — ведь моя цель – показать как можно большей аудитории вот этот фильм — это важно. То есть фестивальное признание – это важно, потому что после этого, как правило, попадаешь на телевидение, телевизионный показ, DVD и так далее. Мое дело – вот этот месседж, вот эту историю распространять как можно шире.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: За счет чего, вам кажется, фильм получает признание коллег — получается, раз лондонский фестиваль, да — и аудитории? Чем берет?

М. АРАМЯН: Вы знаете, во-первых, фильм хороший. Его в классическом смысле нельзя даже назвать документальным. Он какой-то полудокументальный, полуигровой, хотя вообще там не было постановочных сцен.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Он же исторический, я так понимаю, да?

М. АРАМЯН: Он исторический, очень огромный такой исторический материал. Он в то же время духовный. Это наши духовные переживания, понимаете? Это не сухой материал, это не внешний документальный фильм про Святую землю. Понимаете? Это какие-то вот переживания, какие-то взаимодействия с этими святыми местами. Мы пытаемся показывать то, что не показано, то, что за кадром, вот некое духовное присутствие. Что привело вообще этих людей, которые шли по смертельно опасным дорогам, почему они жертвовали так много, чтобы вот прийти к этим местам? И мы, создавая этот фильм, подходили к этим святыням не как киносоздатели, а как паломники, чтобы почувствовать и пережить то, что пережили вот эти вот паломники. Поэтому фильм очень интересный, там очень такие теплые моменты есть. Это не сухая документалистика, там живые переживания.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но в кадре, получается тогда, людей нет?

М. АРАМЯН: Нет, есть люди.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Там постановочных сцен нет, это же исторический…

М. АРАМЯН: Ну, не специально. То есть это просто мы снимали, никаких постановочных, опять говорю, там вещей не было. То есть мы выбирали хорошие места, ставили свет, камеры… То есть обычный процесс. Но вот он во многом очень интересен – и по информации, и по теплоте, и по качеству. Текст читает всемирно известный актер Эйден Квин, и автор музыки – Лиза Джеррард, которая вот автор музыки фильма «Гладиатор», очень известный музыкант. То есть мы постарались на наилучшем уровне этот фильм. И вот, например, Эйден Квин, он не только читает, он как будто реально присутствует там. Потому что когда мы ему показали сценарий, когда он его почитал, после этого мы встретились в Нью-Йорке, он говорит: «Все, что здесь написано – это правда. Потому что я был в этих местах, и все это я пережил. Но никогда не думал, что об этом можно писать, что это все можно вербализовать». То есть он не просто читает, он там реальные свои переживания вставляет в чтение. А это важно, это очень важно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Да. Я напомню, что отец Месроп Арамян, священник Армянской Апостольской церкви, автор и сценарист фильма «От Арарата до Сиона», у нас в гостях. Вы как автор и сценарист впервые выступаете, да?

М. АРАМЯН: Да. Хотя я руковожу студией, которая производит документальные фильмы. Но как сценарист я впервые.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как продюсер – это далеко не первый фильм для вас?

М. АРАМЯН: Ну да. Это 14-й, наверное, фильм.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Дальше больше, чем я насчитал. У меня 12 получилось, а 14 уже оказалось. Так… Как удается снимать документальное кино? Потому что кино – все-таки это деньги. Да ведь? Как ни крути, но съемки фильма, даже документального, требуют достаточно серьезного финансирования. Так ведь?

М. АРАМЯН: Конечно. Ну это в основном мы снимаем на спонсорские деньги. Слава Богу, про нас знают многие люди и в Армении, и за пределами Армении, в том числе спонсоры из России. И они видят в этом некий свет и готовы поддерживать то, что мы делаем. То есть фильм полностью был снят на спонсорские деньги. Конечно, особенно для этого фильма нужен был очень серьезный бюджет, и без спонсоров мы бы никак не обошлись.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Документальный кинематограф – это не бизнес.

М. АРАМЯН: Совершенно верно, это не бизнес.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но этот фильм собрал, вы говорите, больше, чем «Аватар», в Армении.

М. АРАМЯН: Да. Ну там армянский рынок, вы знаете, очень маленький. Вы не сравнивайте это с российским рынком. Вы этим не покроете десятую часть ваших расходов, несмотря на то, что он собрал большую аудиторию, чем «Аватар». Здесь, в России, все наоборот, потому что это огромная кинострана, Россия, по-моему, третья в мире после Соединенных Штатов и Китая, это огромный рынок. В Армении – очень маленький. Поэтому и с издательским делом очень плохо. То есть книги не окупаются, понимаете? А здесь выходят огромным тиражом книги. Хотя работа одна и та же, те же самые трудности и те же самые типографные и издательские затраты.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я просто не знаю цифр, но боюсь, что наши продюсеры, прокатчики и прочие люди, которые занимаются извлечением прибыли из кино, они бы, может быть, сказали «вот вашими устами да мед пить»… Боюсь, что не совсем так, по крайней мере для российского кино, я имею в виду грандиозность российского рынка. Может быть, потенциал есть только нашего рынка. У вас еще и радиостанция?

М. АРАМЯН: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И тоже такого некоммерческого свойства?

М. АРАМЯН: Это направление духовное, культурное, образовательное – вот такие направленности радиостанции. То есть мы вещаем классическую музыку, так вот все это гармонично друг с другом сочетается. Одна из ведущих радиостанций в Армении.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это ведущая радиостанция?

М. АРАМЯН: Ну по объему передач, скажем, вот после национальной радиостанции второе место занимает.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А по рейтингам?

М. АРАМЯН: По рейтингам – смотрите, там существуют различные рейтинги. И у нас такая аудитория очень устойчивая. И могу сказать, что одна из рейтинговых радиостанций в Армении, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Классическая музыка?

М. АРАМЯН: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Спасибо вам. Отец Месроп Арамян, священник Армянской Апостольской церкви, автор и сценарист фильма «От Арарата до Сиона» — фильм, который сейчас представлен на Московском кинофестивале в неконкурсной программе – был у нас в гостях. Отец Месроп, спасибо вам.

М. АРАМЯН: Спасибо за приглашение.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире