21 апреля 2010
Z Интервью Все выпуски

Россия-Украина: газовый вопрос


Время выхода в эфир: 21 апреля 2010, 10:35

А.ВЕНЕДИКТОВ: Виктор Андреевич, если вы говорили о сегодняшнем порядке дня. Вот, сегодня что у нас на порядке дня? Сегодня Виктор Янукович и Дмитрий Медведев в Харькове, да? Я так думаю, по многим экономическим проблемам попытаются продвинуться. Вы в это верите? Ну, наверное, знаете, о чем идет речь. Наверняка причем.

В.ЮЩЕНКО: Я бы сказал так. Вот, когда мы говорим об одном из вопросов, который будет на повестке дня, это газовые отношения. Вот, я позволю комментарий сделать этих отношений. К 2008 году в отношениях с Россией в этом вопросе мы пришли к договоренности о таких базовых принципах. Первое, нам надо переходить на рыночные отношения по закупке и поставкам газа. Второе, нам надо переходить на рыночные отношения по политике транзита. Третье, это уже принцип. Нам надо делать эти вещи: а) симметрично, и если мы говорим о периоде внедрения этой симметрии, синхронно. То есть мы должны выбрать симметрию. То есть если мы сегодня либерализируем цены на 90%, потому что, может быть, скажут нам так: экономика Газпрома не берет либеральные тарифы на транзит за один сезон. Нам требуется 2 сезона перестроить отношения, внутренние прежде всего, между соответствующими субъектами.

То же самое мы говорим о газе. Мы понимаем формулу цены, но к ней надо за 2 сезона прийти. Таким образом мы синхронно движемся и симметрично с точки зрения внедрения рыночных отношений. Это наибольше минимизирует политическую часть, ту, которая до сегодняшнего дня, по существу, серьезно регулирует (НЕРАЗБОРЧИВО) и заводит их в тупик.

Что произошло? И почему я категорически выступаю против тех соглашений, которые были достигнуты как политические в 2009 году в середине января? Они порушили базовые договоренности. Они привели к тому, что Украина получила формулу цены на газ с моментальным внедрением, а Россия не получила рыночный тариф за прокачку газа через украинскую территорию. Это ключевая ошибка. И это оставило колоссальную политику в этом вопросе. Принцип «бери – переплати», в общем, правильный по отношению к закупкам российского газа, и отсутствие принципа «качай или плати» по отношению к политике транзита.

Это главный конфликт, и поэтому не так интересно слышать с Харькова, как изменится на 10 долларов цена на газ. Это уход от принципа. Нам надо принципиально отрегулировать то, что было пропущено Тимошенко во время заключения этих базовых соглашений. Это первое. Перейти на формулу цены и по транзиту, и по газу.

Насколько это возможно по газу, я, честно скажу, не знаю, потому что формула, которая была предпринята в 2009 году, на мой взгляд, это одна из самых сложных формул, которые работают в Европе. Ну, может быть, кроме румынов. Поэтому я считаю, это неудачная формула, но, в принципе, она дает ответ на рыночный характер в этом вопросе. Уже встает прогнозированной сама цена. Не обязательно надо ждать встречи с президентом или премьер-министром России 29 декабря, чтобы узнать, какая цена будет на год. Ну, то, что касается транзитной политики, конечно, она полностью проиграна.

Второй вопрос, если мы движемся в этом контексте, это уже политика использования подземных газовых хранилищ, и в связи с этим политика закупки газа Украиной у России. Что я тут имею в виду? Украина для того, чтобы сформулировать баланс любого года, обязана примерно 25-29 миллиардов метров кубических российского газа закачать в подземку. Это примерно половина того, что мы потребляем. Может быть, меньше даже. Ну, возникает вопрос: почему ни одна страна мира – ну, мы говорим о Европе – не закачивает 50% годовой потребности газа 8 месяцев наперед? Это 7 миллиардов долларов. Почему мы платим эту цену? Зачем нам закачка на западной границе Украины 30 миллиардов российского газа, которые нельзя перекачать по технологической особенности работы газоперекачивающей системы, ни Харьков, ни Донецк. Потому что вся система газовая транзитная работает в аверсе – с востока на запад. Нет дублирующей системы, которая бы реверс организовала по этим 30 миллиардам. Или ее всю отключай, потом у тебя реверс получится.

А так, ты накапливаешь газ, который никогда не используешь для внутренней потребности. Этот газ будет использован только для обеспечения транзита российского газа европейским поставщикам. Вот, вопрос: почему Украина должна формировать ресурс и обеспечивать эту политику? Я понимаю, она, там, 40-50 лет назад, когда мы жили в едином государстве, Газпром закачивал на западе Советского Союза в хранилища 30 миллиардов. А потом когда пики, он брал за 800-1000 километров и прогонял этот газ за 5 часов, и все пики покрывались. Но сегодня эта концепция не работает, потому что оплачивать эту концепцию односторонне Украине – это непосильно. 7 миллиардов искать каждый год кредитов, делать мобилизацию ресурсов – это неграмотно.

Это вопрос идеологический даже – это не только финансовый. То есть мы политику газовых отношений оставили такой, какой она была 30-40 лет назад за исключением той односторонней либерализации, которая произошла 12 месяцев назад. Поэтому я сказал бы…

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть задача?

В.ЮЩЕНКО: Проще всего сформулировать ясные принципы, по которым мы договариваемся о сроках их реализации, в том числе и в вопросах хранилищ, и в вопросах цены на транзит, и обмена национальными гарантиями и по транзиту, и по закупке. То есть привести все в соответствие, как, в общем-то, все делается в любой стране. Большой очень хаос, потому что большой компонент политики. Это не проблема знаний.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но подождите. Виктор Андреевич, вы были премьер-министром, вы были президентом, и этот хаос был при вас. Значит, это невозможно решить по доброй или злой воле, правда, да? Это значит, он, как сказать? Объективный хаос.

В.ЮЩЕНКО: Это заинтересованный.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Заинтересованный хаос, да.

В.ЮЩЕНКО: В 2000 году, когда я был премьер-министром, мы поставили точки над долгами, поставили точки над санкционированным отбором, сформулировали ставки ответственности и финансовой в том числе, за всякие заборы, переборы и так далее. Мы в 2000 году остановили коррупцию, ту, которая существовала в немыслимых объемах до нас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть вы стали упорядочивать хаос?

В.ЮЩЕНКО: Ну, вышли на систему а) обслуживания долгов – а до этого не было модели. Мы ее реструктуризировали на 7 лет, приняли двусторонние обязательства, вышли на stand-by, если сторона не может справиться по различным причинам, по оплате той и той. Пожалуйста – вам есть ресурсы, платите вы, правда, в 4 раза дороже, но, ребята, машина всегда работает. Поэтому я сказал бы так. Вот, с 2000 года мы ликвидировали натурализацию этих расчетов, вывели на финансовую основу, узаконили, реструктуризовали ту задолженность, которая образовалась перед этим за 9 лет. И это этап такой был, знаете, очень важный.

В прошлом году, я убежден, что мы стояли за один шаг, чтобы выйти на европейский режим отношений по данному вопросу. Если бы Тимошенко не поехала в Москву и не провела, в общем-то, очень слабое такое совещание, через которое было принято решение о таком режиме организации газовых отношений как зафиксирован сегодняшним соглашением, конечно, эти отношения сегодня были бы более достойными и более продуманными. А сегодня это серьезный хаос. Серьезный хаос. Кто-то думает, что он дает возможность политически глубоко внедряться и управлять этим процессом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Газпром доволен.

В.ЮЩЕНКО: Газпром доволен, потому что он получает правильную несуществующую в Европе цену за поставленный газ – такой цены никто не платит. Это парадокс, это унижение. С другой стороны, я думаю, что Газпрому не нужен никакой консорциум с Украиной и так далее. Потому что условия прокачки находятся в односторонних руках, в 3-4 раза ниже рынка. Ну, спрашивается, зачем брать другую ответственность, когда сегодня тебе дали самый привлекательный режим, убыточный для транзитера и супервыгодный для тебя. Какой тебе консорциум поможет так решить эти проблемы?

Поэтому эти отношения неправильные, это (НЕРАЗБОРЧИВО) для Запада, для Европы, потому что эти отношения должны работать как часы. Они, эти отношения могут работать только в одном случае – когда они построены на одних принципах. Так ясно, но так сложно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Посмотрим. Спасибо большое, Виктор Андреевич.

В.ЮЩЕНКО: Спасибо вам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире