'Вопросы к интервью
04 февраля 2010
Z Интервью Все выпуски

Открытие необычной выставки Императорского фарфора «Возвращение легенды» в Музее А.С.Пушкина


Время выхода в эфир: 04 февраля 2010, 11:14

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В Москве 11 часов 13 минут. Здравствуйте! У микрофона Нателла Болтянская. Приветствую в нашей студии генерального директора Императорского фарфорового завода Татьяну Тылевич. Здравствуйте!

Т. ТЫЛЕВИЧ: Здравствуйте!

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И собрались мы с вами сегодня не просто так. Не мне вам рассказывать о всех сложностях становления, скажем так, фарфора в России, о всех запоротых крепостных, запертых… где-там запирали этого человека, который табакерку…

Т. ТЫЛЕВИЧ: Дмитрия Виноградова?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да-да!

Т. ТЫЛЕВИЧ: Действительно, тяжелая история. Его приковывали к печам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Слава богу, сейчас все закончилось. И на сегодняшний день у нас с вами поводом для встречи стало событие радостное, событие, которое произойдет в Музее Пушкина на Пречистенке. А именно, открытие выставки императорского фарфора «Возвращение легенды». Какие легенды возвращаем? Я надеюсь, не про Виноградова. Нет?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Нет, конечно. Но хотя и про него, в том числе. В прошлом году нашему заводу, Императорскому фарфоровому заводу исполнилось 265 лет. И вот эта знаменательная дата явилась поводом не столько напомнить о славном прошлом завода, сколько показать, чем живет завод сегодня, рассказать о художниках, о технологиях, о том, что мы делаем сегодня.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, так может, вы мне расскажете для начала. Потому что выставка еще только на следующей неделе.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Выставка открывается уже сегодня, она будет открыта с завтрашнего дня. Для посетителей она достаточно интересна, потому что она показывает все, чем живет завод сегодня, и в каком-то контексте с прошлым. И очень она интересна тем, что на выставке будут представлены экспонаты и музея Императорского фарфорового завода, и частных коллекций. Такие вот удивительные экспонаты, которые москвичи могут не каждый день посмотреть. И гости столицы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я видела сегодня, с какой тоской вы смотрели на наши фаянсовые кружки в офисе «Эха Москвы». Да, это красиво, да, это изяшно, да, это изысканно, но… Не кажется ли вам, что это уже, так сказать, не долголетие, это уже даже какой-то… Это не обязательная история, связанная с красивыми вещами из фарфора. Процесс трудоемкий, все сложно… может, уже период долголетия проходит, нет?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Мне кажется, что в каждом периоде был период, когда фарфор являлся предметом коллекционирования. И вот завод, Императорский фарфоровый завод чем интересен? Тем, что он производит посуду и вазы. И пласты из культуры, которая может быть и предметом украшения интерьера, и для ежедневного пользования. И в общем-то это и сервизы – столовые, чайные, кофейные – и в каждом периоде есть вещи, которые долгожданны для коллекционеров и являются предметом коллекционирования.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вот фарфор как произведение искусства – это успешная работа технолога? Или это успешная работа все-таки художника? Я знаю, что с вашим заводом именитые очень люди работали.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Мне кажется, это, в принципе, работа коллектива. Потому что это и работа технолога, и работа производства, и самого художника. И конечно, тот талант, который завод может привлечь на завод. Поэтому вы знаете, у нас работали, действительно, очень многие интересные и художники, и мастера. И вот на выставке мы представляем чайник Казимира Малевича, который он сделал в 1923 году. Была выпущена партия суперматического фарфора, и мы представляем чайник, который напоминает летящий в коммуну паровоз. Такой вот интересный экспонат. И в 2001 году уже наши художники, они решили его декорировать. И вот замечательный художник Инна Соломоновна Олевская, она сделала роспись на этом чайнике в честь Казимира Малевича и его дочери Уны, и мы очень рады будем представить, посмотреть, сравнить тот оригинал, который был сделан в 1923 году, с тем новым произведением, которое у нас появилось совсем недавно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А чьи еще работы будут представлены на выставке?

Т. ТЫЛЕВИЧ: На выставке будут представлены коллекции частные и также коллекции Императорского фарфорового завода. Достаточно большая коллекция – более 500 экспонатов. Как в своей книге писала Елена Данько, «каждое фарфоровое произведение достойно отдельной истории». Поэтому о каждом произведении можно будет что-то рассказать подробнее. Это и части сервиза императрицы Елизаветы Петровны, собственного сервиза, который был выпущен в 1756 году. Это и уникальные фарфоровые цветы, сделанные в бисквите. И современный фарфор представлен такими композициями, как «Тусовка», например.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это что такое?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Это вот такая композиция… я даже не знаю, как сейчас по радио объяснить. Можно, наверное, только посмотреть будет на выставке.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А посмотреть на выставке это можно будет, начиная с завтрашнего дня в Музее Пушкина на Пречистенке. Татьяна, скажите, пожалуйста, вот я сейчас пытаюсь вспомнить объекты средневекового промышленного шпионажа. Вспомнила пряности, шелк и фарфор. Ведь из-за этих секретов там что только не творилось! На сегодняшний день с технологиями как обстоят дела? Расскажите о ваших уникальных технологиях.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Действительно, тайна изобретения фарфора хранилась в секрете, и русский ученый Дмитрий Иванович Виноградов, он не сразу раскрыл эту тайну. Ему пришлось несколько лет изобретать различные массы, пробовать… И, действительно, сейчас, я думаю, таких особых секретов нет, потому что технологии достаточно уже распространены. Хотя в каждом производстве тоже есть своя тайна. С точки зрения технологии, мы сейчас, в основном, делаем продукцию высокохудожественную, она вся отливается вручную. Очень мы используем много ручного труда, ручной росписи, особенно для коллекционного фарфора. Но, тем не менее, и технологии тоже применяем. Это, в основном, технологии, которые позволяют нам сделать копию любого фарфорового произведения, достаточно близкую к оригиналу. Поэтому мы имеем возможность воссоздать практически любую музейную копию.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А какие виды фарфора для чего применяются?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Вообще, мы выпускаем три вида фарфора – мягкий, твердый и костяной. И, наверное, мы единственные в России, кто производит костяной фарфор. Он делается из костей животных. Этот фарфор был изначально произведен в Китае, и вот китайские мастера писали о костяном фарфоре, что он белизной подобен нефриту, тонкостью – бумаге, а блеском – зеркалу. Вот такие чудные эпитеты присущи вот такому виду фарфора, как костяной фарфор.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Надо сказать, что императорский фарфор — я так предполагаю просто, — это вещь не только богатая, но и красивая. Такая… в известной степени парадная. Насколько мне известно, на выставке, которая открывается, там будет еще и вещи из каких-то частных коллекций. Что будет самое такое, на что стоит обратить внимание?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Мы представили нашим посетителям достаточно богатую коллекцию тех сервизов, которые мы делали по заказу государственных органов, и, в том числе, частным заказам. Вот, например, у нас будет выставлен сервиз, который был на приеме Путина в Тронном зале Большого Петергофского дворца к 300-летию Санкт-Петербурга. Также сервиз, который выставлялся на приеме в честь G-8. Поэтому много будет сервизов интересных сделанных и по частным заказам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот когда речь шла о средних веках, когда речь шла, действительно, об уникальных технологиях, были некие технологии… они, что называется, застыли в веках? Или на сегодняшний день компьютерный век вашей сферы также коснулся?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Ну, вот компьютерная сфера коснулась, в частности тридемоделирования. В основном мы, конечно, не специализируемся на массовом фарфоре. Безусловно, конечно, по цене мы не сможем конкурировать с китайскими производителями. И, наверное, это направление мы и дальше будем развивать, но очень медленно. В основном, конечно, мы специализируемся на высокохудожественном фарфоре и фарфоре для «среднего класса». Для среднего уровня.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А уж если вы вспомнили того же Виноградова… если я опять же ничего не путаю… У меня в детстве была любимая книжка на эту тему. Там какая-то была мутная история с табакеркой с мопсом, которую его просили воспроизвести. Что-то вот этого времени будет представлено на выставке?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Вот как раз этого времени будет представлена тарелка из екатерининского сервиза – это как раз эпоха Виноградова. У нас большая достаточно коллекция находится в Санкт-Петербурге, в филиале Государственного Эрмитажа, который расположен на нашем заводе. И там же представлена первая чашка, которую сделал Дмитрий Иванович Виноградов экспериментально. Она, конечно, больше напоминает такое детское творчество, потому что она вся серая, вся в браке, в мушках…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, это вы сегодня говорите, а он, представляете, как был счастлив? Прикованный к печи-то?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Безусловно, счастлив. Потому что он  сделал прорыв в технологии — буквально за несколько лет придумал рецепты и идеи в создании фарфора. Хотя, представляете, как ему было сложно, потому что тогда не было ни компьютерного моделирования, ни…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я вам больше скажу. Опять же я так предполагаю, что та чашка, которая представлена у вас в филиале, это все-таки уже не экспериментальная чашка. Потому что, как отличить очень хороший фаянс от фарфора? Я вас спрашиваю, а?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Меня спрашиваете?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Конечно!

Т. ТЫЛЕВИЧ: Я думаю, что и белизной, и тонкостью, и декорированием…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А разбить и посмотреть на  шероховатость…

Т. ТЫЛЕВИЧ: И разбить, и посмотреть на шероховатость… По технологическим признакам это совсем другой фарфор. Фарфор почему хорош для коллекционирования? Потому что он долговечен. Он не теряет ни красок, ни свойств своих, даже при том, что проходят века. Он остается неизменным.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Насколько я знаю, работы Императорского фарфорового завода в Москве, может быть, даже не очень известны.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Не очень. Мы слабо в Москве представлены.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Что же так?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Вот выходим сейчас…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Напомню, что выходит Императорский фарфоровый завод с завтрашнего дня на выставку, которая будет в Музее Пушкина на Пречистенке. А кроме того, что поглядеть, что еще можно будет получить от этой выставки?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Вот в течение выставки мы планируем достаточно хорошую программу. И начиная буквально с 14 февраля мы решили проводить своеобразные мастер-классы, где любой желающий может придти и расписать фарфоровую тарелку или фарфоровое блюдо. Потому что на заводе существует такая хорошая традиция, что каждый пришедший на завод может сделать свой собственный сервиз. И у нас очень популярно – у нас много заказов – когда делают сервизы и для яхт, для загородных домов по своему проекту. Поэтому это может сделать и с помощью художников, и самому попробовать что-то сделать в фарфоре.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А на сегодняшний день, если я не ошибаюсь, китайский фарфор – понятно. Потом что еще – английский есть фарфор?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Английский, немецкий, чешский… достаточно много у нас конкурентов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В чем, на ваш взгляд, эксклюзивность производимого ваши продукта?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Прежде всего, это, конечно, очень хорошее, мировое качество. Мы заслуженный бренд, и то качество фарфора, который мы производим, мы не опускаем и не опускали никогда! Фарфор очень качественный. Плюс еще, мы уникальное предприятие, которое производит в совокупности и высокохудожественные изделия, и средний сегмент, и вазы, и блюда, и панно – и это все достаточно высокой художественной школы. Пожалуй, вы не найдете ни одного завода, где бы трудилось столько выпускников Академии художеств, как на нашем заводе. То есть, это достаточно хороший бренд, и достаточно хорошее качество.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Татьяна, вы принимаете участие в международных выставках?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Принимаем. Вот недавно мы вернулись из Франции с выставки «Мезон Обже», где, конечно, мы очень хорошо воспринимались.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сейчас задам бестактный вопрос. Если я ничего не путаю, то в этой сфере, равно как в модельном бизнесе, еще кое где, один из главных признаков высокого качества того, что вы делаете – это немедленное пиратство. Ребята из Китая очень грешат такими вещами. Вас часто… как бы это сказать… грабят?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Вы знаете, да, бывает. Мы часто встречаем подделки, они порой не самые лучшие. И самое обидное, что очень часто мы встречаем в России подделки. То есть, покупают наши белые изделия и их начинают декорировать. Вот эта контрафактная продукция, она, к сожалению, появляется и в Петербурге, и в Москве. И она, действительно, достаточно плохого качества, и очень теряет бренд от этого.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кроме того, насколько я понимаю, еще и дизайн немножечко подворовывают?

Т. ТЫЛЕВИЧ: И дизайн подворовывают. Но это, наверное, не так страшно, сколько такая вот «лепнина» на нашем красивом, белоснежном фарфоре. Вот это, наверное, наибольшее зло.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я попросила бы вас все-таки немножечко вернуться к экспонатам выставки. Сколько всего будет предметов выставлено?

Т. ТЫЛЕВИЧ: На выставке будет выставлено более 500 экспонатов. Это и сервизы, и вазы, и агитационный фарфор…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это что такое – «агитационный фарфор»? «Родина-мать зовет»?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Да, «Родина-мать зовет». И он достаточно был популярен, начиная с 20-х годов, и это , действительно, модное такое было веяние, когда была агитация с помощью фарфора. И несколько лет назад совместно с финансовой корпорацией «УралСиб» мы вывозили агитационный фарфор в Лондон на выставку. И это был, конечно, бешеный успех. И изначально очень большие пошли заказы, и сейчас есть огромный спрос именно на агитационный фарфор.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Одно время фарфоровые пастушки, фарфоровые слоники, предметы интерьера, которые… был период, когда их клеймили термином «пошлятина». Что на сегодняшний день является предметом деятельности вот в этом направлении Императорского фарфорового завода? Что модно? Что вам кажется несомненным успехом в вашей деятельности?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Мне кажется, это больше, конечно, классические сервизы, классические вещи для интерьеров, для стола, декоративные предметы. Но, безусловно, и творческие фантазии наших мастеров, как, например, женщины в фарфоре…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В полный рост?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Ну, практически. Знаете, как говорят: художники тоже иногда хотят немножко побаловаться. И, безусловно, есть у нас замечательная коллекция «Партизаны», которая выпущена недавно нашим художником Голубевым, такая интересная коллекция.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Еще несколько слов о тех композициях, которые будут представлены на выставке. Назвали вы несколько имен, но мало, мало… Давайте, все-таки вашим потенциальным посетителям и нашим слушателям более полно представим.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Давайте, я расскажу. У нас будут, конечно, выставлены практически все художники, которые сегодня работают на предприятии. Это сервизы Галины Шуляк и Татьяны Афанасьевой, и Петровой Нелли Львовны, и Сергея Сорокина. Это все художники, которые сегодня трудятся, и они творят в своей собственной неповторимой манере. Поэтому посмотреть их изделия можно будет как раз на выставке. Это, конечно, часть экспонатов, и можно сказать, недостаток этой выставки — то, что невозможно представить всё. Потому что мы производим более 64 тысяч наименований изделий. Представляете, какой это огромный объем…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет.

Т. ТЫЛЕВИЧ: … всего того, что мы можем произвести. И вот насколько у нас есть и потенциал, и возможности, и, к сожалению, достаточно редко мы вот это все выставляем. Хотелось бы, конечно, больше и выставок, и каких-то таких тематических экскурсий. Хочется поделиться тем, что мы имеем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Татьяна, а скажите, пожалуйста, учитывая тот факт, что вы сами признали, что в Москве не очень широко представлена деятельность Императорского фарфорового заводе, — а продажа на выставке будет какая-то?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Да, мы планируем выставку-продажу. Естественно, будет выставка-продажа интересных сервизов, посвященных московской тематике. Потому что у нас есть такие интересные сервизы как «Замоскворечье», «Классика Москвы», сервиз «Манеж», который был сделан для Манежа после его реставрации. Замечательная коллекция недавно у нас была сделана колокольчиков рождественских. И вот к Пасхе мы, я думаю, порадуем наших покупателей пасхальными яйцами. Как совсем небольшими и недорогими, так и высокохудожественными, сделанными, конечно, с хорошим художественным вкусом.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что наша сегодняшняя гостья – генеральный директор Императорского фарфорового завода Татьяна Тылевич. Мы сейчас сделаем небольшой перерыв на новости и рекламу, а затем продолжим. Я хочу еще раз напомнить, что с завтрашнего дня в Музее Пушкина на Пречистенке открывается выставка Императорского фарфора, которая называется «Возвращение легенды».

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 11 часов 35 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона Нателла Болтянская. Здравствуйте еще раз! Напомню, что наша гостья , генеральный директор Императорского фарфорового завода Татьяна Тылевич, и что с завтрашнего дня в Музее Пушкина на Пречистенке открывается выставка Императорского фарфорового завода, выставка, которая называется «Возвращение легенды». Татьяна, скажите, пожалуйста, вот сейчас только что из утюга не слышишь слово «кризис». Вы как это дело пережили?

Т. ТЫЛЕВИЧ: В принципе, завод уже столько пережил за 265 лет, что, наверное, и кризис ему нипочем. Хотя, безусловно, как и все производственные предприятия, мы столкнулись с проблемой сбыта и реализации продукции. Потому что мы, конечно, предметы не первой необходимости…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это уж точно.

Т. ТЫЛЕВИЧ: И поэтому, безусловно, на такие предметы интерьера, коллекционные вещи особенно…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А что такое «коллекционные вещи»? Объясните мне, пожалуйста. Сейчас мы агитационный фарфор, надеюсь, не выпускаем? Или все бывает?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Бывает у нас, и пользуется спросом. Очень часто покупают и для интерьера, и особенно на 23 февраля. Очень интересная тематика. Коллекционный фарфор – это уникальные изделия, которые производятся, в основном, в единичном экземпляре по заказу, или это просто творчества художника. В принципе, это не копийные вещи, и они достаточно уникальны. В уникальных изделиях его и суть, вот этого коллекционного фарфора. Практически нет ни у кого.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Знаете, одно из таких… теплых воспоминаниях детства – это родительские кобальтовые чашки. Наверное, в каждой семье такого рода вещи есть. И на сегодняшний день можете рассказать хоть что-то об изделиях, которые…не знаю… внуки наши будут ностальгически вертеть в руках и бояться поставить на стол ежедневно?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Вы напомнили про кобальтовую сетку, и действительно, уникальный сервиз, который является хитом продаж, начиная с 1938 года. И это то, чем пользуются монархи, то, чем пользуются президенты. Вы знаете, очень приятно было, что недавно я смотрела интервью с нашим президентом Дмитрием Медведевым, и он пил чай из кобальтовой сетки. И вы знаете, мы очень были тронуты тем, что, действительно, наш президент пользуется продукцией, произведенной в России. И так же этот же сервиз – вот насколько он демократичен! – он может стоять и на столах рядовых граждан российских, и в то же время это замечательная покупка и подарок для иностранцев. Потому что они тоже очень любят кобальтовую сетку. Поэтому для маркетолога мне кажется , что это очень интересное явление для анализа, почему вот этот вот сервиз настолько популярен и по сей день.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я понимаю, что в цену любого изделия, в том числе и тех изделий, которые выпускает Императорский фарфоровый завод, входит… много чего входит. Но сколь доступна цена изделия, если мы говорим не о коллекционном фарфоре? А вот хочется среднего достатка семье, чтобы в доме был фарфоровый сервиз…

Т. ТЫЛЕВИЧ: Я понимаю. В принципе, если вы зайдете к нам в магазин то вы найдете, например, чайную пару от 200 рублей. И также можете заказать сервиз от полутора миллионов. Это сервиз на несколько персон, на много персон, и он, действительно, будет сделан в единичном экземпляре, там будет много использовано красок, золота… То есть, мы настолько демократичны, что, в принципе, мне кажется, что любой может найти что-то для себя на нашем заводе. Вот такие мы демократичные в этом плане!

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Еще такой вопрос. Люди, которые придут к вам на выставку в Музей Пушкина… я так понимаю, что вы не первую выставку проводите в своей жизни?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Вообще, не первую. Но их было немного, и вот эта в Москве – вторая выставка. Я напомню, первую мы проводили несколько лет назад. В Кремле она у нас была, мы делали ее при финансовой поддержке банка «УралСиб», и эту тоже. Соответственно, мы им очень благодарны, что они тоже нам помогают. Это тоже, практически, вторая выставка, сделанная при поддержке банка «УралСиб». Но отличие в них есть. Мы выставляем не то, что мы показывали несколько лет назад. Если там мы делали выставку совместно с Государственным Эрмитажем, то на этой выставке представлены экспонаты из нашего фонда плюс коллекции частных коллекционеров. И если та выставка заканчивалась периодом 1917 год, то здесь мы демонстрируем работы современных художников, то есть, работы сделанные и в 2009 году, и в 2010-м.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А часто ли бывает, что посетители выставки , показывая пальцем на конкретные экспонаты, не самые, может быть, уникальные , говорят: вот такой же хочу купить. Можно?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Можно. В принципе, все купить можно. Потому что мы как раз и не застывшие. И на этой выставке как раз можно будет и посмотреть: а что же завод производил, начиная с виноградовских времен, и то, как изменилась технология, роспись, качество фарфора сегодня. Я думаю, что вы приятно удивитесь тем, что завод и сохранил традиции, и с другой стороны, принес что-то новое в историю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Заранее подробно какую-то информацию можно получить о выставке?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Я думаю, что подробно можно будет получить информацию в Музее Пушкина на Пречистенке, а также на нашем сайте Императорского фарфорового завода – ipm.ru, или по нашему телефону московскому 254-57-98. Ну, или на самом уже заводе. Телефон завода есть на сайте, он находится в Санкт-Петербурге.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А теперь расскажите, пожалуйста, кто разделяет с вами ответственность за то, что будет открыто завтра?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Разделяет с нами ответственность, естественно, Музей Александра Сергеевича Пушкина, без которого мы не смогли бы это сделать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А кто отбирал?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Отбирали все, коллективно. Это совместное творчество, потому что отбирали и Евгений Анатольевич Богатырев, и Марина Бувчекова, это Государственный исторический музей. Она нам очень помогала. И наши сотрудники, и мы привлекали сотрудников – Анну Полушкину, Вячеслава Зверева – это наши сторонние были консультанты. Очень нам помогали и наши художники, которые хотели именно показать все самое ценное, самое интересное, что, по их мнению, достойно выставки в Москве. Поэтому мы такой плод коллективный.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте, мы еще раз вернемся к тому, что будет на выставке, поскольку кто-то, может быть, включил радио не с начала. Итак, можно будет посмотреть.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Купить?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Можно будет посмотреть, купить. Не все, потому что это, безусловно, выставка. Купить можно в наших магазинах – на Кутузовском проспекте, у нас есть секция в ГУМе, безусловно, можно заказать продукцию по интернету. А на выставке, конечно, выставлены уникальные изделия, начиная от виноградовских времен и заканчивая фарфором сегодняшним. Это и интересные украшения, и вазы, и простая скульптура, сервизы, сделанные для государственных персон, для монархов, для частных коллекционеров. И, в общем, предметы интерьера. Очень разнообразная выставка.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Еще несколько слов про мастер-классы. Интересно же!

Т. ТЫЛЕВИЧ: Знаете, я очень люблю мастер-классы, и особенно это интересно, когда взрослые люди начинают расписывать фарфор. У кого-то получается, кому-то помогают наши художники. В Санкт-Петербурге это хорошая традиция. Мы, в принципе, приглашаем всех на наш завод, и любой, кто желает, может пройти экскурсию, посмотреть, как производится фарфор и так же расписать фарфор самостоятельно. В Москве, к сожалению, такой услуги было достаточно мало, и поэтому мы решили как раз в период выставки сделать несколько вот таких мастер-классов. То есть, 14 февраля, 28 февраля и 14 марта у всех желающих будет возможность расписать фарфор. Либо тарелки, либо чашки, либо какую-то скульптуру, попробовать, а что из этого получится. Мы отвезем все это на завод, обожжем, а потом доставим нашим покупателям.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Даже так? То есть, можно будет свою собственную работу купить?…

Т. ТЫЛЕВИЧ: Можно будет свою собственную работу купить, и это будет и хорошим подарком, и может, действительно, у нас найдутся и люди искусства, которые захотят создать свой собственный фарфор. Потому что, смотрите, например, Казимира Малевича нет уже с нами, а его фарфор до сих пор представлен. (неразб) творчество с Михаилом Шемякиным, замечательные скульптуры сделаны. То есть, вот мы настолько открыты к предложениям…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, эти хрупкие вещи долговременны.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Они долговременны, и потом напоминают нам и о кусочке истории, и о самом создателе.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что ж, а мне остается поблагодарить Татьяну, напомнить, что с завтрашнего дня в Музее Пушкина на Пречистенке открывается выставка Императорского фарфора, которая называется «Возвращение легенды», и попросить генерального директора Императорского фарфорового завода Татьяну Тылевич напомнить еще раз интернет адрес и контактные телефоны.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Наш интернет-адрес ipm.ru, а телефон в Москве 254-57-98. Всех приглашаем, спасибо огромное!

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо, успеха вам!







Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире