'Вопросы к интервью
21 декабря 2009
Z Интервью Все выпуски

Премьера ледового мюзикла «Щелкунчик»


Время выхода в эфир: 21 декабря 2009, 11:14

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 11 часов и 14 минут в Москве. Алексей Дыховичный у микрофона. И у нас на связи по телефону Дмитрий Богачев, продюсер ледового мюзикла «Щелкунчик». Здравствуйте, Дмитрий!

Д. БОГАЧЕВ: Здравствуйте, Алексей!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, вы там во льдах на Воробьевых горах, как мне сказали?

Д. БОГАЧЕВ: Не то слово! Неподалеку от Ледовой арены все это происходит.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Понятно… Я там ехал как раз – там дальше, к центру посвободнее, но видно, вы… Надо было по Ленинскому. Премьера ледового мюзикла «Щелкунчик» — такова тема нашего эфира. Я тут посмотрел репертуар и обнаружил, что светлая мысль поставить «Щелкунчик» под Новый год, сыграть, она не только вам в голову пришла.

Д. БОГАЧЕВ: Это достаточно популярное произведение… может быть, самое популярное произведение в период Нового года в мире. Но, как правило, все-таки оно в форме балета, изредка ставится в виде драматических спектаклей. В виде ледового мюзикла, наверное, это первый такой амбициозный проект такого масштаба и такого плана.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Первый в России?

Д. БОГАЧЕВ: Вы знаете, «Щелкунчик» на льду, так называемое ледовое шоу ставили и в других странах мира, и периодически ставят. Но вот на премьеру приезжал довольно известный американский продюсер Вилли Бетак специально, чтобы посмотреть наше ледовое шоу, и он сказал, что аналогов в мире не существует. Просто потому, что наша постановка отличается очень сильно и масштабом, и качеством фигурного катания, и декорационным оформлением. Я попытаюсь объяснить, что точно так же сильно отличается наша постановка в лучшую сторону от существующих аналогов мировых. Во-первых, мы играем на 360 градусов, то есть 11-тысячная арена Дворца спорта Лужников ежедневно заполняется зрителями, которые видят вот это зрелище с разных углов, с разных сторон. Это непростая задача – придумать такую хореографию, придумать такую драматургию, так развести по мизансценам этот спектакль, чтобы зрители видели его как бы вкруговую. Задача очень непростая стояла перед сценографом Зиновием Марголиным. Для него, наверное, это был самый необычный проект в его богатой карьере – он поставил пять оперных спектаклей с Валерием Гергиевым в римском театре, он поставил множество постановок в Московском художественном театре. Он известный театральный художник-сценограф. Для него это была непростая творческая задача. Татьяна Анатольевна Тарасова, которая поставила виртуозную, блестящую хореографию, и кроме того, она привлекла под свое имя выдающихся, я считаю, фигуристов, очень высокого класса, тоже решала эту же самую задачу. Фигуристы должны кататься не только на одну трибуну, но и на две остальные. И, наконец, Нина Чусова, титулованный театральный режиссер, которая также поставила свое имя под этим проектом и потратила много бессонных ночей на эту постановку, тоже решала эту же самую задачу. Насколько нам это удалось, говорит то, что первые 40 тысяч зрителей, которые посмотрели представление за пятницу, субботу и воскресенье минувшие, аплодировали стоя после каждого представления. То есть, такой экстаз публики… погружение в такую красивую рождественскую сказку, великолепно оформленную, с гениальной музыкой, лучше которой, наверное, в мире не существует, с потрясающими костюмами, неожиданным оформлением – все это вместе производит, конечно, взрывной эффект!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я напомню нашим слушателям, что работает СМС +7 985 970 4545. Дмитрий Богачев у нас на связи по телефону, продюсер ледового мюзикла «Щелкунчик». Премьера уже состоялась, да?

Д. БОГАЧЕВ: Да, премьера состоялась в пятницу.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Играть вы будете только вокруг новогодних праздников, или…

Д. БОГАЧЕВ: Мы будем играть до 10 января в Москве, всего 45 представлений, в которых… Представьте себе: это почти полмиллиона билетов – это тоже, своего рода рекорд. Наверное, в истории не было подобного, чтобы за такой короткий промежуток полмиллиона зрителей. Это уже не зрительская аудитория, это уже соразмерно электорату, я бы так сказал. Огромное количество людей, и цель была как раз в том, что делать достаточно академичный балетный формат спектакля «Щелкунчик», к которому привыкли все уже, сделать его более массовым, понятным и детям, и взрослым, и людям в возрасте. Я вижу семьи, которые приходят с детьми и которые смотрят это представление. Дети очень внимательно… знаете, обычно на детских представлениях они заняты чем угодно, но только не тем, что происходит на сцене, они разговаривают. На «Щелкунчике» дети очень внимательно, напряженно смотрят на сцену, а это значит, что им понятно, что там происходит, они увлечены. Взрослые любуются великолепной ледовой хореографией. Конечно, Татьяна Анатольевна здесь самовыразилась на полную, на сто процентов. Особенно во втором акте, когда идет дивертисмент номеров, известных по балету — «Вальс цветов» знаменитый, па-де-де – фигурное катание, по признанию многих специалистов, фигуристов в том числе, и самой Татьяны Анатольевны, оно просто достойно Олимпийских Игр. То есть, такое олимпийское фигурное катание. Есть парное катание, есть актовые номера – очень красиво!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Кто танцует? Я не могу понять, актеры же не могут?

Д. БОГАЧЕВ: Это тоже очень непростая задача, которую никто никогда у нас в стране не решал. Нам пришлось достаточно много поработать над тем, чтобы превратить фигуристов в артистов. А фигуристы достаточно высокого класса, не ниже, чем мастера спорта, очень достойного уровня, у каждого из которых есть некий перечень заслуг и наград, тем не менее, это фигуристы. Они, как правило, привыкли обкатывать 3-4-минутные программы, не более того. В данном случае речь шла о спектакле с драматургией, характерами персонажей, и конечно, эти 8 репетиционных недель, которые мы провели все вместе, в команде, вот за эти 8 недель Нина Чусова вместе с Татьяной Анатольевной, конечно, работали много над актерскими навыками фигуристов. И мне кажется, что это удалось. Артисты-фигуристы очень точно сейчас передают характер персонажей, что происходит на сцене. Опять же для нас главным индикатором являются дети. Взрослые привыкли к условностям, они могут себе представить, довообразить что-то, а детей обмануть нельзя. Дети видят и реагируют на то, что они видят, в буквальном смысле этого слова. Поэтому тот факт, что они так внимательно смотрят за происходящим и так искренне реагируют на то, что видят на сцене, говорит о том, что наша задача выполнена. Сценограф Зиновий Марголин говорил, что самый страшный вопрос, который он не хочет услышать среди зрительской аудитории: «Мама, а что это такое? Что там происходит? А кто это?» Мне кажется тоже, что задача решена.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Мне помнится наш предыдущий с вами эфир, когда вы не очень лестно отозвались не только о ледовом шоу телевизионном, а вообще обо всех телевизионных программах, где известные люди делают вид, что работаю в цирке. Вот это цирковое шоу, ледовое шоу… было дело. Здесь вы не могли взять непрофессиональных фигуристов.

Д. БОГАЧЕВ: Это говорилось в другом контексте. Мы тогда сравнивали телевизионный кастинг, который мы проводили на главную роль в мюзикле «Красавица и чудовище», с подобными телевизионными проектами, где цель была ровно противоположной. Мы хотели показать, как не просто стать артистом, а в похожих телевизионных проектах показывается, как просто стать артистом цирка или фигуристом. В данном случае мы говорим не о телевизионном ледовом формате, опять же рассчитанным на зрительскую аудиторию, которая следит, как в короткие сроки непрофессиональные люди становятся спортсменами. У нас совершенно другая цель была. Мы же ставили спектакль, зрелище, представление, и элементы фигурного катания… Я с артистами когда разговаривал, с фигуристами нашими сразу после премьеры, я им говорил: ребята, самое главное, что удалось вам сделать в этом проекте – это стать артистами. Вы привыкли соревноваться за точно выполненные технические элементы, следите за артистизмом, безусловно, своим, но это все ограничивается 3-4 минутными программами в контексте соревнований, чемпионатов и прочее. А здесь совершенно иная цель. Элементы элементами, а главное – чтобы люди, зрительская аудитория увидела, услышала прекрасную музыку Чайковского, и увидела ваши выступления, единственной целью которых является передача информации. То есть, вы играете в спектакле, ваша цель – сыграть спектакль так, чтобы это было понятно зрителям, чтобы им это понравилось. Не оценки получить, а аплодисменты зрительские.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Татьяна Анатольевна не припомнила вам ту критику, нет?

Д. БОГАЧЕВ: Татьяна Анатольевна достаточно трезво относится ко всему тому, чем занимается она сама и она прекрасно понимает, что в каждом проекте свои цели. В телевизионном проекте они достигают ровно те цели, которые ставит перед собой этот проект. В мюзикле «Щелкунчик» другая цель — мы мюзикл показываем людям!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Спрашивают слушатели, сколько стоит?

Д. БОГАЧЕВ: Вы знаете, цены вполне демократичные. 500-700 рублей стоят билеты, и каждый, мне кажется, может себе это позволить. Кстати, многие тут же покупали билеты – прямо там в зале, на Ледовой арене – покупали билеты на другие представления, чтобы посмотреть еще раз. На самом деле, в какой-то момент, когда пошли танцевальные номера во втором акте, да еще со словами, написанными на музыку Чайковского в исполнении симфонического оркестра светлановского, люди просто в зале плакали. Хотелось еще и еще посмотреть, чтобы это не заканчивалось.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Пишут, что по 550 не могут найти. Раскупили что ли все?

Д. БОГАЧЕВ: Я думаю, что на какие-то представления, безусловно, раскупили. На какие-то еще есть. Но слушатели совершенно правы, потому что билетов с каждым днем… — не ради рекламы, не ради хвастовства – каждый день продается около 6 тысяч билетов. Ежедневно! Поэтому, конечно, с каждым днем все сложнее и сложнее будет приобрести билеты. Я бы порекомендовал с этим поторопиться, сейчас начнутся новогодние праздники, и будет вообще невозможно попасть. А прокат ограничен. Это на «Красавицу и Чудовище» можно купить билеты на февраль или на март, а здесь 10 января все закончится. А потом – только в Петербург, где мы будем играть в конце февраля.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ажиотаж создаете… Петербург – и все? Или еще куда-то едете?

Д. БОГАЧЕВ: До осени у нас большой европейский тур – Германия, Франция…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но «Красавица и Чудовище», оно остается?

Д. БОГАЧЕВ: Но тоже до лета. После лета мы планируем большой, новый мюзикл и новый ледовый мюзикл. Год будет тяжелый…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Планируете уже понятно, что, или это…?

Д. БОГАЧЕВ: Это секрет. Это мы пока придержим.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я помню, что с «Красавицей и Чудовищем» — правда, когда уже было ближе к делу – вы проговорились у нас тут, на «Эхе»… и всем стало понятно, что это «Красавица и Чудовище».

Д. БОГАЧЕВ: Ну, вы умеете провоцировать..

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Дмитрий Богачев, я напомню, у нас по телефону, продюсер ледового мюзикла «Щелкунчик». Работает СМС +7 985 970 4545. Он рассказывает о мюзикле «Щелкунчик», поставленном на льду. Действительно, эта ситуация, когда актер… Известное правило актера – не поворачивайся задом к публике – здесь совершенно не работает. Тут все вкруговую, как в цирке, получается.

Д. БОГАЧЕВ: Да, приходится шевелиться. Но, знаете, фигурное катание такой вот жанр – я бы даже назвал это жанром искусства, а не спорта – которому присуща такая особенная динамика, полет, техника. Если хороший фигурист, и если правильно поставить задачу, ему удается делать так, чтобы быть лицом одновременно ко всем зрителям. Понимаете, он выполняет элементы, в том числе круговые элементы, достаточно быстро и динамично катается, передвигается по арене – поэтому для фигуриста как раз не очень сложно быть все время лицом к публике. Вас же не смущает, когда катают, например, программу на всех аренах? Там же тоже все вкруговую происходит.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, да. Но там привычно просто. Там привычно, а здесь…

Д. БОГАЧЕВ: Здесь сложнее было со сценографией, с оформлением спектакля, с декорациями. Нет четвертой стены, нету кулис, и вот гениальное решение – вы заходите в зал, вы оказываетесь в центре такого маленького европейского, уютного городска. Я помню, в сказке Гоффмана, по-моему, это был Нюрнберг, на катке, в центре которого… каток вокруг квартала из домов. Дома в натуральную величину, целый квартал, семь с половиной метров высотой фасады домов, с окошками светящимися. Вокруг этих домов каток, с фонариками, скамейками… горожане катаются, дети, звучит увертюра. Вы, наверное, знаете эту атмосферу.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Декорации самые что ни на есть настоящие. Дмитрий, если у вас есть возможность продолжить, мы прервемся, и в 11.35 снова на связи. Дмитрий Богачев, продюсер ледового мюзикла «Щелкунчик», у нас в гостях. Сейчас новости на «Эхе».

НОВОСТИ

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 11.35 в Москве. Дмитрий Богачев по-прежнему у нас на связи по телефону. Мы говорим о премьере ледового мюзикла «Щелкунчик», которая уже состоялась . Всего сколько спектаклей в Москве вы играете?

Д. БОГАЧЕВ: 47 представлений на 11-тысячной арене Дворца спорта Лужники.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как 47? Это что – каждый день, что ли?

Д. БОГАЧЕВ: Каждый день, кроме понедельника. По выходным 3 раза в день. А начиная со 2 января – три раза ежедневно до 10 января.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы, как всегда, работаете на износ актеров?

Д. БОГАЧЕВ: В данной случае, это еще более критично, потому что фигуристы…. Вы понимаете, там физические нагрузки существенно больше, чем в театре. И еще более критично для нас. Но у нас по этому случаю дежурят и масажисты, и врачи, и физиотерапевты для того, чтобы все время поддерживать ребят в хорошей форме. Сейчас вот мы закупает черный шоколад для них, витамины специальные. Татьяна Анатольевна рекомендовала, у нее опыт большой, она знает, как спортсменов нужно держать в форме в такие напряженные периоды их работы. А мы сейчас говорим именно о таком непростом отрезке, таком марафоне, я бы сказал. Но, понимаете, спрос на билеты столь велик, количество желающих столь велико, что даже вот эти 47 представлений… фактически билетов осталось не очень много. Пройдет еще неделя-другая, и все будет продано до конца. А я, помните, когда начал рассказывать про эту атмосферу катка, вот эту круговую панораму на 360 градусов, когда зрители попадают в предрождественскую атмосферу уютного европейского городка, жители которого катаются, булочники разносят хлеб, фотограф фотографирует, пьют глинтвейн, детишки катаются с шариками воздушными на катке – вот такая вот радостная атмосфера, 24 декабря, в день Рождества католического, и вдруг в какой-то момент этот огромный квартал – точные размеры 27 на 15 метров, и 7 с половиной метров в высоту, практически натуральная велика — вдруг эта махина начинает подниматься и улетает куда-то вверх. И вы оказываетесь внутри, в уютной атмосфере гостиной, где слуги украшают елку, где идут суетливые немножко приготовления к празднику. Раскладывают подарки, с катка возвращаются дети, шумная толпа гостей приходит, и начинает вот этот самый праздник, на котором появляется волшебник и начинаются чудеса. Дальше, как вы помните, в сказке «Щелкунчик» все развивается по сюжету. К слову сказать, мы немного отошли от сюжета балета и вернулись к сюжету оригинальной сказки Гоффмана. Если помните, Модест Чайковский для своего брата написал либретто, сильно упростив сказку Гоффмана. Балет достаточно условный жанр, – там только танцуют – соответственно, какие-то сложные истории пересказать средствами балета очень непросто, поэтому сказка была сильно упрощена. Поскольку в нашем ледовом мюзике есть и диалоги героев, – герои говорят и еще и поют – у нас больше возможности, степеней свободы, что называется, и мы вернулись к оригинальной сказке и рассказываем эту сказку Гоффмана, как она существовала в оригинале. Очень важно, что в мюзикле диалоги и вокальные номера, потому что это делает сюжет доступным для понимания детей – это была наша основная цель. А вокальные номера мы записали в исполнении двух хоров – один взрослый хор Полянского, второй – детский хор. Плюс еще солисты мюзикла у нас поют. Получается очень богатая вокальная партитура! Вокальная аранжировка похожа на… если помните полнометражные фильмы Диснея, где-то между классическим вокалом и мюзикловым. Очень красиво получилось! Особенно «Вальс цветов», этот вихрь вращения на сцене огромного количества фигуристов. Вся труппа на сцене в невероятно красивых костюмах, все кружится… — экстаз!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А музыка, она звучит, не вживую? Неужели вживую?

Д. БОГАЧЕВ: Конечно, музыка не вживую. Потому что посадить оркестр во Дворец спорта – это безумие. Причем 47 спектаклей подряд! Конечно, не вживую, но мы получили права, наверное, на самую известную и самую выдающуюся запись исполнения «Щелкунчика». Светлановский оркестр, это 1988 год. Именно эта запись очень богатая, красивая звучит в спектакле. Причем, все в оригинале. Единственно, что номера переставили местами. Как я уже упоминал ранее, мы отошли от либретто балета, поэтому нам пришлось номера менять.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Диалоги и песни, они звучат в разрыве…

Д. БОГАЧЕВ: Нет. Музыка не прерывается ни на секунду. Диалоги звучат поверх музыки, а песни написаны, собственно, на музыку Чайковского.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Насколько я понимаю, два месяца шла подготовка к спектаклю…Да?

Д. БОГАЧЕВ: Два месяца шли репетиции. Подготовка шла гораздо дольше.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, конечно. Два состава подготовить вы не смогли, играет один состав.

Д. БОГАЧЕВ: У нас есть дубли. Но, как мы традиционно это делаем при постановке мюзиклов, в основном, большинство из дублей находятся внутри самой труппы. Они просто играют ансамблевые роли, но если что-то происходит с главными исполнителями, то для них всегда есть замена. И у нас есть запасные фигуристы, которые могут выйти в ансамбль. Такая ступенчатая замена происходит. Из ансамбля выходят в линейку роли, а соответственно, со скамейки запасных выходят в ансамбль. Мы предусмотрели, всякое бывает.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Буквально в двух словах о «Красавице и Чудовище». Удался, как вам кажется, эксперимент по поиску актеров на одну из главных ролей вот таким, для нас не совсем традиционным, способом?

Д. БОГАЧЕВ: На сто процентов. Я просто счастлив! Мы нашли совершенно замечательного исполнителя главной роли, и еще одного артиста. У нас Виктор Добронравов, известный артист театра Вахтангова и достаточно популярный артист кино и телевидения – он исполняет роль Чудовища сейчас. А мы еще нашли совершенно замечательного, талантливого парня из города Орел – Дмитрия Ермака. Он тоже артист музыкального театра, у себя в Орле он играл во многих музыкальных спектаклях и мюзиклах. Сейчас он у нас исполняет роль Люмьера. То есть, этот телевизионный кастинг нам принес сразу два открытия, и я просто счастлив.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Можно ожидать тогда, что телевизионные кастинги продолжатся в будущем?

Д. БОГАЧЕВ: Безусловно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Дмитрий, наше время , увы, истекло. Спасибо вам! Дмитрий Богачев, продюсер ледового мюзикла «Щелкунчик», был у нас на связи по телефону. Дмитрий, еще раз спасибо!

Д. БОГАЧЕВ: Спасибо! До свидания!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире