Я. РОЗОВА: У микрофона Яна Розова. Здравствуйте. Немногие знают, что федеральный закон «О животных» был создан еще в 1999 году. Он прошел три чтения в Государственной думе, был одобрен Советом Федерации, но споткнулся о президентское вето. Глава государства посчитал, что в законе нет самостоятельного предмета регулирования. Таким образом, единого закона, который четко регламентировал бы отношения людей и животных, в России до сих пор нет. Вместе с тем в настоящее время только в Москве насчитывается до 30 тысяч бездомных собак и кошек, которым принятым в 2002 году постановлением мэра было решено отлавливать, стерилизовать, вакцинировать и отпускать после карантина на прежние места обитания. Между тем за прошедшие 7 лет стало ясно, что эта программа себя не оправдала. Почему? Об этом мы поговорим с членом Союза театральных деятелей России, председателем правления межрегиональной организации «Совет попечителей бездомных животных» Ириной Унонян и генеральным менеджером дома для животных в Лондоне Каролиной Ейц.

И. УНОНЯН: Яна, спасибо большое, что вы откликнулись на обсуждение этой очень важной проблемы. Наша организация — Движение попечителей и граждан Москвы в защиту животных, мы на протяжении 4 лет тысячи обращений делали к высоким руководителям всех рангов, мы задавали этот вопрос. Почему не решается эта проблема? На наш взгляд, во-первых, не строились приюты, потому что не было пунктов передержки, осуществляли стерилизацию 4 – 5 ветклиник на протяжении 7 лет. Хотя в Москве было 140 ветеринарных клиник. Не были подготовлены кадры, которые должны были воплотить эту программу в жизнь. Рассчитывали, что эту работу будут делать специалисты по фауне в префектурах районных округов, но у них решение этой проблемы было на самом последнем месте, потому что они не были освобождены от основных своих обязанностей. 4 года назад мы стали заниматься этой проблемой и узнали, что решение вопроса находится в ведении Жилищно-коммунального хозяйства. Ну и, конечно, деньги выделялись ежегодно, огромные суммы…

Я. РОЗОВА: Из бюджета городского.

И. УНОНЯН: Из бюджета, из городского. Все они как бы были расписаны, все по документам, все эти деньги ушли на стерилизацию животных. Но на самом деле, вы сами видите, численность животных не уменьшалась. Они стали раздражать жителей.

Я. РОЗОВА: Но они и нападают уже на жителей, это уже опасно.

И. УНОНЯН: Вы знаете, это живые существа, они не должны были родиться, вот в чем дело. Стерилизация как таковая фактически не проводилась.

Я. РОЗОВА: Когда вы связались с лондонским приютом?

И. УНОНЯН: Вы знаете, ну, может быть, полгода назад. Нам известно, что в мире существуют такие программы, гуманные программы действительно, которые резко снижают популяцию. И не надо колесо кровавое расправы над животными творить. Мы искали. Мы не только с Лондоном, мы и с немецким обществом защиты связались, оно насчитывает 800 тысяч человек. И они давали рекомендацию, и они обращались к мэру Москвы. Они помогли в Одессе решить эту проблему, под их патронажем там построен приют, проводилась стерилизация. Там проблема эта решена.

Я. РОЗОВА: Каролина, я знаю, что в Лондоне существует несколько приютом, но ваш считается одним из старейших.

К. ЕЙЦ: Да, в Лондоне, наверное, 4 приюта, и мы уже 20 лет работаем.

Я. РОЗОВА: Давайте тогда расскажем, каким образом построена ваша работа, чтобы сравнить с тем, что происходит у нас.

К. ЕЙЦ: Да, у нас приют для собак и кошек, и главная цель – это найти новых хозяев для наших животных, и чтобы все животные были стерилизованы, вакцинированы, с микрочипом. И чтобы мы нашли хороших ответственных людей. Мы работаем с местными властями в Лондоне по вопросу отлова уличных собак. Слава богу, у нас меньше собак на улицах, чем в Москве.

Я. РОЗОВА: У вас есть статистика, сколько примерно собак бездомных?

К. ЕЙЦ: Ну, например, в Лондоне в прошлом году было отловлено 7 тысяч собак. Но в основном животные к нам попадают от людей, которые уже не хотят больше, потому что они покупают животных в магазинах, животные не стерилизованы, может быть, собака или кошка забеременеют, а потом у них будет много щенков или котят. А потом они не знают, что делать, или у них нет времени или денег, чтобы с ними заниматься. Так что они выбрасывают их на улицы или отдают к нам.

Я. РОЗОВА: Извините, сколько у вас сотрудников в приюте сейчас?

К. ЕЙЦ: 32. Это веткоманда, у нас три ветврача, три ветсестры. А потом персонал, который занимается животными каждый день, а потом администрация. Это не коммерческий центр, мы делаем только стерилизацию, микрочипирование, вакцинацию. Конечно, мы только живем из-за денег от людей. Это благотворительная организация. В Англии отлов, стерилизация и выпуск собак не существует. У нас есть программа отлова, стерилизации и выпуска собак, у нас гораздо меньше собак, и тоже поместить их в приютах надолго – это тоже некачественная жизнь для собак.

И. УНОНЯН: Негуманно, да.

К. ЕЙЦ: Но это зависит от приюта, я хочу сказать. Конечно, у нас есть приют…

Я. РОЗОВА: Он рассчитан на сколько собак?

К. ЕЙЦ: 40. Но это маленький приют, но это хорошо, потому что мы знаем все время, сколько у нас есть, мы никогда не принимаем больше, чем можно заниматься. И это большая работа, и главная работа – активно пропагандировать, что у нас есть собаки и кошки для усыновления.

Я. РОЗОВА: Но ведь это несравнимо с тем, что происходит в нашем городе.

К. ЕЙЦ: Да, я понимаю, что здесь очень много собак, и это другая ситуация. И я понимаю, делегация, которая к нам ездила, они будут строить приюты. Ну вот мы тоже готовы с ними работать над этим вопросом.

Я. РОЗОВА: Я уточню, что осенью московская делегация уже побывала в вашем приюте, и тогда вы, в частности, говорили о том, каким должен быть приют.

К. ЕЙЦ: Приюты должны быть открыты для публики, они должны работать как посетительские центры, как у нас в Англии. Волонтеры должны работать там. Мы должны принимать группы и из школ, из госпиталей. И это должно быть открыто. А потом можно будет лучше и быстрее устроить животных. У нас есть веб-сайт, конечно, у нас все наши животные на веб-сайте. Люди к нам придут, у них будет интервью с нашим персоналом, это довольно грамотное интервью. Мы все время спрашиваем семейные обстоятельства, работают ли они, сколько у них детей, есть ли у них опыт общения с собаками или кошками, поняли ли они, сколько это стоит – иметь собаку дома…

Я. РОЗОВА: Содержать.

К. ЕЙЦ: Да. Финансирование, страховка, все это… И если они все это понимают, они посмотрят наших животных, на собаку…

Я. РОЗОВА: Но мне кажется, этого не совсем достаточно.

К. ЕЙЦ: Ну есть реклама в газетах, у нас есть вот эти «желтые» страницы. И мы пишем в журналах. У нас есть свой журнал. У нас есть несколько проектов за рубежом, где мы занимаемся отловом, стерилизацией и выпуском. И это хорошо, успешно идет в Италии, в нескольких городах Индии, мы знаем о проекте в Одессе, мы знаем сейчас, что в столице Украины – Киеве – принимали вот это… отлов, стерилизация, выпуск.

И. УНОНЯН: Гуманная программа сокращения численности.

Я. РОЗОВА: Ну, понимаете… Извините, что перебиваю. Ведь она же соответствует тому, что было принято несколько лет назад у нас, но…

И. УНОНЯН: Не было достаточного контроля государственного, общественного. Не было базы, как сообщают нам чиновники, для передержки. Понимаете? А сейчас есть эти приюты, их можно сейчас использовать именно для передержки собак.

К. ЕЙЦ: Стерилизация – это огромная работа. Потому что чтобы стерилизация имела результат, эффект, это не краткосрочная программа, это долгосрочная программа.

Я. РОЗОВА: Скажите, вот на ваш взгляд, у вас уже есть опыт, сколько времени должно пройти, чтобы эта проблема была решена?

К. ЕЙЦ: Я не хочу сказать «решена», но чтобы было видно результаты – 2, 3, 5 лет.

Я. РОЗОВА: Не меньше?

К. ЕЙЦ: Да.

Я. РОЗОВА: А у нас уже прошло 7 лет.

К. ЕЙЦ: Я бы тоже сказала, чтобы работала вот эта программа, надо стерилизовать в один момент минимум 70 процентов населения собак.

И. УНОНЯН: Массовая стерилизация. В течение года можно делать это, да…

К. ЕЙЦ: Это постоянная работа.

Я. РОЗОВА: Но они и выезжали каждый день, по их словам. Вы понимаете?

И. УНОНЯН: Четыре клиники, четыре бригады. Вы понимаете? И мест для передержки не было.

К. ЕЙЦ: Но надо помнить тоже, что откуда берутся уличные собаки. Надо тоже подумать о какой-то регистрации или лицензии для частных людей. Если вы не работаете как заводчики, тогда почему не стерилизоваться? Если была какая-то лицензия или налог, я знаю, никто не хочет платить налоги… Если собака или кот стерилизованы, тогда налог должен быть меньше.

Я. РОЗОВА: Вот вы, Ирина, уже, наверное, знаете, сколько нам нужно приютов в Москве построить, чтобы эти временные приюты обеспечили бездомных животных временным домом?

И. УНОНЯН: Яна, вы понимаете, я не смогу вам ответить на этот вопрос, потому что решение проблемы бездомных животных – это комплексная программа. Это и массовая стерилизация, это и строительство приютов, это и устройство животных в семьи, это и работа с заводчиками, это и закон о защите животных, чтобы люди не выбрасывали животных. Это ответственность должна быть людей за то, что они поиграют с животным и выбрасывают его на улицу. И сейчас тотальный отлов животных идет, и это трагедия для собак и для людей. Люди столько вложили в этих животных, и когда отлавливают животных без возвращения, якобы в приют или на стерилизацию, но без возвращения – это камень преткновения. Пункт регламента 1.7 – без возвращения. Люди просто заболевают, потому что они не могут найти этих животных. В приюты не пускают, забирают на глазах попечителей. И вернуть, и найти, куда отвезли эту собаку, уже люди не могут. Вы понимаете?

Я. РОЗОВА: То есть в наших приютах очень много животных, у которых есть хозяева?

И. УНОНЯН: Да. И не понимаем, что это за политика такая, что это за работа – в первую очередь отлавливать стерилизованных собак, стерилизованных жителями за свой счет, везти в приюты. А эти собаки и вакцинированы, и имеют паспорта, и опекаемы. А нестерилизованные собаки, невакцинированные дают популяцию. Понимаете?

Я. РОЗОВА: То есть у нас получилось все ровно наоборот – стерилизованных собак забирают в приют, они остаются в этом приюте, где не хватает мест, где нет условий для содержания этих животных, а в результате они просто медленно умирают.

И. УНОНЯН: Медленно умирают. Чиновники мне могут возразить и могут вам сказать: «Как же, мы отлавливаем не опекунских собак». Но тогда встает вопрос. Хорошо, в Москве 30 тысяч собак, а новые приюты, загоны на 6 – 7 тысяч. Что же тогда происходит с этими собаками, которых отлавливают на улице? Что?

Я. РОЗОВА: Ну вы же были в нескольких приютах. Я думаю, имеет смысл рассказать, что там происходит.

И. УНОНЯН: Ну вот приют в Кожухово, Восточный округ, в него стали заселять с июня месяца. Заселили с июня месяца 700 собак, но приют не финансировался, там не было достаточного количества сотрудников, потому что не было электричества, не было водоснабжения. Собаки погибали от голода, обездвижены, обезвожены.

Я. РОЗОВА: Это вы когда все видели?

И. УНОНЯН: В сентябре мы ездили, несколько общественных организаций. Мы были вынуждены обратиться в прокуратуру города Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по фактам жестокого обращения с животными. Но, к сожалению, опыт последних месяцев показал… В мае месяце был принят регламент. Мы считаем, что нельзя было принимать этот регламент по отлову собак и кошек…

Я. РОЗОВА: Вы имеете в виду, уже не выпуская их на улицу?

И. УНОНЯН: Да, вот это была допущена большая ошибка, что в этом регламенте пункт 1.7 – отлавливать всех собак подряд на стерилизацию, в приюты без возвращения на прежнее место обитания.

Я. РОЗОВА: Каролина, а почему, на ваш взгляд, нельзя строить большие приюты?

И. УНОНЯН: Мы говорили, что вот эти огромные приюты – это, может быть, неправильное движение. Потому что столько животных в одном месте – это просто заразные болезни, психические проблемы у собак. И сколько персонала нужно, и средств, и накладных расходов! Это просто огромное-огромное дело. Надо просто подумать. Уборка минимум два раза в день каждой клетки. Сколько персонала нужно, чтобы сделать это?

Я. РОЗОВА: У вас на 40 собак 33 человека. С учетом администрации, но все-таки. А здесь 700 собак, да, в приюте?

И. УНОНЯН: Да. Но в распоряжении правительства Москвы от 2007 года построить в Москве 15 приютов от 450 собак одновременного пребывания в приюте до 6,5 тысячи. Все зоозащитное движение, деятели культуры, мы категорически против строительства таких приютов. Не более 300 собак должно быть…

К. ЕЙЦ: Я бы сказала, что наши приюты, можно сказать, хорошо работают из-за того, что у нас есть много волонтеров. У нас есть 150, как мы их называем, активных волонтеров. Они занимаются уборкой, кормлением, выгуливанием, они играют с животными, чтобы они привыкли к людям.

Я. РОЗОВА: Как вы можете повлиять на то, что происходит у нас?

К. ЕЙЦ: Ну просто сказать, что мы здесь, чтобы помочь. Я понимаю, что проблема огромная, здесь ситуация другая…

Я. РОЗОВА: Но вы можете помочь только советом или еще как-то?

К. ЕЙЦ: Мы уже сказали, что мы готовы пригласить веткоманды сюда для тренинга, мы сделаем тренинг для персонала, который хочет работать в приютах. Так что с тренингом мы готовы помочь. Для этого может наша веткоманда сюда приехать, чтобы показать, как сделать массовую стерилизацию – это 50 животных в один день. Мы готовы тоже помочь сделать… (неразб.), как построить активную программу по усыновлению, как уговорить людей. Да, это хорошо, усыновить бездомную собаку, у них не будет, может быть, проблем. Можно их перевоспитать, и они будут очень хорошими друзьями. Мы готовы работать с государством, научить, как работать с волонтерами, и у нас есть контракты, когда волонтеры работают у нас. Это по контракту. Конечно, это не рабочий персонал, но у них есть условия и контракты. И как сделать, чтобы приют был посетительским центром.

Я. РОЗОВА: Открытым.

К. ЕЙЦ: Да, открытым для публики.

Я. РОЗОВА: Давайте подытожим, что же нам нужно сейчас сделать, чтобы решить проблему.

К. ЕЙЦ: Вот я бы сказала, что главный момент – это всем работать вместе. Благотворительные организации, государство, местные власти, федеральные власти, волонтеры, школы – всем надо работать вместе. Милиция тоже. Потому что они работают с нами в Лондоне. Всем надо работать вместе. Потому что только тогда, когда все едины, будет результат. Конечно, это долгосрочная программа. Конечно, если есть много проблем, если есть голод или болезни там, то не будет завтра все хорошо, если волонтеры туда поедут. Но это образование людей. Надо поговорить об этом в школах, нам иметь какие-то курсы по благополучию животных в ветфакультетах. Я понимаю, что здесь ничего нет того, как у нас. И надо, чтобы в приюте, где есть строение, есть животные, есть, я надеюсь, обученный персонал, должно быть место для образования.

Я. РОЗОВА: Кстати, почему вы Россию выбрали в свое время?

К. ЕЙЦ: Это долгая история. Я раньше работала здесь, в Москве. Я была волонтером Международного фонда защиты животных, я так любила эту работу, и я решила все бросить. И я поехала обратно в Лондон и стала волонтером там. И у нас один из наших директоров очень любит Россию и уже много раз ездил сюда. И просто мы хотели работать и помогать России, потому что я люблю Россию, он любит Россию. Но самое главное для нас – это образование, тренинг для российского персонала и пропаганда программы массовой стерилизации.

И. УНОНЯН: Все страны прошли через это и все отмечают: это дает положительный результат, если 70 или 80 процентов бездомных животных в течение года будут простерилизованы.

Я. РОЗОВА: Ну что же, надеюсь, несмотря на все трудности, рано или поздно мы справимся с этой проблемой, защитив не только людей, но и животных. И прежде чем попрощаться, я все-таки приведу еще несколько примеров того, как к этому относятся в других странах. В США, например, в Лос-Анджелесе, чтобы уменьшить поголовье бездомных животных, в прошлом году был принят закон, в соответствии с которым все домашние собаки, достигшие 4-месячного возраста, должны пройти обязательную хирургическую стерилизацию. И неисполнение этого закона преследуется здесь штрафом до 500 долларов. А вот в Германии решили наказывать еще и тех, кто выбрасывает питомцев на улицу. Это квалифицируется как жестокое обращение и наказывается штрафом в размере 25 тысяч евро. При этом стоит отметить и то, что при покупке собаки ее владелец обязан заплатить налог в размере 150 евро. Если же человек решит держать в доме нескольких собак, то за каждое животное он должен заплатить уже до 300 евро. А при приобретении собак бойцовых пород – до 650. И к этой сумме добавляется стоимость обязательной страховки от нападения на людей и покусов. Кроме того, владельцы бойцовых четвероногих должны получить и специальное разрешение на владение, и справку о благонадежности собаки, которое проверяется с помощью тестирования. Кстати, в большинстве стран уже введено обязательное чипирование животных, которое позволяет получить информацию не только о стерилизации, но и узнать все необходимые данные о владельце собаки. Напомню, что сегодня у нас в гостях были Каролина Ейц, представитель приюта для животных в Лондоне, и Ирина Унонян, председатель правления межрегиональной организации «Совет попечителей бездомных животных». Меня зовут Яна Розова. До встречи.

Комментарии

7

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


16 марта 2009 | 21:45

Не понимаю.
Крысы. Разносят опасные болезни. Когда их становится много - их убивают. И никакие "зеленые" и вообще никто за них не заступается. Никто не хочет строить крысам приюты, стерилизовать их и т.д.

Бездомные собаки. Точно также могут разносить опасные болезни. Побегали на помойке, потом побежали во двор, здесь их еще дети погладили - вот огромный фактор риска для людей. Плюс к тому - уже есть факты даже убийства людей бродячими собаками. Кроме того, они лают по ночам, мешают людям спать. И когда предлагают бродячих собак отстреливать - их тут же начинают защищать.

Чем крысы хуже бродячих собак? Чем собаки лучше крыс? Господа зоофилы, вы хоть пониамете, что люди, покалеченные и убитые бродячими собаками - на вашей совести?


alberto 17 марта 2009 | 00:36

Необходимо ЗАПРЕТИТЬ содержать собак в городе!
Кругом гОвна, обоссанные столбы. Держать собаку (не поводыря) в городе, где живут ЛЮДИ - это преступление против окружающих, это безнравственность.
Работаю дворником, собачатников ненавижу!!!

http://no.fiziks.org.ua/


17 марта 2009 | 15:37

Чтобы узнать как работает наш приют и больше о наших программах, пожалуйста, посмотрите наш сайт www.mayhewanimalhome.org
Спасибо


tlm 17 марта 2009 | 17:51

unreg'у

"Чем крысы хуже бродячих собак? Чем собаки лучше крыс? Господа зоофилы, вы хоть пониамете, что люди, покалеченные и убитые бродячими собаками - на вашей совести?"

Ваши рассуждения - типичный пример обывательской демагогии.
Пытаетесь довести ситуацию до абсурда (типа, если вы против убийства панд, то не ешьте и мясо в принципе). Но существуют научные разработки, методики, обоснования. Вы хоть почитали б что ли что-нибудь по теме.
Конечно, собаки не хуже и не лучше крыс - с биологической точки зрения. И крыс мне, например, тоже жалко. Но, во-первых, собаки тысячи лет служили нам верой и правдой. Мы ее приручили. Убивать собаку ни за что нам запрещает уже инстинкт. Если такого инстинкта нет, то вы плод не нашей, а, вероятно, переднеазиатской культуры (в Передней Азии собака считается нечистым животным - как и, например, свинья). Но будем говорить все же о нашей культуре и о наших традициях. Так вот, согласно этой традиции, собака - друг человека. Убивать друга - это, знаете ли, попахивает каннибализмом. Вы что - каннибал? Это если следовать вашей логике.


01 апреля 2009 | 22:19

Уважаемый, я понимаю вашу досаду, но не принимаю ее.
ваш комментарий - образец пошлости. Ничего личного, но если ведущие и неправы, они хоть прилично аргументировали свое мнение.


tlm 17 марта 2009 | 18:00

Ну и отвечу alberto...
Еще один типичный образчик.
Так давайте, может, и собачатников отстреливать? Ну их, а? :)))
На таких, как alberto, фашисты, сталинисты и прочие -исты опираются. И невдомек этим "решительным" alberto, что и они кому-то могут быть омерзительны. И эти, кому они омерзительны, ненароком окажутся сильнее. Вон у нас сколько развелось этих - "городских санитаров", которые иноземцев-брюнетов до смерти забивают. Не слабо напороться на их, как, кстати, им кажется, праведный гнев? Одумайтесь.


ssd 17 марта 2009 | 19:43

tlm
Полностью прав, а что не сработала программа стерилизации, так этож ясно! У нас в России чиновники очень любят прикарманить бюджетные деньги. Кстати - почему вдруг так быстро стали строить приюты и заполнять их животными, не потому-ли, что брат Бирюкова выиграл тендер на строительство приютов в одном из округов Москвы? И о каком Регламенте безвозвратного отлова говорилось в передаче? Законно действует в Москве только Регламент за №403-РЗП
И самое главное нужно немедленно принимать закон о защите животных.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире