'Вопросы к интервью
15 августа 2007
Z Интервью Все выпуски

Почему россияне не копят деньги?


Время выхода в эфир: 15 августа 2007, 12:08

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Марина Красильникова, зав. отделом доходов и потребления «Левада-Центра», у нас в гостях, здравствуйте, Марина.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Здравствуйте, уважаемые слушатели, добрый день.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Мы говорим о том, почему россияне не копят деньги. Собственно говоря, почему и есть ли на этот вопрос совершенно очевидные ответы, которые прислали по Интернету, я бы вообще, на самом деле, даже их все зачитал, большую часть, по крайней мере. Вы можете присоединяться к нашему разговору, смс 970 4545, я думаю, что и по телефону прямого эфира 363 36 59, почему вы не копите деньги. Знаете, давайте, «Левада-Центр» постоянно задает такой вопрос людям, насколько я знаю. Вы следите, недавно были новые данные, появились, они были опубликованы, мы, собственно говоря, обязательно поговорим об этом. Но давайте для начала вообще, что люди пишут все-таки, с этого начнем. Из общего контекста, из общих вопросов выделяется ответ Александра, пенсионера, а зачем копить, спрашивает он, туда к всевышнему не возьмешь ничего. По-моему, есть люди, к которым деньги идут сами, а к другим, копи, не копи, все время в самой глубокой пропасти финансовой находимся. В общем, такая философия. Это, кстати, такой взгляд. Зачем копить, действительно, не заберешь с собой ничего, такая мысль.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Это так, мнение, что копить не надо, что сбережения не нужны, оно всегда присутствует в ответах наших респондентов, мы проводим исследования на тему по проблемам сберегательного поведения российских жителей с 90-го года прошлого столетия. В том числе, всегда спрашиваем, а для чего вы копите деньги или для чего бы вы стали делать сбережения, если бы у вас была такая возможность. И всегда присутствует ответ – не стал бы делать сбережения ни при каких случаях, но он собирает не более 10% мнений наших респондентов. Как правило, люди знают, зачем им копить деньги. Наиболее распространенные направления накопления сбережений, это стало в 90-е гг., с середины 90-х гг., лечение. Оно платное, для этого нужны деньги. Покупки, обустройство дома, покупка жилья, покупка автомобиля, образование детей все больше становится важной целью сбережений. И на первом месте – это примерно треть опрошенных – всегда говорят, что мы копим деньги или стали бы копить деньги, будь у нас, представилась такая возможность, на всякий случай, т.е. это страховые сбережения.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тут можно говорить о каком-то особом менталитете россиян? Мы пока немножечко отстраняемся от 90-х гг., два кризиса, в общем, понятная память человеческая, об этом очень много у меня сообщений. Какой-то менталитет особый может быть здесь? Или нет?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Нет, я бы не стала говорить о каком-то особом менталитете россиян. Всегда находятся в любом обществе те, кто полагает, что с собой ничего не заберешь, что сбережения делать не надо, но, как правило, и в нашем обществе тоже, как правило, люди понимают, что им нужны некие либо страховые запасы, либо на покупки необходимых им для жизни товаров и услуг им не хватает текущих доходов, сбережения всегда в каждом обществе есть. Но, пользуясь случаем, я хотела бы немножко поговорить об определениях, что такое сбережения, что такое копить деньги, даже в исследовательской практике сбережения определяются по-разному, в зависимости от конкретных целей анализа. В самом деле, что мы назовем сбережениями, те деньги, которые мы потратим через месяц, те деньги, которые мы потратим через несколько месяцев на отпуск или на ремонт квартиры, что мы назовем сбережениями, только денежную форму сбережений?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я, кстати, рассуждал бы, да, если я покупаю квартиру, может быть, сам перееду туда, может быть, буду сдавать, может быть, продам. Я еще не знаю, что будет, может быть, оставлю детям. Эта квартира – это что?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Да, каждый человек, я говорю, что и исследователи решают этот вопрос по-разному, в зависимости от целей своих, своего анализа, и респонденты тоже решают по-разному. Поэтому в наших регулярных исследованиях, когда мы спрашиваем у наших респондентов, а есть ли у вас сбережения, мы оставляем этот вопрос на откуп респонденту, как он полагает, как он делит весь свой имеющийся у него доход на текущие расходы и сбережения, так он и нам отвечает, есть у него сбережения или нет. Или не отвечает, или затрудняется ответить. Доля людей, у которых есть сбережения, за последние 10 лет принципиально не изменилась, примерно каждый пятый респондент, чуть больше, 20-23% наших респондентов нам сообщают, что сбережения у них есть. А две трети респондентов, 66% примерно так, они говорят, что сбережений у них нет. Эта ситуация сохраняется на протяжении всех, практически всех 90-х гг., в момент кризиса 98 года доля имеющих сбережения людей, она несколько сократилась. Но не принципиально.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. это стабильно у нас каждый пятый имеет, 66%?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Я бы уточнила, каждый пятый считает, что он имеет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Считает, что он имеет.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Потому что давайте…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, для каждого это по-разному.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Да, для каждого это по-разному.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Для одного рубль – уже сбережения.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А другой сидит на мешках и думает, какие же это сбережения, да?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Кстати, и по этому поводу мы людей много раз спрашиваем, у нас есть тоже интересная информация, какую сумму денег они назвали бы сбережениями. Это интересно. Надо вам сказать, что 90% людей, которые отвечают нам на этот вопрос, они называют суммы меньше 100 тыс. руб.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это по России?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Это по России.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Не по Москве, по России?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Это не по Москве, безусловно, потому что в Москве очень много людей, для которых 100 тыс. – это ежемесячный доход. В среднем, в России среди тех, кто оценивает сбережения в сумму, меньшую, чем 100 тыс., в среднем получается, что сбережения – это порядка 17 тыс. руб. для среднего россиянина, это уже сбережения.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В цифрах давайте разберемся. Две трети вообще, нет, две трети не копят, да?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Нет, две трети считают, что у них нет сбережений.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Две трети считает, что у них нет, одна пятая считает, что у них есть. А сколько у нас там, часть?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: А есть те, да, кто затрудняется ответить, по разным причинам затрудняется ответить, либо они не хотят.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Остальные затрудняются ответить, все.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Да, либо они не хотят нам сообщать, либо они, действительно, не понимают, те деньги, которые у них есть, это на ближайший отпуск или это сбережения.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Итак, почему, Галина, пенсионерка, два дефолта подряд, в начале 90-х, собственно говоря, годовщину вот-вот будем отмечать, дефолта 98 года, в начале 90-х и в конце, отучили от этой привычки копить, люди не верят государству, а вы говорите о какой-то стабильности. Мы все здесь живем с психологией бомжей, день прошел, и ладно. Мнение. Потому что нет доверия к банковской системе, Андрей пишет. Однажды доверив свои деньги, я их потерял после череды дефолтов и кризисов, о восстановлении и компенсации этих вкладов даже не говорят, кстати, собственно говоря, если бы речь шла, то, может быть, по-другому. Андрей – врач. Подполковник запаса Марат Фатхуллин – нет доверия государству, уже неоднократно в течение жизни одного поколения деньги превращались в ничто, обанкротившиеся, исчезнувшие с исторической арены государства, опять же, не делают ничего для восстановления доверия к себе. Не возвращают эти потерянные деньги. Вот, собственно говоря, конечно, тут ряд сообщений, Татьяна, врач на пенсии, было бы из чего копить. Зарплаты и пенсии не хватает даже на нормальную еду, а вы говорите – копить. Вот, собственно говоря, нет денег, объяснения, почему не копят, нет денег, второе, два кризиса, все потеряли, что, еще раз, что ли?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Наши слушатели, действительно, совершенно правильно назвали две самые распространенные причины того, почему люди не имеют сбережений, наши опросы точно то же самое показывают. И здесь даже и что сказать по этому поводу, все верно. Действительно, я бы сказала, один из самых тяжелых ударов после кризиса 98 года была не только потеря сбережений частью населения, в тот момент относительно малый процент людей в 98 г. потерял сбережения. Но было очень сильно подорвано доверие, ставшее устанавливаться, доверие к государству, к банковской системе. Но, конечно, основное недоверие, оно имеет свои корни в начале 90-х гг.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Доверие, оно потому, что когда общаешься с представителями финансовых структур, банков и т.д., когда ставишь этот вопрос, то почти всегда получаешь ответ, что это уже давно, далеко в прошлом. И люди правильно делают, они уже теперь доверяют и т.д. Это недоверие, его градус, этого недоверия, как оно изменилось с 98 года?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Оно изменилось, скажем так, в благоприятную сторону.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Насколько? Я могу дальше – боюсь дефолта, пишет одно сообщение, это хорошее сообщение, где же оно, в этой стране даже прошлое непредсказуемо, поэтому…

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Это очень правильно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: …если и удастся урвать копейку, ее нужно скорее пропить, а то какой-нибудь отнимет это все, тут вспоминает Кириенко Дмитрий из Нижнего Новгорода и т.д. И дальше, какое же доверие? Какая же положительная динамика? Такое ощущение, что мы находимся сейчас в сентябре 98-го или, не знаю, в августе 99-го.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Нет, конечно, мы не находимся сейчас в этой точке нашей истории, наши опросы это показывают, что с каждым годом опасения повторения кризиса типа 98 года становятся все меньше, сейчас я вынуждена сказать, только треть наших опрошенных говорит, что они опасаются повторения кризиса 98 года, эта цифра самая низкая за весь посткризисный период. Я бы сказала, проблема еще вот ведь в чем, сейчас нет, очень мало способов сохранять сбережения. Об этом люди тоже очень часто говорят, сейчас я пока не слышала этого из тех текстов, которые вы зачитали. Дело в том, что в чем хранить деньги? В чем? Я неправильно сказала, в чем хранить сбережения? В рублях, в долларах, в банках?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Можно в рублях и в банке, можно в рублях и дома.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Как их уберечь от инфляции, как свои сбережения уберечь от инфляции? Банковские проценты, они чаще не…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Фондовый рынок, с акциями, облигациями, со всеми этими делами.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Фондовый рынок у нас очень маленький-маленький, его на всех не хватит.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Недвижимость.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Недвижимость – это форма сбережения для обеспеченных людей. Цены на недвижимость взлетают стремительно вверх именно потому, что она является привлекательной формой хранения сбережений, но не для всех, очень для ограниченного круга людей.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тут есть еще одна история, намного проще, что называется, ближе к людям. В чем хранить, Татьяна из Москвы пишет – мать мужа сестры всю жизнь копила деньги, золото, в 87 лет попала в лапы мошенников, какие там технологии использовались, просто нет защищенности такой. Элементарной защищенности, что придут и как-то тебя надуют, что ты окажешься ни с чем.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Да, и эта опасность, безусловно, существует, не надо забывать, что уровень, высокий уровень преступности является одним из основных опасений, которые, я имею в виду, преступность в стране является одним из основных опасений, которые высказывают наши респонденты, когда мы их спрашиваем, какие проблемы нашего общества вас беспокоят. Это все правильно. Все эти проблемы существуют. Плюс, конечно, нехватка денег, плюс я бы еще сказала вот что, население России в массе своей не очень богатое. Есть масса неудовлетворенных ежедневных потребностей, которые съедают все ресурсы.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Об этом, конечно, тоже много пишут, да, просто не на что…

М. КРАСИЛЬНИКОВА: И едва появившиеся деньги тратятся на покупку самых необходимых товаров. Ведь смотрите, потребительский статус большинства, основной части, 40% российских семей, ими самими описывается примерно так – нам на еду и на одежду денег хватает, а даже покупка товаров длительного пользования для обустройства дома – это вызывает финансовые затруднения.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Марина Красильникова у нас в гостях, зав. отделом доходов и потребления «Левада-Центра». Марина, давайте живой голос человеческий тоже услышим по телефону прямого эфира. Наушники вам понадобятся. По телефону прямого эфира 363 36 59. Алло, здравствуйте, вы в эфире, алло. Алло, здравствуйте, мы вас слушаем. Так, придется тогда вам перезвонить или, если уж вам повезет, алло, здравствуйте, вы в эфире. Давайте еще один звонок.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА: Добрый день, Людмила, пенсионерка.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, Людмила, что вы думаете по поводу накоплений личных?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА: Вы знаете, понимаю, что надо бы накопить хотя бы те же, извините за выражение, гробовые, правда, удалось купить и телевизор небольшой в кредит, за последние года три, и холодильник поменять, потому что старый вышел из строя. Думаю, теперь никаких покупок не буду намечать, длительного пользования, а буду просто откладывать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Будете откладывать?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА: Еще не решила, правда, чем воспользоваться, каким банком. Но присматриваюсь.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. откладывать, банковский депозит. Вы решили?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы определились с этим. Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА: Видимо, срочный вклад.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Все понятно, ясно, спасибо вам.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Я здесь хотела бы прокомментировать, что все большее число, все большая доля россиян, когда задумываются о накоплениях, отдают предпочтение банкам. Правда, т.е. не накоплению в кубышке, а все-таки несут деньги в банк, но предпочитают Сберегательный банк всем остальным коммерческим банкам.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Рубли?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: И рубли. Это еще одно знаменательное изменение буквально последних нескольких лет, еще в начале нынешнего тысячелетия люди отдавали предпочтение иностранной валюте при хранении сбережений, сейчас безусловное предпочтение у рубля.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Борис, кстати, по поводу кредитов, Людмила сказала, кредитов, может, россияне стали меньше копить денег, поскольку больше стали тратить на крупные покупки, используя кредиты?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Безусловно, безусловно, кредиты, бум потребительского кредитования последних лет, он вполне впечатляющий, я вам могу сказать, что согласно нашим исследованиям люди в возрасте до 30 лет, половина из них уже делали какие-то покупки в кредит. Реже в кредит покупают люди старшего возраста, как наша радиослушательница, но тоже среди людей старшего возраста треть приобретают что-то в кредит. И люди покупают в кредит самые разные вещи, в зависимости от своего материального положения. Это могут быть относительно дешевые товары, от электрочайника и до автомобиля и квартиры, у кого какие потребности, у кого какие возможности.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте еще звонок, алло, здравствуйте, вы в эфире. Что же у нас с линиями.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Это та самая Татьяна, которая вам написала про ограбленную старушку. Старушку не только ограбили, она еще через два дня после того, как подписала доверенности все, и умерла при таинственных обстоятельствах. Сейчас идет расследование, ОВД Вешняки. И они никак не найдут, за что зацепиться, понимаете? Но самое страшное, что ее сын, в общем, 10 лет возивший грузы в Афганистан нашим войскам, может остаться вообще без жилья, понимаете, до чего дело доходит. Уже начинают не то, что одиноких стариков, извините, гробить, но уже стариков, имеющих семьи, вот что страшно, в нашей стране страшно жить, мы все абсолютно беззащитны в этой стране.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Беззащитность, ясно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Да, беззащитность.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ясно, спасибо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА: Спасибо.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Спасибо вам.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: К сожалению, это, действительно, очень большая проблема, но что тут сказать, люди вынуждены учиться охранять сами себя, люди вынуждены учиться быть осторожнее, осмотрительнее, это нас учит. В общем, ничего плохого нет в том, чтобы стараться быть осмотрительным.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: По поводу кредитов и всего прочего, об этом достаточно много писали и говорили, по крайней мере, когда год назад очень сильно дорожала недвижимость, резко возросли продажи дорогих автомобилей. Т.е. люди, которые не могли купить недвижимость, надеялись на покупку, она так выросла, что уже купить нет возможности, не квартиры, так машины, решали люди, и покупали машины. Не исследовали эту историю, не наблюдали за ней?

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Она отражает тот факт, что, конечно же, о чем мы с вами уже говорили, что сейчас для большинства людей нет хороших инструментов сохранения своих сбережений. До сих пор большинство считает, что надо избавиться от денег, их надо во что-то вложить.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Рубль есть, надо сразу.

М. КРАСИЛЬНИКОВА: Такая ситуация и происходит, неизвестно, что было бы, если бы банки предлагали более интересные формы сохранения сбережений, если бы фондовый рынок, наконец, стал более популярен. Эти процессы все очень близки, все это будет быстро развиваться, я надеюсь, если все будет развиваться так, как развивается в последние годы. Надежды на то, что ситуация не изменится, они весьма обоснованны.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну что же, спасибо вам. Марина Красильникова, зав. отделом доходов и потребления «Левада-Центра», была у нас в гостях. Мы, собственно говоря, изучали вопрос, почему россияне не копят деньги. Спасибо всем, кто звонил и слушал.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире