'Вопросы к интервью
О. БЫЧКОВА: 12 часов. 8 минут в Москве, у микрофона Ольга Бычкова. Добрый день. Мы сегодня собирались говорить о страховании. Планировали обсудить идею создания олимпийского страхового пула, о чем объявили 7 ведущих страховых компаний. Так получилось, что именно сегодня после всех событий прошедшей недели эта тема приобретает какую-то дополнительную актуальность. Я представлю наших гостей. Это Вадим Янов, председатель правления «СОГАЗ». Собственно, глава сочинского пула. И Александр Григорьев, генеральный директор страховой компании «ИНГОССТРАХ». Действительно, сегодня трудно сказать, как будет выглядеть Олимпиада, в свете нынешних событий. Будем надеяться, что все это закончится, как это было объявлено вчера. Хотя, сегодня какая-то другая информация идет. Ну, вот что, если не дай Бог к Олимпиаде, что-нибудь такое опять бабахнет? Тогда что?



В.ЯНОВ: Вот именно тогда и нужны страховщики. К сожалению, действительно, у нас такая работа. Мы должны предвидеть наихудшее, в этом специфика. С создание сочинского пула в какой-то степени и было вот предвидением о том, что риски проведения нашей Олимпиады сочинской могут быть очень большие. К очень большому нашему сожалению, вот эти события, которые сегодня происходят в этом регионе, показывают, что, действительно, там большие риски и страхование – очень важная и существенная часть организации Олимпиады.



А. ГРИГОРЬЕВ: Я Вадима поддержу. И, наверное, еще обращу внимание, что «доброжелатели» России, неоднократно указали, что вот сейчас Олимпиада встанет под вопросом. В лидирующих западных СМИ несколько статей прошло.



О. БЫЧКОВА: Для этого не надо быть доброжелателем, не доброжелателем. Это на поверхности.



А. ГРИГОРЬЕВ: Нет, на поверхности. Речь как раз идет о том, что, конечно, компании, которые принимали участие в договоренности по созданию сочинского пула, думали о нормальных, как мы называем, страховых рисках. И мы исходили из того, что надо подготовиться к проведению такого глобального для нашей страны мероприятия. Конечно, так называемые риски, терроризм и военные риски, они всегда в головах у страховщиков. Но мы не думали тогда о том, что это тоже может быть актуально. Хотя, конечно, мы все считаем, что эта трагедия должна закончиться в ближайшее время. И я так понимаю, что наше руководство страны для этого все делает. И мы, собственно, на это надеемся. Но, если не дай Бог, какие-то риски этих видов останутся, сочинский пул будет готов их покрыть.



О. БЫЧКОВА: Давайте скажем сразу о том, что такое этот сочинский пул. В мае этого года вы объявили о создании Олимпийского страхового пула. Кто теперь туда входит?



В. ЯНОВ: Действительно, в мае мы объявили о создании такого пула. Входит туда семь компаний. Ингосстрах, Росгосстрах, Альфа страхование, Согласие, Ресогарантия, Согаз и Гефест. Это одни из крупнейших страховых компаний. Это те компании, которые достаточно плотно и тесно сотрудничают между собой в части перестрахования. Мы пришли к идее, что нужно организовать более системное, и более правильное вот это сотрудничество в рамках пулов, что регулируется и нашим страховым законодательством. Практикуется создание таких пулов для комплексной защиты больших объектов.



А. ГРИГОРЬЕВ: Нужно подчеркнуть, что часть этих компаний имеет прямое отношение к, так называемым, коммерческим инвесторам Олимпиады, которые, наряду с государством, будут нести основную тяжесть финансирования.



В. ЯНОВ: Уже финансируют.



А. ГРИГОРЬЕВ: Это во многом, такой объективный процесс был.



О. БЫЧКОВА: То есть, необходимость создания пула из семи крупных страховых компаний. А туда кто-то еще может войти при желании?



В. ЯНОВ: Пул открыт. И мы просто рассматриваем каждую кандидатуру, которая может туда войти. Но это однозначно нужно понимать, что мы не можем принять всех. Это тогда не пул, это монополия.



О. БЫЧКОВА: Понятно. То есть необходимость создания пула связана с тем, что именно вот масштаб задач очень огромный. И нет такой одной компании, которая могла бы это потянуть.



В. ЯНОВ: Нужно понимать, что олимпиады страхуются уже более пятидесяти лет. И этим занимаются крупнейшие западные страховщики с огромными страховыми емкостями. В России конкурентов западным компаниям нет. Поэтому, объединившись в несколько групп, в какие-то группы, мы можем противопоставить какие-то свои предложения предложениям западных компаний, конкурировать с ними.



А. ГРИГОРЬЕВ: И в любом случае, как показывают события последних нескольких лет, финансовая сфера, это сфера национальных интересов. Олимпиада это национальный проект, это сфера национальных интересов. Защищать эти интересы национальной компанией можно, как в свое время … Геращенко руки давал на «отсечение»… Но можно твердо сказать, что национальный пул будет защищать интересы российского проекта лучше, чем иностранные компании.



О. БЫЧКОВА: А иностранные компании уже проявляют активность?



В. ЯНОВ: Конечно.



О. БЫЧКОВА: Это вообще конкурентная область?



А. ГРИГОРЬЕВ: Один из ведущих страховщиков олимпиад за эти годы – Альянс, который у нас представлен, например.



В. ЯНОВ: На сегодняшний день мы возникли на основании той информации, что уже есть один из крупнейших страховых мировых брокеров, который консультирует МОК и наш российский Олимпийский комитет по вопросам страхования. Естественно, его деятельность направлена на страхование за рубежом всех этих рисков. И мы хотели, как раз, противопоставить российский страховой рынок западному рынку, конкурировать с ним.



О. БЫЧКОВА: Если сюда придут западные страховые деньги, то вам, конечно, мало не покажется.



В. ЯНОВ: Они не придут. Вопрос немного по-другому. Уйдут наши страховые деньги.



А. ГРИГОРЬЕВ: Уйдут деньги государства, уйдут деньги инвесторов. А вопрос, как работает нормальный большой страховой институт на западе, конечно, это бюрократия, это формализм, это защита интересов этого института. Это очень жесткие правила. Конечно, на развивающемся рынке, становящемся рынке российского страхования, у нас как бы характер коммуникаций между клиентом и страховой компанией более мягкий. И именно поэтому удобство, качество клиентского обслуживания российским страховщиком тех или иных клиентов, на самом деле, оно может быть гораздо выше. При наличии понимания задач, которое точно есть у сочинского пула, конечно, мы будем, и жестко хотим конкурировать с западными участниками, с точки зрения защиты интересов национального проекта «Олимпиада в Сочи».



В. ЯНОВ: Хотя это не исключает конкуренцию и внутри России. Могут разные выступать страховщики, или пулы страховщиков.



О. БЫЧКОВА: Да, потому что в списке ваших семи компаний, которые вошли в этот пул, я не нашла тех крупных российских компаний, которые там не представлены. Видимо, там тоже какая-то работа…



А. ГРИГОРЬЕВ: В документах пула изначально, мы об этом договорились, и Вадим, как руководитель очень жестко отстаивал эту позицию, пул открыт. Любая страховая компания России, а их 900, может обратиться, с просьбой принять ее в пул. Мы рассматриваем возможность принятия, вклад, который эта компания будет вносить. И это решение пула. Мы идеологически приняли решение не закрывать пул, потому что мы понимаем, что может прийти компания с каким-то новым качеством, с интересной емкостью, с интересными взаимоотношениями на рынке перестрахования. Было бы глупо не усиливать свой пул, а отдать эту хорошую компанию «на сторону».



О. БЫЧКОВА: Тут есть еще один аспект, связанный с опасностью возникновения монополии. Мы чуть позже об этом поговорим. Вы могли бы перечислить риски, от которых вы готовы страховать будущую сочинскую Олимпиаду и ее участников?



В. ЯНОВ: Портфель рисков может быть очень большой. Есть несколько глобальных. Это, прежде всего, риск проведения Олимпиады, что она не будет сорвана. Это очень серьезно, не надо улыбаться. МОК настаивает на этом риске, как основном. Без этого Олимпиада не проводится. Если Олимпиада не состоится, то весь огромный бизнес вокруг Олимпиады будет сорван. Риски таких случаев были. Это и московская Олимпиада, и следующая за ней.



О. БЫЧКОВА: Но никогда же не отменяли…



В. ЯНОВ: Все когда-то случается впервые, не дай Бог.



А. ГРИГОРЬЕВ: Олимпиады не отменяли, но Чемпионаты мира и Европы по футболу отменялись. И чтобы перевести их в другую страну, нужно было заплатить гигантские деньги. Но мы твердо уверены, что это не наш случай.



В. ЯНОВ: Есть еще много рисков специальных. Это и строительно-монтажные риски, когда инвесторы, либо государственный заказчик строит объекты, и может что-то случиться с этими объектами.



О. БЫЧКОВА: С Олимпиадой в Афинах была история, когда там все просто, скажу смело и легкомысленно, прошу прощения… Там все сроки были нарушены…



А. ГРИГОРЬЕВ: Олимпиада в Греции стала самой убыточной. И государство истратило гигантские деньги, чтобы Олимпиаду достроить вовремя и провести. Так вот, страхование снимает этот раздел государственных расходов.



В. ЯНОВ: Еще один важный риск, это ответственность. Экологическая ответственность, ответственность перед третьими лицами.



О. БЫЧКОВА: Как это?



В. ЯНОВ: В результате действия строительства, например, олимпийского объекта, нанесен ущерб экологии. То есть, его нужно возмещать как-то, это требует большого финансирования. Экспертиза что-то не учла, что-то там случилось…



О. БЫЧКОВА: Это наш вариант.



А. ГРИГОРЬЕВ: Мы сейчас все видим, что один из главных вопросов торможения… Даже премьер-министр занимался этим отдельно, это вопрос выкупа земельных участков. Возникает понятный риск титула, законно ли все будет сделано? Чтобы потом собственник этих объектов был спокоен, что он истратил миллиарды долларов, и у него потом не отнимут то, что он незаконно приобрел.



В. ЯНОВ: Вы знаете о том, что перенесли строительство нескольких объектов на другие площадки?



А. ГРИГОРЬЕВ: Но очень большой олимпийский риск, это риск перед людьми. Перед гостями, перед населением, перед спортсменами.



В. ЯНОВ: Да, ответственность перед третьими лицами. Когда страховали московскую олимпиаду, были застрахованы все гости.



А. ГРИГОРЬЕВ: Ингосстрах застраховал каждого гостя Олимпиады на один миллион долларов в 1980 году. Это была самая большая страховая сумма в истории олимпиад, но это было решение политического руководства. Устроители Олимпиады гарантировали, что любой ущерб с жизнью и здоровьем человека, который бы ни случился, будет возмещен. Это политическое решение, но это еще и имидж страны. Кто бы, как быв не относился к тому строю, но Олимпиада 1980 вошла в историю, как самая организованная Олимпиада, с наименьшим количеством ущерба людям. Это очень важно.



О. БЫЧКОВА: А сейчас на сколько страхуют?



А. ГРИГОРЬЕВ: Пока не выработаны эти принципы.



О. БЫЧКОВА: А в Китае?



А. ГРИГОРЬЕВ: Конечно, есть.



О. БЫЧКОВА: Тоже на миллион?



А. ГРИГОРЬЕВ: Нет, меньше. Дело в том, что это требование МОК. Ближе к каждой Олимпиаде, это все с организаторами проговаривают. Это тот блок вопросов, к чему нужно быть готовым тогда, когда МОК поставит эти вопросы.



О. БЫЧКОВА: Какие еще риски мы не перечислили?



А. ГРИГОРЬЕВ: Военный терроризм.



В. ЯНОВ: Да, терроризм. Ядерные, военные риски.



А. ГРИГОРЬЕВ: Вспомните Мюнхен-72.



О. БЫЧКОВА: О, да. А когда было нападение на израильскую команду, это тогда чем закончилось? Огромными выплатами страховыми?



А. ГРИГОРЬЕВ: Значительными выплатами. Естественно, подобные финансовые аспекты остаются всегда конфиденциальными, учитывая, что это семьи, люди, персоналии и так далее. Но это всегда заканчивается выплатами.



В. ЯНОВ: Это были одни из крупнейших выплат за историю проведения олимпиад.



А. ГРИГОРЬЕВ: Каждый участник должен быть защищен, и устроители несут ответственность за организацию этой защиты.



О. БЫЧКОВА: Предположим, что происходят какие-то военные действия, не дай Бог, конечно. И что тогда? Как это фигурирует в ваших предложениях?



В. ЯНОВ: Это фигурирует, как страхование от данного риска. Его оценка финансовая сейчас произведена быть не может, она производится по факту. Вся емкость риска… Он как бы считается совокупный. Если мы знаем, сметная стоимость оценивается 14, как минимум, миллиардов долларов, то страховая сумма будет в несколько раз превышать. Потому что она включает и ответственность, и военные риски, и прочее. Поэтому… Я не готов сейчас говорить о цифрах конкретных.



А. ГРИГОРЬЕВ: Но это точно много миллиардов долларов.



В. ЯНОВ: Отсюда и емкость, как бы компания она должна быть вот такой большой.



О. БЫЧКОВА: Ничего, если скажу, что мне не столько жалко ваших денег, сколько всех нас?



В. ЯНОВ: Это однозначно. Деньги это самое легкое, что можно восстановить.



А. ГРИГОРЬЕВ: Дело в том, что в страховании… Кстати, очень сильно в этом отличается, так называемый, американский подход к страхованию и европейский. Европейский подход, в том числе и российский, делятся риски. А в американском, делятся деньги. Это принципиальная разница.



О. БЫЧКОВА: Это что значит?



А. ГРИГОРЬЕВ: Делятся доходы. И участие в проектах, прежде всего, оцениваются с точки зрения доходов, сколько я заработаю. А большинство европейских страховщиков, и очень приятно, что российские страховщики эту модель страхования, как модель страхового рынка выбрали, делят риски, прежде всего. И задача страхового пула, о котором мы сегодня говорим, прежде всего, обеспечить страховую защиту и разделить риски.



В. ЯНОВ: Это один из важных разделов деятельности пула, о том, что мы, действительно, делим ответственность и смотрим, сколько реально каждый участник пула может возмещать убытков. Это главное. Не просто, как поделить страховую премию. А именно основной первичный принцип, как мы можем компенсировать…



О. БЫЧКОВА: Какие у него есть возможности.



В. ЯНОВ: Естественно, это главное. Это отдельный большой раздел нашего договора. А второе важное условие для участника пула, это качество урегулирования. Самое главное, насколько комфортно страхователю урегулировать убыток. Не ждать годами пока пройдут всю бюрократию на западной компании. Только у нас практика авансирования убытков.



О. БЫЧКОВА: Вы говорите, что для вас важно с какой кассой придет к вам в пул страховая компания. Значит, примерная общая сумма возможных выплат вам понятна?



В. ЯНОВ: Да.



О. БЫЧКОВА: Вы сложили столбиком эти возможные риски…



А. ГРИГОРЬЕВ: Потенциальные риски и посчитали, конечно. Их можно оценивать. Но ближе к Олимпиаде МОК определит объемы рисков для гостей, спортсменов, свои требования за не проведение и так далее. Сейчас эти параметры неизвестны. Ну, скажем, строительно-монтажные риски нам уже известны. Государственная программа инвестирования около 14 миллиардов долларов. Стоимость этих объектов, значит, будет несколько выше этой стоимости инвестирования. Вот вам уже точно сумма…



О. БЫЧКОВА: То есть это уже реальная цифра?



А. ГРИГОРЬЕВ: Это реальная цифра.



В. ЯНОВ: У каждой компании пула есть партнеры по перестрахованию. Есть, так называемые, облигаторные договора перестрахования. То есть, есть емкости, следующие за компанией.



О. БЫЧКОВА: Это когда вы уже выходите за пределы на следующий уровень?



В. ЯНОВ: Да. За пределы собственной ёмкости.



А. ГРИГОРЬЕВ: Но такие риски, как терроризм, война, и глобальные риски ответственности, они все абсолютно, даже самые крупные мировые страховщики, никто не берёт на себя. Вспомним, 11 сентября. Они распределяются по крупнейшим страховым компаниям мира, чтобы реально была возможность выплатить эти гигантские суммы.



О. БЫЧКОВА: Да, и это справедливо. Тем более, что, Слава Богу, такие кошмарные вещи каждый день не происходят.



А. ГРИГОРЬЕВ: Да. Ну, например, происходит какое-то «неудачное» для страховщиков событие незадолго до Олимпиады, град или какое-то природное, техногенное событие, где сумма убытка, там, до миллиарда долларов. И нужно быстро профинансировать указанные расходы, чтобы провести какие-то подготовительные мероприятия. Я вас уверяю, что национальный страховой пул или российская компания какая-то другая компания, если она выиграет тендеры по данному виду страхования, она будет понимать, что ей нужно быстро проплатить, чтобы не сорвать мероприятие. Западная компания будет относиться к этому, как к одному из объектов. Это принципиально.



О. БЫЧКОВА: Что это за история у вас с Федеральной антимонопольной службой, которая 1 августа возбудила дело против участников сочинского пула? Вас обвиняют в стремлении создать монополию?



А. ГРИГОРЬЕВ: Да, я только вчера получил документы из ФАСа о том, что 10 числа будут проходить определенные разбирательства. Мы очень удивлены, потому что пуловая система работает в России давно. Существует более 15 пулов, некоторые действуют более десяти лет. И впервые в истории как бы ФАС заинтересовался страховым пулом. Причем, заинтересовался не тем пулом, который уже работает и по факту там страхует, где-то участвует в тендерах, а который только имеет какие-то намерения. То есть, возбуждено дело по факту возможных намерений. Нам это очень интересно.



А. ГРИГОРЬЕВ: Мы больше оцениваем, с одной стороны, как какое-то недоразумение. С другой стороны, как недостаточное информирование, может быть, в том числе с нашей стороны ФАС о том, что мы делаем. И, собственно, мы очень твердо намерены на этом разбирательстве, если какие-то документы мы не в полном объеме ФАСу предоставили, мы все предоставим. Во-первых, нам есть что предоставить, потому что все документы открыты, они публичны. Они отосланы в Минфин, в правительство.



В. ЯНОВ: Здесь важно подчеркнуть, что они, действительно, отосланы в ФАС, в Страхнадзор, в правительство. И во всех этих документах подчеркивается одно – проведение открытых конкурсов. И открытые конкурсы предполагают участие любых сторон заинтересованных. То есть любых страхователей отечественных, пулов, зарубежных и прочее. И почему вот эта наша позиция, что мы сторонники проведения открытых конкурсов, в которых мы будем участвовать, кем-то из своих компаний… Необязательно всем компаниям пула участвовать в этом тендере или конкурсе. Вот почему это так заинтересовало, и факт открытого конкурса не учтен ФАСом, нам не очень понятно. Ну, наверное, разберемся.



О. БЫЧКОВА: Когда будет следующая стадия ваших отношений с ФАСом?



В. ЯНОВ: 10 сентября нас приглашают, мы и посмотрим.



О. БЫЧКОВА: Поглядим. Спасибо большое Вадиму Янову, главе сочинского пула, председателю правления «СОГАЗ» и Александру Григорьеву, генеральному директору ИНГОССТРАХа.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире