'Вопросы к интервью
18 июля 2007 г.
Эфир передачи «Ищем выход»
Тема – Цены на бензин в России – тенденция роста
Ведущая — Ольга Бычкова
Гость – Яков Рудерман
ОЛЬГА БЫЧКОВА: 12 часов 9 минут, у микрофона Ольга Бычкова. Итак, опять начались эти разговоры о том, что оптовые цены на бензин растут и вот-вот будут подниматься розничные цены. Ну, мы, конечно, привыкли, с одной стороны, что бензин постоянно дорожает, с другой стороны, в последнее время, мы как-то, вроде, успокоились, не очень сильно дорожал и вообще не дорожал. Что опять происходит? Российский топливный союз уверял вчера журналистов, что никаких серьезных скачков розничных цен на нефтепродукты не предвидится, но мы им, как всегда, не поверили. Яков Рудерман, генеральный директор исследовательской группы «Петромаркет», инспектор по внутреннему нефтяному рынку в прямом эфире «Эха Москвы» и эти вопросы я адресу ему. Добрый день, Яков Львович!
ЯКОВ РУДЕРМАН: Добрый день.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Ну что, мы правильно не верим? Вот я не верю, например, когда мне говорят: нет, нет, нет, все будет в порядке. А вы верите?
ЯКОВ РУДЕРМАН: Ну, я тоже, на самом деле, не верю, потому, что действительно, начался рост оптовых цен и за ним неизбежно должен последовать рост розничных цен, как это, собственно говоря, бывает каждый год, примерно в одно и то же время. Вот с середины лета – это пик спроса на бензин — и в этом году на этот факт накладывается еще один, это достаточно интенсивный рост цен на нефть на мировом рынке, следовательно, рост цен на нефтепродукты на мировом рынке, это влияет и на наш отечественный рынок, нынешний рост оптовых цен на бензин вызван этими двумя факторами, вполне рыночными. Я не вижу здесь никакого заговора нефтяных компаний, или попыток «нагреть руки» на какой-то особенной ситуации.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: А зачем они нас так «лечат» старательно и утешают?
ЯКОВ РУДЕРМАН: Утешают? Я думаю, что просто цены на бензин – это достаточно серьезный социальный фактор. Бензин – очень важный социальный продукт и совершенно понятно, что политические последствия роста цен на бензин в нашей стране, как и в любой другой, достаточно могут быть неприятные. Мы находимся накануне выборов и совершенно очевидно, что власти не хотели бы видеть роста цен на бензин и, в каком-то смысле, нефтяники, или точнее, в данном случае, продавцы розничного рынка будут подыгрывать этим настроениям до тех пор, пока у них хватит сил. Но сил может хватить не надолго, потому, что в настоящее время, по крайней мере, в Москве на автозаправках при продажах бензина достигла где-то 3,5 рубля за литр, это очень близко к критическому уровню, начиная с которого цены на заправках неизбежно будут повышаться.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: То есть, это не выгодная ситуация для продавцов?
ЯКОВ РУДЕРМАН: Конечно. До тех пор, пока цены на оптовых рынках держались в пределах разумных для продавцов розничного рынка, т.е. они покупали относительно дешевый продукт, они могли и держать цены на заправках тоже на достаточно стабильном уровне, то, что мы видим и сейчас.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: То, что мы наблюдали последние месяца?
ЯКОВ РУДЕРМАН: Абсолютно правда.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: То есть, более, менее цены не росли. Хотя говорят по статистическим данным, сейчас я найду эту цифру. В период со 2 по 8 июля потребительские цены на автобензин, в среднем по России, выросли на одну десятую процента по сравнению с предыдущей неделей.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Рост на одну десятую процента с учетом того…
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Одна десятая процента – это одна копейка.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Да, это просто смешно. Говорить о том, что именно этот показатель и пугает нас.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Нет, нас это не пугает
ЯКОВ РУДЕРМАН: Нас это не пугает, мы это не почувствуем. А то, что будут расти оптовые цены – мы это очень скоро почувствуем уже на заправках
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Оптовые цены и розничные цены растут по разному.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Они растут по разному, потому, что, как я уже сказал, оптовый рынок развивается, в основном, под влиянием цен мирового рынка, и, естественно, некоего соотношения спроса и предложения на внутреннем рынке и если наблюдать за динамикой оптовых цен, то мы увидим и периоды их роста и периоды падения. И даже в этом году, в начале года, цены снижались оптовые, потом они были достаточно стабильными, сейчас они начинают расти, то есть мы видим совершенно разнообразное, разнонаправленное поведение.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Подождите, если оптовые цены снижаются, я что-то не помню, чтобы розничные цены снижались. А если оптовые цены повышаются, то Вы говорите, что розничные повысятся неизбежно. Это нечестно.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Возможно, это не честно, но такова, к сожалению… Я такой же автолюбитель, как и все остальные, мне тоже не нравится, но такова логика рынка, потому, что автозаправщики вынуждены реагировать на рост своих издержек , поднимать цены, потому, что в какой-то момент они начнут работать себе в убыток, у них нет выбора. А когда цены закупочные для них снижаются – то у них есть выбор, либо сразу последовать за снижением закупочных цен, либо подождать и посмотреть, как поведет себя рынок, как поведем себя мы с вами. Будем ли мы продолжать покупать бензин по тем же высоким ценам, какие были до снижения оптовых цен, или мы скажем «нет» и снизим объемы потребления бензина, будем меньше заливать в свои баки. Если этого не происходит, то они прекрасно продолжают держать те высокие цены, которые были на тот момент, когда оптовые пошли вниз.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: В обозримом прошлом, то есть, скажем, в последние десятилетия, предположим, вообще, были прецеденты, я что-то не помню.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Да. Были, были прецеденты, когда цены снижались
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Не-не-не. Чтобы цены росли и люди снижали потребление бензина. Было или нет?
ЯКОВ РУДЕРМАН: Вы знаете, я думаю, что на уровне отдельных людей, наверняка, такое наблюдается. Если взять рядового пенсионера, у которого еще с советских времен остались «Жигули» и который хотел бы ездить на своем автомобиле так же, как и все остальные автолюбители где-то около 10-15 тыс. км в год, такой средний пробег автомобиля, то у него бы на бензин уходило бы 2 – 2,5 тыс. рублей в месяц. Конечно, я абсолютно убежден, что это совершенно невозможно, если человек живет на одну пенсию. Может быть, он будет ездить в магазин два раза в неделю или летом на дачу.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Лето на дачу, предположим. Это понятно
ЯКОВ РУДЕРМАН: Это возможно
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Но в массовом таком…
ЯКОВ РУДЕРМАН: В массовом невозможно. Конечно, уровень жизни растет, это, может быть, не всегда показывает статистика и не каждый может сказать про собственный карман. Но вы посмотрите, что делается на улице. Не только автомобилей увеличивается, но и классы автомобилей улучшаются. Не просто дорогие, но и мощные автомобили ездят по нашим дорогам, это значит, что они потребляют много бензина и в этом смысле, конечно, заправщики не чувствуют себя обделенными
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Алексей спрашивает, почему, если отъехать от Москвы на 150-200 км, цена бензина ниже на 1,5 – 2 рубля. Нет, не надо даже на 150-200 отъезжать, Алексей. Все знают, что за Кольцевой дорогой сразу автозаправки дешевле заметно, чем в Москве. Поэтому все прекрасно понимают дачники, что заправиться нужно, пока ты находишься в Подмосковье, а не въехал в Москву. Почему так, объясните?
ЯКОВ РУДЕРМАН: Дело в том, что у нас очень большая страна и когда мы говорим о рынке, все-таки рынков очень много, есть множество региональных рынков с различной покупательной способностью населения и здесь, как раз, заправщики очень тонко чувствуют тот уровень цен, при котором жители, скажем, Подмосковья, снизят количество заправок, или кол-во потребляемого бензина. Можно сказать, что на московские цены очень сложно равняться, выше их могут быть цены только на Дальнем Востоке, по всей стране цены ниже, чем в Москве, но это понятно – уровень жизни ниже и все остальное. Но здесь есть определенный предел. Если считать, что прибыль на московских заправках на сегодня может составлять 20-25% от цены, т.е. это то, что в состоянии положить в карман даже не заправщик, а нефтяная компания, которая имеет полный цикл от добычи до пистолета, что ли, реализует продукты. Это значит, что цены могут максимум опуститься на четверть. Если не 20 рублей, значит минус пять, значит максимум 15 рублей, т.е. ниже уже придется торговать в убыток.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Ну, 20 рублей и 15 рублей…
ЯКОВ РУДЕРМАН: Колоссальная разница, конечно. Все равно, есть определенный предел и вы не найдете цен ниже 15 рублей за литр. Я думаю, что нигде в стране, если только они не продают какой-то паленый бензин, сделанный неизвестно из чего.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Скажите, пожалуйста, цены на бензин растут так же, как и остальные цены с такой же скоростью, так же, как инфляция, или они как-то по своему существуют?
ЯКОВ РУДЕРМАН: Я думаю, что есть разные продукты, разные рынки, с разными законами, естественно, рынок бензина отличается от рынка сельскохозяйственных продуктов. Обычно, в августе, сентябре снижаются цены на сельскохозяйственные продукты розничные в магазинах, на бензин, наоборот, растут. Поэтому совершенно динамика цен на бензин имеет свою специфику и отличается от динамики цен на другие продукты.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: У нас есть телефон прямого эфира 3633659, можно позвонить прямо сейчас Якову Рудерману, генеральному директору исследовательской группы «Петромаркет» и задать свой вопрос, связанный с ценами на топливо. Вот прямо тут же у нас появился звонок. Очень хорошо. Послушаем. Алло! Здравствуйте. Как Вас зовут?
Слушатель. Добрый день. Михаил из  Москвы
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Слушаем внимательно Ваш вопрос
Слушатель. Вы знаете, мне кажется, что ваш гость несколько жонглирует понятиями. Потому, что картельный сговор и логика …. Это не вполне тождественные вещи. Если, например, в прошлом году, цены на нефть снизились порядка 30-40%, но на бензине это не отразилось никак. Его как заморозили на максимуме, так он и оставался это время. Мне кажется, здесь это объяснение, какова логика рынка, оно не вполне правомерно, прикрытие, так скажем.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Понятно, Михаил, спасибо Вам, спасибо. Ваш комментарий, пожалуйста, Яков.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Спасибо за вопрос. Я хочу еще раз сказать – я говорил о разных рынках. Я говорил о рынке розничном, я говорил о рынке оптовом. Как я уже говорил, что оптовый рынок ведет себя достаточно адекватно в сравнении с ценами мирового рынка, т.е., в принципе, с некоторым запозданием, но динамика цен на оптовом рынке повторяет динамику цен на мировом рынке. У розничного рынка есть свои особенности, про которые, мне кажется, я уже сказал. Что касается картельного сговора, я думаю, что если посмотреть за динамикой цен не только в России, но и в других странах, то мы увидим, что достаточно синхронно растут цены на оптовых рынках и на розничных рынках в разных совершенно странах. Можно предположить, что картельный сговор существует не только в рамках рыночной России, а вообще во всем мире, это уже какой-то всемирный заговор нефтяников против несчастных потребителей бензина.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Ох, я в это верю, я в это верю…
ЯКОВ РУДЕРМАН: Да… это очень…
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Но только за руку никто никого не схватил
ЯКОВ РУДЕРМАН: Вы знаете, я думаю, что это очень хорошее и простое объяснение. Всякий заговор – он объясняет все. Но, на самом-то деле, есть более фундаментальные факторы экономического характера, которые влекут за собой этот рост цен на нефть. А что это за факторы? Те же самые факторы, которые определяют более быстрый рост спроса на нефть, чем рост предложения.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Послушаем еще один вопрос. Алло!
Слушатель. Добрый день
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Добрый день. Как Вас зовут?
Слушатель: Виктор Иванович.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Виктор Иванович. Слушаем Вас внимательно. Вы из Москвы, Виктор Иванович?
Слушатель: Я из Москвы. Я несколько лет езжу по трассе Москва – Питер до Валдая и там выхожу на Север, до Акуловки и дальше.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Отдыхать ездите?
Слушатель: Да, там у жены дом… Самые дешевые цены – это Подмосковье… Это Клин, рубля на 2 дешевле, потом Торжок, примерно такая же цена, причем, в Тверской губернии там по разному бывает. Но тоже и дорогие и дешевые, по разному…
ОЛЬГА БЫЧКОВА: То есть, Виктор Иванович, Вы что хотите сказать
Слушатель: В Новгородской области цены бывают даже дороже, чем в Москве
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Да… Вот с чем это связано?
Слушатель: С чем это связано? Вот именно в Новгородской области. То, что примыкает к Тверской губернии.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Ясно. Спасибо Вам.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Я полагаю что, ну во-первых всегда нужно смотреть, кто фактически является поставщиком бензина в той или иной области, потому, что, кроме отпускных цен заводов, в стоимость бензина для заправщиков входит и ее стоимость доставки в регион. Вполне вероятно, что именно в Новгородской области достаточно длинное плечо транспортное, поэтому сами оптовые цены, по которым новгородцы закупают бензин, выше, чем, допустим, в Клину.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Бензин надо еще туда довести
ЯКОВ РУДЕРМАН: Конечно.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: А там нет своего…
ЯКОВ РУДЕРМАН: Да. Конечно нет. Что касается особой дешевизны на каких-то заправках, я бы, честно говоря, не рекомендовал бы людям заправляться на самых дешевых заправках, потому, что, скорее всего, это будет совершенно не качественный бензин, происхождение которого, мягко говоря, сомнительно. Я бы рекомендовал людям заправляться, в основном, на брендовых заправках, потому, что, если Вы видите название знакомой нефтяной компании, т.е., которая на слуху… ТНК… «Лукойл»
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Ладно, не будем рекламировать
ЯКОВ РУДЕРМАН: Ну, их все знают
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Это крупные компании, крупные сети заправок, все известны
ЯКОВ РУДЕРМАН: Там больше шансов, действительно заправиться хорошим топливом.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Да. Понятно. Олег Георгиевич пишет, спрашивает, почему в Иране дешевый бензин, по поводу сговора правительства с нефтяниками. Да. Действительно, есть страны, где дешевый бензин, это правда. В Соединенных Штатах, например, которые не являются такой нефтяной державой, как Россия, бензин стоит примерно столько же, сколько у нас. В Европе, понятное дело, дороже, потому, что они все это покупают. Не так все просто. Почему в Иране дешево, в Штатах относительно дешево тоже.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Ну, причины, почему дешево в Иране и Штатах, причины разные. В Иране цены на бензин являются регулируемыми, а не рыночными, это может быть и хорошо было бы, если бы в Иране не было дефицита бензина на заправке. Такой продукт, с одной стороны – эта страна— экспортер, очень крупный экспортер нефти, с другой стороны – постоянно испытывающий дефицит бензина.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Такая советская история
ЯКОВ РУДЕРМАН: Да. Советская история. Что касается Штатов, то там, действительно, цены на бензин носят абсолютно рыночный характер, но там в цене на бензин гораздо меньше налогов, чем в российских ценах на бензин. Если в Штатах брать ситуацию июня, то, по данным Международного энергетического агентства, это было, где-то, 13% налога в цене на бензин класса нашего А 92. А у нас налоги могут достигать 40-50% сейчас в розничных ценах. И я могу сказать, что заправщики в Штатах получают в результате вычета налогов, больше, чем заправщики в России. То есть…
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Это значит, что, в принципе, перспективы роста на бензин в Америке, они не такие пугающие, как в России. Правильно? Ситуация не такая критичная.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Да. Конечно. Особенно, если учесть, что налоги там носят постоянный характер, то есть, там на 1 литр, налог в расчете на 1 литр бензина, он постоянный. А в России есть и постоянная составляющая, типа акциза и есть составляющая налогов, которая стоит пропорционально в цене и поэтому такова высокая доля налогов в ценах на бензин.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: То есть, господину Фрадкову нужно не грозить пальцем трейдерам бензиновым и нефтяным, не говорить, что надо взывать к совести или не надо взывать к совести или пользоваться другими методами, а нужно снижать налоги.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Это, по крайней мере, один из методов сдерживания цен на заправках. Есть такой у нас налог, который называется акциз, он, действительно, может быть снижен. По крайней мере, правительство именно в этих же самых целях его не повышало в этом году, хотя до этого, практически, каждый год эти цены росли, в этом году акцизы остались постоянными, но, в принципе, их можно и снижать, если мы хотим обеспечить более низкие цены на заправках, то это один из возможных инструментов.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Еще один звонок, наверное уже последний, по телефону прямого эфира. Алло!
Слушатель: Алло! Это Николай. Москва.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Николай, только радио там приглушили, да? Спасибо. Слушаем Вас.
Слушатель: Скажите пожалуйста, а все-таки, какова себестоимость бензина у нас в России? Год назад, или два года назад какие-то молодые люди в эфире подсчитали, что это где-то, порядка, шести рублей. Так почему же все-таки он у нас получается дороже, чем в Америке, литр бензина, несмотря на то, что вся цепочка, производящая получает зарплату неизмеримо меньше, чем в Америке.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Понятно. Спасибо.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Я хотел бы сказать, что в цене бензина на сегодняшний день, как я уже сказал, налоги составляют, примерно, 45%, где-то 30-35% — это операционные затраты по всей цепочке от добычи нефти до реализации бензина, всё остальное – это прибыль. То есть, где-то 25% прибыли, все остальное – это налоги и издержки производителей.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Получается, что меньше, все равно, чем у американцев, как Вы только что объяснили. В общем, это вопрос устройства экономики, короче говоря.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Абсолютно точно.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Самый последний вопрос, полминуты у нас остается до новостей. Все-таки перспективы, на Ваш взгляд, прогноз розничных цен на бензин.
ЯКОВ РУДЕРМАН: К сожалению, для всех автолюбителей, мой вопрос не очень приятный. Я думаю, что в ближайшие 2 – 2,5 месяца следует ждать роста цен и на оптовом рынке, и, естественно, на розничном рынке. Для автолюбителей важно, насколько вырастут цены на бензин на заправках. Я думаю, что худшие варианты – это, где-то, может быть, полтора рубля, может быть рубль восемьдесят и лучший вариант – где-то копеек 80, рубль.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Роста
ЯКОВ РУДЕРМАН: Роста. До конца сентября.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: То есть, это в самое ближайшее время.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Два с половиной месяца.
ОЛЬГА БЫЧКОВА: Да, печально, что ж делать. Яков Рудерман, генеральный директор исследовательской группы «Петромаркет» нас тут расстраивал. Спасибо Вам.
ЯКОВ РУДЕРМАН: Уж извините. Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире