'Вопросы к интервью
А. ВЕНЕДИКТОВ: В Москве 17 часов 8 минут, но, как ни удивительно, то же самое время в Петербурге, «Эхо Москвы» вещает из Петербурга, у нас, у вас в гостях губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Добрый день, вечер.

В. МАТВИЕНКО: Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Добрый день. Валентина Ивановна, вы уже поздравили сочинцев с тем, что они выиграли Олимпиаду, но мы знаем, что тайно готовилось, что если Сочи не выигрывает Олимпиаду, тайно готовилось представление Санкт-Петербурга на летнюю Олимпиаду 2016 года. Это вас расстроило, что теперь Петербург не будет точно кандидатом в 2016 году?

В. МАТВИЕНКО: Вы знаете, мне кажется, что победа и выигрыш Сочи – это не просто победа на право провести очередную зимнюю Олимпиаду. Это триумф России, это победа России, поверьте, я говорю это искренне, без пафоса. Это признание возможностей России, это вера в Россию, что она сможет выполнить обязательства перед международным сообществом. В этом, безусловно, огромный вклад всех, кто готовил это, тех, кто представлял. Конечно, огромный личный вклад нашего президента. Вы знаете, я думаю, что ему многие советовали не ехать, потому что шансы были не до конца уверены в победе, но он поступил, по-моему, по-мужски, он поехал и своим личным присутствием, мне кажется, забил тот последний решающий гол, который позволил нам выиграть. Да, действительно, мы думали, что если не получится Сочи, то у Петербурга есть все шансы на Олимпиаду летнюю. Но мы отнюдь не разочарованы, поскольку все равно это победа Сочи, это победа России, в том числе, и Петербурга. Но мы не будем откладывать эти планы, конечно, в 16 году у нас нет шансов, потому что есть очередность континентов на право проведения Олимпиады. Но следующую Олимпиаду обязательно, и мы будем готовиться, потихонечку готовить инфраструктуру, все равно Петербург будет обязательно принимать летние олимпийские игры.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В 20-м году?

В. МАТВИЕНКО: В 20-м году точно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна Матвиенко не очень расстроена тем, что Сочи выиграл Олимпиаду, хотя, казалось бы, между Сочи и Петербургом должно быть такое соревнование в этом смысле.

В. МАТВИЕНКО: Вы знаете, я думаю, что Олимпиада в Сочи очень много даст не только для Сочи, но и для других регионов. Во-первых, будут активно развиваться зимние виды спорта, соответственно, материальная база, в частности, уже есть один крупный проект под Санкт-Петербургом для развития зимних видов спорта. Я думаю, что это даст огромный толчок развитию детских спортивных клубов, детских школ, это такой придаст энтузиазм всему населению, которое начнет более активно заниматься спортом. Этого нам сегодня не хватает. Если мы говорим о здоровье нации, без внедрения спорта в жизнь каждой семьи, каждого квартала, каждого человека, знаете, сделать так, чтобы заниматься спортом было модно, особенно для молодежи. И мне кажется, это будет огромный толчок, в целом, для развития спорта страны.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что есть в Питере, кроме «Зенита»?

В. МАТВИЕНКО: Вы знаете, мы сохранили очень много в Петербурге. «Зенит» — это, конечно же, общая такая национальная петербургская идея, все, действительно, болеют за «Зенит», но мы сохранили школу фигурного катания, мы построили академию фигурного катания, создали тем самым условия для наших выдающихся тренеров. Только за последний год мы ввели три новых круглогодичных катка, мощных, больших, для того, чтобы занимались у нас, в общем, и баскетбол, и ручной мяч, и волейбол, конечно, они пережили трудное время отсутствия финансирования. Сейчас мы все эти вопросы решили, в том числе, и хоккей. Мы надеемся, что в этом сезоне наша хоккейная команда выступит очень успешно. Но при поддержке большого спорта мы все-таки основной акцент делаем на развитие детского массового спорта, потому что без этого никогда не будет большого спорта. В прошлом году мы 40 пришкольных стадионов со всепогодным покрытием сделали. В этом году еще 40. 12 скейтбордовых площадок для занятия молодежи. Мы ведем ремонт спортивных школ, ремонт, возвращаем стадионы, которые были в 90-е гг. приватизированы по непонятной схеме, делаем их общедоступными. У нас огромная программа развития материальной базы спорта. За 25 лет мы в прошлом году впервые ввели новый бассейн в г. Санкт-Петербурге такого олимпийского международного класса. И сейчас у нас есть программа в каждом районе создать общедоступные бассейны, в течение двух лет мы это построим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я возвращаюсь к конкуренции между различными российскими городами по различным проблемам. Про Сочи мы поговорили, давайте поговорим про Москву. Сегодня инаугурация Юрия Михайловича Лужкова. Чем губернатор Матвиенко похожа на Лужкова и чем не похожа?

В. МАТВИЕНКО: Не похожа тем, что у меня нет кепки, это первое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это мы привезем, забыл.

В. МАТВИЕНКО: А что касается…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я имею в виду в управлении, в понимании города.

В. МАТВИЕНКО: Вы знаете, я с очень большим уважением отношусь к Юрию Михайловичу, все то позитивное, что произошло в Москве за эти годы, мы берем на вооружение. И конечно, скажем, делаем выводы из каких-то градостроительных и иных ошибок. Должность губернатора – это очень, или мэра, это очень нелегкая должность. Это, прежде всего, решение основных вопросов жизнедеятельности крупных мегаполисов, они похожи не только в России, но и в Европе. Это сугубо хозяйственная работа, которая, может быть, не всегда видна. И, конечно же, сегодня основные направления развития города, они нам понятны, у нас есть стратегия развития города, мы понимаем, что нужно делать на ближайшую перспективу, на перспективу до две тысячи…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, Валентина Ивановна, очень много москвичей, которые поддерживают Лужкова, у него, действительно, очень большой рейтинг, впрочем, я посмотрел питерские газеты, у вас не меньший, 76% на этой неделе вашей поддержки, очень много упрекает людей, особенно людей, которые живут давно в этом городе, об искажении исторического образа города. К Лужкову постоянно, естественно, претензии, у меня как у старого москвича тоже. И когда я готовился к эфиру, я посмотрел питерские газеты, посмотрел, что нам пишут. И к вам претензии, что… я не могу сейчас воспроизвести все дома, снесли дом на углу Невского и какой-то улицы, историческое здание, кто разрешил, почему это делается, что вы, я не могу по каждому дому, но я думаю, что вы понимаете суть вопроса.

В. МАТВИЕНКО: Вы знаете, я считаю, что мощнейшим конкурентным преимуществом Санкт-Петербурга как раз является его уникальная архитектура, его уникальный образ. И мы, понимая это, что это капитализация города, мы делаем все для того, чтобы исторический центр был сохранен в неизменном виде. Это наша принципиальная политика. Кстати, за последние все годы есть потери. Но они немногочисленны, я бы сказала, не катастрофические. Но когда встает вопрос, то или иное здание абсолютно обветшало или оно находится в аварийном состоянии, есть заключение всех экспертиз, ничего не бывает вечного, кирпича не бывает вечного, грунты у нас сложные, много другого, то, в данном случае, мы всегда, решая, скажем, давая согласие на снос того или иного здания, когда уже критична ситуация, мы все-таки стараемся сохранить фасад, элементы. Или если уж и это невозможно, это единичные случаи, тогда обязательно воссоздание исторического фасада. Мы не позволяем новодела в историческом центре. Еще раз говорю, были некоторые решения, они имеют место. Действительно, у нас город особенный, я очень рада как раз тому, что горожане очень остро реагируют.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Очень остро.

В. МАТВИЕНКО: И это хорошо, это власть всегда держит в тонусе, это не позволяет власти принимать непродуманные решения. И это постоянная дискуссия в Санкт-Петербурге так же, как и так называемая уплотнительная застройка, которая тоже очень остро стоит. Но есть, действительно, уплотнительная застройка, я согласна с протестами граждан, когда они возникают. В данном случае, мы либо отменяем решения, ранее принятые, либо учитываем мнение граждан. Но есть и такое, имеет место, эгоизм. Я здесь живу, я здесь обжился, я не хочу, чтобы, потому что любая стройка…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это понятно.

В. МАТВИЕНКО: Любая стройка, конечно, она создает временный дискомфорт. В таких случаях, конечно, власть должна занимать объективную позицию, которая соответствует законодательству.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте поговорим тогда о башне «Газпрома», не могу пропустить эту историю. Из Москвы это видится следующим образом, есть некие решения, которые приняло правительство Санкт-Петербурга, если я не прав, вы меня поправите, есть массовые протесты горожан. У вас есть личная позиция как у жителя и личная позиция как у губернатора, в чем эта позиция по башне «Газпрома»?

В. МАТВИЕНКО: Прежде всего, речь идет не о какой-то мифической башне, речь идет о реновации крупного большого квартала, который просто, говоря таким обывательским языком, убитый. Там просто абсолютно неприглядная ситуация, и проект, который предполагается там реализовывать, это огромный проект реновации всего квартала. В этом квартале есть одна доминанта высотная.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 300 метров.

В. МАТВИЕНКО: Против которой выступают, но еще раз говорю, для того, чтобы делать выводы, нельзя сказать, что это массовые протесты и массовые возражения. Мы ничего не делаем под столом. Мы ничего не делаем подковерно. Был объявлен международный открытый конкурс, в этом конкурсе участвовало восемь ведущих архитектурных мастерских мира. Мы целый месяц делали выставку проектов, и любой горожанин мог прийти, ознакомиться с проектами, проголосовать за тот или иной проект, проголосовать в Интернете, после этого, когда мы подводили итоги, какая концепция архитектурная лучше всего, мнение жюри совпало с мнением большинства проголосовавших, населения. Мы ведем активно сейчас, после того, когда концепция получила уже очертания проекта, мы ведем общественные слушания в районе, в городе, на общественном совете, на совете по культурному наследию, на градостроительном. И будем продолжать доносить до населения объективные данные, объективные характеристики этого проекта. После этого мы планируем провести широкий социологический опрос населения, чтобы не принимать решений под топот ног какой-то определенной части активной, не политизировать этот вопрос, что происходит перед одними выборами, перед другими, когда это берется флаг предвыборной кампании. Город должен спокойно, взвешенно, осознанно принять решение. Просто приведу один пример, не буду называть фамилию. Один очень уважаемый деятель культуры априори сказал, категорически нет, безобразие, уродуют город, не буду. После того, когда он увидел полномасштабную презентацию и эту кассету, он сам ко мне подошел и сказал – я был не прав. Я буду голосовать как горожанин за реализацию этого проекта. Доминанта, Петербург всегда славился своими доминантами, этот проект предлагается реализовать на бывшей промышленной площадке вне исторического центра. И обсуждается лишь вопрос, что горизонтальная панорама Петербурга может быть изуродована этой одной доминантой. Причем речь идет об эксклюзивном проекте, речь не идет, что мы сейчас открываем шлюзы и будем позволять там высотное строительство. Речь идет об одной эксклюзивной доминанте для такого большого комплексного проекта. Поэтому вернемся к этому вопросу после того, когда мы попробуем донести до горожан и узнать их объективное мнение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. правильно я понимаю, что окончательного решения нет? По доминанте я имею в виду.

В. МАТВИЕНКО: Формального решения на этот счет, никакие формальные решения еще не приняты и не могли быть приняты до тех пор, пока мы не закончим и не поймем реально отношение горожан к этому проекту.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, когда в Интернете мы собирали по этому вопросы, этот вопрос, за и против, охтинцы писали, это на Охте, для наших слушателей, этот вопрос доминировал и очень почему-то болезненно задел петербуржцев. Почему?

В. МАТВИЕНКО: Вы знаете, во-первых, все новое, все новое всегда априори, у нас город, консервативный по мышлению, не только у нас в городе, все новое априори вызывает отторжение. И это нормально. Наша задача – донести до жителей города реально, ведь никто не спорит против реновации этого квартала, по необходимости его преобразования, собственно, по структуре этого проекта, потому что была очень профессиональная презентация. Речь идет, нужна там доминанта высотная или не нужна. Так вот, к сожалению, те, кто за этот проект, те, кто поддерживает, те, кто хотят, чтобы было развитие, вы знаете, здесь, может быть, даже есть какая-то символика. В свое время крепость Нейшанец, шведская крепость, которую завоевал Петр Первый, тем самым практически определил начало создания этого города, именно это место сегодня рассматривается под этот проект, это символ, может быть, Петербурга 21 века, потому что у нас нет одного цельного города. У нас есть Петербург, имеется в виду его историческая часть, пригороды-жемчужины, и у нас есть Ленинград, который был построен в советские времена. И этот Ленинград, он требует своего изменения, движения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он рассыпается? Он рассыпается по жилью, я имею в виду…

В. МАТВИЕНКО: Конечно, это и 5-этажки, это еще насыпные, там построены пленными немцами дома, это жуткая архитектура, промышленная застройка, трубы, которые вообще уродуют, уж если говорить, что уродует горизонтальную панораму Санкт-Петербурга. Недострои, убитые предприятия, развалины, ну что же, а это требует огромных инвестиций. Что-то в очередь компании не выстроились, желающие вкладывать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Выстроились, выстроились, в Петербург в очередь компании выстроились. Вы под носом Лужкова перехватываете автомобильные японские заводы. Приносят деньги.

В. МАТВИЕНКО: Это конкуренция.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это понятно.

В. МАТВИЕНКО: Это конкуренция, это двигатель прогресса.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна, еще вопрос, который связан с Санкт-Петербургом, а сегодня, я в городе недолго, несколько часов, но я уже говорил с петербуржцами, говорил с водителем, говорили с официантами в кафе, просто с людьми на улицах. Ленинградская область чрезвычайно депрессивная по экономике, мы видим, и быстро растущий Петербург. Как вы относитесь к проекту объединения в единый субъект федерации?

В. МАТВИЕНКО: Я бы не сказала, что Ленинградская область депрессивная.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Относительно Петербурга.

В. МАТВИЕНКО: Просто когда Ленинградская область активно развивалась, Петербург как-то тормозил в своем развитии. Сейчас у Петербурга огромный шанс подняться, и мы, конечно, стараемся этот шанс использовать. И в области экономики, и инфраструктуры, и социальной, и культурной, иной и т.д. Я сторонница того, что в перспективе, я не говорю, что это должно быть завтра, но в перспективе это должен быть один регион. Может быть, не все разделяют мою точку зрения, но я убеждена в этом, потому что сегодня Петербургу уже тесно, мы бы с удовольствием, сейчас многие промышленные предприятия и тех инвесторов, которые к нам приходят, мы даже не всех приглашаем, мы бы их вывели за черту Петербурга, тем самым освободили его для иного развития. Но мы не можем это сделать, потому что это наши налогоплательщики, это бюджет города. И не только в этом. Это всегда был экономически один регион, одна инфраструктура, одна стратегия развития. И мне кажется, что объединение возможностей области и города дало бы огромный эффект, в первую очередь, для жителей как города, так и области. И, конечно же, для более системного, правильного развития этого региона. Условно, на границе с Петербургом сейчас будет огромный жилой квартал, это территория Ленинградской области, но это практически граница города. Инфраструктуры нет. Город сейчас утвердил огромные программы во водо-, электроснабжению и т.д. Конечно, надо было делать единую программу. Конечно, надо было делать единый генеральный план развития региона, а не отдельно города и области. Я думаю, что время придет для этого, время…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. логика в этом?

В. МАТВИЕНКО: Логика абсолютно, абсолютно и правильно. Рано или поздно этот вопрос все равно будут ставить на повестке дня, он будет решен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна, еще один вопрос, я знаю, что этот вопрос неудобный для нас, но, тем не менее, поскольку у нас в Москве та же история, насколько бизнес родных мешает вам как губернатору? Так же, как бизнес госпожи Батуриной мешает Лужкову в общественном мнении.

В. МАТВИЕНКО: Бизнес?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Родных, близких людей, вы знаете, что даже проект закона сейчас вносится, чтобы запретить родственникам в том регионе, это ладно, насколько это мешает жить?

В. МАТВИЕНКО: Вы знаете, у меня нет родных в Санкт-Петербурге, которые занимаются бизнесом, кроме моего сына. И мой сын, конечно же, от этого очень страдает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А губернатор не страдает от этого?

В. МАТВИЕНКО: У меня вообще, я никогда не занималась бизнесом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, нет, что про сына говорят.

В. МАТВИЕНКО: Конечно, это сложно, прежде всего, сложно сыну, он, скажем, вместе со своими партнерами хотел, скажем, реализовать проект в Эстонии. И не потому, что он хотел туда, а потому, что он понимает, что в городе любой бизнес-проект, который он возьмет, любой бизнес-проект будет априори, а почему нет, он молодой человек, он получил хорошее образование, у него есть желание заниматься развитием бизнеса, информационным… но он настолько осторожен, чтобы меня не подвести, я настолько всегда смотрю на его шаги и действия, чтобы, не дай бог, не дать повода. Слава богу, этой темы в городе нет, потому что пока он меня ни в чем не подвел.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Эта тема за городом есть, в городе, может быть, и нет.

В. МАТВИЕНКО: Конкретно в чем?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю.

В. МАТВИЕНКО: Факты?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Фактов нет, есть разговоры.

В. МАТВИЕНКО: А так эта тема, разговоры – это вечное, по-моему.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте поговорим о Матвиенко как о федеральном политике, потому что губернаторы – это федеральные политики, на самом деле, особенно губернатор Санкт-Петербурга. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к идее третьего мандата Владимира Путина? Про конституцию я все знаю, я наизусть.

В. МАТВИЕНКО: Я высказывала свою точку зрения, я считаю, что Владимир Владимирович очень много сделал, он вытащил страну из пропасти, это я знаю, потому что я в то время работала в правительстве. Я знаю, в каком состоянии была страна. Очень произошли большие изменения. Но мне кажется, что для того, чтобы застабилизировать эти процессы по реформированию страны, по созданию демократических дальше институтов, гражданского общества и т.д., чтобы они стали до конца необратимыми, я считала, что президент должен еще один срок отработать. Я открыто говорю об этой позиции. К сожалению, вы знаете о решении, которое Владимир Владимирович заявил и сказал, оно таково.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И?

В. МАТВИЕНКО: И я думаю, что любой кандидат в президенты, который будет выставлять свою кандидатуру, он должен понимать, что на данном этапе не должно быть никаких революций, не должно быть никаких шараханий, должна быть преемственность на этом этапе. Мы еще не вышли из такого переходного периода. На этом этапе должна быть обязательно преемственность по тем магистральным направлениям, вхождение России в международное сообщество, в международную экономику, интеграция с Европой, внутренних реформ, любой человек это должен понимать и обязательно должен это обеспечить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я подкрадываюсь к Валентине Ивановне Матвиенко, как вы думаете, Россия готова избрать женщину-президента? Избиратели?

В. МАТВИЕНКО: Нет, конечно, нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему нет? Чем мы отличаемся от США, где, возможно, Хиллари Клинтон? Чем мы отличаемся от других стран?

В. МАТВИЕНКО: У нас другая культура, у нас другие традиции, мы еще не так много живем в такой свободной демократической стране. В вашей передаче я недавно слышала, как федеральные политики с таким менталитетом, женщина – это человек второго сорта, у нее нет стратегического мышления, она вообще завидует, это все бред. Это не так. В первую очередь, у нас такой мужской шовинизм в стране, он имеет место, к сожалению. На вторых ролях, где надо пахать, где надо, там welcome, как говорится. А где надо управлять, тут отношение очень сдержанное. Я сегодня принимала китайскую делегацию, сто губернаторов в Китае женщины.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да ладно.

В. МАТВИЕНКО: Сто губернаторов – женщины. 20% парламентариев Китая – это женщина. Да, наверное, там есть какое-то квотирование. Но, с одной стороны, надо менять менталитет общества. А, с другой стороны, это политика государства. И просто говорить, что это само по себе как-то выстроится, конечно, нет. Должна быть и политика государства в создании равных условий и равных возможностей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы сторонник квотирования?

В. МАТВИЕНКО: Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На этом этапе?

В. МАТВИЕНКО: Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет?

В. МАТВИЕНКО: Нет, я всегда была против квотирования.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю.

В. МАТВИЕНКО: Я считаю, это ущербно по отношению к женщинам, да? Но, говоря о государственной политике, мне бы хотелось, чтобы от декларации наши официальные государственные структуры меняли и свой собственный менталитет. И когда при прочих равных рассматриваются кандидатуры мужчин и женщин, почему всегда приоритет отдается мужчине? Мы, у нас в голове надо менять отношение к этому, я имею в виду и на государственном уровне. Это ненормально, когда у нас нет ни одной женщины-министра, что, у нас нет достойных женщин? Неправда это, просто мы так к этому относимся. Говоря о политике, я полагала, что она должна быть в отборе, подборе кадров с таким хорошим подходом равных возможностей мужчин и женщин.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Раз Владимир Владимирович уступает место, может, попробовать женщине побороться? Валентине Иванове Матвиенко?

В. МАТВИЕНКО: Нет, если говорить о Валентине Ивановне Матвиенко…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, если говорить о Валентине Ивановне Матвиенко.

В. МАТВИЕНКО: Я совершенно искренне хочу сказать, что у меня нет никаких амбиций, у меня нет мании величия…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы считаете, что только люди, обладающие манией величия, могут идти кандидатами?

В. МАТВИЕНКО: Я говорю о себе, я хочу сказать, что я настолько увлечена своей работой в качестве губернатора, поверьте, это не красивые слова, это огромная честь, огромное доверие людей, огромная ответственность – быть губернатором такого города. И я много сделала из своей программы, но у меня огромные планы, я хочу это сделать, огромное удовлетворение, когда это получается, когда ты видишь результаты своего труда. Скажите, пожалуйста, что еще мне надо желать? Дай бог мне сил реализовать все то, что я задумала, до конца своего срока в 11-м году, который у меня еще есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, некоторые федеральные политики, в том числе, и из окружения президента, считают, что надо возвращаться к выборам губернаторов, к выборности СФ. Это органы такие, как вы смотрите на это сейчас, вы были и выбраны, вы и переназначены. Т.е. вы прошли и то, и другое.

В. МАТВИЕНКО: Что касается представительных органов власти, ГД, СФ, парламента, это обязательно выборы, здесь у меня нет сомнений.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы поддерживаете идею выборов в СФ по какой-то схеме?

В. МАТВИЕНКО: Да, да, я считаю, да. Что касается органов исполнительной власти, то на данном этапе эта схема, которая принята сегодня, на мой взгляд, более правильная. И я не конъюнктурно высказываюсь, потому что я, действительно, прошла выборы, я не боюсь вторых выборов, я бы пошла на вторые выборы. Но вы знаете, это настолько может быть случайностью, когда может попасть случайный человек, а у нас ведь популизма на выборах столько, что это захлестывает людей, понимаете… последние выборы, как говорят – завтра будет пенсия 10 тыс., зарплата, каждому квартиру и т.д., и люди, у нас еще в политике они наивные, они верят в это. Как лампочка Павлова, включается, люди начинают – а вдруг. И хорошо, если это депутат, который… а если это глава региона? Если регион потом будет просто прозябать, извините, и что потом? А механизма отзыва нет. И люди будут мучаться четыре-пять лет, а это огромный регион, это жизнь людей, это жизнедеятельность огромного региона. Кто за это будет отвечать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна, тогда получается, что вы отвечаете не перед жителями, а перед президентом, вы как губернатор, любой губернатор.

В. МАТВИЕНКО: Это не так.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

В. МАТВИЕНКО: Парламент выбирается всем населением, да, и парламент — легитимно избранный орган. И парламент избирает закрытым голосованием кандидатуру, которую предлагает президент. Я допускаю, что парламент может не поддержать ее. Но перед тем, как вносить кандидатуру, ведь даже кандидатуру Матвиенко или любого другого, были проведены самые широкие консультации со всеми структурами, правительственными, неправительственными, общественными, были проведены широкие опросы социологические населения. Это не просто так взяли и слепо внесли кандидатуру. Поэтому я полагаю, что мы вернемся через какое-то время к этому, к выборности и руководителей исполнительных органов власти. Но тогда, когда у нас устоится гражданское общество, когда у нас до конца будут совершенно демократические процедуры, в том числе, и выборов, законодательство. Нельзя торопить события и родить ребенка быстрее, чем через 9 месяцев. Есть естественные исторические процессы развития любого общества. И забегание вперед наносит колоссальный этому вред.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна Матвиенко. Давайте еще один вопрос, когда избирали законодательное собрание Санкт-Петербурга, вообще, когда избираются законодательные собрания, во многих регионах списки «ЕР» возглавляли губернаторы. Вы на тех выборах не возглавили список «ЕР», я имею в виду в ЗАКС. Сейчас я знаю, что готовятся списки избирать в федеральный парламент, в ГД, и здесь у нас вопрос, вы возглавите список «ЕР»? Я знаю, что вам предложение это сделано, но ответа еще нет, по Санкт-Петербургу.

В. МАТВИЕНКО: Мне кажется, что дело не в том, кто возглавит список. Мне кажется, что наш избиратель уже достаточно умный. И это будут впервые проходить выборы, когда будут голосовать за партии, надеюсь, что будут голосовать за программы партий, конечно, и за лидеров партий, безусловно. Поэтому суть вопроса не в том, возглавит губернатор этот список или не возглавит. Мне кажется, хотя я не скрываю своих симпатий к «ЕР» и своей поддержки «ЕР», объясню, почему, я сторонник двухпартийной системы, полагаю, что через определенное время именно такая политическая конструкция выстроится в России, пока, опять-таки, мы не до конца созрели, не сумели сформировать такую систему.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пока что-то однопартийная выстраивается.

В. МАТВИЕНКО: Почему однопартийная?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну как…

В. МАТВИЕНКО: У нас, например, парламент городской, пожалуйста, у нас четыре партии, четыре фракции, ни одна партия не набрала большинства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это исключительный случай в Санкт-Петербурге, потому что вы не возглавили список, это все говорят, потому что вы не возглавили список. Бросили бы вы свой авторитет на поляну какой-либо партии, все эксперты говорят, чтобы она удвоила свои результаты. Это не комплимент, это факт, я говорю политологически. Поэтому у вас многопартийно.

В. МАТВИЕНКО: Выборы в ГД тоже нельзя упрощать. Если вы полагаете, что так легко пройдут выборы, «ЕР» надо будет бороться за избирателя, надо будет бороться реальной программой, стратегией на предстоящий период. Поэтому мне кажется, что все-таки выборы не надо упрощать в ГД, нельзя демонизировать роль того, кто стоит номером один. Не всегда рейтинг губернатора, он склеивается с рейтингом партии на выборах. Это разные вещи. Поэтому…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы же понимаете, что я перезадам вопрос, Валентина Ивановна, вы же меня знаете 17 лет, я перезадам вопрос.

В. МАТВИЕНКО: Я хочу сказать, что мне небезразлично, естественно, что будет с ГД и кто там будет избран. Я человек, который всегда выступал и выступает за стабильность, считаю, что предстоящие 5 лет должны быть очень стабильными для страны, чтобы закрепить все те позитивные движения, которые есть. Поэтому я полагаю, что, конечно же, надо в данной ситуации поддерживать активно «ЕР», которая могла бы проводить курс преемственности. Я буду поддерживать «ЕР», я не скрываю. Что касается, возглавлю или не возглавлю я список, это уже не стратегия, это тактика. Тактика, тактическое решение я приму, когда сделаю, для меня будет понимание, как Петербург, кого он может делегировать в ГД для того, чтобы и город достойно представить, и иметь определенное влияние в ГД.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. предложение есть, решения нет пока?

В. МАТВИЕНКО: Наверное, так.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я могу так сформулировать?

В. МАТВИЕНКО: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна, насколько Санкт-Петербург сейчас инвестиционно привлекателен? Насколько реально, т.е., знаете, у нас же самый крупный проект – это автомобильные заводы, что бы ни говорил уважаемый Герман Греф, огромные инвестиции, у нас нефть закончилась, я имею в виду инвестиции туда и газ тоже, а заводы, да, мы знаем. Кроме заводов автомобильных, насколько идет капитал в Санкт-Петербург, насколько верят? Это важный вопрос.

В. МАТВИЕНКО: Меня очень радует, что последние годы инвестиционная привлекательность Петербурга резко выросла. Мы, конечно, многое сделали для создания этого благоприятного климата, но Петербург еще имеет и свои уникальные конкурентные преимущества, которых нет в других регионах. Это его интеллектуальный потенциал, развитая наука и образование, и культура, это развитая транспортная система, наличие большого морского порта, мощный промышленный потенциал, то, что город является таким транспортно-транзитным, логистическим центром, близость к границам Европы и т.д. И меня радует то, что и не только зарубежные, но отечественные инвестиции сегодня пошли в реальную экономику. Ведь у города нет ни нефти, ни газа, за прошлый год в экономику города пришло более пяти миллиардов долларов инвестиций.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это прямые инвестиции?

В. МАТВИЕНКО: И прямые, и иные, только зарубежные инвестиции. Это не только автомобильные заводы. Мы за это время уже открыли, за последние годы порядка 6 новых заводов или новых производств, совсем недавно мы открыли новый завод «Бош-Сименс», перед этим ЛКТЭК завод, «Алкан» и много других, т.е., с одной стороны, инвестиции идут в реальный сектор производства, но уже другое производство. Это уже высокотехнологично, это современными технологиями, это уже компактное производство, не такая гигантомания, которой занимались в Советском Союзе, когда десятки га занимало предприятие, никто не считал, сколько оно электроэнергии потребляет, воды, энергоресурсов и т.д. Это уже сегодня другие производства. И инвестиционно это, конечно, сфера туризма, я имею в виду отели, все, что связано с этой инфраструктурой. Это инвестиции в человеческий капитал, инновационные центры.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, вам был упрек на нашем сайте. Я вспоминаю, был вопрос, что вы поддерживаете, с одной стороны, социально незащищенные слои Санкт-Петербурга, с другой стороны, крупные инвестиционные проекты, а малый и средний бизнес губернатор Матвиенко предоставила самим себе, написал предприниматель из Санкт-Петербурга, даже есть имя.

В. МАТВИЕНКО: Это не так.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У него такое ощущение почему-то, почему-то такое ощущение.

В. МАТВИЕНКО: У него может быть такое ощущение, такое ощущение может быть у группы малых предприятий, которые ранее занимались торговлей в ларьках на остановочных павильонах. И я не скрывала свою позицию, я сказала, что время ларечной торговли прошло, это уродует город, это в антисанитарных условиях торговля продуктами питания и т.д. Это неприемлемо для Петербурга. И действительно, мы начали очищать город от ларечной торговли. Это, конечно, вызвало бурю протеста со стороны, хотя мы, естественно, предлагаем альтернативные варианты в тех местах, где это можно, но уже в цивилизованных формах торговли. Это миф, в Петербурге наибольшее количество малых и средних предприятий на тысячу населения, больше даже, чем в Москве. И каждый год количество таких предприятий увеличивается.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Есть какие-то льготы для малого и среднего бизнеса?

В. МАТВИЕНКО: Безусловно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Именно для малого и среднего?

В. МАТВИЕНКО: Конечно, у нас есть программа поддержки малого и среднего бизнеса. Это кредитование, процентные ставки по кредитам, это льготная поддержка по помещениям, у нас это подготовка кадров, это бизнес-центры для начинающего малого бизнеса со льготной совершенно арендной платой и т.д. Поэтому это целая программа. Она, наверное, несовершенна, ее надо расширять. Петербург – первый город, кто создал центры, где индивидуальный предприниматель может прийти, сдать пакет документов, через неделю получить все разрешения, открыть счет и начинать свой малый бизнес. Это принцип одного окна. И много чего другого. Но мы-то хотим, чтобы малый и средний бизнес развивался в высокотехнологичной сфере, в сфере науки, инноваций, промышленности, в сфере услуг. Ведь малый бизнес – это не только торговля, согласитесь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.

В. МАТВИЕНКО: А группа недовольных только тех, где мы убрали торговлю со станций метрополитена, но это ужас какой-то был, извините, когда нижним бельем торгуют на станции метрополитена, которая предназначена только как для прохода пассажиров, там не пробиться было, не пройти. Вокруг станций метро это были вообще базары какие-то, абсолютно не эстетичные, с мусором, с этими страшного вида торговыми точками и т.д., на остановочных павильонах, это и с точки зрения безопасности, и эстетики города, это недопустимо. Вы посмотрите, сейчас все остановочные павильоны европейского типа, удобные для пассажиров, чистота и порядок.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это правда, это я заметил.

В. МАТВИЕНКО: Чего не было. А у нас на всех магистралях стояли ларьки. Эта группа недовольна, я их понимаю. Но мы стараемся сейчас создать магазины шаговой доступности, давать места под торговлю, под уже такие цивилизованные стационарные павильоны для малого бизнеса, всячески эти проекты поддерживать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна, смотрите…

В. МАТВИЕНКО: В жилищно-коммунальном хозяйстве огромная сфера деятельности для малого бизнеса. Мы открыли эту сферу, мы провели конкурсы на обслуживание домов и т.д. И масса других…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, вы развиваете город, и малый, и средний бизнес, как говорите, и большой бизнес, естественно, вам не хватает рабочих рук. Петербург должен был столкнуться с той же проблемой, что и Москва, естественно. И естественно, вы знаете, в Москве есть проблемы большие, столкновения, ксенофобия, приезжают люди из разных мест, не только из Воронежа, не только из Архангельска, но приезжают люди, российские граждане, из южных регионов. Почему-то Петербург так же, как и Воронеж, во всяком случае, в СМИ держит первое место по количеству столкновений на межнациональной почве.

В. МАТВИЕНКО: Неправда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему? Воронеж и Петербург.

В. МАТВИЕНКО: Один из мифов, который создан. Первое, мы ничего не скрываем, мы, наоборот, публично это вскрываем, публично осуждаем, и все дела, которые имели под собой такую национальную основу, расследованы, доведены до суда, найдены виновные, они получили жесткие наказания в соответствии с законодательством. И я считаю, это чрезвычайно важно. У нас был период всплеска, он связан был, мы знаем, с чем, почему, не будем сейчас об этом говорить, сейчас, слава богу, ситуация стабилизировалась. Но упрощать ее нельзя, потому что рост ксенофобии, антисемитизма, националистических настроений, это не только особенность Петербурга, Воронежа, это сегодня происходит в Европе. Это естественная ситуация на те огромные потоки мигрантов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мой вопрос, что делать?

В. МАТВИЕНКО: Что делать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, что делать?

В. МАТВИЕНКО: Объясню. Город Петербург, он вообще всегда был многонациональный, многоконфессиональный. В Петербурге никогда не было проблем на межнациональных отношениях, на национальной почве. Это явление последних 10, может быть, лет. Первое, это, конечно же, системная работа в городе с населением. Мы утвердили программу «Толерантность», включили все наши ресурсы, образовательные учреждения, СМИ, работа с населением. Это комплексная большая системная работа, чтобы…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это воспитательная работа.

В. МАТВИЕНКО: …перестроить, перестроить отношение людей. Это цивилизованная работа с мигрантами, сегодня изменения, те, которые произошли в миграционном законодательстве, там есть очень положительные вещи, но есть еще вещи, которые требуют изменений. Но это уже позволяет цивилизовать процесс миграции. Эти люди должны иметь официальный статус, они не должны быть людьми второго сорта, скрываться, прятаться, получать какую-то ущербную зарплату. Это создает криминогенную среду и протест населения, когда они с этим сталкиваются. Мы в цивилизованной форме привлекаем сейчас мигрантов для пополнения трудовых ресурсов, создаем для этого условия.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сколько, сколько нужно Петербургу рабочих рук на внешнем контуре? Сколько не хватает?

В. МАТВИЕНКО: Вы знаете, у нас нет безработицы, она минимальная, конечно. В первую очередь, не хватает высококвалифицированных рабочих для промышленных предприятий, для строительных предприятий, дорожного, жилищного, иного строительства, водительского состава. Вот, в основном, в этом проблема, но не только в низкоквалифицированной рабочей силе, а в высококвалифицированной. Сегодня зарплата хорошего рабочего – 2 000 долларов, это уже нормально, она и выше. Естественно, у нас есть программа подготовки кадров для судостроителей, мы этим озабочены, у нас все время проходят трудовые ярмарки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. вы призываете людей соответствующих специальностей приехать в Санкт-Петербург работать?

В. МАТВИЕНКО: Да, и для этого создаем…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Условия?

В. МАТВИЕНКО: Условия.

А. ВЕНЕДИКТОВ: К ксенофобии вернулись. Первое, это программа «Толерантность». Второе, что надо делать для борьбы с ней?

В. МАТВИЕНКО: Второе – это работа с молодежной средой. Вы знаете, ксенофобия, наркомания, все остальное появляется тогда, когда молодежь не востребована, когда молодежи некуда пойти, кроме ночных клубов, где как раз эта наркота, извините меня, и процветает. Поэтому мы сейчас строим дома молодежи, мы создаем условия для занятий спортом. Мы активно думаем над тем, как молодежь востребовать в жизни нашего города. А для этого мы создаем те рабочие места, где молодежь может реализовать себя, при этом получая хорошую заработную плату и т.д. Т.е. это такая многовекторная, многосистемная работа.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Она очень длинная.

В. МАТВИЕНКО: Она длинная, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А война идет сегодня.

В. МАТВИЕНКО: Войны нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Она может быть загнана, почему…

В. МАТВИЕНКО: Не надо драматизировать ситуацию. Мы знаем, сколько у нас таких групп такого националистического направления, с ними идет работа, и профилактическая, и воспитательная, и с родителями. И правоохранительные органы активно этим занимаются, и слава богу, в этом году, не знаю, стучать по дереву, слава богу, эта схлынула волна, город в этом смысле успокоился. Хотя, конечно, смотрите, то, что происходит во Франции, происходит, сегодня это, к сожалению, проблема всей Европы, здесь надо объединять усилия международного сообщества.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна…

В. МАТВИЕНКО: Вырабатывать эти рецепты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна, я говорил с милицейскими генералами, они связывают вашу борьбу с ксенофобией с той попыткой покушения, которая была на вас. Знаете, вы так спокойно, волна упала, все хорошо, детки, нет, не так, сопротивляются еще как, включая против губернатора, так они считают, во всяком случае.

В. МАТВИЕНКО: Я думаю, что это некорректное сравнение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но они так считают, я не специалист.

В. МАТВИЕНКО: Я не могу запретить кому-то что-то считать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не надо запрещать. Я просто обращаю внимание, что этот процесс острый.

В. МАТВИЕНКО: Он острый, потому что, к сожалению, есть активные группы такого националистического толка, которые экстремистского толка, которые требуют, конечно же, хорошей системной и внимательной работы с ними. Нельзя упрощать, но и не надо драматизировать. Я могу вам одно сказать, что общественное мнение города, сознание города, менталитет города абсолютно отторгает любые ксенофобские, антисемитские, любые националистические, тем более фашистские проявления. Город, который пережил блокаду, это в крови у каждого человека, который победитель в войне против фашизма, он отторгает это. Но в 5-миллионном городе не без уродов, к сожалению, это имеет место. И нельзя с этим не считаться, нельзя это сбрасывать со счетов, но и не надо это демонизировать, потому что, слава богу, в таком объеме эта проблема сегодня не стоит. И наша задача, чтобы ее вообще не было. Для этого мы и предпринимаем меры необходимые.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Матвиенко, я напомню, у нас еще буквально пять минут, у меня еще пара вопросов. Дмитрий Медведев вчера дал большое интервью в «Ведомостях», он, в частности, предположил о возможности создания партийного правительства. Не сейчас после выборов, а в принципе, что в России когда-нибудь будет правительство на основе партии. Я не просто так вас спрашиваю, я внимательно смотрю на то, что происходит в петербургском ЗАКСе, кстати, завидую именно потому, что там сталкиваются мнения. Корректно, не корректно, сталкиваются мнения. Не во всех регионах так. Как вы думаете, Россия доросла до партийного правительства?

В. МАТВИЕНКО: Я думаю, что Россия доросла до партийного правительства, потому что та партия, которая побеждает на выборах…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Парламентских?

В. МАТВИЕНКО: Да, да, она должна сформировать правительство, и она должна нести ответственность не просто за декларации предвыборные и предвыборную программу, а она должна нести ответственность за реализацию этой программы. А это можно реализовать только через партийное правительство. К следующим выборам уже народ оценит. Мы выбрали эту партию, она сформировала правительство, сделала она или нет, достойна ли она, чтобы ее снова избрали. А если это будет коалиционное правительство, партия, победившая на выборах, ни за что не отвечает, как же, у нас коалиционное правительство, мы не несем ответственности. Я считаю, партийное правительство, оно повышает ответственность победившей партии перед населением, перед избирателями и заставляет работать конкретно на своих избирателей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Валентина Ивановна, еще несколько вопросов. Сейчас уже я такой микст подберу, что было, дорога Москва — Санкт-Петербург, путешествие, я имею в виду автобан, мы говорили до эфира. Когда? Будет, я понимаю.

В. МАТВИЕНКО: Будет обязательно, это сфера ответственности министерства транспорта, хотя инициировали эту тему, инициировал город. Я надеюсь, что все-таки сложные бюрократические процедуры согласования завершатся в этом году, будет объявлена концессия на строительство автобана.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы просто надеемся, что завтра у нас будет Игорь Левитин, я ему просто перезадам, с вашего позволения, этот вопрос.

В. МАТВИЕНКО: Инициировала этот вопрос я, это было мое первое мое обращение к президенту, как только я заступила на пост губернатора. Мы уже объявили концессию внутри города на западный скоростной диаметр, мы должны сейчас в ближайшее время объявить еще одну концессию на строительство первого тоннеля автомобильного под Невой. Мне бы очень хотелось…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Господи.

В. МАТВИЕНКО: Чтобы эта концессия…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это где же, Валентина Ивановна? Это еще не решено или это просто секрет?

В. МАТВИЕНКО: Это уже все решено, уже проект готов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Где это?

В. МАТВИЕНКО: Это с Орловской улицы на Пискаревский проспект под Невой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Под Невой? Там такие плывуны.

В. МАТВИЕНКО: Все в порядке, не волнуйтесь. Город очень нуждается в этом тоннеле, потому что в период навигации это очень болезненная проблема для города, когда правый и левый берег города разорваны, люди не могут приехать, уехать, «Скорая помощь», пожарные, это, конечно, очень усложняет жизнь такого крупного города. И первый тоннель, конечно, снимет эту проблему.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще вопросы по массовым мероприятиям. Сегодня у вас Элтон Джон, вы пойдете, кстати?

В. МАТВИЕНКО: Да, я освобожусь, к сожалению, у меня премьер-министр в аварии, сегодня переговоры, я освобожусь позже, но на вторую часть обязательно пойду, я очень хочу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Скажите мне, пожалуйста, проведение массовых таких концертов в центре города, у нас ведутся дискуссии по поводу Васильевского спуска и Красной площади, у вас ведутся дискуссии по поводу Дворцовой площади, громкая музыка, фундаменты, стены и т.д. Что вы думаете по этому поводу?

В. МАТВИЕНКО: Я полагаю, что такие центральные площади, они должны работать на город, на жителей города. Но во всем должна быть мера, и организация такого рода массовых мероприятий ни в коей мере не должна носить вреда ни зданиям, памятникам архитектуры, ни среде окружающей. Это все возможно при разумной, хорошей организации, все возможно совместить. Но такие площади должны использоваться для жителей города и для гостей города.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Другая история, которая имеет отзвук, манифестация «Другой России» тогда и в Москве, и в Петербурге, вообще массовые мероприятия в центре города, политические – демонстрации, митинги, как вы относитесь как глава города? Неважно, глава вы Петербурга или Рязани, я тут просто хотел…

В. МАТВИЕНКО: Я считаю, что любые политические акции, митинги и иные мероприятия должны проводиться в тех местах, которые не создают проблем для других жителей города, не создают проблем с движением, не наносят вреда вообще нормальной жизнедеятельности, функционированию городов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как-то общее, Валентина Ивановна, любая манифестация кому-то наносит ущерб, жителям города.

В. МАТВИЕНКО: Объясняю, нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Любая, любая.

В. МАТВИЕНКО: Нет, не любая. Надо найти такие места, которые… конечно, не загонять куда-то.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вокруг «Газпром» башни на Охте.

В. МАТВИЕНКО: Нельзя загонять, конечно же, на окраины, потому что есть достаточно мест и в городе Санкт-Петербурге, рядом с центром города, удобным транспортным сообщением для участников этих политических акций и манифестаций, наши гайд-парки так называемые, где удобно и для митингующих, и это не мешает ни прохожим, ни транспорту, никому. И полно таких мест, они уже в городе сложились. Они предлагаются всем митингующим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Просто помните, наверное, что, конечно, есть Гайд-парк в Лондоне, но есть и полумиллионные демонстрации против войны в Ираке, которые идут мимо Букингемского дворца к Вестминстеру, к парламенту. И тоже, наверное, создают неудобства. В чем дело, в нашей неготовности, в нашей… в чем дело, почему мы не можем это делать?

В. МАТВИЕНКО: Нет, мы можем, но эти демонстрации, о которых вы говорили, проходят раз, максимум два раза в год. А каждый…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще гей-парад проходит.

В. МАТВИЕНКО: Да, каждую неделю в комитет наш, отвечающий за это, поступает до 50 заявок. Понимаете, и разрешить 50 различным политическим партиям, движениям или общественным одновременно проводить по Невскому проспекту или по другим магистралям, это, действительно, парализует город. Поэтому мы относимся ко всем равно. Мы не говорим – «Другой России» нельзя, а «Единой России» можно, мы определили места очень удобные, у ТЮЗа, Финляндская площадь, у театра Ленинского комсомола, там, где огромные площади, возможность провести в центре города, не мешая другим. И одинаково подходим ко всем заявкам, у нас нет двойных стандартов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Последний мой вопрос. Когда мы входили в Смольный, где мы с вами сейчас сидим, мы увидели памятник Ленину, который стоит, с датами жизни и смерти, а над ним на здании двуглавый орел с короной. Это что, это шизофрения нашей истории? Что это такое, Валентина Ивановна?

В. МАТВИЕНКО: Нет…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это всюду, да?

В. МАТВИЕНКО: Это наша история. Я думаю, что не надо такими короткими историческими мерками ее мерить, не торопиться. Так сложилось, здание Смольного, где, действительно, 90 лет назад, кстати, в этом году 90 лет, свершилась октябрьская революция, которая повернула вспять историю всей нашей страны.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И не только нашей страны.

В. МАТВИЕНКО: Да, и не только нашей страны, которая оказала огромное влияние на весь мир. Этого же не зачеркнешь, не уберешь. И этот памятник для старшего поколения, он имеет значение. И взять, зачеркнуть эту историю, зачеркнуть все поколение, для которого… сейчас, сиюминутно под какие-то политические цели, не надо. Мы уже наломали дров. Давайте спокойно оглянемся, все взвесим, подумаем. И жизнь расставит все на свои места.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это Валентина Матвиенко, единственная женщина-губернатор в РФ. Сколько в Китае, вы сказали?

В. МАТВИЕНКО: Сто губернаторов-женщин.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В общем, есть, к чему стремиться. Спасибо большое, Валентина Ивановна.

В. МАТВИЕНКО: Спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это было «Эхо Москвы» из Петербурга.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире