'Вопросы к интервью
21 июня 2008
Z Интервью Все выпуски

1. Какие требования выдвигают пираты, захватившие судно в Аденском проливе близ Сомали
2. Состояние членов команды на захваченном судне


Время выхода в эфир: 21 июня 2008, 15:35

СЕРГЕЙ БУНТМАН: Ну вот сейчас, довольно неожиданно в таком месте, но ситуация такова, что мы сейчас разворачиваемся в сторону ситуации с судном «Lehmann Timber». У нас сегодня в гостях Михаил Войтенко, главный редактор «Морского бюллетеня-Совфрахт». Здравствуйте, Михаил.

МИХАИЛ ВОЙТЕНКО: Здравствуйте.

С. БУНТМАН: Ситуация коротко: мы сейчас свяжемся с капитаном, и, судя по всему, сегодня это последняя возможность. Неужели завтра действительно обрубят энергию, и воды не будет? Из-за чего это? Какова сейчас ситуация?

М. ВОЙТЕНКО: Ситуация, в настоящий момент, очень сложная и серьезная. Вообще, это первая ситуация такого рода в водах Сомали, связанная с сомалийским пиратством. На судне осталось 5 тонн дизельного топлива, и сегодня в полночь судно будет полностью обесточено. В противном случае судно не сможет запустить главный двигатель: то есть, суда, пароходы, корабли ходят на мазуте, а вспомогательные механизмы, в том числе генераторы, работают от легкого дизельного топлива. И для того, чтобы запустить главный двигатель, нужно сначала подогреть мазут, для чего необходимо это самое дизтопливо, какой-то аварийный запас. Мазута у них с избытком, но дизтоплива осталось 5 тонн – аварийный запас. Если они его и дальше будут расходовать на работу генератора, для того, чтобы был ток на судне со всеми вытекающими последствиями: то есть, соответственно, работали унитазы, подавалась хоть какая-то питьевая вода, и, самое главное, была связь и работали средства навигации, так вот этого запаса уже нет. Для того чтобы судно смогло сняться с якоря в дальнейшем, необходимо будет полностью судно обесточить и только раз-два в сутки запускать на короткое время с тем, чтобы выйти на связь, принять какие-то новости и сообщить свои.

С. БУНТМАН: А что с водой?

М. ВОЙТЕНКО: С водой очень плохо: то есть чистой питьевой, которая была, уже нет, они пьют техническую воду, ну кое-что подбрасывают им сомалийцы с берега. Но дело в том, что они не смогут ее даже кипятить.

С. БУНТМАН: А это чревато.

М. ВОЙТЕНКО: Это вообще чревато, потому что они живут в жутко антисанитарных условиях. То есть, представьте, экипаж 15 человек, а там 25-30 бандитов вместе с ними, экипаж для удобства пересчета они держат на ходовом мостике: это, грубо, 10 на 3 метра и все это уставлено аппаратурой. Люди не моются, питание отвратительное, то есть свое продовольствие они давно съели, естественно, не без помощи пиратов, их там буквально какими-то объедками кормят.

С. БУНТМАН: У нас есть связь. Алло.

ВАЛЕНТИН БАРТАШЕВ: Алло, слушаю вас.

С. БУНТМАН: Мы слышим вас тоже, здесь, на радио «Эхо Москвы». Михаил Войтенко, главный редактор «Морского бюллетеня» и Сергей Бунтман, ведущий. Здравствуйте. Валентин с нами говорит?

В. БАРТАШЕВ: Да. Валентин.

С. БУНТМАН: Ну пожалуйста, Михаил, мы говорим с Валентином Барташевым.

М. ВОЙТЕНКО: Валентин, пожалуйста, вкратце опишите ситуацию на сегодняшний момент, и когда будет обесточено судно.

В. БАРТАШЕВ: На сегодняшний момент ситуация катастрофическая, потому что ни воды ни питания у нас нет, никто нас не кормит. И я не знаю как выходить из этого положения. Поступило сегодня предложение от компании, чтобы мы брали сухие пайки из спасательных шлюпок и спасательных плотов, но на сегодняшний день доступ на палубу нам запрещен. Весь экипаж как был, так и находится на ходовом мостике, по правому борту, занимают позицию примерно 6-9 квадратных метров. Это 13 человек, потому что старший механик и второй механик находятся постоянно в машине: пока что еще вспомогательные механизмы работают и много проблем нужно устранять. Топлива осталось 5 тонн. Если завтра компания не даст подтверждения пиратам, что деньги будут доставлены в Аденский пролив, в Аденский залив, куда судно планируют перегнать, то судно останется здесь на 21 день. По информации из компании, не раньше, чем через 21 день другое судно придет. Это просто катастрофа, потому что завтра мы будем отключать полностью питание, на судне не будет никакого питания, не будет ни связи, ничего. Может быть, мы сможем раз в сутки запускать вспомогательный механизм, чтобы попробовать взять воды и оправить свои нужды, но не знаю, как это получится. Пиратам все равно, они привыкли к такой жизни, они готовы даже костер разводить на пароходе, им это как-то все равно.

С. БУНТМАН: Скажите, что можно еще срочно сделать? Сейчас нас слушает очень много людей, вот что еще в настоящий момент можно сделать? И что нужно сделать?

В. БАРТАШЕВ: В настоящий момент необходимо, чтобы компания дала подтверждение лидеру пиратов, что при подходе судна в Аденский залив в течение 10-15-18 часов деньги будут доставлены и будет произведен обмен. В противном случае пираты не дадут сдвинуть пароход с места, и будут стоять здесь и ждать 21 день. Но я не верю, что через 21 день судно придет сюда. Поймите правильно, погода штормовая: 8-9 баллов постоянно, никакой бункеровщик к нам не сможет подойти и нас забункировать. И если это будет через 21 день, то здесь на судне просто останется 15 моральных уродов, которые ничего не могут сделать.

С. БУНТМАН: Скажите, Валентин, известно ли каким способом передать вот этим самым ребятам, что будут гарантированны и деньги и то, что они требуют, через то время, которое доступно, то есть через столько часов, сколько вы сказали. Компании известно, как?

В. БАРТАШЕВ: Здесь необходимо только, чтобы представитель компании позвонил по телефону дирекции для Мухаммеда Али и дал ему это подтверждение, потому что, понимаете, здесь сейчас идет разброс. Со вчерашнего утра по сегодняшний день по нынешний момент я веду с ними тоже переговоры, я пытаюсь говорить, чтобы перешли туда, но большинство уже за, но есть 5-6 человек, которые не хотят туда идти, потому что они не уверены, что деньги туда будут доставлены. Я делаю все, что возможно, и все, что от меня зависит: я с ними пытаюсь вести переговоры, я с ними разговариваю, но я не могу дать гарантии за компанию. Потому что если я им дам какие-то гарантии, и мы перейдем туда, то просто-напросто они нас всех постреляют, если деньги не будут доставлены. Вы понимаете, какая ситуация.

С. БУНТМАН: Понятно. Валентин, держитесь. Мы сделаем, все, что можем. Вот мы сейчас об этом громко говорим. Вы понимаете, больше мы тоже ничего не можем сделать.

В. БАРТАШЕВ: Я понимаю. Просто уже веры нет, потому что компания сказала то одно, то второе, и мы не верим уже, что даже через 21 день судно придет.

С. БУНТМАН: Сумма не изменилась, которую требуют пираты?

В. БАРТАШЕВ: Нет, сумма не изменилась – 750 тыс. долларов. Вот сегодня мой старший помощник связывался с эстонским правительством, со своим МИДом, и в МИДе ему сказали, что якобы пираты отметают все вопросы и варианты доставки денег военным судном. Это все ложь. Это все вранье, потому что пираты согласны на то, что даже военное судно сюда придет и доставит деньги. Любое военное судно, кроме французского, не знаю почему.

С. БУНТМАН: Понятно, почему французского. Но бог с ним, кроме французского, так кроме французского. Валентин, держитесь, и все вместе держитесь. Надо какие-то меры принимать очень быстро. Ну что, Валентин, ни пуха, до свидания. Михаил, вот такая история. Хорошо, ладно компания, там существует наш гражданин, существуют граждане других стран. Конечно, можно сколько угодно рассуждать о том, как коренным образом с этим бороться, но здесь надо принять меры. Судя по всему, здесь, извините за выражение, совершеннейшие отморозки какие-то, вот эти ребята, которые захватили судно.

М. ВОЙТЕНКО: Я бы не сказал, что они отморозки, это обычные.

С. БУНТМАН: Обычные, да? Вот Валентин говорит сейчас, что там есть 5-6 человек, которые требуют каких-то гарантий.

М. ВОЙТЕНКО: Я могу объяснить почему. Они в настоящее время стоят в какой-то дыре, вдоль сомалийского побережья со стороны Индийского океана, а переход в Аденский залив… Дело в том, что там как раз там, куда судовладелец сказал, что можно перейти, и куда он в состоянии обеспечить доставку денег в ближайшие сутки-двое, так вот там опять какие-то местные племена между собой передрались и пираты просто боятся: они покинут борт судна с деньгами и…

С. БУНТМАН: Вы писали об этом: что тут же их тамошние, непонятно повстанцы или антиповстанцы, кто-то из этих фракций может их…

М. ВОЙТЕНКО: Там не фракций, там война всех против всех. Там племена.

С. БУНТМАН: Ну фракции, в смысле, группки людей, которые друг с другом воюют.

М. ВОЙТЕНКО: На мой взгляд, сейчас Валентин сказал очень важную вещь насчет того, что в принципе, пиратам-то все равно, если подойдут военные корабли и с помощью военных кораблей передадут деньги.

С. БУНТМАН: Кроме французских.

М. ВОЙТЕНКО: Кстати сказать, вот это «гаярничество» французов с нападением на сомалийских пиратов, вот оно и аукнулось. Потому что очень многие полагают, что французы освободили захваченную яхту. На самом-то деле ничего подобного не было. На самом деле пираты освободили захваченную ими яхту после того, как они получили выкуп. То есть пираты честно выполнили свои обязательства: они никого пальцем не тронули, как обычно они делают.

С. БУНТМАН: То есть честно, по понятиям, они сделали.

М. ВОЙТЕНКО: Да. Они сошли на берег, разделились на 2 группы, одна пошла своим путем, другая села в этот Lend Rover или чего и покатила с деньгами. И уже по дороге, на сомалийской суверенной территории, их атаковали вертолеты французского спецназа. И после этого, в связи с освобождением иорданского судна «Виктория», тоже в мае, на пиратов опять напали, на этот раз силами самообороны Путланда, этой полуавтономной провинции. И опять пираты понесли жертвы. Причем, французы говорят, что они ранили одного в ногу, сомалийцы утверждают, что они убили несколько человек, причем, досталось и гражданским. Ну тут они, по-моему, преувеличивают.

С. БУНТМАН: Ну здесь слово против слова.

М. ВОЙТЕНКО: Да. И факт в том, что пираты в напряжении в страшном: во-первых, они привыкли получать деньги рано и быстро. До этого переговоры шли от месяца до трех, а, начиная с весны этого года, промежуток между захватом судна и выкупом становился все меньше и меньше.

С. БУНТМАН: Из-за чего это стало? Они перестают чувствовать себя в безопасности и им надо как можно быстрее?

М. ВОЙТЕНКО: Да нет. У них стала уже отлаженная система. Вы понимаете, сомалийское пиратство, по-своему, уникальное явление. Я этим пиратством занимаюсь далеко не первый год, все это дело отслеживаю, веду мониторинг пиратства еженедельный и каждый случай нападения, который становится известным. Могу вам сказать, что сомалийское пиратство, из ничего, буквально, возникло в 2004 году, и мгновенно приняло очень правильные и организованные формы: судно захватывают, тут же сидит посредник в Лондоне, через него ведутся переговоры, и отлаженная система получения выкупа. Получают они, естественно, наличными. Судовладелец «Lehmann Timber» предложил было…

С. БУНТМАН: Кто владеет «Lehmann Timber»? Напомните.

М. ВОЙТЕНКО: Немецкая компания «Gamburg KW Shipping»

С. БУНТМАН: Понятно.

М. ВОЙТЕНКО: Судовладелец предложил им перевести на какой-то счет в банке. Естественно, что пираты сказали, что об этом и речи быть не может, то есть только наличные. Раньше эти наличные перевозили в Дубаи. У меня есть описание человека, который был посредником при передаче денег. А сейчас, вот в последние месяцы, стали привозить наличные непосредственно в Сомали.

С. БУНТМАН: Кто может доставить? Вот они говорят: «Не французы». Кто там близко находится?

М. ВОЙТЕНКО: Да там сил коалиции хватает. Какой-нибудь фрегат туда «пнуть» в конце концов, вертолет.

С. БУНТМАН: Американский, английский.

М. ВОЙТЕНКО: Американский, английский, немецкий, канадский – там хватает сил коалиции.

С. БУНТМАН: За сколько он дойти может?

М. ВОЙТЕНКО: Да там вопрос часов.

С. БУНТМАН: То есть, за эти восемнадцать часов, как сказал Валентин.

М. ВОЙТЕНКО: Если, например, МИД Эстонии чего-то добьется. То есть, всего-навсего, надо договориться с судовладельцем. Судовладелец уверяет, что деньги уже находятся в одной из арабских стран. Всего-навсего, надо тогда эти деньги взять, доставить на борт какого-то корабля и самым быстрым способом доставить на борт «Lehmann Timber».

С. БУНТМАН: Напомните, граждане каких стран там находятся.

М. ВОЙТЕНКО: Капитан – гражданин России, четверо украинцев (комсостав все, естественно), старший помощник – эстонец, и 9 рядовых – граждане Мьянмы. Рядом, в пределах видимости (там 2 мили), стоит «Amiya Scan», на которой находятся четверо граждан России (тоже комсостав). Сегодня разговаривал со старшим помощником «Lehmann Timber». Он мне сказал, что на «Amiya Scan», видимо, условия содержания в плену гораздо более жесткие, чем у «Lehmann Timber», потому что они смогли с ними связаться по УКВ (ультракоротко волновой радиостанции), то есть обычной для связи визуальной в море. Они с ними связались один или два раза, после чего, просто-напросто, пираты не подпускают их к связи на «Amiya Scan». Были разговоры о том, что доставят выкуп за «Amiya Scan» вчера или сегодня, но что-то пока не видно, то есть «Amiya Scan» остается «черным ящиком». Хотя судовладелец «Amiya Scan» — не то немецкая, не то голландская компания, он вывешивает пресс-релизы на своем сайте каждые два дня. Тут получается вот какая ситуация: до этого переговоры шли спокойно, и все говорили, что не надо шумихи никакой. С одной стороны, это было оправдано и верно, до тех пор, пока не надо было этой шумихи пиратам. А сейчас, наоборот, пираты прессуют экипаж «Lehmann Timber», причем очень основательно прессуют. Я разговаривал с Мохаммедом Али…

С. БУНТМАН: Вы с ним говорили?

М. ВОЙТЕНКО: Да, я говорил, на его ломанном английском. Когда я его спросил по поводу продовольствия, он мне сказал: «Пусть у судовладельца голова болит, я за это дело не собираюсь переживать».

С. БУНТМАН: Получается, что он, действительно, прессует, и даже не подпускает к сухому пайку, к шлюпкам.

М. ВОЙТЕНКО: Да. И получается, что их прессуют для того, чтобы они раздули шум, скандал, надавили на судовладельца, чтобы тот уж как угодно вывернулся, но скорейшим образом доставил пиратам эти деньги. Пираты там, мало того, что постоянно в полунаркотическом опьянении пребывают, и они очень нервничают. Там, судя по всем данным, которые у меня есть, там есть 15-летние подростки, то есть это «пальцы, приделанные к куркам».

С. БУНТМАН: Вот нам Юрий пишет: «Довольно давно существуют сомалийские пираты. Когда база в Йемене была, то с ними еще советские катера воевали». Годах в восьмидесятых это было. Так что это волнами приходящее явление.

М. ВОЙТЕНКО: Дело в том, что с 2004 года это явление стало организованным.

С. БУНТМАН: Оно перешло в систему.

М. ВОЙТЕНКО: Да. И, по данным, например, журналистов из Объединённых Арабских Эмиратов, вообще всем этим делом заправляют: раз – люди, сидящие не в Сомали, и два – они частенько осуществляют наводки на конкретные суда, то есть судно, которое легко захватить технически и физически и у которого приличный судовладелец.

С. БУНТМАН: Когда ситуация станет менее острой, мне кажется, что об этом явлении стоит поговорить, и о путях выходах из этого. И, если возможно будет, идеи создания международных сил и другие идеи, все-таки разведка должна быть, вы говорили. А здесь есть целая система и посредники, их же надо отслеживать. Это не меньшая опасность, чем многие другие террористические. Это же терроризм чистой воды. Ведь терроризм – это не только взрывать машины и башни, а захват людей, захват заложников, будь то в море. Так красиво называется «пиратство». Это же серьезно и это страшно. Я очень хочу, чтобы мы с вами, Михаил Войтенко, я напоминаю в эфире, чтобы мы с вами поговорили, когда немного ситуация «развяжется», об этом явлении, и как в перспективе с ним можно бороться будет. А сейчас информацию мы передали, и я очень надеюсь, что те, от кого это зависит, примут меры, чтобы спасти всех тех людей, которые там находятся и не поставить их в безвыходное положение. Тем более, завтра уже день «D», когда уже отмечается многое-многое, о чем говорил и Михаил и по телефону нам говорил капитан Валентин Барташев. Спасибо большое, что вы нас предупредили, что мы смогли хоть капельку внести.

М. ВОЙТЕНКО: Спасибо вам.

С. БУНТМАН: Спасибо.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

21 июня 2008 | 16:46

Трусы
из Арбатского военного округа боятся выслать боевой корабль против двух дюжин пиратов.Это им не Праге и Киеву ядерной бомбой угрожать и не призывников ловить для стройки генеральских дач,тут реально пострелять придется.Да и есть ли тот боевой корабль на ходу, а не в воспаленном воображении мебельщика Сердюкова?


21 июня 2008 | 21:58

доколе???
давно пора принять резолюции в ООН и ИМО о возможности разрешения несения на борту гражданских судов скорострельного оружия в районах угрозы пиратского нападения на период прохождения опасных вод или организации вооруженных конвоев для обеспечения безопасности судов. и это дело не только одного государства а всего мирового морского сообщества.
а по поводу пиратов- мочить по сортирам!!!!!
Валя держись!!! мы за вас переживает и верим что всё будет хорошо!!!
Ляпин Сергей

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире