'Вопросы к интервью
07 февраля 2007
Z Интервью Все выпуски

Новые разоблачения Росприроднадзора; кому должны принадлежать земли Жуковки и Барвихи


Время выхода в эфир: 07 февраля 2007, 12:08

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Нателла Болтянская. В нашей студии Олег Митволь, заместитель руководителя федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Здравствуйте.

О. МИТВОЛЬ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, природонадзор заехал на Рублевку, взялся за Рублевку.

О. МИТВОЛЬ: Вы знаете, мы, на самом деле, давно пытаемся собрать документы по Рублевке. Действительно, существует очень серьезная проблема, связанная не только с Рублевкой, но и с Московской областью. Вы знаете, мы рады, что в прошлом году нам удалось вернуть государству из результатов незаконных действий чиновников более полутора миллионов га леса. Но, к сожалению, то, что получается в других областях РФ, очень плохо идет в Московской области. И вы знаете, таких серьезных нарушений, как нарушения, которые делают чиновники именно в Московской области, я не видел нигде, т.е. парадокс. Далеко от Москвы чиновники больше боятся закона, чем в 40 км от Кремля.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Видимо, другие денежки, Олег Львович.

О. МИТВОЛЬ: Вполне возможно, да. Наверное, поводом для моего приглашения была эта романтическая история о том, как один бравый руководитель субъекта РФ решил, что бесхозного имущества много, которое можно распродать. К сожалению, многие чиновники приходят на свои государственные должности для того, чтобы что-нибудь распродать. И у многих, к сожалению, это смысл государственной службы. Когда у вас нет своего распродать, пытаются распродать чужое. Когда нет возможности распродать чужое по документам, документы эти рисуются.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович, тут возникает вопрос. За деньги можно новую карту нарисовать, как я понимаю.

О. МИТВОЛЬ: Нет, вы знаете, я вам сейчас расскажу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мышей нанять, чтобы сожрали.

О. МИТВОЛЬ: Нет, эта история, допустим, я, скажем так, начал с истории, касающейся истории с Барвихой, документы по которой мы в понедельник передали в Генеральную прокуратуру, я надеюсь, что руководство Московской области, я понимаю, что у нас за воровство в особо крупных размерах сажали только единиц, так сказать, я понимаю так, что у нас есть прецеденты, когда у государства были украдены сотни миллионов, миллиарды долларов. Но чтобы ответили за это чиновники, которые на сегодняшний день находятся при власти, я надеюсь, что это будет первый такой научно-технический эксперимент. Суть дела такова, в 2001 году взгляды чиновников Московской области были обращены на, по их мнению, бесхозное имущество, имущество управления делами президента. К сожалению, было решено, что президент, наверное…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ему не до этого.

О. МИТВОЛЬ: Занимается другими, другими делами, да, и пока он занят, действительно, реальными вопросами политики, вопросами борьбы с терроризмом, международной деятельностью, видимо, решили, что можно аккуратно, тихо, спокойно продать его имущество.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Т.е. 99 га земли?

О. МИТВОЛЬ: Представляете, да? У нас есть указ президента 94 года о запрете разгосударствления имущества управления делами без указа президента. Вы понимаете, вашу квартиру можете продать только вы. Никто другой без вас вашу квартиру продать не может. В 2001 г., а именно 8 августа чиновники Московской области нашли шикарного инвестора, фирму «Кантри Про», к тому моменту как раз в ее уставном капитале находился велотренажер и компьютер 166 мегагерц. И эта счастливая фирма вытянула свой лотерейный билет. По распоряжению правительства Московской области фирме «Кантри Про», я зачитываю пунктик, прекратить право бессрочного пользования землями управления делами президента общей площадью 99 га, предоставить земельный участок, указанный в пункте 1, в собственность, без проведения конкурса ООО «Кантри Про» под индивидуальное жилищное строительство по номинальной цене земли Московской области.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Подпись чья?

О. МИТВОЛЬ: Вы знаете, подпись губернатора, вот такая романтическая история, Борис Всеволодович Громов, вопрос заключается в том, что и продано, как вы понимаете, было по нормативной цене, т.е. ровно в 1000 раз дешевле, чем оно могло бы быть продано, если бы был аукцион. А сейчас даже цены еще больше.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И что вы хотите? Принять меры, направленные на привлечение?

О. МИТВОЛЬ: Я хочу сделать следующее, я хочу, чтобы чиновники, когда выносят такие решения, т.е. продают чужое имущество, не имея на это права, понимали, что сколько бы веревочке ни виться, рано или поздно за это придется отвечать. Я хочу, чтобы, скажем так, в данной ситуации чиновники, которые Московской области, которые готовили это распоряжение, извините, за 17 дней было получено 14 согласований чиновников Московской области.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович, одну секундочку.

О. МИТВОЛЬ: А люди, которые нас слушают и пытались что-то оформить, свои 6 соток, в Московской области, наверное, знают, что 14 согласований в Московской области без, так сказать, договоренностей можно получать годами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович, а как быть с юристом, который уверяет, что в 2001 г. действовали нормы, предусматривающие продажу государственных земель по нормативной стоимости?

О. МИТВОЛЬ: Вопрос следующий, по нормативной стоимости губернатор мог продать только ту землю, которую он мог продать. Чужую землю, вы знаете, если я продам вашу квартиру по нормативной стоимости, то вы утром расстроитесь, потому что вы придете и скажете, а где моя квартира? А я скажу – извините, вы отвернулись, а я ее продал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович…

О. МИТВОЛЬ: Вопрос заключается в следующем, таких случаев десятки, другой случай, совершенно просто из рук вон выходящий, это случай на Николиной горе. Абсолютно конкретное, 20.7 га, тоже стоимостью тоже по 100 тыс. долларов сотка, огромные деньги, т.е. десятки, сотни миллионов долларов. Фирма «РАНИС», выясняется, что в земельном комитете, в одно и то же время в земельном комитете подмосковном карту Николиной горы съели мыши, одновременно в Звенигородском лесхозе произошел пожар, сгорело дело Николиной горы, одновременно в строительной организации, соответственно, при переезде пропала эта же карта. Тут же взамен утерянной была нарисована новая карта.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Откуда вы знаете, что она другая?

О. МИТВОЛЬ: Дело в том, что забыли сжечь Госархив РФ, вот ошибка. И к сожалению, я, может быть, сейчас даю наводку другим любителям съесть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кого сжигать.

О. МИТВОЛЬ: Съесть контурную карту, да, но вы знаете, ведь удивительно, мы об этой истории говорим с июня.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович…

О. МИТВОЛЬ: Подождите, мы пишем в Московскую область, мы говорим – у вас украли землю, верните, пожалуйста, сделайте хоть что-нибудь. Нам пишут – спасибо, ничего не надо. У нас вопрос заключается в следующем, очень трудно объяснить чиновнику, что ему надо вернуть государственное имущество. Если бы он возвращал свое имущество, то он бы, наверное, что-то приложил.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А что могут сделать?

О. МИТВОЛЬ: Ну как, извините меня, для начала можно, например, соответственно, тех людей, которые по съеденным картам оформляли документы, можно, например, привлечь к уголовной ответственности.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вы докажите, что у них злонамеренно съели карту, может быть, с добрыми побуждениями.

О. МИТВОЛЬ: Во-первых, вы поймите, что та земля, которая вдруг, скажем так, из государственной стала частной и личной, она вообще общенародная. Это ведь, между прочим, если бы ее продавали на аукционе, то бюджет бы получил огромные деньги. Эти деньги могли бы пойти на новые дороги, школы, детские сады. Но, к сожалению, это никому не надо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович, извините меня, пожалуйста, а вам что, больше всех надо?

О. МИТВОЛЬ: Вы знаете…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Т.е. находятся люди, которые открытым текстом говорят, вот увольте Митволя и просите за это все, что хотите. Супротив больших денег попереть вы не можете, закон номинально есть.

О. МИТВОЛЬ: Слушайте, извините, в ситуациях Московской области это десятки, я думаю, десятки миллиардов долларов, так точно, если сложить все эти сотни га.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И напротив них поставить одного Митволя, то, извините.

О. МИТВОЛЬ: Извините, вопрос не в этом, вопрос, надо доказать, что чиновник, не дали возможность пограбить, а назначили на работу, понимаете? У нас, к сожалению, если чиновники будут понимать, что отвечать за свои действия не придется, то мы с вами уйдем вообще в неизвестном направлении. У нас, к сожалению, страна с соответствующим менталитетом. И вы знаете, была фраза правильная, чиновник бога должен бояться, а если он понимает, что огромные деньги, все вопросы решим по дороге, то все, вы не представляете, в какой стране мы можем однажды проснуться. И здесь вопрос наш с вами общий, понимаете? Здесь нужны СМИ, нужны люди. Мне кажется, я далек от той мысли, что людям, укравшим 2 млрд. долларов у своих соседей, у других людей, живущих в этой стране, им может быть когда-нибудь стыдно. Они, как я понимаю, уже купили себе.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Они живут сами, дали жить другим, в отличие от вас. Разве не так?

О. МИТВОЛЬ: Вопрос не в этом, вопрос, я считаю, что есть какие-то вещи, которые еще в библейских заповедях были, не укради, понимаете, не убий. Хотя бы это надо соблюдать. Вопрос заключается в другом. Вопрос заключается в том, что мне очень давно хотелось бы поговорить с губернатором Громовым, но, к сожалению, он меня не слышит. Он не смотрим телевизор, он не читает информационные агентства, ведь Борис Всеволодович Громов сейчас вышел в специальный предвыборный отпуск, чтобы общаться с избирателями, чтобы, наконец, ответить избирателям, которые живут в той же Московской области, в общем-то, где что как, что было за эти годы сделано, вопрос. Так вот, я пытаюсь даже этой возможностью воспользоваться, чтобы, например, с Борисом Всеволодовичем встретиться или на «Эхе Москвы», или в эфире программы Соловьева, а получаю только ответы, к сожалению, официального приглашения не получили. Так вот, возникает вопрос, почему у нас в некоторых государственных органах работают подслеповатые, подглуховатые чиновники? Почему, например, несмотря на то, что мы знаем, в каком страшном состоянии у нас находится система канализационно-насосных станций Московской области, мы видели эту аварию, недавно совершенно, на Можайской станции. Мы видели, как от старости проваливались колодцы. Мы видели, что это течет около третьей школы г. Можайска, потом затекает за Можайский мясокомбинат, который делает свою продукцию из всего натурального, вы понимаете? И 4-5 дней никто не обращал вообще на это внимания, никто никуда не сообщал, нарушались все правила. Я приехал на эту Можайскую канализационно-насосную станцию, у меня сложилось впечатление, что последний ремонт был до 17-го года. И одновременно проходят конференции коммунальщиков, на которых борцы подмосковного ЖКХ говорят – да, мы отремонтировали подмосковные канализационно-насосные станции на 6 млрд. руб.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович…

О. МИТВОЛЬ: А где деньги-то?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Объясните, пожалуйста, мне, непонятливой.

О. МИТВОЛЬ: Пожалуйста.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы звоните во все колокола, например, сейчас, требуя принять меры, направленные на привлечение превысивших полномочия должностных лиц к ответственности.

О. МИТВОЛЬ: Тем более очень хорошо, они же расписались, т.е. в данной ситуации, вы знаете, как в том старом анекдоте, что раскрыть убийцу помог паспорт, оставленный убийцей на месте преступления.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну да, подписи есть.

О. МИТВОЛЬ: Вопрос следующий, сейчас вопрос заключается в следующем. У нас есть подпись, у нас есть конкретный чиновник, а теперь вопрос заключается в следующем, и что?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот, именно об этом я вас и хотела…

О. МИТВОЛЬ: Я вам хочу сказать…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы такой специальный человек, который портит настроение людям, которые зарабатывают свои деньги.

О. МИТВОЛЬ: Вы знаете, я не порчу настроение людям, которые зарабатывают свои деньги, я порчу настроение людям, которые пытаются воровать то имущество, которое вверено моему контролю и надзору.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот вам вопрос, пришедший от Владимира. Недавно вы с депутатом Хинштейном выступали против строительства торгового центра на Киевской. Сегодня центр уже работает. В чем дело, хозяева центра оказались более влиятельными? Или вы договорились?

О. МИТВОЛЬ: К сожалению, не всегда у нас слушатели после картинки, когда депутатам прищемляют пальцы, что-то слушают или пытаются разобраться. На сегодняшний день наша задача была провести проверку, в результате той ситуации, когда прищемили депутатам пальцы, вы видели, что ЧОП не пускал депутатов ГД, проверяющих, прокуроров на территорию стройки. Могу сказать, что ЧОП этот закрыт. Кроме того, с 1 января 2007 года произошли изменения в законодательстве, вступил в действие водный кодекс. Я напоминаю, что с 1 января прошло очень много изменений в законодательстве, не все, что называется, способствуют улучшению ситуации с окружающей средой. Так вот, если торговый центр «Европейский» стоял в 400 м и входил в 500-метровую водо-охранную зону, то при изменении водо-охранной зоны до 200 м он остался вне нее. А префектура Западного округа в лице префекта Алпатова с самого начала всей этой истории, он собирал у себя совещания, говорил, что мы, Западный округ, заинтересованы в этом торговом центре, потому что людям из соседних домов негде покупать нижнее белье. И они могут выйти сейчас на демонстрацию, перекрыть Дорогомиловскую улицу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Без нижнего белья.

О. МИТВОЛЬ: Вы, Олег Львович, и вы, Александр Евсеевич Хинштейн, не прекратите, тем более что все знали, что 1 января федеральные полномочия там заканчиваются. И вопрос заключается в следующем, несмотря на это, после проверки, которая там прошла, удалось выявить определенные проблемы, связанные со, скажем так, непостоянным фундаментом, как вы знаете, туда проведена дополнительная закачка, скажем так, сдерживающих веществ типа цемента, строительные технологии. И если хотя бы путем срывания кожи у депутатов Митрохина и Хинштейна удалось дополнительно закачать под здание «Европейского» при потере федерацией полномочий 2-3 тонны цемента, здание простоит на 2-3 года больше, то мы уже не зря, я говорю за коллег, потому что поцарапали только их, я хочу сказать, что не зря пролилась депутатская кровь.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: С вами тоже были всякие истории?

О. МИТВОЛЬ: Нет, как-то пока без крови, удавалось отделаться бескровно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос от водителя Игоря, правда ли, что высокие чиновники настроили дачи в природоохранных зонах и заповедниках, если правда, кто дал разрешение на строительство, как с ними бороться? Вы собираетесь что-либо предпринять?

О. МИТВОЛЬ: К сожалению, водитель, как его зовут?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Игорь.

О. МИТВОЛЬ: Водитель Игорь, вы знаете…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Проснулся?

О. МИТВОЛЬ: К сожалению, одна проблема, да, Митволь Олег Львович работает в Росприроднадзоре, он инспектор, он выявляет нарушения. Дальше у нас зона ответственности прокуратуры. Дальше у нас зона ответственности суда, далее у нас зона ответственности судебных приставов. То, что мы можем делать, мы выявляем нарушения. Мало того, что направляем документы в прокуратуру, мы об этом рассказываем абсолютно вслух. При этом, скажем так, принимаем на себя основной удар, потому что для всех виновники всего, что происходит, это мы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот, Олег Львович.

О. МИТВОЛЬ: Но могу сказать, что, скажем так, говоря об этом вслух, рассказывая это, в том числе, на радио «Эхо Москвы», рассказывая это в определенных телевизионных передачах, на страницах газет, мы делаем все, чтобы у других чиновников, которые стоят в нашей цепочке и которые должны защитить законность, должны вернуть украденные земли, у них оставалось меньше люфта, что называется, возможности для движения. Т.е. если прокурор знает, что дело на контроле, он его доведет до конца. Если об этом никто не будет знать и дело будет, скажем так, в каждой конкретной личности, но при этом будет все тихо, я считаю, что такое дело обречено на неудачу, потому что, к сожалению, в России многие, особенно такие серьезные вопросы, касающиеся сотен, десятков миллионов долларов, связаны с тем, что те или иные организации пользуются услугами тех или иных чиновников, про которых, кстати, президент России сказал, что у нас есть эта гнилая история про статусную ренту, когда те или иные чиновники, занимая те или иные места, просто сидят и крышуют тот или иной бизнес. Да, действительно, это есть. На самом деле, не зря государство формирует постоянно комиссии по борьбе с коррупцией. Вопрос заключается в следующем, вот они, случаи коррупции, мы говорим об этом, вот они, давайте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович, объясните мне, пожалуйста, вы просите прокуратуру, например, принять меры.

О. МИТВОЛЬ: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это первый случай, когда вы просите прокуратуру принять какие-то?

О. МИТВОЛЬ: Этот случай не первый.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Извините…

О. МИТВОЛЬ: Да, благодаря, например, этим, благодаря прокуратуре те 1.5 млн. га, которые мы вернули в прошлом году, вдумайтесь, 1.5 млн. га, все удалось сделать благодаря тому, что прокуратура нам оказывала полное содействие, мы это делали в контакте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как часто из тех случаев, когда вы просите прокуратуру поучаствовать, она вам оказывает полное содействие, в процентах?

О. МИТВОЛЬ: Вы знаете, смотрите, зависит опять от прокуратуры, например, если мы берем Волжскую природоохранную прокуратуру, там известный, очень авторитетный и профессиональный прокурор Вера Солдатова, которую все время ставлю в пример, сотрудничество Росприродназдора и прокуратуры, то, извините, за год 300 дел по сносу объектов, находящихся в природоохранных зонах, закончились сносом этих объектов, понимаете? А если мы говорим, например, про Московскую область, куда мы в 2004 г. отправили документы, касающиеся 100 га, например, на Новой Риге, поселок Балтия. Воз и ныне там, нам ни ответа, ни привета.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А что делать дальше, вам что делать дальше? Скушать и побежать?

О. МИТВОЛЬ: Нет, не скушать, нам надо добиваться, извините.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А как?

О. МИТВОЛЬ: Смотрите, у нас были случаи, когда с этим же, с этим известным всем телезрителям поселком «Пятница», перед тем, как приставы просто поехали на это место, пришлось поменять подмосковных приставов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: На что меняли?

О. МИТВОЛЬ: На других приставов, мы писали на них жалобы в Минюст, в результате Минюст сделал все, чтобы приставы начали работать. Это проблема, потому что по закону написано, что жаловаться ни на кого не надо, что приставы в течение трех месяцев должны исполнить любое решение. Но возникает другая ситуация.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Приезжает пристав на место, ему говорят – слушай, вот тебе немножко денег, давай успокойся.

О. МИТВОЛЬ: Или другой вариант, что пристав ради какого-нибудь колбасного цеха он бы, может быть, начал бы мероприятия по изъятию того или иного имущества, а так вроде ради государства, понимаете, наживать себе личных врагов…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот именно.

О. МИТВОЛЬ: Которые на тебя пишут в прокуратуру.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо, если просто пишут в прокуратуру, а если ждут тебя с оружием где-то?

О. МИТВОЛЬ: Тоже такое бывает, в той же деревне «Пятница» был один случай, когда жильцы не постеснялись, пригласили выпускников соседнего института физкультуры в количестве 30 человек, и мы могли по НТВ видеть эту интересную рок-оперу, когда четыре сотрудника службы физической защиты приставов охраняют иностранных рабочих с пилами, на которых нападают сотрудники, т.е. студенты, выпускники соседнего института физкультуры.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И что с этим делать?

О. МИТВОЛЬ: Вы представляете, пригласили бандитов на разборку с приставами. Естественно, пристав лишний раз не хочет туда ехать. Вопрос заключается в следующем, но, к сожалению, единственное, что у нас есть, это возможность обратиться к обществу, возможность обратиться к СМИ, и тогда, когда эту ситуацию выводишь на свет, тогда у приставов возникает, так сказать, вы (НЕРАЗБОРЧИВО) делаете, то пристав, конечно, поедет лучше разбираться с колбасным киоском.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович, объясните, пожалуйста, сейчас вы попросили прокуратуру. А прокуратура вам, например, не ответит. Что дальше?

О. МИТВОЛЬ: Вы знаете, вопрос заключается в следующем. У нас здесь на сегодняшний день ситуация заключается, скажем так, эта медаль имеет две стороны.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы не отвечаете на вопрос, вы попросили прокуратуру, она вам не ответила, что дальше?

О. МИТВОЛЬ: Мы еще раз обратимся, еще раз обратимся.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Она вам второй раз не ответит. А у нее мыши съедят, пожар.

О. МИТВОЛЬ: Вы знаете, мы должны делать то, что мы должны. Вопрос следующий, к сожалению, если бы я мог работать до обеда в Росприродназдоре, в обед – в прокуратуре, а вечером – в суде, то я бы мог гарантировать все. Но, извините, на основании того, что никто не хочет связываться и ничего не делать, тоже неправильно. По крайней мере, родина будет знать своих героев в лицо. Она будет знать тех людей, которые превратили свои рабочие места в суперприбыльный бизнес.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович, а вы любите драматические произведения? Помните, был такой Шварц? Там есть замечательная совершенно история, что человека, который мешает, нужно либо Ку, либо У. Вы не боитесь?

О. МИТВОЛЬ: Вы знаете, на третий год, когда каждый говорят, что тебя уже, наверное, скоро убьют, когда, вы знаете, когда в Интернете…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не бывает героев, Олег Львович, если вы один тут, получается, воюете против.

О. МИТВОЛЬ: Нет, я не герой, скорее, в состоянии нервного аффекта, но вы знаете, я идеалист. Дело в том, что чего там говорить про Шварца, в сентябре месяце в Интернете на помоечных сайтах была заказана серия материалов о том, что после Листьева и Козлова будет обязательно Митволь. Т.е. следующая жертва, которую уже скоро убьют, будет Олег Львович Митволь, за то, что… за это, за это и за это. И понимаете, люди, которые…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И вы ратуете за государство, которое вас защитить не может, да?

О. МИТВОЛЬ: Извините, тьфу-тьфу-тьфу, пока живой, я имею в виду сегодня по состоянию на 7 февраля, я еще живой. Вопрос заключается, это только благодаря тому, что меня государство защищает. Соответственно, вопрос заключается не в этом, вопрос заключается в том, что люди не гнушаются ничем, им все равно, что эти заметки в Интернете читает моя жена, моя мать, которым я объяснить ничего не могу. Но на мое счастье мои близкие родственники уже устали бояться, вы знаете, чувство страха, оно же притупляется. И сейчас я могу, мне попроще работать, несмотря на то, что вопрос серьезный, но иногда возникает вопрос, что когда ко мне поступают такие материалы, что мне делать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вы как думаете сами-то?

О. МИТВОЛЬ: Выбросить в уничтожитель бумаги шредер?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Олег Львович, мне остается пожелать вам удачи в борьбе с мышами, с пожарами неконтролируемыми.

О. МИТВОЛЬ: С экзотическими другими видами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Со всякими экзотическими.

О. МИТВОЛЬ: Флоры и фауны, да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И можно ли считать ваше заявление здесь в эфире «Эха Москвы» вашим официальным приглашением, например, Борис Всеволодовича Громова сюда в эфир «Эхо Москвы»?

О. МИТВОЛЬ: Я Бориса Всеволодовича Громова приглашаю в любое СМИ, в «Эхо Москвы», в НТВ, вопрос следующий, я считаю, что мы все понимаем, что если бы чиновники Московской области украли три мешка опилок, то уже бы, так сказать, сидели бы в тюрьме. Если воруется миллиардами, то они ездят на «Мерседесах». Но все-таки мне хотелось бы жить в той России, в которой я хочу жить. Мне хотелось бы, чтобы нам не было стыдно за нашу страну, а для этого, даже если такие вопросы есть, мне кажется, отмалчиваться нельзя. Надо их объяснять. А я могу сказать, что Борис Всеволодович либо на этой неделе, либо у нас сейчас будут готовы еще результаты нескольких проверок, мы их тоже заявим, можем чуть позже, но тогда будет и тем больше поговорить. На самом деле, я считаю, что в конституции написано, что все-таки чиновники служат народу, а не народ – чиновникам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это мнение Олега Митволя в прямом эфире «Эха Москвы». Спасибо.

О. МИТВОЛЬ: Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире