03 февраля 2007
Z Интервью Все выпуски

Интервью


Время выхода в эфир: 03 февраля 2007, 21:35

А.СУББОТИНА: Мы начинаем с визита господина Проди к Путину.

В.К.СУРДО: Визит прошел очень хорошо в соответствии с нашими самыми лучшими ожиданиями. В ходе визита было подтверждено не только отличное состояние отношений между нашими странами, но и также прекрасные личные отношения наших двух лидеров. Совершенно очевидно, что между нашими лидерами установились отличные и доверительные отношения. Это во многом способствует спонтанности отношений и облегчает обсуждение различных вопросов. По существу были рассмотрены вопросы двустороннего сотрудничества. С удовлетворением было отмечено, что в высоком смысле этого слова отношения удовлетворительны как в коммерческом плане, так и в самом широком аспекте экономического сотрудничества. Товарооборот, который мы получили в 2006 году, возрос на 28% по сравнению с прошлым годом и таким образом, он стал больше 20 млрд. евро. Это делает Италию вторым ключевым партнером России. В настоящее время между двумя странами осуществляются крупные проекты в энергетической области. Вы, конечно же, знаете, самым крупным достижением является соглашение между ЭНИ и «Газпромом». Оно может служить моделью этого сотрудничества. В результате итальянская сторона получила доступ к распределению, а ЭНИ к абстрим. Хотел бы подчеркнуть, что это соглашение может служить образцом, которому могли бы следовать и другие страны, и в определенной степени оно отвечает потребностям и стандартам Энергетической хартии. Это то, что было подтверждено самим президентом Путиным в ходе пресс-конференции в Сочи. Хотел бы особо отметить также компанию ЭНЕЛ, у которой имеется большой интерес к приватизации электросектора в России. Хотелось бы еще остановиться на одном проекте. Этот проект осуществляется в области высоких технологий, речь идет о соглашении между итальянской компанией «Финмекканика» и российским «Сухим». О производстве самолета средней дальности для гражданской авиации. Хотел бы еще отметить, что итальянские фирмы присутствуют также на рынке товаров широкого потребления. В общем плане у нас имеется большой товарооборот, в котором в большей степени присутствует оборудование и инвестиции. Крупные проекты, как в энергетической области, также и в области высоких технологий. К этому добавляется также то, что придает большую видимость нашим отношениям. То, что называется Made in Italy, что пропагандирует итальянский стиль и образ жизни. Начиная с моды и гастрономии. Полагаю, что это мозаичная широкая картина, которая дает представление о нашем присутствии в России. Как я уже сказал, более чем удовлетворительный уровень сотрудничества между нашими странами, но оба правительства надеются достичь еще больших результатов. В области политики председатель Совета министров Италии и президент Российской Федерации обсудили наиболее актуальные международные вопросы. Речь шла о евророссийских отношениях. Италия надеется, что переговоры по новому соглашению могут начаться в самое ближайшее время и рассчитывает работать над этим в европейских рамках. Речь шла об Афганистане, Иране, Ираке, Косово, Сомали, о предстоящем сотрудничестве в Совбезе ООН. При этом хочу упомянуть, что с января этого года Италия является непостоянным членом Совета Безопасности Организации Объединенных Наций с двухлетним мандатом. Не буду вдаваться в детали, хочу сказать лишь то, что всем этим темам было констатировано большое совпадение позиций. Я хочу сказать, что отличная предпосылка, отличная база для того, чтобы Россия и Италия могли совместно работать над решением многочисленных кризисов, которые существуют в нашем мире. Если к этому мы добавим естественную симпатию, которая существует между нашими народами, то можем сказать, что эти отношения носят поистине примерный характер.

А.СУББОТИНА: Господин Сурдо, можно я вас перебью? Это интервью, и я задам вопрос по поводу симпатий между Россией и Италией. Мне пришло в голову, что большая симпатия была также между господином Берлускони и господином Путиным. Мы ее наблюдали в разных видах. Скажите, пожалуйста, вы не расскажете про тип политика Берлускони, на ваш взгляд. Как вы к нему относитесь? И что он из себя представляет, как политик?

В.К.СУРДО: На протяжении 5 лет я работал послом Италии в Турции при правительстве, возглавляемом Берлускони. Я делал это самоудовлетворительным образом. Хотел бы при этом добавить, это то правительство, которое создало предпосылки для такого масштабного развития отношений с Россией. Хочу при этом сказать, что нынешнее правительство работает с Россией при полном продолжении той линии. Внешняя политика отвечает национальным интересам, а у национальных интересов нет политической направленности. Я хотел бы добавить, что я получил назначение, меня направило в Москву правительство Берлускони, а приехал я уже сюда, то есть вступил в должность, при новом правительстве.

А.СУББОТИНА: Действительно, что касается политики, я с вами абсолютно согласна, все-таки интересно послушать человека, который работал непосредственно с Берлускони, о его человеческих качествах. Ведь политика делают человеческие качества, как вы считаете?

В.К.СУРДО: Это человек, обладающий огромной коммуникативной способностью. Человек, с которым ты сразу чувствуешь себя в своей тарелке. Потому что он очень сердечен и открыт. Безусловно, это большой политик и в этом нет никакого сомнения. Можно соглашаться или нет с той линией или направлением, которые он проводил, но то, в чем все согласны в Италии, это значимый человек.

А.СУББОТИНА: Скажите, пожалуйста, вы, наверное, должны быть в курсе, что господин Проди, что у него есть кличка в Италии «рассеянный профессор». И что его подозревают во внутреннем соперничестве с господином Берлускони. Что эта победа его на выборах – одна из побед его над господином Берлускони. Я так понимаю, что это какой-то личностный момент. Вы не могли бы прокомментировать эту ситуацию.

В.К.СУРДО: Безусловно, между ними двумя существует застарелое политическое соперничество. Безусловно, они уже встречались как соперники на выборах в 1996 году и сейчас в 2006 году. Нет никаких сомнений, они, безусловно, политические соперники. Но поверьте мне, между ними существуют более хорошие отношения, чем те, в которые хотят заставить поверить.

А.СУББОТИНА: То есть они пьют вместе чай?

В.К.СУРДО: Полагаю, что в этом нет необходимости. Полагаю, что они не ходят друг другу в гости. Но хочу еще раз повторить, между ними существует гораздо лучшие отношения, чем те, как они представляются.

А.СУББОТИНА: Ага. Вот еще вопрос, касающийся непосредственно вашей карьеры, господин Сурдо, как дипломата. Я знаю, что вы перед Россией работали на Украине, это такой мягкий переход к нашему климату, к нашей специфике страны. А до этого в Европе, бывали в Тегеране, как бы сменили много климатических поясов и очень много менталитетов, наверное. Вот, вам не кажется это какой-то ссылкой – работать в СНГ и в России?

В.К.СУРДО: Да, что вы! Шутите что ли! Наряду с США в нашей дипломатической сети Россия является наиболее важной и значимой страной. То есть направление на работу в Россию является высоким признанием профессионализма. Именно поэтому сюда направляют дипломатов, которые обладают определенным багажом знаний и опыта. Потому что эта страна сложная и имеет для нас стратегическое значение. Я совсем себя не чувствую в ссылке, наоборот, я чувствую себя в центре мира.

А.СУББОТИНА: Сложная страна? Можно поподробнее, просто интересно со стороны европейца. Что для вас кажется сложным, кроме климата?

В.К.СУРДО: Сложность уже вытекает из огромности, огромных размеров, этой страны. Огромное количество институциональных и экономических субъектов, которые оказывают влияние на динамику страны. Я хотел бы привести в пример Турцию. Турция тоже большая страна и важная, где по прошествии 6 месяцев у меня уже сложилось совершенно конкретное мнение об опорных точках. Я же в России пробыл уже 9 месяцев, и еще у меня не сложилось подобного мнения. Чем больше я узнаю людей, тем больше я понимаю, что должен узнавать еще и других.

А.СУББОТИНА: А есть друзья уже в России?

В.К.СУРДО: Безусловно. Я и моя супруга встретили здесь чрезвычайно сердечный и радушный прием. И это нам очень нравится. Как вам известно, мадам, мы попытались сделать так, чтобы посольство было местом встречи итальянцев и россиян. И мы намерены и дальше идти в этой работе, потому что мы хотим как можно лучше узнать эту страну. Я хочу сказать, что мы, как и многие итальянцы, особенно я и моя жена нашли здесь в России свой дом, мы здесь как у себя дома. Потому я не чувствую необходимости «каждые 5 минут», образно говоря, ездить в Рим.

А.СУББОТИНА: Тогда поподробнее можно? А что в России понравилось? Кроме сердечности людей, может быть, есть какое-то кулинарное блюдо, которое понравилось? Может быть, есть какой-то музей, который понравился, или театр? Что-нибудь конкретное.

В.К.СУРДО: Я по своему менталитету как-то больше склонен к человеческим отношениям. То, что отличает для меня одно место от другого – это качество отношений. И я хочу подчеркнуть, что здесь они действительно великолепные. Хочу сразу признаться, что я не являюсь меломаном, что я не очень-то являюсь ценителем искусства.

А.СУББОТИНА: Ну, что-то же человек еще должен ценить, кроме человеческих отношений?

В.К.СУРДО: Да, я сделал такую предпосылку, конечно же. Конечно же, я ходил и на балетные спектакли, я посетил наиболее крупные музеи, сопровождая своих друзей, которые приезжали ко мне в гости. Хочу сказать, что это лицо Москвы производит огромное впечатление. При этом добавлю, что мне очень нравится русская кухня.

А.СУББОТИНА: А что именно?

В.К.СУРДО: Подумайте только, пельмени.

А.СУББОТИНА: Похоже очень на (неразборчиво)

В.К.СУРДО: Они мне очень нравятся.

А.СУББОТИНА: Господин Сурдо, а, вообще, вы являетесь душой компании, когда к вам приезжают друзья, много ли у вас дома собирается, вообще, народа? Как все происходит? Или вы только на работе в первых рядах?

В.К.СУРДО: Это вам судить.

А.СУББОТИНА: Ну я же с вами еще в домашней обстановке не общались. Мы общались обычно на пресс-конференциях и на каких-то официальных приемах. Как происходят неофициальные?

В.К.СУРДО: Я не тот, кто очень занимается домом, контролирует, как дела. Но всегда держу руку на пульсе домашней ситуации. Я хочу сказать, что я не очень легкий человек.

А.СУББОТИНА: В смысле для домашних или для друзей? У вас много друзей?

В.К.СУРДО: Мне нравится контролировать, чтобы все были сплоченными, чтобы все шли по одному направлению, в одном и том же направлении двигались. Я это делаю как дома, так и на работе. Например, когда я еще был подростком, то я, конечно, был лидером в своей группе. Например, в моей группе никто не ссорился, я им это запрещал. Я это говорю о своей группе, это было 50 лет назад, мы тогда еще были детьми. И так же поступаю с друзьями.

А.СУББОТИНА: Поэтому поссориться с вами невозможно!

В.К.СУРДО: Некоторые говорят, что у меня плохой характер. Это не так. У меня сильный характер. Как же нет. Я не хотел бы, чтобы мои друзья ссорились со мной. Со мной можно ссориться, спорить. Очень даже спокойно.

А.СУББОТИНА: Понятно. Если вы не против, я все-таки вернусь тогда к Роману Проди и Берлускони. Хочу у вас спросить. Вот, Роман Проди, как политик и человек, я так понимаю, сильно отличается от Берлускони. Вот все-таки чем? Какие, на взгляд господина Сурдо, есть конкретные отличия человеческие между Романом Проди и Берлускони? И почему Путину нравятся оба?

В.К.СУРДО: Если кто-то знаком с председателем Проди, то он может заметить, что это человек очень сердечный и надежный. Можно заметить, что это человек, который любит юмор и шутку. Мои друзья, которые работают с ним, говорят, что с ним очень хорошо работать, он старается ничего не драматизировать и во всем видит ироническую сторону, шутливую. Безусловно, Берлускони — больший экстраверт. Но то, что не подлежит сомнению, что оба этих деятеля проявляют очень большое внимание к России. И у них чрезвычайно положительное отношение к этой стране. Именно по этой причине у президента Путина к ним очень хорошее отношение, потому что он чувствует доверие, что немаловажно.

А.СУББОТИНА: Понятно. А вот такой вопрос. Вы, наверное, слышали о фильме, показанном на «Би-Би-Си», где есть документы, в которых погибший, собственно, Литвиненко обвиняет Романа Проди в связи с КГБ? Не могли бы вы это как-то прокомментировать?

В.К.СУРДО: Я полагаю, что этим должна заняться магистратура в Италии. Потому что этот вопрос, не знаю как по-русски, по-итальянски звучит: «не на небе и не на земле этот вопрос». Я понимаю, что вокруг этого дела крутятся люди, которые используют парламентскую комиссию, я имею ввиду Митрохина, для этого дела. Повторяю, этим займутся соответствующие компетентные органы в Италии, но я лично не сомневаюсь в том, что под этим нет никакого основания.

А.СУББОТИНА: Вот такой вот вопрос. А вы Новый год встречали в Италии или в Москве?

В.К.СУРДО: Я уже вам сказал, я живу там, где нахожусь. То есть в Москве. Кто любит меня, тот ко мне приезжает в гости. Я хотел сказать, я провел Новый год в прекрасном месте, где дорогой друг организовал вечеринку по случаю Нового года. Хочу уточнить, организовал вечер владелец Bosco di Ciliegi . Это мой дорогой друг. Он пригласил меня вместе с друзьями. Хочу сказать, что мы подняли бокал на Красной площади, это было очень волнительное событие.

А.СУББОТИНА: Спасибо. Мне было очень приятно вас видеть в студии. Надеюсь, не последний раз.

В.К.СУРДО: Безусловно. Когда пожелаете. Большое спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире