'Вопросы к интервью




О.БЫЧКОВА – 19 часов 7 почти минут в Москве. У микрофона Ольга Бычкова. Добрый вечер! Я приветствую нашего гостя Назара Суюнова, бывшего вице-премьера Туркменистана, государственного советника президента Туркменистана и бывшего министра нефти и газа. Добрый вечер, Назар Тойлиевич.

Н.СУЮНОВ – Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА – Итак, сегодня пришло сообщение о кончине президента Туркменистана Сапармурата Ниязова. Ну, помимо того, что это новость о смерти человека, это, конечно, также и повод для предположений, прогнозов о том, что будет дальше в Туркменистане и вокруг него. Вы ведь много лет проработали с господином Ниязовым?

Н.СУЮНОВ – Да, много лет проработал. Я с ним работал и в советское время, когда он стал председателем, премьер-министром Туркменистана, а я у него был заместителем, и после, когда Туркменистан приобрел независимость, я у него был заместителем главы правительства, курировал топливно-энергетический комплекс.

О.БЫЧКОВА – Ну, т.е. занимались, в общем, ну, самым главным, что есть…

Н.СУЮНОВ – Да, самым главным, потому что я сам являюсь нефтяником, и возглавлял нефтегазовую отрасль и одновременно был генеральным директором геологоразведочной организации. Поэтому все те богатства, которыми наделен Туркменистан, практически я являюсь непосредственным руководителем, и я знаю, где, сколько и какое полезное ископаемое в Туркменистане…

О.БЫЧКОВА – Вот об этом мы поговорим обязательно чуть позже, а также о том, как строятся отношения у Туркменистана с Россией и с другими странами, отношения, связанные с энергетикой, но вначале позвольте Вам задать такой вопрос. Ну, может быть, он покажется не совсем уместным, но, тем не менее, этот вопрос возникает во многих комментариях. Ну, как-то вот для многих, например, российских политиков эта кончина оказалась такой неожиданной. Я слышала сегодня высказывания кого-то из российских депутатов, кто сказал, что, ну, подозрительно вот как-то ушел президент Ниязов, что такой сильный нестарый человек вот так вот взял вот и умер… ну, вот что-то вот тут вот есть такое, есть какие-то недоговоренности, которые вызывают разного рода спекуляции. Что Вы можете сказать на этот счет?

Н.СУЮНОВ – Ну, во всяком случае, я близко знаю Ниязова, т.е. знал Ниязова, вместе работал, как я ранее сказал. Ниязов больной и болел.

О.БЫЧКОВА – Но он действительно болел вот, по крайней мере, в последние год, два?

Н.СУЮНОВ – Да, он действительно болел. Он просто скрывал свою болезнь, и все, которые окружали его непосредственно, т.е. соратники его, они не знали о его болезни.

О.БЫЧКОВА – Не знали?

Н.СУЮНОВ – Не знали абсолютно. Он об этом сказал только в 93 году, когда мы были в Америке. Он сказал о том, что у него не поступает кровь в левую ногу. И там была произведена первая операция по шунтированию, значит вот, левой. А потом в 97 году было шунтирование сердечно-сосудистой системы. Поэтому у него был сахарный диабет, и в последнее время этот сахарный диабет уже перешел во вторую стадию, когда последствия операции могли быть летальным исходом. Поэтому неожиданность, такого не было.

О.БЫЧКОВА – Ну, если действительно, у меня нет оснований, конечно, сомневаться в том, что Вы говорите, но вот поскольку президент знал о том, что он серьезно болен, вероятно, он мог оставить какие-то распоряжения по поводу того, что будет после. Как Вы считаете?

Н.СУЮНОВ – То, что должно быть после и то, что вот сегодня там произошло, и вот назначение исполняющего обязанности президента, он предопределил уже при жизни. При жизни определил, и как-то в конституционном порядке это было уже определено, что после ухода его из жизни врачи дают заключение о том, что он ушел из жизни, и что он ушел из жизни в силу своей болезни, а не какого-то внешнего воздействия или внешнего фактора. И после того, как он уходит из жизни, и тогда должны были определить, что он действительно скончался, да? И кто должен возглавить и управлять государством.

О.БЫЧКОВА – Т.е. он разработал всю процедуру?

Н.СУЮНОВ – В соответствии с конституцией. Да, вся процедура была обозначена. В соответствии с конституцией, временно должен был обязательно возглавлять это председатель парламента в течение 40 дней, но руководитель парламента не имел права выдвигать свою кандидатуру на пост президента. Он должен был организовать демократические альтернативные выборы в Туркменистане в соответствии с конституцией и то, что было определено. И сейчас практически эта процедура остается, только не председатель парламента будет вот эту организовывать процедуру выборов, а исполняющий обязанности заместитель председателя кабинета министров…

О.БЫЧКОВА – Ну вот, почему так получилось?

Н.СУЮНОВ – Почему так получилось?

О.БЫЧКОВА – Если сам президент завещал по-другому.

Н.СУЮНОВ – Там есть некоторые факторы, которые возможно, как-то не обговариваются. В последнее время функции парламента были переданы так называемому «Халк маслахаты» — народному собранию, и часть полномочий парламента были переданы соответственно и президенту. И в этой связи естественно для того, чтобы как-то стабилизировать обстановку, чтобы было все нормально и не было бы каких-то шатаний, решили вот, постольку было вот такое мнение о том, что председатель парламента захочет вернуть те упущенные права, которыми он наделен был фактически.

О.БЫЧКОВА – Но это решили уже после смерти президента?

Н.СУЮНОВ – Это решили после смерти, потому что выдвинули, именно выдвинули зам председателя совета министров, министра здравоохранения как человека такого нейтрального, спокойного, к которому и со стороны лидеров оппозиции нету вот таких вот прямых претензий. И он вот в течение двух месяцев или 40 дней будет проводить работу для того, чтобы на демократических началах альтернативные были выборы президента. И в этом случае все лидеры оппозиции и оппозиционные силы могут свободно принять участие в выборах президента.

О.БЫЧКОВА – Понятно, но получается, что в действительности борьба за власть происходит и нешуточная. Вот если там такие какие-то передвижения происходят, и выдвигаются фигуры не те, которые были назначены самим президентом.

Н.СУЮНОВ – Главная цель сейчас, постольку, поскольку геополитическое положение Туркменистана таково, важно сохранить вот эту стабильность, чтобы не было каких-то таких нестабильных проявлений, которые бы не только могли в какой-то степени повлиять на то, что будет в Туркменистане, но в региональном масштабе.

О.БЫЧКОВА – Т.е. политическая элита Туркменистана на сегодняшний момент заинтересована в том, чтобы сохранить существующую ситуацию и политическую структуру, а не в том, чтобы провести изменения?

Н.СУЮНОВ – Сохранить стабильность, чтобы не было таких деструктивных проявлений, и после этого перейти, в соответствии с международными нормами и стандартами, провести демократические выборы президента.

О.БЫЧКОВА – Ну что ж, мы прервемся на буквально полторы минуты. Я напомню, что в прямом эфире «Эхо Москвы» Назар Суюнов, бывший вице-премьер Туркменистана, министр нефти и газа. Мы, конечно, обсуждаем ситуацию в Туркменистане после смерти Сапармурата Ниязова.



РЕКЛАМА



О.БЫЧКОВА – Итак, мы продолжаем наш разговор с Назаром Суюновым, бывшим вице-премьером Туркменистана и министром нефти и газа, а также государственным советником президента Туркменистана. Мы говорим о ситуации в Туркменистане после смерти президента Сапармурата Ниязова. Очень много вопросов идет на наш эфирный пейджер. Я напомню его номер: 725-66-33 и номер для отправки SMS – сообщений — +7-985-970-45-45. Ну вот, я понимаю, что сложный вопрос для Вас, но тем не менее, очень многие спрашивают и слушатели, и комментаторы, да? Что можно сказать о сыне президента Мурате Ниязове, и главное, какие у него амбиции и шансы занять президентский пост? Это не будет передача такая наследная власти, да? Вы сказали, что будут демократические выборы?

Н.СУЮНОВ – Ну, на определенный период времени, если, допустим, сегодняшний исполняющий обязанности президента в течение того отведенного периода времени в организационном порядке не сформулирует, как должны пройти выборы, то естественно, для того, чтобы как-то сохранить эту стабилизацию обстановки…

О.БЫЧКОВА – Чтобы страна кем-то управлялась?

Н.СУЮНОВ – Да, чтобы страна как-то и управлялась, они могут определить принятием решения и на парламенте или «Халк маслахаты», допустим, сын Ниязова временно – временно – для того, чтобы потом перейти на демократические выборы, может быть.

О.БЫЧКОВА – Т.е. Вы не исключаете такого варианта, да? вот как в Азербайджане, например, произошло?

Н.СУЮНОВ – В Азербайджане совершенно была другая обстановка. Там при жизни было.

О.БЫЧКОВА – Да.

Н.СУЮНОВ – Там было при жизни, и Ильхам Алиев, я насколько знаю, он и был, возглавлял очень крупную нефтяную организацию Азербайджана, потом был непосредственным руководителем правящей партии, т.е. он прошел какой-то, если можно сказать, какую-то обкатку политическую. И поэтому было так воспринято мировым сообществом и ведущими политическими государствами.

О.БЫЧКОВА – Да. Т.е. в ближайшее время будет понятен конкретный механизм передачи власти, да? или выборов нового президента. Как Вы думаете, когда это может произойти?

Н.СУЮНОВ – Ну, в соответствии с конституцией и в соответствии, как я в предыдущем сказал о том, что вся процедура была при жизни Ниязовым определена, и я об этом знаю, потому что мы вместе работали.

О.БЫЧКОВА – Да.

Н.СУЮНОВ – Естественно, будет вот эти два месяца, 40 дней будет вестись подготовка к предстоящим…

О.БЫЧКОВА – Т.е. через 40 дней может быть объявлена вот эта вот схема и процедура?

Н.СУЮНОВ – Схема и процедура: кто будет участвовать, какие партии будут участвовать, потому что нужно привести в соответствие с конституцией образование партий или общественных организаций, кем будет выделяться – парламентом, партией, общественной организацией, просто людьми.

О.БЫЧКОВА – Как Вы думаете, кто вот будет в течение этих 40 дней принимать все эти решения? Ведь, наверное, очень многое зависит от того, кто будет стоять у этих рычагов и кнопок.

Н.СУЮНОВ – Нет, ну, во всяком случае, уже определено: исполняющий обязанности уже…

О.БЫЧКОВА – Но это реальная фигура, да?

Н.СУЮНОВ – Да, но это фигура, которая работала в кабинете министров, да. И та команда, которая сегодня там имеется, естественно, будет вести подготовительную работу.

О.БЫЧКОВА – Я просто еще раз хочу Вас спросить: это реальная фигура на сегодняшний день? Вы сказали, что его выбрали вице-премьера как фигуру политически нейтральную, да? к которой, там, у всех, может быть, минимальное количество претензий существует, если я правильно излагаю то, что Вы говорили несколько минут назад.

Н.СУЮНОВ – Да, да, да.

О.БЫЧКОВА – Да. Ну вот, эта фигура, т.е. номинальная, да? такая вот как бы немножко формальная, всех устраивающая или это реальный политик, который действительно будет реально держать власть в своих руках, по крайней мере, на эти 40 дней?

Н.СУЮНОВ – Во всяком случае, это он должен сам определиться, постольку, поскольку он по своей профессиональной специальности врач, стоматолог. И для того, чтобы управлять вот такой… государством, то у него должен быть опыт государственного управления и у него должна быть команда.

О.БЫЧКОВА – Она есть?

Н.СУЮНОВ – Команда из профессионалов, и причем было бы очень правильным с его стороны и со стороны окружающих не только ориентироваться на тех профессионалов, специалистов, которые имеются в Туркменистане, но и те, которые находятся, в свое время, выехали за пределы Туркменистана. И если это будет… в этом направлении будет проводиться работа, то будет нормально.

О.БЫЧКОВА – Ну, кто выехал из Туркменистана, это, например, кто? Ну вот, сегодня, например, называли госпожу Полыеву, которая работает в администрации президента России.

Н.СУЮНОВ – Нет, госпожа Полыева уехала гораздо раньше, и она занята совершенно другой работой и не является претендентом. И есть своя тонкость Востока.

О.БЫЧКОВА – Женщина?

Н.СУЮНОВ – Да. И это надо учитывать, не потому что женщина, есть некоторые моменты. А очень много выехали, не только те, которые занимали государственные должности, и много уехало интеллигенции. Любое государство обращено на гибель, если оно лишается интеллигенции.

О.БЫЧКОВА – Это правда. Т.е. туркменская политическая система готова принять обратно этих людей? А среди них есть, наверное, и оппозиционеры, и разные люди, разных политических взглядов. Или наоборот, на сегодняшний день, по сегодняшнему состоянию она хотела бы закрыться от них?

Н.СУЮНОВ – Я думаю, вот в отведенное время, вот эти 40 дней или 2 месяца именно эта часть будет проработана. Я не исключаю того, что многие те, которые уехали, и те, которые являются сейчас в оппозиции, возможно, будут возвращены для того, чтобы формировать кабинет министров на согласованных таких началах. Может быть, даже без права представителя, а на правах сопредседателей. Я в свое время вносил такое предложение.

О.БЫЧКОВА – Ну, т.е. некая коалиция чтобы была создана.

Н.СУЮНОВ – Да, переходный период для того, чтобы потом уже выборы делать по всем международным правилам, на демократических…

О.БЫЧКОВА – Я поняла. Т.е. серьезные перемены в Туркменистане, видимо, неизбежны?

Н.СУЮНОВ – Серьезные перемены, они неизбежны, да, но я склонен к тому, что таких опасных, взрывоопасных оно не должно быть.

О.БЫЧКОВА – Но, тем не менее, границы закрылись.

Н.СУЮНОВ – Это временное явление для того, чтобы всю процедуру, связанную с похоронами, потому что возможен приезд делегаций из других государств, из государств СНГ. И чтобы как-то сохранить стабильность, чтобы не было беспорядков, это временное явление. Я думаю, что после 7 дней, возможно, это будет открыто все.

О.БЫЧКОВА – Я напомню, что в прямом эфире «Эхо Москвы» Назар Суюнов, бывший вице-премьер Туркменистана, государственный советник президента и бывший министр нефти и газа. Поговорим, если можно, об энергетике. Большая загадка, Вы же наверняка знаете, сколько на самом деле газа у Туркменистана?

Н.СУЮНОВ – Газа у Туркменистана? В тот период, когда я там работал, ежегодно добывали 85-90 кубометров, сейчас добывают где-то 50-60. Потенциальные ресурсы Туркменистана огромны, очень большие, поэтому можно говорить, что Туркменистан является государством, ну, можно сказать, державой по энергоносителям.

О.БЫЧКОВА – А у России сколько, если сравнивать?

Н.СУЮНОВ – А у России очень большие запасы. Ну, примерно в два раза больше, чем в Туркменистане.

О.БЫЧКОВА – Угу. Понятно.

Н.СУЮНОВ – Т.е. потенциальные ресурсы, которые имеются.

О.БЫЧКОВА – А президент Ниязов по каким причинам как-то вот воздерживался от оценки запасов Туркменистана?

Н.СУЮНОВ – Не, я бы не сказал о том, что он как-то… наоборот, увеличивал. Он говорили, что там такие запасы, очень большие. Действительно, это прогнозные. Между промышленными запасами и потенциальными ресурсами есть большая разница.

О.БЫЧКОВА – Да, конечно.

Н.СУЮНОВ – Для того, чтобы потенциальные ресурсы перешли в категорию промышленных, нужно инвестиции, инвестиции, не только связанные внутригосударственные, но и иностранные инвестиции. И в этом отношении я бы не сказал, чтобы он не скрывал.

О.БЫЧКОВА – А иностранные инвестиции поступают сейчас в Туркменистан?

Н.СУЮНОВ – Нет, к сожалению.

О.БЫЧКОВА – Т.е. вообще нисколько, ноль?

Н.СУЮНОВ – Ну, там работает уже лет 15 две компании. Это «Petronas» компания и «Драгон Ойл». Эти компании работают на известных месторождениях, на шельфе Каспийского моря, в туркменском секторе, и они практически незначительными объемами инвестиций занимаются.

О.БЫЧКОВА – Это иностранные компании?

Н.СУЮНОВ – Это иностранные компании.

О.БЫЧКОВА – А откуда?

Н.СУЮНОВ – Малайзия и «Драгон Ойл» это…

О.БЫЧКОВА – Т.е. они работают на шельфе, они допущены на шельф, потому что там более сложные условия?

Н.СУЮНОВ – Нет, это те старые месторождения, которые разрабатываются и в технологическом порядке они участвуют в разработке и увеличивают добычу…

О.БЫЧКОВА – А, ну, все равно, там, где вот уже выработано…

Н.СУЮНОВ – Там, где было известно.

О.БЫЧКОВА – Понятно. Андрей, наш слушатель задает вопрос на эфирный пейджер «Эхо Москвы»: «Изменятся ли теперь отношения России и Туркмении, в частности, в том, что касается цен на газ? Российские эксперты говорят, что цены точно будут пересмотрены в сторону повышения». Что Вы можете сказать об этом?

Н.СУЮНОВ – Не, я не думаю сейчас, чтобы Туркменистан пошел на увеличение цены на газ. Во-первых, нужно в обязательном порядке смотреть дальше вглубь, на маркетинг, кто ее будет покупать. Постоянный покупатель в Туркменистане был Украина и частично Россия. И поэтому пересмотр этой цены может привести к тому, что покупатель не в состоянии будет купить по тем ценам, которые будут предложены, выше.

О.БЫЧКОВА – Но с другой стороны, куда деваться покупателю?

Н.СУЮНОВ – Нет, понимаете, если не купят покупатели газ, то там могут быть серьезные последствия, связанные с технологией разработки месторождения. Если закрыть, то может произойти обводнение, вместо газа получим воду. Это первое. Во-вторых, Туркмения не пойдет на увеличение цены за газ сейчас по одной только, значит, причине, что поступления, валютные поступления от продажи газа не проходили через бюджет Туркменистана. А оно шло только в специальный фонд, и управлял им только президент.

О.БЫЧКОВА – Как интересно.

Н.СУЮНОВ – Да, поэтому я не думаю, чтобы в этом отношении были б какие-то изменения, особенно вот сейчас, в настоящее время.

О.БЫЧКОВА – Это интересная тема. Мы прервемся сейчас на несколько минут, затем продолжим наш разговор в прямом эфире «Эхо Москвы» с бывшим вице-премьером Туркменистана Назаром Суюновым.



НОВОСТИ



О.БЫЧКОВА – Продолжаем наш разговор с бывшим вице-премьером Туркменистана, министром нефти и газа и государственным советником покойного президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, Назаром Суюновым. Мы начали говорить о газе и это, конечно, важный аспект отношений, может быть, самый важный между Россией и Туркменистаном и не только между Туркменистаном и нашей страной, но тут как бы есть разные возможные варианты и прогнозы. Мы говорили о ценах. Весь туркменский газ идет через российскую трубу, правильно?

Н.СУЮНОВ – Да 

О.БЫЧКОВА – И поэтому Вы сказали, что цены меняться, скорее всего, не будут. Вот Михаил Вас спрашивает на пейджер сразу, сразу вот вопрос прямой задает: «Будет ли газопровод через Каспий?»

Н.СУЮНОВ – Я являюсь автором концепции развития нефтяной и газовой промышленности, и назвал её «Концепция президента Ниязова о развитии нефтяной и газовой промышленности Туркменистана до 2020 года».

О.БЫЧКОВА – Автор Вы, но Вы назвали в честь Ниязова?

Н.СУЮНОВ – Да, в честь Ниязова, потому что одновременно в начальной стадии, потому что мы, — я Вам честно могу сказать — экономика Туркменистана была таковой, потому что нет там промышленности, и мы могли интегрироваться в мировую экономику быстрее всех других государств.

О.БЫЧКОВА – Только через трубу?

Н.СУЮНОВ – Да. Поэтому были разработаны варианты, различные варианты транснациональных проектов, в которых должны участвовать и Россия, и международные … коммерческие структуры.

О.БЫЧКОВА — Почему они не осуществились?

Н.СУЮНОВ – И это было согласовано… тогда был зампредом Шохин. А?

О.БЫЧКОВА — Почему они не были осуществлены в таком виде?

Н.СУЮНОВ – Они не были… Вы понимаете, они не были осуществлены, потому что в каждом варианте присутствовал, присутствует механизм и инструмент, каким образом реализовать этот проект. Да, когда концепция была определена, то в этой концепции в обязательном порядке должен быть составлен календарный план, программа, календарный план действий правительства по практической реализации.

О.БЫЧКОВА – Почему не привлекли другие стороны, кроме России?

Н.СУЮНОВ – Как другие? Был объявлен международный конкурс.

О.БЫЧКОВА – Да.

Н.СУЮНОВ – Был объявлен международный конкурс, и первые инвестиции, и первая, я должен обязательно это дело подчеркнуть, что Туркменистан делал презентацию и в Америке, и во Франции, и в Англии, и на Давосе, Малайзии, Индонезии, в Саудовской Аравии, в Японии и в Китае. И везде были проработаны варианты нефтегазо…

О.БЫЧКОВА – И в результате?

Н.СУЮНОВ – Да. В результате практически эта программа, эта концепция не была до конца реализована.

О.БЫЧКОВА – Но вот почему?

Н.СУЮНОВ – Ну, должны быть согласованы действия.

О.БЫЧКОВА – Почему президент Ниязов пустил весь туркменский газ через российскую трубу?

Н.СУЮНОВ – Во всех вариантах для того, чтобы экономически развиваться, должен быть начальный капитал. Начальный капитал для развития экономики Туркменистана

это через газопровод существующий, да. Одновременно с этим должны были прорабатываться различные транснациональные проекты, в том числе через Каспийское море в Европу. Да. И в этом проекте должна была обязательно участвовать и Россия, и международные организации путем формирования международного консорциума. С Россией в тот период времени было подписано соглашение, что Туркменистан участвует во всех транснациональных проектах нефтяной и газовой промышленности… Россия участвует в проектах Туркменистана, а Туркменистан участвует в проектах России. Это было все согласовано и оговорено.

О.БЫЧКОВА – Т.е. это был такой наиболее удобный на тот момент нулевой вариант фактически, да? основываться на тех мощностях, которые были после Советского Союза.

Н.СУЮНОВ – Да. Ну, интересы каждого государства, в том числе России, были предусмотрены в этих вариантах.

О.БЫЧКОВА – Это понятно, конечно, интересы России, тут понятно, какие. Но ведь эта ситуация тоже может измениться или как вы считаете? Россия не позволит сейчас этого сделать?

Н.СУЮНОВ – Не, я думаю, что можно найти согласованные решения, где будут интересы и России, и Туркменистана, и тех государств, через которые будет проходить этот нефтепровод или газопровод.

О.БЫЧКОВА – Это каких еще?

Н.СУЮНОВ – Ну, скажем, Азербайджана, скажем, Турции. Почему именно интересы России в Европе, т.е. доля России на рынке, котором присутствует в Европе, они будут значительно увеличены за счет совместного присутствия Туркменистана и России.

О.БЫЧКОВА – Т.е. чем больше туркменского газа, тем больше российская доля в Европе.

Н.СУЮНОВ – Совместно, вместе с Россией. Потому что в мире существует всего 6 государств, которые могут поставлять газ в Европу. Это Иран, Туркменистан, Россия, Катар, Алжир. Ну, сейчас Норвегия с Северного моря, но там запасы ограничиваются, поэтому количество государств-производителей газа, они известны.

О.БЫЧКОВА – Да, конечно. Слушатели задают вопросы по поводу отношений Туркменистана и Ирана.

Н.СУЮНОВ – Ну, добрососедские отношения.

О.БЫЧКОВА – Как Вы дипломатично выражаетесь.

Н.СУЮНОВ – Ну как? Ну, с соседями надо всегда дружить.

О.БЫЧКОВА – Ну, у Ирана… вот Владимир подсказывает, например, «свои интересы, особенно в области транспортировки газа».

Н.СУЮНОВ – А когда там был президентом Рафсанджани, я там проводил презентацию, и у нас были согласованы в этом отношении… подготовлены решения, через территорию Ирана. Там есть несколько вариантов. Один из вариантов – это южнее Тегерана, через Турцию в Европу. Другой вариант – по существующей системе, это южнее Каспия. Т.е. вклиниться в ту газотранспортную систему, которая до прихода Хомейни действовала на Кавказ. Поэтому с иранской стороны все эти вопросы были согласованы.

О.БЫЧКОВА – Но теперь там другой президент и другой режим.

Н.СУЮНОВ – Да. Причем оговорено было таким образом, что мы поставляем газ Ирану, а Иран в замещение нам в Персидском заливе отоваривает сырой нефтью.

О.БЫЧКОВА – Как Россия должна относиться к этим проектам, как Вы думаете?

Н.СУЮНОВ – Положительно.

О.БЫЧКОВА – Почему?

Н.СУЮНОВ – Просто участием, своей долей участия. Ведь сейчас в условиях глобализации экономики и финансов естественно стремление каждого государства в экономическом плане интегрироваться в мировую экономику. А интегрироваться в мировую экономику – это значит, совместно с другими государствами участвовать…

О.БЫЧКОВА – А Вы считаете, что вот такой российско-иранско-туркменский энергетический проект при сегодняшнем режиме Ахмадинежада реален?

Н.СУЮНОВ – Нет, сейчас, конечно, естественно это не реально.

О.БЫЧКОВА – Почему естественно?

Н.СУЮНОВ – Я Вам скажу, что раньше, когда был Рафсанджани и до этого вот в транснациональном проекте, который должен был через Англию, участвовали компании Америки, а потом было эмбарго.

О.БЫЧКОВА – Т.е. Иран закрывается сам, и его закрывают тоже от таких проектов?

Н.СУЮНОВ – Ну, в большей части, наверное, Иран сам закрывается.

О.БЫЧКОВА – Понятно. Самый последний вопрос. Надежда из Москвы задает. У нас буквально полминуты эфира остается. Она спрашивает: «А почему доходы от единственной экспортной статьи – газа попадали вот в фонд, которым лично распоряжался президент Ниязов?» Вообще, известно, сколько там сейчас денег находится?

Н.СУЮНОВ – Во-первых, никому это неизвестно, кроме него самого. Первое. Во-вторых, он установил такой порядок.

О.БЫЧКОВА – А куда эти деньги шли? Или они не расходовались?

Н.СУЮНОВ – Ну, они шли на различные мероприятия по личному его указанию, к сожалению, которые в конечном итоге привели к тому, что при вот наличии такого громадного богатства, я имею в виду, минерально-сырьевых ресурсов, потому что в Туркменистане вся продукция валютообразующая – это не только газ и нефть. Это и хлопок, это и шерсть, это и каракуль, это и ковры.

О.БЫЧКОВА – Ну, каракуль все-таки с газом не сравнить.

Н.СУЮНОВ – А это и йод, и бром, ведь 75% запаса йода и брома Советского Союза на территории Туркменистана. Поэтому я же говорю, там и калийная соль. Во всей Средней Азии, на востоке России нет минерального удобрения, калийных.

О.БЫЧКОВА – Кто сейчас будет распоряжаться этим фондом, как Вы думаете?

Н.СУЮНОВ – Я думаю, что теперь в новых условиях в обязательном порядке парламент государства при формировании бюджета будет участвовать. Ну, хотелось бы, чтобы так это было. И постольку поскольку минеральные ресурсы – это достояние народа, а это определено конституцией Туркменистана, то народ должен в обязательном порядке…

О.БЫЧКОВА – Я поняла Вас, но я спрашиваю о том, как это будет реально, на самом деле.

Н.СУЮНОВ – Реальность такова, что если новое руководство, которое там имеется, не пойдут по такому пути, то навряд ли они удержатся у власти.

О.БЫЧКОВА – Спасибо большое. Назар Суюнов, бывший государственный деятель Туркменистана, много лет работавший с покойным президентом Сапармуратом Ниязовым был в прямом эфире «Эхо Москвы». Спасибо Вам, что пришли к нам.

Н.СУЮНОВ – Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире