'Вопросы к интервью
06 сентября 2006
Z Интервью Все выпуски

Какие школы России не открылись в новом учебном году?


Время выхода в эфир: 06 сентября 2006, 13:08

6 сентября 2006 года

13.08 – 13.30

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» заместитель начальника управления Госпожнадзора МЧС России Анатолий Гилетич.



Эфир ведет Алексей Дыховичный.



А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Анатолий Гилетич у нас в гостях – заместитель начальника управления Государственного пожарного надзора МЧС России. Здравствуйте, Анатолий Николаевич!

А.ГИЛЕТИЧ – Здравствуйте и радио «Эхо Москвы» и уважаемые слушатели этого радио.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Подполковник, между прочим, Анатолий Николаевич. На погоны смотрю и вижу. Мы говорим о школах. Давайте, собственно говоря, и начнем: школы, которые не открылись в новом учебном году в России. Речь идет о России. Даже есть такие. Сколько их и где они?

А.ГИЛЕТИЧ – Да, действительно, есть у нас такие школы. Но я бы прежде всего хотел бы, пользуясь тем, что мне представлено выступление в прямом эфире в целом немножко рассказать об этом проблеме и потом, естественно, подойти к этому злободневному вопросу. Хочу сказать, что безопасность образовательных учреждений является одним из приоритетных направлений деятельности министерства на протяжении последних 5 лет. Указанная работа проводится в тесном взаимодействии с министерством образования и науки, с федеральным агентством по образованию, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления. В настоящее время в системе образования России функционирует свыше 126 тысяч образовательных учреждений, большая часть из которых находится в ведении субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Анатолий Николаевич, я прощу прощения. Давайте по порядку, потому что так вот мы… очень сложно так всю эту информацию. Сколько школ всего Вы сказали?

А.ГИЛЕТИЧ – Более 126 тысяч школ.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – В России?

А.ГИЛЕТИЧ – В России.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – 126 тысяч. Вы каждую проверили?

А.ГИЛЕТИЧ – Да. Будем так говорить, что на данном этапе мы проверили свыше 97,3 % школ. Это по состоянию на 30 августа текущего года. Естественно, неохваченными остались определенные школы в районах Крайнего Севера, куда добраться можно только в составе общих комиссий, но эта работа все равно ведется.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – А там галочки стоят? На заметке?

А.ГИЛЕТИЧ – На заметке стоят, естественно. Эта работа у нас будет вестись, и пока каждая школа не будет проверена, мы эту работу будем продолжать.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – И вот, все-таки, к школам, которые не открылись. Вы проверили, и что-то там такое нашли, что даже не открылись школы. Сколько их?

А.ГИЛЕТИЧ – Я бы хотел сказать, что, уж если конкретно Вы в лоб задаете такой вопрос, что на 30 августа было принято решение судами по приостановке эксплуатации порядка 843 школ.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Кстати, судами решение принято. Не просто так.

А.ГИЛЕТИЧ – Судами. Это решение принимается не просто так. Это не инспектор пришел и поставил пломбу. Это делается именно судами. Процедура заключается в следующем: инспектор пожарного надзора выявляя серьезные нарушения правил пожарной безопасности, серьезные – это те, которые могут за собой повлечь последствия, связанные с гибелью детей, готовит соответствующие материалы, на основании которых суд принимает решение. Только суд может принять решение о приостановке деятельности. В настоящее время, на 30 августа, я повторяю, было приостановлено 843 школы.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Вообще-то много. Это очень много. Это, ну, вот я сейчас могу ошибиться, но если 126 тысяч школ, это порядка половины процента. Где-то около того. Одна из двухсот. Это много. Это много. Насколько все должно быть неправильно в школе, чтобы она была закрыта по решению суда.

А.ГИЛЕТИЧ – Если анализировать из-за чего обычно гибнут дети, причинами являются: несвоевременное обнаружение пожара, несвоевременное оповещение людей о пожаре – вот причинны, по которым не успевают покинуть помещение… Неправильная работа персонала. Что мы ставим во главу угла? Это, прежде всего, наличие систем обнаружения пожара – автоматическая пожарная сигнализация. Второй момент: работа систем оповещения. Третье: в зависимости от категории школ это система противодымной защиты, система вентиляции. На путях эвакуации, в случае возникновения какой-то ситуации, не должно быть горючих материалов. Следующий момент, который очень важен – это наличие выходов. Как правило, опасаясь того, что в школу могут проникнуть посторонние, эвакуационные выходы закрываются. Мы не против того, чтобы они закрывались, но должны быть созданы все условия, чтобы в случае какой-то чрезвычайной ситуации эти двери могли моментально открыться, и их мог открыть любой человек, который подошел к этому выходу. Чтобы это было просто и в то же время надежно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Снаружи нельзя, а изнутри легко. Наверно, я так подозреваю, так как в школе учился, учителя и директора чтобы дети не выбегали и на переменках не бегали курить и не прогуливали и так далее. Чтобы изнутри мог открыть только человек со специальным ключом.

А.ГИЛЕТИЧ – Да. К сожалению, такая практика существует повсеместно. Вот это основные моменты, на которые мы обращаем и по которым мы выносим и готовим материалы о приостановке этих объектов.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Давайте по порядку. Системы обнаружения. Какие они в школе должны быть и насколько это финансируется?

А.ГИЛЕТИЧ – По финансированию. Давно этот вопрос стоял. По на нашим сведениям в 2004-2005 году на эти мероприятия было израсходовано свыше 10 миллиардов рублей. В том числе, из федерального бюджета около 3,5 миллиардов рублей, из бюджетов субъектов федерации где-то около 4, остальное – из муниципальных бюджетов и внебюджетных источников. То есть достаточно немалая сумма.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Этого достаточно на 126 тысяч школ?

А.ГИЛЕТИЧ – Это достаточно немало по сравнению с тем, что раньше было…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, смотря для чего: для одного человека – немало, а для школ…

А.ГИЛЕТИЧ – Я имею в виду в сравнении с предыдущими периодами, когда выделялись, допустим, действительно, крохи для приведения таких учреждений в пожаробезопасное состояние. Мы, благодаря проведенной ранее работе (5 лет занимаемся), удалось нам создать целевую ведомственную программу. Мы, фактически, заставили принять целевые программы в каждом субъекте федерации. И могу сказать, что ряд субъектов, действительно, пошел на финансирование, выделение средств для этих программ. Я хотел бы их привести в пример: это республика Соха. Якутия. Понятно, они все прошли через процедуру этого пожара, когда в школе сгорели дети. И то, что они принимают эти программы и их финансируют – это как бы вне сомнения хорошо. Башкортостан. Еврейский автономный округ. Саратовская область, Липецкая, Тамбовская, республика Карелия, Таймырский автономный округ, Удмуртская республика, Магаданская область, Пензенская, Волгоградская. То есть в этих субъектах, фактически, эти целевые программы реализованы более, чем на 80 %. В некоторых на 100%.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – А в Москве чего?

А.ГИЛЕТИЧ – Москва попала где-то в середину. Но Москву мы не выделяем среди лучших и среди худших. Но в Москве все-таки уделяется пожарной безопасности достаточно много внимания и достаточно много сделано.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – От лица родителей, который отдают в этом году детей школы, отводят первый раз, не первый – не важно… В Москве можно быть спокойным, что не загорится?

А.ГИЛЕТИЧ – Я думаю, что в Москве можно быть спокойным за то, что дети будут в безопасной обстановке учится.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – А за какие-то регионы сердце болит?

А.ГИЛЕТИЧ – Я хотел бы продолжить. Те субъекты, где целевые программы практически не реализуются: это Карачаево-Черкесия. Фактически ноль процентов освоения программы. Дальше Камчатская область – 21 %, Приморский край – 18%, республика Бурятия – 17,6 %, Курганская область— 28%, республика Адыгея – 27%, республика Дагестан – 10%, Калмыкия – 10%, Ленинградская область – 20%, Калининградская область – 0%, Брянская область – 11%, Воронежская – 24%, Рязанская – 16 %. Конечно, может эти цифры немножко и занижены, потому что они прослеживались где-то на 20 августа. Может, с того времени и вырос процент, делались вложения. Но вместе с тем такая ситуация: в течение года практически не вкладывать в безопасность школ, я считаю, что это неприемлемая ситуация.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Вот там где 0%, где 16 % и так далее там что? Там беспокоится родителям за своих детей, да?

А.ГИЛЕТИЧ – Наверно, все-таки надо беспокоится там, где не вкладываются средства.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Но при этом эти школы были открыты. Вот 843 вообще не были открыты, да?

А.ГИЛЕТИЧ – По состоянию на 30 августа.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – На 30 августа. А какие-то были открыты, но при этом, судя по цифрам, которые Вы называете, там не все в порядке, но все-таки открыли.

А.ГИЛЕТИЧ – Будем так говорить, что как раз в этот период, учитывая, что данный вопрос рассматривался, в том числе, на правительственной комиссии, где был заслушан заместителем министра образования и науки, эти вопросы стоят во главе угла. Мы заслушиваем, спрашиваем и с органов власти, и с федеральных органов исполнительной власти. Этому вопросу уделяется внимание. И селекторы проводятся тематические и выступления. Поэтому сказать, что этим субъектам ничего не делается нельзя. Кроме того, сейчас мы хотим провести определенную черту под тем, что у нас закрылось и что остается пока открытым. Мы планируем подготовку «черного списка» по школам, которые сейчас закрыты. Понимаете, что сейчас буквально за эту неделю, за 10 дней идет очень интенсивная, серьезная подготовка по выполнению требований пожарной безопасности и, может быть, отдельные школы в течение нескольких дней все устранят. Есть моменты, где можно устранить. Где процесс устранения невозможен, мы выносим суды и говорим, чтобы школы была закрыта на месяц, вплоть до 3 месяцев, но это уже принимает суд. Но такой список закрытых школ мы сейчас готовим. В ближайшее время мы планируем его опубликовать. Но прежде чем опубликовать, конечно, мы должны четко сверить и выверить эти данные, чтобы потом не оказалось, что мы кого-то обидели. Мы понимаем, что процесс устранения недостатков он постоянен и динамичен. И чтобы не попали туда школы, которые незаслуженно вдруг оказались в этом «черном списке».

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Вот среди этих 843 школ есть московские?

А.ГИЛЕТИЧ – По нашим данным московских нет. У нас в Москве на 30 августа решение о приостановке было всего в 4 школах из 1740… сейчас скажу Вам…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну 1740, в принципе, порядок понятен.

А.ГИЛЕТИЧ – Сейчас я Вам скажу точно, сколько в Москве школ. Я ошибся — 3785 школ.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – А-а-а…

А.ГИЛЕТИЧ – 3785 школ. Из них только по 4 школам было принято решение об остановке эксплуатации. Я думаю, что это очень высокий показатель. Но это было на 30 августа. Я думаю, что к этому времени… Вот сейчас готовят «черный список» по информации по Москве. У нас нет… Я думаю, что все приведено в пожаробезопасное состояние. Если конкретно по 4 этим школам, мы можем дополнительно узнать, и эту информацию Вам в эфире сообщат, уважаемые слушатели.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Так, вот эта система обнаружения – это вообще что? Это такие самые обычные на потолке такие штучки? Она обязательно должна быть в школе? Правильно я понимаю? И она должна работать?

А.ГИЛЕТИЧ – Да-да. Она обязательно должна работать.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Вы это проверяете?

А.ГИЛЕТИЧ – Это обязательно проверяется. За этим обязательно ведется контроль. Специально должна быть организация, которая обслуживает системы противопожарной защиты. Значит, системы противопожарной защиты могут быть дымовые, тепловые, на излучение пламени. В зависимости от назначения помещений. Имеются фирмы, которые специально обслуживают эти установки, сигнализации и готовность их всегда при проведении мероприятий по контролю проверяется. В обязательном порядке.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Система оповещения – это что такое?

А.ГИЛЕТИЧ – В случае возникновения пожара информация должна быть доведена в каждое помещение какого-то заведения, в каждый класс, в каждое подсобное помещение и проинформировать, что уважаемые там…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Это что должен специальный сотрудник? Нет, конечно…

А.ГИЛЕТИЧ – Это должно быть записана система, которая в случае возникновения… Вот от сигнализации пошло извещение о возникновении пожара, тут же должен автоматически включится громкоговоритель, который на всю школу оповещает о пожаре и просит покинуть помещение, соблюдать спокойствие и выйти на улицу. В этом случае преподаватели должны всех детей поднять и кратчайшим путем вывести в безопасное место.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Система защиты, помимо огнетушителя что еще должно быть? И причем, наверное, работающего с непросроченной датой.

А.ГИЛЕТИЧ – Да, это в обязательном порядке. Зачем тогда такие огнетушители иметь?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – А чтобы от Вас отбиться, я прощу прощения.

А.ГИЛЕТИЧ – Извините, но зачем мы будем пускать пыль в глаза. Я думаю, что уже все понимают, что безопасность детей превыше всего. К сожалению, встречаются такие люди, но, как правило, это не проходит: оно же все видно. И можно всегда оценить, насколько он исправен или нет. Для специалиста это не составляет большого труда.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Что еще должно быть в школе помимо огнетушителя?

А.ГИЛЕТИЧ – Помимо огнетушителя должны быть нормально укомплектованы пожарные краны, обученный персонал, который в случае локального возникновения пожара, мог сам бы оперативно погасить этот очаг.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Следующий вопрос по поводу обучения персонала, может быть, даже школьников. Я представляю себе эту историю, у нас завтра в школе проходит обучение как вести себя в случае возникновения пожара, когда всех заставляют раскатывать пожарные шланги и выполнять эти все процедуры. Это происходит? Бывает такое? Я слышал об этом, но ни разу не встречал.

А.ГИЛЕТИЧ – Значит, детей, как правило, как правило для участия в тушении пожара, конечно, не привлекают. Здесь, прежде всего, должен быть персонал. Преподаватели, служащие школы они должны, прежде всего, уметь работать и знать, как себя повести.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Завуч с огнетушителем?

А.ГИЛЕТИЧ – Ну и что? Может быть и директор. Какая разница, когда видишь, что ситуация экстремальная. Он должен принять все меры. На то он и директор, между прочим, чтобы он сам знал, как оценить правильно обстановку.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я прошу прощения, это у нас сейчас теоретический разговор, теоретические рассуждения или, действительно, в какой-нибудь приватной обстановке, чтобы ученики не смеялись, директриса с огнетушителем…

А.ГИЛЕТИЧ – Я не думаю, что это теоретические разговоры. Я считаю, что это практические, потому что зачетами… и принимаются эти зачеты и как работают, и как умеют повести в случае пожара и весь комплекс требований, которые предъявляются, они должны знать.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Это с недавних пор происходит или такая практика…

А.ГИЛЕТИЧ – Это, будем так говорить, это записано еще давно в правилах пожарной безопасности, просто где-то этому больше уделяется внимания, где-то меньше. Но после того ряда пожаров, как Вы помните, где пострадали дети и в Якутии, и в Дагестане и еще были пожары до этого. Конечно, было принято такое целенаправленное обучение всех, чтобы такие ситуации не повторялись. По обучению я хотел бы вот что сказать: в течение первых 10 дней дано указание провести именно нашим инспекторским составам занятия с детьми. Показать, что такое огнетушитель и как он работает, как вести себя в случае пожара, насколько это все серьезно. И такие занятия проводятся повсеместно, во всех школах Российской Федерации. А с преподавательским составом, со служащими школы занятия были проведены в течение лета. Это в обязательном порядке. Сейчас Минобразования и науки готовит специальные обучающие программы специально для своих сотрудников, по которым будут учится. В том числе, и по тушению пожара. Ведь, бывая за границей, если посмотреть, то там тушение того же пожара каждым, кто ответственен за пожарную безопасность проводится на стендах. И пока он не пройдет и не поработает тем же углекислотным огнетушителем, или пенным, или порошковым (ведь каждый огнетушитель предназначен для своего) до тех пор он просто не допускается к проведению тех или иных занятий…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я с Вами совершенно согласен Анатолий Николаевич, причем я предполагаю, что, может быть Вы опровергните мою мысль, что одно дело – схема нарисованная как необходимо эвакуироваться в случае пожара… Это, на самом деле, на мой взгляд, такая немножечко проформа. Другое дело, когда своими ножками человек прошел, практически отработал этот маршрут, который он должен проделать, причем не один, а вот так как оно в жизни бывает, когда большое количество людей передвигается по одной лестнице. Вот такие занятия. Вы считаете, их нужно проводить или достаточно схемки?

А.ГИЛЕТИЧ – Нет. Обязательно проводить.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Они проводятся в школах?

А.ГИЛЕТИЧ – Проводятся. Серьезно проводятся. И при проверке мероприятий по контролю перед праздниками, перед учебным годом… Вот начало учебного года фактически у всех дано задание сначала теоретически рассказать, как вести себя в случае пожара, какие меры принимать, а также практически отработать по эвакуации. Может быть, это будет где-то 1 сентября отработано, а где-то 10-ого. Но то, что вот такое указание дано не только нами, но и министерством образования и науки, на местах и совместно это проводится, контролируется – это существует. Это реально. Это не только по схеме ориентироваться.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Спасибо Вам большое.

А.ГИЛЕТИЧ – Спасибо.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, в общем, я скажу, что человек, в чьих руках безопасность детей в школе, в том числе, был у нас в гостях. Анатолий Николаевич Гилетич – заместитель начальника управления Госпожнадзора МЧС России был у нас. Спасибо Вам!

А.ГИЛЕТИЧ – Спасибо большое. Чтобы школы не горели. Мы за это!











Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире