'Вопросы к интервью
22 марта 2006
Z Интервью Все выпуски

Переезд Конституционного суда в Санкт-Петербург


Время выхода в эфир: 22 марта 2006, 16:08

Тема: Переезд Конституционного суда в Санкт-Петербург

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Наш информированный собеседник – это Николай Харитонов, депутат Государственной думы, один из кандидатов в президенты прошлых выборов. Здравствуйте, Николай Николаевич.

Н. ХАРИТОНОВ – Добрый день вам, дорогие слушатели.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Мы будем сейчас говорить о том, где Конституционный суд, если будет рассматривать жалобы какие-то, будет обязательно, но где он это будет делать – в Москве или Санкт-Петербурге. Почему? Ну, все очень просто. Сегодня Государственная дума проголосовала в первом чтении за переезд Конституционного суда России из Москвы в Санкт-Петербург. 348 депутатов «за», против 54. Вы были из какого числа?

Н. ХАРИТОНОВ – Фракция КПРФ – а я являюсь членом фракции компартии Российской федерации – проголосовала против переезда сегодняшнего. Я не случайно с утра, когда обсуждалась повестка на сегодняшний день заседания, предлагал своим коллегам, обращаясь в президиум, к председателю Государственной думы, просил своих коллег не рассматривать в первом чтении поправки в закон о Конституционном суде, который позволяет из Москвы переместиться в Санкт-Петербург Конституционному суду. То есть, единственный орган такого федерального уровня, кстати, не спрашивая, по-моему, судей Констиуционного суда о переезде…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – А судьи Конституционного суда высказались. Они не могут говорить об

этом. Потому что это может стать предметом рассмотрения Конституционного суда России. Они не могут высказываться перед рассмотрением.

Н. ХАРИТОНОВ – Я пытался обосновать и убедить своих коллег, почему сегодня не надо рассматривать. Я сказал: это пир во время чумы. Потому что 221 миллион необходим на организацию переезда, а надо еще отремонтировать здание Сената и Синода. Все эти старые здания…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Их все равно надо ремонтировать.

Н. ХАРИТОНОВ – Но это здания исторические…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Там же все началось в декабре еще. Был запрос, по-моему, Кожина, о том, что… о коммерческом использовании этих зданий. И тогда было письмо…

Н. ХАРИТОНОВ – Их зарезервировали. Видимо, разговор о том, что необходимо что-то из федерального уровня перевести… Не исключаю, что Валентина Ивановна Матвиенко походатайствовала… статус… но никто не позаботился о гражданах, тем более, что сегодня спорных вопросов

Конституционный суд достаточно много рассматривает. Что такое на северо-запад? Если глянуть на карту географии Российской федерации… На сегодняшний день сколько самолетов из Барнаула летает в Санкт-Петербург? Из моего родного Новосибирска? Из Екатеринбурга? С Дальнего Востока? А если бы сегодня президент был бы с Колымы?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Тогда, может быть, наоборот, в центр России? Подождите, давайте в центр России. Если проблема в географии, ну, может быть, просто неправильно город выбрали? Давайте возьмем вот Екатеринбург, вот туда…

Н. ХАРИТОНОВ – Конечно, логика подсказывает, все это необходимо делать в интересах избирателей, в интересах граждан. Тем более, вы знаете, как дороги сегодня билеты на самолет, на поезд, да и просто на автомобиле добраться будет непросто. Тем более очень мощные авиалинии, перелеты до Москвы. Это значит, двойная пересадка гражданину Дальнего Востока, Восточной Сибири, Западной Сибири. То есть мы создаем дополнительные неудобства нашим гражданам.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Николай Николаевич, это… Я понял, все понятно, карту России видели все. Все понятно. Это основной аргумент «против» или есть какие-то еще? Потому что… Можно, я просто «за» скажу? То, что было в пояснительной записке: «Переезд повысит независимость суда и общественно-политический статус северной столицы». Вот два момента – независимость и общественно-политический статус Санкт-Петербурга.

Н. ДЫХОВИЧНЫЙ – Я не думаю, что от смены мест, так сказать, меняется независимость Конституционного суда. Представим на минутку, что он бы переехал в Новосибирск, в Екатеринбург, в Барнаул либо еще куда. Я думаю, что от места не меняется — зависимы, не зависимы. Это зависит от совести Конституционного суда, как он будет исполнять, так сказать, Конституцию Российской Федерации.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Совесть от географии не зависит.

Н. ХАРИТОНОВ – Да, она не меняется. Поэтому мне бы хотелось на самом деле… Но там есть маленькая зацепочка, по-моему, в Уставе Конституционного суда, в регламенте, что Конституционный суд может проводить выездные заседания в любом городе Российской Федерации. И сегодня это позволяет, вот образно, пока ремонты все не произойдут и не произведут ремонтные работы, это же и квартир достаточно много, это и подобрать надо штат юристов. Вы знаете, что большая группа во главе с Владимиром Владимировичем Путиным из Санкт-Петербурга переехали в Москву сегодня достаточно много юристов пламенных. И сегодня опять надо находить юристов в самом Санкт-Петербурге. Из Москвы, наверное, аппарат не очень удобно перевозить. Представляете, какое колоссальное количество квартир необходимо будет. Почему я сказал, что это пир во время чумы. Мы сегодня блокадникам Ленинграда, Санкт-Петербурга, не можем еще обеспечить до конца социальные гарантии как блокадникам. А сегодня вдруг находятся в казне официально 221 миллион на ремонт плюс необозначенные в бюджете деньги. То есть всякий переезд, он достаточно дорог.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Тогда скажите, зачем вот подобная инициатива? Кому это надо и для чего, на ваш взгляд?

Н. ХАРИТОНОВ – Ну, видимо, приподнять, в первую очередь, это руководство города, администрации города Санкт-Петербурга. Видимо, небезразлично…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Это Государственная дума – 348 человек. Ну уж я понимаю, что…

Н. ХАРИТОНОВ – Это «Единая Россия», ЛДПР и ряд, так сказать…

А. ХАРИТОНОВ – Ну, Валентина Ивановна Матвиенко — конечно, это очень весомый человек. Но она уже не может, внутри 48 человек Государственной думы.

Н. ХАРИТОНОВ – Ну, министр финансов сегодня – Санкт-Петербург, президент – Санкт-Петербург. Сегодня достаточно… Чубайс – Санкт-Петербург. Сегодня Грызлов – Санкт-Петербург. Вчерашний председатель Госдумы Селезнев – Санкт-Петербург. Ну, я думаю, может быть, своим землякам этим самым хотят сделать подарок – через Конституционный суд поднять статус, развить город. Да, какой-то определенный толчок в развитии даст, привлечет внимание и так далее. Но я вам еще раз говорю и повторяю, что это дополнительные неудобства для простых граждан. Что такое добраться до Санкт-Петербурга, я уже не говорю о дороговизне. Это удовольствие.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Это вся мотивация, на ваш взгляд, да?

Н. ХАРИТОНОВ – Я думаю, что мотивации, вот те депутаты, которые голосовали против, помимо меня, найдут и другие. Была полемика очень жаркая. Ну, например, Владимир Рыжков. Он депутат от Барнаула, от Алтайского края, он тоже отчаянно пытался убедить коллег не голосовать в первом чтении, отложить, посмотреть, подумать, взвесить все, правильно ли мы поступаем вот на данном историческом отрезке времени. Жириновский пытался убедить, что да, абсолютно правильно, что вот советское правительство в 18-м году взяли и переехали. Но никто не говорит тогда, а что было за Уралом, какая была экономика. Если уж мы хотим поднять тогда город Санкт-Петербург, вот народно-хозяйственный комплекс, то сегодня там достаточно много промышленных предприятий. Начиная от выпуска «К-700», меня как для аграрника беспокоит эта проблема. Там достаточно много направлений, через которые можно крепко поднять, я уже не говорю о туризме, город Санкт-Петербург, Ленинград.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, вот давайте к Конституционному суду вернемся. Потому что тема достаточно узкая, хотя понятно, да, да, да…

Н. ХАРИТОНОВ – А ведь обосновывали, что толчок в развитии экономики… переезд Конституционного суда, вроде как, даст толчок, сделает привлекательным город Санкт-Петербург.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – А вы предлагаете другими путями?

Н. ХАРИТОНОВ – Я предлагаю быть им сегодня на месте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Если вы помните, в декабре прошлого года, когда, собственно говоря, возник вопрос о переезде Конституционного суда из Москвы в Санкт-Петербург, примерно в это же время, практически в это же время Конституционный суд рассматривал очень важный вопрос. Ну, о конституционности фактического назначения губернатора. Если помните, тогда два судьи Конституционного суда – это Владимир Ярославцев и Анатолий Кононов, они еще даже высказали свое особое мнение.

Н. ХАРИТОНОВ – Скандальный момент был.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. А Владимир Кононов… Анатолий Кононов, прошу прощения, он высказал «Интерфаксу», вот цитата: «Здесь настолько ясно, что все не конституционно. И это ясно даже не юристу, что особых аргументов выдвигать не нужно». Вот это цитата. И тогда многие связывали вот это обсуждение переезда и обсуждение вот этого… Ну, грубо говоря, что это просто шантаж. Переезд был просто шантажом. Многие политологи высказывали. А согласны ли вы для начала вот с этим мнением?

Н. ХАРИТОНОВ – Я думаю, что и это взаимосвязано. Я думаю, что и Валентина Ивановна Матвиенко уже тогда, когда избралась, будучи избранной, не исключает, что разговор с президентом имела. И в порядке поддержки не исключает, что президент пообещал способствовать продвижению переезда Конституционного суда в его родной город Санкт-Петербург.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Так, может, даже… Нет, ну тут, может быть, речь идет о том, что не переезд нужен, а нужно давление на Конституционный суд, чтобы Конституционный суд принимал те решения, которые нужны.

Н. ХАРИТОНОВ – Я думаю, что и это может косвенным давлением… Ну, наверное, у заинтересованных в том или ином решении Конституционного суда рычагов достаточно много, как надавить. Хотя сегодня практически Конституционный суд… все вопросы личного, частного характера жилья и досуга, по-моему, решены со стороны власти. Будем говорить, со стороны президентской, администрации президента. Сегодня Конституционный суд, он практически ни от кого, по-хорошему, может быть, не зависим. У них все есть для работы. В рамках Конституции принимай решения, решай и так далее.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, согласитесь, по-человечески просто взять из одного насиженного города, из одного места переехать в другой — ну, это не так просто.

Н. ХАРИТОНОВ – Тяжеловато. Как в народе говорят, один переезд – это равносильно тому, что один раз сгореть.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – У всех же семьи. Вот абсолютно.

Н. ХАРИТОНОВ – Один раз сгореть, так в народе говорят.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Не находите ли, может быть, есть что-то сегодня, что – может быть, у меня уже паранойя – правда, что нужно какое-то рассмотрение Конституционного суда, что опять же нужно как-то Конституционному суду показать, что надо решать так, а не по-другому. Нет ли что-нибудь такого?

Н. ХАРИТОНОВ – Я думаю, что есть тут прямое, так сказать, и помимо воли, и, может быть, без всякого вот такого основания политического, конституционного. Ну, вроде так, как решили, кому надо решить. Решили, и вот сегодня этот переезд осуществляется через законотворчество.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Вероятность такого переезда, на ваш взгляд?

Н. ХАРИТОНОВ – Я думаю, что через год – полтора, к 8-му году, практически они могут, могут перевести Конституционный суд. Не переехать, а перевести Конституционный суд в Санкт-Петербург. Хотя я не исключаю, что выборы президента состоятся, выборы в Государственную думу. Трудно предсказать, какая будет Государственная дума в 7-м году. Поэтому и законодательные акты могут быть и пересмотрены.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Будете бороться? И если будете, то как?

Н. ХАРИТОНОВ – Я думаю, что у нас остается путь, вот как у инициатора, и свое конституционное право, кстати говоря, использовать. Законодательная инициатива, концепция в первом чтении принята. Остается через поправки перед вторым чтением убедительно доказывать. Но председатель – он же от «Единой России» — председатель комитета, когда вышел с трибуны, прямо сказал: «Регионы поддержали». Любой законопроект, вы знаете, всегда отсылается в регионы, в законодательные, областные советы, в крайсоветы, там, где находят поддержку. Он подтвердил, что все регионы поддержали, хотя я сомневаюсь в этом.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ — Вероятности переломить ситуацию практически нет никакой? Вы же голосовали против.

Н. ХАРИТОНОВ – Во втором, третьем чтении переломить ситуацию будет невозможно, потому что у КПРФ и тех, кто поддерживает голосование против силенок по голосованию не хватает. 226 голосов надо. У нас их нет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Так. Не рассматриваете ли вы переезд Конституционного суда в Питер как один из этапов изменения конституции? – интересуется Владимир.

Н. ХАРИТОНОВ – Мне думается, что здесь такой прямой связи нет, потому что конституционного большинство сегодня практически у правительства и администрации президента имеется. «Единой России» и примкнувшей к ней ЛДПР по всем основополагающим вопросам это дает более 300 голосов, то есть необходимое конституционное большинство голосов сегодня есть. Сегодня практически можно независимо от местонахождения суда принять любой законодательный акт, в том числе по изменению конституции.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Напомню, что Николай Харитонов, депутат Государственной думы, сегодня у нас в гостях. Мы прервемся сейчас на новости, затем продолжим. У нас еще будет некоторое время, чтобы продолжить наш разговор.

НОВОСТИ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Мы продолжаем. Николай Харитонов, напоминаю, депутат Госдумы у нас в гостях. О переезде Конституционного суда в России все-таки мы говорим. Ну вот, вы знаете, Николай Николаевич, вот сообщение от Владимира: «Мотивация Харитонова слаба. Простые граждане, за которых он ратует, не едет в Конституционный суд. Туда обращаются крупные юридические лица». Ну, допустим, ездят, допустим, обращаются. Обращаются ведь. Не так много, не тысячами, но обращаются. Вот я вообще всю мотивацию, которую вы изложили… Она, как, может быть, и даже с вашей стороны, так и со стороны тех, кто, наоборот, ратует за переезд, она мне не понятна. Ну, вот вы говорите, что, грубо говоря, просто подарок хотят сделать, сделать приятное президенту. И на его родину, вот я так перевожу это для себя, на его родину малую перевести Конституционный суд. Ну, это ведь какая-то уж совсем мотивация…

Н. ХАРИТОНОВ – По крайней мере, не без ведома президента. Не без ведома. Скорее всего, с согласия.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Вот я хочу понять, вот для чего. Для чего? Потому что, ну, подарок, ну как-то хочется верить, что мы живем в государстве, где решаются такие серьезные вопросы не для подарка…

Н. ХАРИТОНОВ – О переезде Конституционного суда была, помните, мотивация год – полтора назад? Это же первое чтение закона созрело не вчера. Мотивация была разгрузить Москву. Разгрузить Москву от федерального делопроизводства, немножко, так сказать, разгрузить. Но, я думаю, что от переезда Конституционного суда, отвечая вот на вопрос Владимира, поток машин-то не убавится в самой Москве.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – 19 судей. Ну…

Н. ХАРИТОНОВ – А вы думаете, работа 19 судей обеспечить могут 19 человек?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – А аппарат? Он переедет туда, аппарат?

Н. ХАРИТОНОВ – Аппарат – шлейф длинный. И я не думаю, что многие, оставаясь работниками аппарата Конституционного суда, в обязательном порядке будут настаивать на своем переезде из Москвы в Санкт-Петербург. Поверьте, там не каждому и климат практически благоприятен для проживания.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Значит, не разгрузят Москву?

Н. ХАРИТОНОВ – Значит, разгрузка… Ну, у федерального делопроизводства, и вот он, Владимир, прямо сказал, что не потоки машин, не потоки самолетов и поездов сюда едут, так сказать, на разборки… Значит, разгрузить Москву, наверное, чересчур не удастся сильно. Но сам факт федерального уровня переезда, в данном случае Конституционного суда, говорит о том, что идет как бы перераспределение, перетекание, от полномочий федерального уровня идет как бы разгрузка.. Но я могу сказать – с таким же успехом можно разгрузить и правительство. Министерство по природным ресурсам отправить ближе к Уралу, ближе к Сибири. Леса там, рыба там, нефть там, газ там сегодня. Министерство финансов тоже можно было бы подтянуть туда.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ — Так почему тогда решили Конституционный суд выбрать?

Н. ХАРИТОНОВ – Он безболезненный, он проще. Опять же, ссылаясь на Владимира, выколачивание так называемых региональных денег, как правило, ходоки, все министерства, ведомства – все сюда в Москву. Экономика, Минфин и всевозможные министерства здравоохранения и путей сообщения, другое – практически это все взаимосвязано. А это менее болезненно, менее большие человеческие потоки к ним потянутся в Санкт-Петербург в связи с переездом, но знаковый, Конституционный суд – это что-то ближе к солнцу, ближе к нему. Конституция – это уже те правила жизни, которые расписаны все, как нам жить.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Менее болезненно, зато какие вопросы решает.

Н. ХАРИТОНОВ – Менее болезненно, но жизненно важные вопросы, спорные.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – «Менее болезненно» я понял, что просто меньше людей придется перевозить. Правильно я понял?

Н. ХАРИТОНОВ – Ну, пострадает от переезда…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Вот поэтому менее болезненно. Зато вопросы какие важные…

Н. ХАРИТОНОВ – Вопросы жизненно важные, от которых практически, от решений Конституционного суда много меняется. Вспомните только, сколько от компартии Российской федерации разных жалоб было подано в Конституционный суд. И не только в этот созыв, и в прошлый, и в позапрошлый созыв.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Вот я об этом и говорю. Может, у меня паранойя, но вот сегодня я общался с Вадимом Прохоровым, адвокатом, который жалобу СПС в Конституционном суде представлял. Жалобу по поводу фактического назначения губернаторов. И тогда два вопроса рассмотрены не были. Это вопрос о роспуске заксобраний и об отрешении от должности губернаторов. Насколько мне удалось выяснить, общаясь с ним сегодня, Мосгордума не то, чтобы планирует запрос об этих двух вопросах направить в Конституционный суд, но даже вопрос будет внесен на следующей неделе. И даже коммунисты поддерживают этот запрос. И вот смотрите. Я говорю, может, паранойя, но опять тот же самый вопрос, и опять вопрос о переезде Конституционного суда.

Н. ХАРИТОНОВ – Ну вы сами знаете, что сама организация работы Конституционного суда, она невидима и неслышима, но достаточно мучительна для любого гражданина, для любой политической партии, кто обратился с жалобой. Поэтому я думаю, что не всегда без оглядки на Кремль Конституционный суд принимает решение. Мне думается так. Не всегда эти ветви независимы друг от друга. Безусловно, есть какая-то зависимость определенная, чтобы не раскачать государственную лодку, чтобы не перевернулось государство, не дай бог. Поэтому я думаю, что многие и очень важные вопросы, наверняка и мнения госсовета, и администрации президента, и президента невольно принимается во внимание.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Почему-то Гулько объясняет Анатолий. Лев, если слушает, то тогда он ваше разъяснение примет к сведению, но я все-таки прочитаю. «Разъясняю затею с переездом, — пишет Анатолий. — В канун президентских выборов резервируется возможность неконституционной акции. На этот период Конституционный суд нейтрализуется». Как считаете? Этот наш слушатель.

Н. ХАРИТОНОВ – Да я не думаю, что либо, там, на Урал, за Урал, либо в Санкт-Петербург. Ну как его мнение нейтрализуешь? Я не думаю, что где-то в глубине души сторонники Владимира Владимировича Путина (тем более, он заявлял неоднократно сам, что не пойдет на третий избираемый срок) настолько думают о будущем президента, что хотели бы избрать его во главе Конституционного суда и, так сказать, недалеко от родных мест удаляясь, и избрать его пожизненно жить и работать председателем Конституционного суда. Я не думаю, что они готовят такой подарок к отходу от власти президента в связи с окончанием второго срока Владимира Владимировича. Я просто так рассуждаю про себя.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, это у вас другая мысль. В общем, юрист по образованию, наверное, может… Я не знаю, как там …

Н. ХАРИТОНОВ – В принципе, все возможно. Как минимум юрист по образованию должен быть избран на пост председателя.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Вопрос о другом. Вот опять же. Я все в одну сторону клоню. «Неужели это банальный шантаж в духе 90-х?» — спрашивает Владимир на наш эфирный пейджер.

Н. ХАРИТОНОВ – Ну, какой шантаж… Да никакого шантажа… Я не думаю, что Зорькин и все его сотоварищи в Конституционном суде от переезда откажутся, от своей работы, от своих должностей. Я не думаю. Я не думаю, чтобы кто-то хотел какую-то шпильку жизненную вставить… Мне думается, здесь нет. На самом деле, весь вопрос в том, чтобы и статус Санкт-Петербурга поднять, вроде как был он когда-то второй столицей, первой столицей был у нашего государства до 1917 года. В 1918 году советское правительство, когда там на подступах и кайзеровская армия, и Врангель, и многие другие из белого движения стояли, и Антанта там в 1918 году по северам бродила, оперативно перевели. Потому что Москва все-таки европейский центр, государство у нас по карте достаточно растянуто на многие тысячи километров, 9 только часовых поясов. И решение было правильное принято относительно переноса столицы. Мне думается, что все-таки это статус Санкт-Петербурга поднять на федеральном уровне с переездом конституционного суда.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, может, это и хорошо тогда?

Н. ХАРИТОНОВ – Не знаю. Но на данный момент, когда предлагается 221 миллион только на переездные дела, а надо еще и здания отремонтировать. А они, кстати говоря, как исторические здания — это гордость, это гордость нации, их бы и так бы отремонтировали. Все-таки я знаю, что сегодня достаточно много блокадников еще в социальном плане не обеспечены так, как положено.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – 221 миллион рублей, да?

Н. ХАРИТОНОВ – 221 миллион рублей.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, все-таки, по-моему, для государства сумма-то смешная.

Н. ХАРИТОНОВ – Так вы посмотрите сегодня на ЖКХ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Не спасен 221 миллион ЖКХ.

Н. ХАРИТОНОВ – Ну, по капле, так сказать, по капле можно набрать и реку. Там каплю потеряли, там Египту, там Алжиру списали, там забыли другие долги, там парижскому клубу простили. А кто о своих гражданах будет думать?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Спасибо вам. Николай Харитонов, депутат Государственной думы, был у нас в гостях.

Н. ХАРИТОНОВ – Спасибо.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире