'Вопросы к интервью
10 марта 2006
Z Интервью Все выпуски

Заявление Бориса Березовского о том, что Олег Митволь должен быть привлечен к уголовной ответственности за сокрытие планов по организации


Время выхода в эфир: 10 марта 2006, 22:11

10 марта 2006 года

22.10 – 22.30

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Олег Митволь, заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере экологии и природопользования; Александр Хинштейн, депутат Госдумы.

Эфир ведет – Александр Климов.

А. КЛИМОВ – В Москве 22 часа 10 минут. В студии Александр Климов. Добрый вечер. «Эхо Москвы» продолжает свои вечерни программы. У российских властей появился, кажется, новый повод преследовать Бориса Березовского, требовать его выдачи России в свете его недавних высказываний о силовом захвате власти в России. Как выясняется, есть даже люди, с которыми Борис Березовский эти планы обсуждал. У нас в прямом эфире заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь. Олег Львович, добрый вечер.

О. МИТВОЛЬ – Добрый вечер.

А. КЛИМОВ – И депутат Госдумы Александр Хинштейн. Добрый вечер.

А. ХИНШТЕЙН – Добрый вечер.

А. КЛИМОВ – Поскольку сегодня точка зрения Олега Львовича уже была и в прессе, и в нашем эфире, поэтому, может, мы с Александра начнем? Александр, какие у вас факты, какая у вас информация по этому поводу? Обсуждал ли с вами Борис Березовский подобные планы?

О. МИТВОЛЬ – Нет, на самом деле, с ним он не обсуждал. Александр со мной приехал по такой причине: он позвонил мне сегодня и сказал, что я знаю этих людей не понаслышке, и вполне возможно, у тебя будут проблемы, буду тебя охранять. И в качестве охранника и соответственно человека, который владеет дополнительной информацией, сегодня вторую половину дня, в темное время суток, со мной ездит. Но это, скажем так, больше шутка. Но насколько я понимаю…

А. КЛИМОВ – Освежим память, о чем шла речь тогда, несколько лет назад, что Борис Березовский давно все это уже вынашивал?

О. МИТВОЛЬ – Достаточно известно, еще в 2003-м году я о всей этой ситуации рассказывал средствам массовой информации, были большие материалы в газете «Коммерсант», в газете «Известия». Речь идет о том, что в апреле 2001-го года я приехал к Березовскому, который в то время уже уехал из России и жил на своей французской вилле «Шато Гаруп», по вопросам, касающимся «Новых известий». Когда я к нему приехал, меня встретили его загадочные люди в аэропорту, посадили в микроавтобус, привезли на эту виллу, разместили там в комнате (такие клетушечки для гостей), и соответственно попросили, говорят, Борис Абрамович вас ждет. Я говорю, добрый день. И возникает следующий вопрос. Я думал, что буду с ним обсуждать тему газеты, речь шла о том, что он хотел купить принадлежащие мне 76 % акций, но вдруг он сказал, что это вопрос второй. У меня сейчас вопрос более серьезный, очень важный, и спросил, как ты считаешь, один известный политический деятель России (я хочу сказать, что он до сих пор работает в системе государственной власти), вот этот человек мог бы быть президентом. Я говорю, извиняюсь, Боря, он, конечно, мог бы, он уважаемый человек, но у нас в прошлом году, напоминаю, в 2000-м году были выборы в России, и выбрали, ни у кого никаких вопросов нет, Владимира Владимировича Путина, то есть у нас в стране-то есть президент, может, ты что-то не понимаешь, то есть в стране вопрос президентства сейчас не стоит. Он мне сказал, что это я не понимаю некоторых вопросов, и что сейчас основной вопрос – это как раз касающийся подбора необходимого кандидата на этот руководящий пост. И скажем так, в августе 2001-го года произойдет смена президента в России. Вы представляете, какое для меня было удивление, у меня после этого разговора сложилось впечатление неполного понимания ситуации, а по-русски, неадекватности человека в понимании политической ситуации в России. Я ему говорю, извиняюсь, ты сейчас подберешь на пост президента человека, а собственно, действующего президента ты куда собираешься деть, неужели физически устранить. Тут он от этой фразы начал уходить, перешел ко второму вопросу. Его мнение, насколько вы слышали в сегодняшнем эфире, выражает полную растерянность его. Сейчас, я вам могу сказать, утром был такой…

А. КЛИМОВ – Давайте к его мнению чуть позже.

О. МИТВОЛЬ – Я вам могу объяснить, почему…

А. КЛИМОВ – Вот ваша реакция, ваша позиция по этому вопросу. Во-первых, что это за человек?

О. МИТВОЛЬ – Я просто по мнению его. Я в вашем эфире слышал два его мнения. Первое его мнение, что он бы не стал со мной этот вопрос обсуждать, а второе мнение о том, что если я знал о том, что он собирается делать, почему я не сообщил об этом компетентным органам. Я вам могу сказать, что это плавающее мнение непонятное, нехарактерное для него, когда он здесь жил, свидетельствует о том, что он сейчас боится одного, насколько хорошего качества кассета есть нашего разговора, потому что он действительно это говорил.

А. КЛИМОВ – А у вас кассета есть?

О. МИТВОЛЬ – Вы знаете, я думаю, что на эти вопросы все ответит следствие. И насколько хорошего качества эта кассета и т.д. вопрос. И он, естественно, сейчас не может говорить о том, что он этого не говорил, он стесняется.

А. КЛИМОВ – А кто писал это? Вы писали?

О. МИТВОЛЬ – Давайте все-таки… я считаю, что у нас есть следователи, и я общался с этими следователями ФСБ – очень квалифицированные молодые ребята. Я понимаю их действия, у них вполне понятная работа. И в данной ситуации это не абстрактное обвинение в планируемом перевороте, о том, что он полтора года этим занимается, эта ситуация заключается в том, что мы каким-то чудом в августе 2001-го года избежали насильственной смены власти. А я могу сказать, что здесь надо понимать, что это Россия.

А. КЛИМОВ – Все равно не понятно, если кассеты были уже тогда, почему тогда Генеральная прокуратура не реагировала тогда (по поводу силового захвата, я имею в виду)?

О. МИТВОЛЬ – Значит, смотрите. Вопрос сейчас следующий, что он на меня произвел впечатление абсолютной неадекватности. По всей структуре разговора оказалось, что человек просто не понимает, о чем говорит. На сегодняшний день я вам могу сказать, что я сообщил об этом в средства массовой информации (а по законам опубликование данных сведений является поводом для возбуждения уголовного дела), я сообщил в совершенно официальном процессуальном порядке об этом в Генеральную прокуратуру в прошлом году, но, к сожалению, следствия не было. И сейчас в рамках того уголовного дела, которое было официально открыто по интервью, кстати, на вашей радиостанции, вопрос встал о том, что необходим свидетель. Дело в том, что тот случай, о котором я рассказал, свидетельствует о том, мы все читали письмо его министру иностранных дел Стро, в котором он писал, что речь идет о… почему он планировал перехват силовой власти, потому что ему не нравится, что в России делают с политической системой, с губернаторами. Так вот, в 2001-м году губернаторы еще выбирались. У меня вообще складывается впечатление, что, представьте себе, вы, я, Александр Алексеевич, мы раз в четыре года одеваемся хорошо, ходим на избирательные участки и голосуем. И между прочим, как выясняется, это мы думаем, что мы определяем по конституции нашего президента, а выясняется, что за границей есть вот такие не очень адекватные люди, которые, пользуясь тем, что вывезли из России огромное количество денег, пытаются нам силовым путем поменять президента, устроить бунт, угрозу жизни, здоровью наших родителей, родных людей и детей. Мы помним, сколько погибло при первом путче, мы помним, сколько погибло при втором, вы понимаете разницу…

А. КЛИМОВ – Вы интересовались в Генеральной прокуратуре, почему после прошлогоднего заявления никакого хода ему дано не было?

О. МИТВОЛЬ – К сожалению…

А. ХИНШТЕЙН – Я, наверное, могу ответить. Я думаю, тут надо называть вещи своими именами. Генеральная прокуратура на сегодняшний день, мы все прекрасно понимаем, — орган, который реагирует в первую очередь на политическую конъюнктуру. И это свидетельствует о том, что в прошлом году такой конъюнктуры в том, чтобы в отношении Бориса Абрамовича какие-то жесткие острые действия предпринимать – такой конъюнктуры не существовало. Сегодня эта конъюнктура появилась. Но я хочу отметить, что ни позиция Олега Митволя, ни моя позиция не зависит от конъюнктуры. Я еще раз обращаю внимание, что Митволь говорил об этом, сейчас он еще раз подчеркнул, в 2003-м году журналистам. В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством России публикация в средствах массовой информации о готовящемся, совершенном или совершаемом преступлении есть основание для прокурорского реагирования. То есть он свою миссию гражданскую выполнил. Ну что касается меня, меня вообще трудно упрекнуть здесь в конъюнктуре по отношению к Борису Абрамовичу, потому что наши с ним взаимоотношения начались задолго до того, как он оказался политэмигрантом, уехал в Лондон. Кстати говоря, по имеющейся у меня информации, он из Лондона уже уехал. Сейчас он находится в Израиле, потому что заявление английских властей и министра иностранных дел о возможном лишении его статуса политического беженца вызывают у Бориса Абрамовича серьезные опасения. Он отлично осведомлен, каким образом ему был предоставлен статус политэмигранта. Об этом уже говорилось, я об этом заявлял официально и открыто, что статус предоставлен ему незаконно, что суду британскому и официальным органам Великобритании были предоставлены фальсифицированные сведения, были предоставлены лжесвидетели, и эти факты легко проверяемы. Поэтому сейчас Борис Абрамович находится в Израиле, где рассчитывает получить израильское гражданство, поскольку у нас с Израилем нет договора о взаимовыдаче, Израиль не выдает нам своих граждан по запросу. И еще один момент хотел бы я отметить. Возможно, Олег прав, говоря, что Борис Абрамович показался ему человеком неадекватным, но я бы не упрощал этого субъекта и отметил бы, что многочисленные комбинации Березовского, которые разрабатываются на протяжении длительного времени, а в последние 5 лет они приняли просто уже такой настойчиво параноидальный характер, эти акции носят крайне серьезный и опасный характер. И я напомню историю двухлетней давности с исчезновением кандидата в президенты России Ивана Петровича Рыбкина, который, как вы помните, таинственным образом пропал. Поскольку я на эту тему выступали и официально обращался, у меня есть официальные ответы из Генеральной прокуратуры, из ФСБ России, где четко написано о том, что в ходе уголовного дела, которое расследовалось Генеральной прокуратурой России и параллельно Генеральной прокуратурой Украины, было документально установлено то, что Иван Петрович Рыбкин был вывезен в киев, где находился на конспиративной квартире, снятой заранее депутатами Верховной Рады, членами фракции Ющенко, «Наша Украина», что в этот период он взаимодействовал с Борисом Абрамовичем Березовским. И весь это маскарад и шоу с рассказами о том, что сначала он пропал, и его убил злой Кремль и чекисты, а потом с историей о чеченцах, которые его, якобы, отравили, напоили и увезли в бессознательном состоянии – все это не более, чем фарс. Но самое трагическое, наверное, в этой ситуации то, что у меня нет никаких сомнений, что вся эта комбинация с вывозом Рыбкина имела в конце план очень жесткий и жестокий. Думаю, у Ивана Петровича были все шансы расстаться со свой жизнью, а дальше – понятно, что бы началось. Дальше начался бы вой о том, что Кремль уничтожает оппонентов, что Кремль убивает единственного оппозиционного кандидата и т.д., и т.п. Вот эта ситуация, о которой мы говорили, еще 2001-го года, она показывает, что такого рода кровавые политические провокации Березовским начали разрабатываться достаточно давно.

А. КЛИМОВ – Вопрос к Олегу Митволю. Все же, кто этот мистер Икс, кто этот человек, которого мы обсуждали?

О. МИТВОЛЬ – Вы знаете, я вам хочу сказать, что он и сейчас занимает высокую руководящую должность, и в интересах следствия (дело в том, что сейчас ведутся следственные действия абсолютно конкретные), к сожалению, я не могу назвать его имя.

А. КЛИМОВ – Но скажите хотя бы, это госчиновник, это общественная организация, политик?

О. МИТВОЛЬ – Это госчиновник. Причем высокого уровня, что называется, категории «А».

А. КЛИМОВ – Это единственная кандидатура, которая обсуждалась, или назывались другие фамилии?

О. МИТВОЛЬ –Вы знаете, насколько я знаю по тем событиям 2001-го года, это был, скажем так, чиновник, кандидат, по мнению Березовского, на вакантную должность, это был единственный. Но я знаю, что Березовский периодически хотел в нашей стране поменять президента. Он смотрел на должность президента различных людей. Я знаю, люди с ним встречались, приезжали к нему на смотрины. Представляете, он открыл в Лондоне филиал отдела кадров, подбирающего нам, жителям России, живущим в этой стране, президента. То есть он считал, что мы с вами не разберемся, мы с вами неправильно голосуем. Он так и говорил, что люди просто не понимают, что они делают, и неправильно голосуют. Соответственно, ему казалось, что он нам подберет нормального специалиста. Я знаю, что эта информация была подтверждена, он общался и с Владимиром Соловьевым на эту тему, и с одним известным режиссером. Соответственно, я не пытаюсь… очень уважаемые люди причем. Вопрос же не в этом. Вопрос в том, что, насколько я понимаю, в конституции закреплено право граждан России выбирать президента .

А. КЛИМОВ – А этот мистер Икс, он знал, что, может быть, за его спиной ведутся такие разговоры, может быть, он был предупрежден? Он сам знал, что творится в связи с его фамилией?

О. МИТВОЛЬ – Я вам хочу сказать, что по моей информации… вы представьте себе 2001-й год. Только что закончился 2000-й, вокруг имени Березовского ходят мифы, что он берет людей и делает из них крупных политиков, руководителей. Он всегда считался негласным кардиналом в российской политике. И вдруг вы сидите на своем руководящем, но сравнительно небольшом посту, и вдруг с вами связывается вот такой делатель человеческих судеб говорит, есть ли у вас две фотографии (я не знаю, по каким принципам он выбирал кандидата, объективку спрашивал, нет, медицинскую форму 286).

А. КЛИМОВ – Но знал или не знал этот человек?

О. МИТВОЛЬ – По моей информации, переговоры с ним велись. Но насколько я понимаю, у нас ничего не произошло. Я сегодня сделал предположение… я сейчас понял, что все это было серьезно, и вот эти огромные деньги, которые есть у Березовского, позволяют пытаться сделать из любой, даже самой бредовой идеи, попытаться воплотить ее в жизнь. Как я понимаю, в августе 2001-го года план у них сорвался. Я считаю, что причин может быть две. Первая, что их подвели люди, потому что, вы знаете, у нас специфика в России – люди берутся на любые мероприятия, получают деньги, а потом могут и не сделать. И второе – может быть, денег не хватило. Я не знаю, почему у них в августе 2001-го года сорвалось.

А. КЛИМОВ – А этот мистер Икс готов вместе с вами свидетельствовать? Он готов подтвердить, что с ним велись такие разговоры?

О. МИТВОЛЬ – В связи с тем, что сейчас очень важно… и я готов, кстати, ехать в лондонский суд, если это необходимо будет. Сейчас очень важно правильно по всем международным законам уголовным провести следственные действия и оформить необходимым образом документы. Вот до окончания оформления этих документов, я думаю, фамилия уважаемого мистер Икса будет для нас… скажем так, не для всех, а для тех, кто не участвует в следственном процессе, будет небольшим секретом.

А. КЛИМОВ – В том числе, его участие в процессе?

О. МИТВОЛЬ – Вы поймите, сейчас заключается в следующем: он сейчас руководитель высокого ранга. Соответственно, я думаю, что следователи, с которыми я общался, произвели на меня очень благоприятное впечатление, мне кажется, что они справятся с этой работой.

А. КЛИМОВ – Вас не удивило, почему именно к вам обратился Березовский?

О. МИТВОЛЬ – Нет, не удивило. Я объясню. Дело в том, что в те годы, с 97-го года, как владелец газеты «Новые известия», я активно занимался политикой и участвовал и в выборных процессах и т.д. И я думаю, что у Березовского было очень мало контактов с Россией, ему нужны были «свежие головы» (помните, такой термин есть «свежая голова?), и он пытался обкатать. Ну представляете, он там сидит на этой своей вилле, мочит ноги в этом море, он же не понимает реальностей России. Он пытается с людьми, которые к нему приезжают, обкатывать…

А. ХИНШТЕЙН – Борис Абрамович он же авантюрист, я же его знаю, он просто со всеми…

А. КЛИМОВ – Вот в этой связи я хотел бы, что бы вы охарактеризовали его как политтехнолога. Это лондонский мечтатель или серьезная угроза?

О. МИТВОЛЬ – Вы знаете, я вам хочу сказать, что странная история, для меня, например, Борис Абрамович делится на две части: Борис Абрамович до 99-го года, и Борис Абрамович после 99-го года. В 99-м году что-то с ним произошло. То есть, то ли это сказался гепатит, B или C, чем он там болел, может быть, это вызывает какие-то изменения. Соответственно, то ли другие какие-то процессы в 99-м. Представляете, когда человек чувствует себя творцом политики на 16 части суши. Видимо, что-то у него произошло, и он стал совсем другой. Я в 2001-м году в апреле обнаружил его, по моим представлениям, в совсем неадекватном состоянии. А по поводу Александра Алексеевича, того, что Борис Абрамович пытается сейчас уйти от этой ситуации в Израиль, вот у меня есть вопросы. В свое время Борис Абрамович покрестился. То есть он еврей, и живя в России, решил покреститься.

А. КЛИМОВ – Ну, покрестился, не покрестился – его личное дело.

О. МИТВОЛЬ – Вопрос не в этом. Дело в том, что по законам Израиля нельзя давать гражданство православному еврею. Объясню, почему, потому что он отрекся от иудейской веры. Соответственно, возникает сейчас следующий вопрос. Интересно, как он сейчас с новой своей верой. Неужели (Александр Алексеевич в свое время грамотно на эту тему шутил), неужели…

А. КЛИМОВ – Ну эти вопросы давайте оставим на совести израильских властей и самого Бориса Абрамовича. У меня, наверное, последний вопрос, и видимо, к Александру Хинштейну. Как вы оцениваете шансы Генпрокуратуры все-таки добиться выдачи Березовского?

О. МИТВОЛЬ – Я считаю…

А. ХИНШТЕЙН – Олег Львович!

О. МИТВОЛЬ – Александр Алексеевич по Генпрокуратуре у нас эксперт.

А. ХИНШТЕЙН – Спасибо. Я думаю, что шансы достаточно высоки. Но вопрос очень простой. Мы прекрасно понимаем, что выдача Березовского – это вопрос не правовой, а вопрос политический. Предоставление Березовскому убежища было абсолютно политическим решением британских властей. И все будет зависеть от того, на какой стадии будут находиться наши отношения: России и Запада. И если Запад реально поймет, что, оставляя Березовского у себя, он усложняет отношения с Россией, и происходит некая эскалация конфликта, то тогда Бориса Абрамовича выдадут. А основания правовые, даже те основания, которые предоставлялись раньше, их более, чем достаточно было. Ну, а с учетом сегодняшней ситуации их еще прибавилось. Все основания есть.

А. КЛИМОВ – Хотелось бы видеть при этом, как Запад будет пытаться сохранять лицо в такой ситуации, если все-таки придется выдавать. На этот же вопрос попробуйте ответить тоже (насчет шансов).

О. МИТВОЛЬ – Вы знаете, я вам могу сказать, что если… я просто знаком с большим количеством судебных процессов, читал книжки по международному праву. Я могу сказать, если следователи в процессе следственных действий правильно соберут документы, то шансы получить Бориса Абрамовича у России в данной ситуации достаточно высоки, потому что все его объяснения, что он хотел устроить революцию в России, потому что ему не нравится порядок выборов и назначение губернаторов, в позициях 2001-го года теряют вообще любой смысл. И фактически он ведь даже сейчас не опровергает. Все комментарии, которые он сейчас дает, свидетельствуют о том, что он не понимает, что ему сейчас делать, что объяснять. Потому что в 2001-м году выборы губернаторов были. Кстати, Александр Алексеевич, мы с вами сегодня говорили на тему того, что ведь Борис Абрамович сейчас не так оторван от России, как все думают.

А. ХИНШТЕЙН – Я понял, что имеется в виду. Борис Абрамович не так оторван от России, значительный бизнес у него остался. И если говорить о каких-то политических процессах, попытках свержения власти, то это процесс затрат, он требует денег. Но это отдельная тема, о которой, если интерес возникнет, мы поговорим, о том, какой конкретный бизнес, и кто из российских бизнесменов помогает сегодня Борису Березовскому зарабатывать миллионы для того, чтобы готовить свержение власти в России.

А. КЛИМОВ – Я вас благодарю. О новом повороте в деле Березовского Олег Митволь и Александр Хинштейн. Спасибо.

А. ХИНШТЕЙН – Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире