'Вопросы к интервью
14 февраля 2006
Z Интервью Все выпуски

Придуманные праздники


Время выхода в эфир: 14 февраля 2006, 14:08

14 февраля 2005 года

14:08–14:30

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Алексей Левинсон, зав. лабораторией социокультурных исследований «Левада Центра».

Эфир ведет – Нателла Болтянская.



Н. БОЛТЯНСКАЯ – Итак, я приветствую в нашей студии зав. лабораторией социокультурных исследований «Левада Центра» Алексея Левинсона, здравствуйте.

А. ЛЕВИНСОН – Добрый день.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И хочу поговорить с вами о праздниках. Буквально сегодня прошла информация об астрономических суммах, которые, например, тратят в день Святого Валентина американцы, и не возникает ли вообще такая мысль, что, в известной степени, как бы сказать, широкое тиражирование этого праздника не то, чтобы навязано, но нас подводят к этому производители услуг и товаров? Т.е. им выгодно.

А. ЛЕВИНСОН – Мысль не возникает, но я думаю, что вообще праздники такие, на которые люди дарят друг другу подарки, в самом деле, тем, кто эти подарки продает, выгоду какую-то приносят. Хотя, в общем, праздников много, а покупательная способность людей ограничена, поэтому выкачать больше, чем можно выкачать, они не смогут. Вопрос в том, как распределяются по протяжению года эти пики трат. Известно, что очень большие траты на Западе традиционно приходятся на период перед рождеством. У нас это, скорее, связано с Новым годом.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вообще, есть рейтинг праздников, скажем так?

А. ЛЕВИНСОН – Да, есть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – В покупательском плане?

А. ЛЕВИНСОН – В покупательском плане не знаю, но вообще, в принципе, рейтинг праздников есть, и по данным, перед Новым годом полученным, мы знали, я имею в виду, мы в «Левада Центре» знали, что самым важным праздником считают Новый год, это 81%. На втором месте, но с очень большим отставанием, идет День Победы, 9 мая, 32%, столько же примерно – это «мой день рождения» или «день рождения близких моих», такой личный праздник. Дальше, тоже близко к этому, 28% – это православная Пасха, 23% – международный женский день, 8 марта. Дальше 23 февраля, день защитника отечества, уже вдвое меньше популярность имеет, 12%, потом 1 мая имеет еще вдвое меньше, 6%, дальше по убывающей, до единиц процентов. Таким образом, серьезный праздник – это Новый год, это праздник всех. Вообще, я бы сказал так, суть праздников историческая и в нашей культуре – это способ объединения большого количества людей. Или национальный праздник – это значит объединение всех жителей данной страны, государства или данного народа, религиозный, понятно, людей данного вероисповедания. В нашей стране так сложилось, что праздники, в основном, были государственные, 7 ноября, 1 мая, даже 8 марта и 23 февраля – это были праздники, введенные со стороны сверху, со стороны власти. Они были переосмыслены людьми, как известно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Куда, в повод выпить, извините?

А. ЛЕВИНСОН – Выпить – это тот, кто пьет, но на 8 марта самое главное не выпить, а самое главное неким образом отметить, что рядом с нами, с мужчинами, находятся лица другого пола, их надо как-то уважать в этот день.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Не кажется ли вам, что вообще в этом есть определенная доля издевательства? Т.е. 364 дня в году…

А. ЛЕВИНСОН – Ну да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Еще один момент, простите, перебиваю вас, если вспомнить период застоя, то удавиться можно было за традиционными желтенькими мимозками.

А. ЛЕВИНСОН – Да, о застое давайте поговорим отдельно, потому что застой и праздники – это хорошая тема, кроме того, я думаю, много наших слушателей вспомнят этот период.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, понятно, вернулись.

А. ЛЕВИНСОН – Да, а сейчас что касается нынешних этих праздников, где людей делят по, скажем так, половому признаку, день мужчин и день женщин, можно, конечно, встать на феминистскую позицию и говорить, что это указание, тыканье пальцем женщин на то, что они некоего определенного пола, это нехорошо. Я такую точку зрения знаю. Можно встать на более традиционную для нашей культуры точку зрения, что женщины рады, когда им как-то делают некоторую честь именно в связи с тем, что они женщины.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но сегодня, например, прошла информация о том, что в Японии, например, очень большое количество женщин, которые вроде бы как должны сделать знакомым мужчинам подарки в этот день, 14 февраля, им это совершенно не нравится, эта идея. Им не нравится тратить деньги, им не нравится тратить на это время, им вообще не нравится думать об этом. Мужчины, правда, ответили, что им нравится или не нравится этот праздник, но шоколадки они все равно съедят.

А. ЛЕВИНСОН – Да, это вы говорите о Валентиновом дне.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да.

А. ЛЕВИНСОН – Давайте к нему тоже подойдем чуть погодя, а сейчас это мы говорили о 8 марта и 23 февраля, популярность этих праздников, она такая, как я только что сказал. А то, что люди переосмыслили эти праздники, лишили их политического содержания, в общем, мало кто помнит, с чего начиналось празднование 8 марта, а что касается 23 февраля, то тут история, как известно, достаточно сложная. То, что было положено в основу этого праздника, так называемые бои под Псковом и Нарвой, это оказался исторический миф, вернее, теперь очень многие знают, что это исторический миф, и уже законодательно отменена эта компонента этого праздника. Но отношение к мужчине как к защитнику, во-первых, защитнику отечества, во-вторых, оно сохраняется в нашей культуре. И притом, что нашу армию постигают одно за другим всяческие злоключения и, в общем, поздравлять людей с тем, что они в армии, сегодня представляется, по меньшей мере, странным. А если учесть, что только что передали, что дума будет заниматься аккурат проблемами в этой армии очень тяжелыми, так вот, в этой связи очень важно, что переосмысляется роль мужчины как вообще защитника.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – На этом месте мы ставим многоточие. Я напомню, что в нашей студии зав. лабораторией социокультурных исследований «Левада Центра» Алексей Левинсон. После новостей мы продолжим.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вы слушаете «Эхо Москвы», Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада Центра». Я смотрю, между прочим, на наш пейджер, который пишет самые разные вещи. Например, что касается дня всех влюбленных, раньше в России был такой славянский праздник, ночь накануне Ивана Купала, но его не популяризируют. Вопрос в связи с этим, почему именно прижился день святого Валентина, можно на этот вопрос цифрами ответить?

А. ЛЕВИНСОН – Во-первых, действительно, насколько он прижился, среди молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет собирались, это данные января этого года, собирались праздновать, отметить этот день 71%, это очень много. Но среди всего населения, в целом, половина не собирается праздновать, немногие, 6%, ничего не знают, и собирается праздновать 37%. Но это включая лиц и преклонного возраста. А среди молодых это, действительно, праздник, который какой-то новизной отличается, я думаю, это его и делает таким привлекательным. Хотя, в общем, кто такой святой Валентин и какая связь между нашей жизнью и деяниями святого Валентина, в общем, я думаю, что немногие знают. Я сам тоже несильно просвещен в этом вопросе.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но, опять-таки, почему, с вашей точки зрения, можете ли вы ответить, почему, я не знаю, производителям услуг и товаров полезно, что широко отмечающийся день святого Валентина вызывает усиление просто, как бы это сказать.

А. ЛЕВИНСОН – Покупательской активности?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Покупательской активности, почему именно день святого Валентина, почему не…

А. ЛЕВИНСОН – Вы знаете, я думаю, что тут по-другому получается. Вообще, насколько я знаю, этот сегмент покупательский, от 18 до 25 лет, люди, располагающие не очень большим доходом, они не очень интересный рынок. А день этот, святого Валентина, это не день больших подарков, холодильники в такой день не дарят.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Кому что.

А. ЛЕВИНСОН – Дарят, мне кажется, что нет, дарят валентинки, дарят маленькие сувениры, это, в общем, цветы и т.д.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Те же американцы, извините, порядка 108 долларов – средний расход.

А. ЛЕВИНСОН – Вообще, для американского уровня цен 108 долларов не очень большая вещь, опять-таки, это тоже не холодильник, это, скорее, неплохой букет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну да.

А. ЛЕВИНСОН – Для нас это очень серьезные деньги, но это у нас. Я думаю, все-таки, Нателла, считать, что кто-то там очень крупно наживается на том, что мы хотим друг другу сделать подарки, он ведь также наживается, как и создает для нас возможности выразить свои чувства, которые в другом случае выразить, видимо, нам трудно, с помощью подарка это легко. Идешь по улице, там висит реклама бриллиантовых украшений.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Дешево, как никогда.

А. ЛЕВИНСОН – Да, бриллиантовых украшений, написано, что если любишь, то…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Докажи.

А. ЛЕВИНСОН – Докажи, да. Но если человек может доказать только тем, не знаю, его подруга примет только такое доказательство, ну что, значит, ему придется раскошеливаться именно на это дело, словами он объяснить, что он любит, не сможет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но вы знаете, я должна вам сказать, что передо мной статья из одной из американских газет. Любовь все-таки можно купить за деньги, был опрос, в результате которого выяснилось, что для мужчин в женщинах наиболее важным является чувство юмора и краса неземная, а что же касается дам, то дамы предпочитают парней со стабильной работой, которые вовремя платят по счетам. Нормально, да?

А. ЛЕВИНСОН – Да, но я думаю, что это не вовсе, насчет мужских ответов мне это все довольно странно, чувство юмора в женщинах, насколько я знаю, мужчин отпугивает, по другим данным других исследований, потому что мужчины не терпят иронии в свой адрес со стороны женщин. А что касается склонности женщин к таким мужчинам, то как раз недавно у меня было такое исследование среди московских студентов, небольшое исследование среди студентов одного из московских вузов. И там, в самом деле, и наши девушки имеют примерно такой же идеал мужчины. Дело не в том, что они их прокормит или будет их хорошо содержать, дело в том, что такого человека они готовы уважать. Для того, чтобы иметь стабильный доход или быть на хорошей работе, надо иметь некие личностные качества, и эти личностные качества эти девушки уважают. Это не сами «бабки» как таковые, скажем, если их достает тем, что он их ворует, они не будут также к нему относиться.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите, пожалуйста, а, например, если попытаться проверить гармонию алгеброй, то увеличение расходов, в том числе, и по поводам, оно как-то влияет на повышение градуса романтики? Я, опять же, ссылаюсь на американское издание, где порядка 69% считают прекрасным романтическим жестом покупку четырех десятков роз, почти 100%, 94% считают, что обед в ресторане очень сильно сказывается.

А. ЛЕВИНСОН – Я думаю так. Если, опять же, можно ссылаться и на наши данные, женщина ценит в мужчине определенные черты личности, определенные черты характера. Для того, чтобы эти черты проявить, есть такие рядовые средства, есть не рядовые. Кто-то откажется от роз, я имею в виду женщин, но будет рад, если эти цветы человек с каким-то риском для себя или украл.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – В соседском саду.

А. ЛЕВИНСОН – В соседском саду или залез куда-то там на какие-то неприступные скалы, сорвал или потратил большие деньги, не жадничал, не жалел их, понятно, что за всем, за любым из этих подарков стоит нечто в человеке. И это и ценится. Сам подарок как таковой, я не думаю, что получить от нелюбимого человека дорогие розы – это приятно женщине. Смотреть на них как на таковые, тогда можно пойти, просто в магазине их купить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Не кажется ли вам, что отношение к праздникам в интеллигентной среде заключается в том, что культура среды унитарна по отношению к полам, отмечали ли вы такое явление, как чисто женское пьянство 8 марта, спрашивает Наталья.

А. ЛЕВИНСОН – Там сразу три вопроса в одном. Я отмечаю другое, что в женской культуре несколько лет была такая заметная тенденция, и в интеллигентской тоже, но по перехватыванию женщинами мужских привычек. Когда-то, в какой-то момент, курение, в какой-то момент, выпивание крепких, именно крепких спиртных напитков, в какой-то момент, просто готовность женщин поддать как следует, не пригубить вина, а как следует выпить, так сказать, по-мужски. Мне кажется, что эта тенденция сейчас идет на убыль.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Опять же, существуют праздники, которые становятся неким ритуалом, включающим в себя и подарки, как в случае дня святого Валентина, существуют праздники, которые становятся событием разве что для органов внутренних дел, потому что сами знаете, в крупных городах России есть такие праздники.

А. ЛЕВИНСОН – Да, но праздники, да, праздники есть, да, есть день пограничника, есть день ВДВ, когда, действительно, органам внутренних дел приходится как-то напрягаться, но я бы еще, кроме того, поскольку я согласен с вами, добавлю просто к этому, что есть праздники, которые являются праздниками только для инстанций, их учреждавших. Я напоминаю тем, кто по возрасту это застал, именно что в брежневскую эпоху, и увядание, увядание всего, увядание строя сопровождалось такой накачкой нашего календаря празднованиями. Был такой период 50-летий, 50-летие чего угодно, тогда уже справляли 50-летие того, сего, пятого, десятого, и этих 50-летий было немыслимо много. И люди путались в том, 50-летие чего мы в данный момент справляем, вернее, не справляли их, это были фанфары по радио и по телевизору, но для людей это не значило ничего. Что это такое, попытка официоза, попытка властей представить общество гораздо более в едином, интегрированном виде, чем оно есть, было на самом деле. Я бы предостерег нашу сегодняшнюю жизнь от того, чтобы таким способом пытаться объединить то, что реально не едино.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Т.е. вы осуждаете половину нерабочего января, нерабочую половину?

А. ЛЕВИНСОН – Я не думаю, что вообще она сплачивала нас, она, скорее, играла какую-то другую роль, но я хочу сказать, что праздники, которые приживаются естественно, они, пусть им идет навстречу и торговля, и милиция, и люди, и это хорошо. И это для общества, это я пытаюсь говорить как социолог, это для общества хорошо. Это здорово. А если людям говорят – ну-ка, попразднуйте сейчас, ну-ка, попразднуйте еще потом, это попытки, которые, как правило, никакой удачи не ведут. Они ведут к инфляции самой идеи общенационального праздника. И люди оттягиваются к праздникам своим, локальным.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А вы способны отличить, так скажем, навязанный, я вижу на пейджере, праздник, искусственно навязанный маркетологами США, чтобы выманивать деньги из народа.

А. ЛЕВИНСОН – Да ну, это смешно, это что, наши деньги, что ли, попали к маркетологам США, что ли?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Не знаю.

А. ЛЕВИНСОН – Это кабы так. Нет, я думаю, что навязать в нашем обществе, навязать стране в целом, есть очень немного инстанций, которые это могут. А что касается бизнеса, у нас бизнес не имеет единого центра, они не могут договориться все вместе и нам что-то навязать. Они, прежде всего, они конкурируют между собой. А то, что перед праздником очень многие хотят что-нибудь, так выходят же старушки продавать цветы перед праздниками, это считается, что они нам его навязывают? Нет же.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это во-первых, а, во-вторых, понятно, что люди, которые продают товары и услуги, стремятся использовать и праздники для того, чтобы их…

А. ЛЕВИНСОН – Они стремятся использовать, да, но то, что можно использовать, если каждый человек, когда он торгует, он стремится найти своего покупателя, это нормально. Еще раз я скажу, что если человеку возможность купить подарок позволяет выразить какие-то его чувства, не скрыть их, а, наоборот, выразить, так слава богу. Плохо, когда подарок дарится взамен чувств, но в этом торговля не виновата и подарок не виноват.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это действительно так, но, тем не менее, я думаю, что уже можем мы подводить итоги. Итак, с вашей точки зрения, никакой искусственный, искусственности и навязанности нет, праздник, в известной степени, прижился?

А. ЛЕВИНСОН – Я бы сказал так, навязать обществу вообще ничего нельзя. Общество что-то принимает из того, что ему пытаются навязать, что-то отвергает. И вся наша жизнь состоит из того, что общество реагирует на то, что ему предлагают. Мы и есть это общество, мы живые люди и свободы в своем выборе.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я благодарю нашего гостя, руководителя отдела социокультурных исследований «Левада Центра» Алексея Левинсона. Через несколько секунд выпуск новостей на волнах «Эха Москвы», спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире