'Вопросы к интервью
01 февраля 2006
Z Интервью Все выпуски

  • Отставка главы Федеральной резервной системы (ФРС) США Алана Гринспена,
  • Заявление президента США Джорджа Буша о необходимости сниже

  • Время выхода в эфир: 01 февраля 2006, 15:08

    1 февраля 2006 года

    В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Михаил Леонтьев — журналист



    Эфир ведет Ольга Бычкова



    О. БЫЧКОВА – Добрый день. Я приветствую журналиста Михаила Леонтьева. Добрый день.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Здравствуйте.

    О. БЫЧКОВА – И будем мы сегодня говорить не о политике, а будем говорить об экономике. И об экономике не нашей вовсе даже, а об их экономике. Потому что заключительное заседание в качестве главы Федеральной резервной системы провел вчера человек-легенда, практически идол…

    М. ЛЕОНТЬЕВ — 18 лет, да.

    О. БЫЧКОВА – Двух поколений Алан Гринспен, который ушел в отставку, на его место приходит новый человек. Ну и на самом деле не так много в мире финансистов, которые могли бы похвастаться вот такой вот славой.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Ему-то как раз хвастаться нечем. Я сразу хочу сказать, что, во-первых, может быть, чтобы зрителям было интереснее…

    О. БЫЧКОВА – Слушателям, Миша. Это радио.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Извини. Я тебя вижу. Слушатели и так, по-моему, понимают, что проблема доллара это в значительной степени наша проблема. В гораздо большей степени, чем хотелось. И поэтому все, о чем я говорю, касается нас в первую очередь. Именно поэтому я об этом говорю. Я не исследователь американской экономики, я еще хочу обязательно оговориться, что то, что я говорю это не потому, что я такой умный, это все открыл. Открыли без меня масса грамотных людей, есть экономисты, есть Миша Хазин, который американский кризис предсказывает, правда, на мой взгляд, с излишним энтузиазмом, но очень точно в течение многих лет. Огромное количество серьезных экономистов…

    О. БЫЧКОВА – Итак, что произойдет с американским долларом, после того как перестанет о нем заботиться папа Гринспен, который опекал его очень аккуратно много лет.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Гринспен человек, который лавировал в ситуации, на мой взгляд, ухудшающейся и по сути безвыходной, имел возможность, у него еще была возможность лавировать. Между чем и чем он лавировал. Чтобы понять, что такое агрегатно сейчас собой представляет американская финансовая система. Когда у нас любят говорить: это такая мощная экономика, она со всем справится. Ну, относительно России, вот давайте в относительных цифрах, относительно масштабов американской экономики посмотрим, что делается с американскими финансами. Накануне нового года министр финансов США Сноу сказал такую вещь, которая для российских ушей выглядит просто зловеще, чудовищно. Он сказал, что если не будет увеличен лимит заимствований федерального бюджета, то в марте будет дефолт по федеральным обязательствам. Все говорили: а, это он так денег вымогает. Я хочу напомнить, что лимит этот, который несколько раз уже увеличивался, составляет 8 триллионов 180 млрд. долларов. Это реальный текущий долг бюджета правительства США.

    О. БЫЧКОВА – Кто-нибудь может представить эту цифру. Невозможно.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Давайте мы представим другую цифру. Совокупный долг экономики США, то есть корпораций, домохозяйств и так далее сейчас составляет около 40 триллионов. Что делал бедный Гринспен.

    О. БЫЧКОВА – Подожди, долг домохозяйств это то, что люди берут в качестве кредитов…

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Американцы же вообще живут в долг. Так вот проблема в чем. Нужно укреплять доллар. Почему нужно укреплять доллар? – потому что доллар кроме функции внутренней единицы США, он является мировой резервной валютой. И на этом построены огромные богатства США, что они эмитируют, сколько хотят вот эту мировую резервную валюту, весь мир ее принимает.

    О. БЫЧКОВА – Уходя со своего поста, Гринспен завещал именно укреплять курс доллара.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Я не знаю, что он завещал. Сейчас мы посчитаем, что с завещанием получается. Для того чтобы поддерживать курс доллара, ведь Америка поддерживала свою экономическую активность в ситуации очень тяжелой финансовой и всякой другой, имея ставку почти ноль. Один процент полтора года назад была ставка по кредитам. То есть ставка рефинансирования это ставка, которая определяет цену кредита в экономике. То есть когда у вас дешевые деньги, их занимают, инвестируют и так далее. Это понятно. Это создает экономический как бы бум. И Америка действительно быстрее росла, чем конкурирующая с ней Европа. Но когда у вас дешевые деньги, то вам эти деньги не вкладывают, а Америка покрывает свои эти разрывы, дефицит, привлекая, импортируя капитал. То есть ты должен увеличивать ставку, увеличивать деньги, плату за кредит, чтобы тебя кредитовали.

    О. БЫЧКОВА – Понятно, что из этого следует?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Из этого следует, Гринспен сегодня в последний раз как считает 90%, на мой взгляд, грамотных экономистов, повысил еще на 0,25% эту ставку. Она теперь 4,5. Больше ее повышать нельзя. Объясню, почему. Потому что когда у вас огромная задолженность под ноль процентов, вам легко ее обслуживать и перезанимать. Если допустить, что вам еще дают в долг. Предположим, Америка такая великая, все верят и дают. Но когда у вас 5%, то обслуживание выходит в копеечку такого долга. 40 триллионов под 5. То есть 2 триллиона долларов американская экономика тратит на то, чтобы платить проценты. Это невыносимое бремя. Так жить нельзя.

    О. БЫЧКОВА – Повышать дальше некуда, так жить нельзя. А что нужно делать несчастным нищим фактически американцам…

    М. ЛЕОНТЬЕВ — А теперь я скажу самую страшную цифру. А не надо смеяться. Вот мне этот пример всегда напоминает, вот знаете, жил мужик крепостной, у него курная изба, корова дохнет, и так далее. Дети не кормлены. А рядом барин на горе, у него усадьба. Балы, пьянки и так далее. И вдруг барин повесился, усадьба с молотка, дочь проститутка и так далее. Чего бы ему, казалось бы. Бедный несчастный барин, думает мужик, вот у него проблемы. А он повесился. Понимаете. Поэтому все в относительных цифрах. Так вот, финансовый разрыв между обязательствами федерального бюджета, я сейчас вообще не говорю про остальную американскую экономику, и возможностями, реальными источниками их погашения сейчас составляет 45 триллионов долларов. Ребяты, эти деньги, этот разрыв погасить не-воз-мо-жно. Вообще невозможно. Ни при каких экономических обстоятельствах.

    О. БЫЧКОВА – Подожди. Объясни человеческими словами. Финансовый разрыв это значит…

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Первая крупнейшая часть этого разрыва это обязательства пенсионной системы США.

    О. БЫЧКОВА – Это те деньги, которые нужны, чтобы закрыть долг.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Которые нужно будет платить пенсионерам.

    О. БЫЧКОВА – И которых быть не может в природе.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — У них в 2008 году вступает в возраст пенсионный поколение бэби-бума. И считается, что 52 триллиона долларов будет дефицит к этому моменту пенсионной системы. Нечем платить.

    О. БЫЧКОВА – То есть ты хочешь сказать, что это такие безумные деньги, которых просто не существует в природе.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Их невозможно изъять. Никакое изменение разумное или неразумное, никакое изменение конъюнктуры, никакая финансовая политика США этот разрыв не может погасить.

    О. БЫЧКОВА – То есть ты хочешь сказать, что Америка становится жертвой своего собственного богатства?

    М. ЛЕОНТЬЕВ – Можно я скажу просто. Чтобы понятно. Это не богатство. Это долги. Богатство было раньше. А теперь долги. Кречинский жил на широкую ногу. Помните «Свадьба Кречинского». Но богатства у него не было. У него были долги. Так вот долги не выплачиваемые. Он хотел жениться. Америка хочет воевать с Ираном. Это отдельный вопрос. Я хочу объяснить, чтобы всем был понятно. Вот Бен Бернанки, который сейчас заступил на место Гринспена, это человек, который должен сделать в Америке то, что Кириенко сделал в России. Вот именно и ничего более.

    О. БЫЧКОВА – Вот на этой интригующей ноте мы прервемся.

    НОВОСТИ

    О. БЫЧКОВА – Мы продолжаем разговор с Михаилом Леонтьевым, который предсказывает, что новый глава федеральной резервной системы США Бен Бернанки, призван туда ровно для того, чтобы сделать то, что в 98 году в России сделал Сергей Кириенко. Вот на этом мы остановились. Очень интересно. А что он должен сделать? Обнулить американскую экономику?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Существуют, разные есть плавности и разные злобности, способы это сделать. Но понятно одно, причем Бернанки уже открыто об этом сказал, что он будет поддерживать экономический рост. То есть, вообще нужно понять, какие интересы стоят вот за этими двумя направлениями политики. Попытка сохранить мировые позиции доллара, это собственно интересы международной космополитической финансовой элиты. Она тоже в значительной степени американская. И она традиционно, а сейчас все в большей степени связана в Америке с демократической партией. Все больше неоконсерваторы связаны с интересом собственной американской экономики. Промышленности, производящей экономики, теми финансовыми структурами, которые в основном финансируют внутри ее, то есть в национальных…, здесь приходится выбирать. Вот Гринспену было время и возможность, у него еще был ресурс, лавировать. И поэтому он уйдет великим и могучим. Здесь ресурса нет. Вот как Черномырдин, был такой солидный. Пришел Кириенко, и известно как его обзывают. Хотя объективно он сделал то, чего не сделать было нельзя. Он дал возможность экономики дышать. Грубо, может быть, можно обсуждать методы и так далее, но другого выхода не было. Потому что эти обязательства были невыполнимы. И чем раньше он это сделал… Здесь ситуация какая. Можно обесценивать доллар. Обесценивать доллар, девальвировать его, по сути, достаточно быстро, при этом уменьшая американские обязательства. Чем собственно США мягко занимались все время. То есть это придется делать жестко. Что они делали – они накапливали обязательства и обесценивали доллар. Грамотные экономисты европейские, вот Жак Сапир говорил, что это экономическая война против Европы. Против Китая тоже. Просто экономическая война, в которой противник не может стрелять. Почему у него нет средств. Сейчас это придется сделать динамично. И это будет означать, что доллар потеряет позицию мировой монопольной резервной валюты. Это значит, что произойдет некая финансовая деглобализация. Все слышали о решении создать азиатскую расчетную единицу — акю. Это первый шаг и понятно, что ключевым элементом этой единицы является Китай. Там еще есть мелкие игроки типа Южной Кореи и Японии. Совсем мелкие. Но Китай эта глыба огромная, которая долгое время специально занижает свою национальную валюту, специально отказывается от ее полной конвертации, потому что это выгодно экономике. Но когда доллар оставит позиции им ничего не останется, как эти позиции занять.

    О. БЫЧКОВА – А европейская единица уже существует.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Уже есть. И Европа при всех своих ограничений, проблема Европы в том, что Европа не может осуществлять агрессивной какой-то стратегической эмиссионной политики, потому что понятно, каким образом образуется евро. Это соглашение такое построено на очень жестких маастрихтских критериях по валюте. Евро в этом смысле не может быть конкурентом доллару так же, как нельзя бежать на длинную дистанцию, если у тебя в кармане два утюга, а на голове надета какая-то каска с тонну. Ну, тяжело евро. Зато в европейской экономике нет таких дисбалансов, как в американской. Но, во всяком случае, эта зона сохранится. Доллар, безусловно, сохранит свою зону, которая резко уменьшится. И для нас проблема, какая – где рубль-то будет. В настоящий момент рубль понятно где.

    О. БЫЧКОВА – Где?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Потому что рубль это охвостья доллара. Финансовая политика российская, если можно вообще говорить о том, что у нас есть финансовая политика, потому что ЦБ не занимается ничем, кроме определения курса. А курс определяется притоком валюты. Видите, какая интересная история. Все нефтедобывающие страны имеют в той или иной форме монополию на продажу нефти. Не потому что там государство, частные компании прижимают, а потому что эта валюта она не меняется на национальную валюту. Вот если есть у кого Стабилизационный фонд, эта валюта она валютой и идет в Стабилизационный фонд. Тебе не надо эмитировать огромное количество рублей, чтобы ее покупать, потом страшно бороться с инфляцией.

    О. БЫЧКОВА – Подожди. Ты нас не путай. Ты нам рисуй картину, которая будет. Во-первых, когда эта картина уже предстанет перед нашими глазами. Примерно.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Я могу точно сказать, что до 2008 скорее, до 2007 года это крайний предел. Просто крайний. Скорее всего, до бушевских выборов…

    О. БЫЧКОВА – Когда рухнет американская экономика?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Она не рухнет. Она-то как раз не рухнет. Мне говорят: ах, вы пугаете, она не рухнет.

    О. БЫЧКОВА – Она что сделает?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Мы рухнем. А она сожмется, она проведет санацию. Российская экономика в 98 году рухнула или возродилась? По-моему, она возродилась.

    О. БЫЧКОВА – Вначале рухнула, потом возродилась.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Нет, она возродилась через кризис. Проблема наша и проблема Америки разная. Чем отличается Америка от нас – тем, что Америка стратегически стремится, чтобы за большую часть, во всяком случае, этого кризиса заплатили другие. Зачем нужно обесценивать доллар? Самый худший сценарий это дефолт по US Treasuries, то есть по казначейским обязательствам, который, кстати, тоже вполне возможен. И вот эта история, когда господин Кудрин говорит, это же самая надежная валюта. Ну, ребята, смотрите, есть страна, называется Россия. У нее 8 лет положительное сальдо торгового баланса, платежного баланса. Бюджетный профицит. Стабилизационный фонд растет как раковая опухоль. Валютные резервы запредельные для масштабов нашей экономики. Вся основная проблема того же Кудрина, что надо стерилизовать денежную массу, то есть истреблять деньги, которые мы заработали. Вот его проблема. При этом мы берем вот эту массу с целью истребления и помещаем ее в надежные бумаги страны, у которой текущий долг бюджета почти равен ВВП. Наши все долги притом, что мы страшно озабочены, как нам отдать внешний долг, они не больше трети нашего маленького ВВП. Что за проблема вообще их отдавать?

    О. БЫЧКОВА – Короче говоря, мы помещаем деньги в бумаги экономики…

    М. ЛЕОНТЬЕВ – В бумаги бездоходные…

    О. БЫЧКОВА – Которая как ты считаешь, вот-вот навернется, в 2007, максимум в 2008 году.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Конечно, навернется.

    О. БЫЧКОВА – Ну так продолжай, как это будет выглядеть.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Я не Бернанки. Я считаю, что существуют разные сценарии. Но есть одно абсолютно явное, я не говорю, что в 2008, это может произойти через 3 месяца. А может быть через полтора года. Но примерно вопрос идет об этом. И задачи американских финансовых властей сейчас и очевидно совершенно. Господин Бернанки сказал такую вещь, что для того, чтобы сохранить мощь американской экономики, то есть предотвратить вот это падение, возможное падение рынков и так далее, он готов сбрасывать доллары с самолета. В свое время Гринспен говорил примерно такое, вот когда у них была ставка, он говорил, что считается, что при нулевой ставке мы не можем никак влиять на финансовую ситуацию. Неправда, у нас есть неограниченные возможности повышения ликвидности. А что значит неограниченные возможности. Это значит, печатать любое количество долларов, какое мы захотим.

    О. БЫЧКОВА – А с самолета, зачем сбрасывать?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — С целью впрыскивания денег в экономику.

    О. БЫЧКОВА – Просто раздать людям.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Раздать. Это не называется неограниченная эмиссия. Так они этим сейчас занимаются. Что такое покупка Россией долларов, которые оплачены за нефть. Мы им даем нефть, они нам рисуют, это даже не бумага, если хоть там станок работает печатный. А это запись на счетах. Взял карандашом написал, потом ластиком стер. Так вот, они нам рисуют сумму, мы на это выпускаем нашу валюту и на эти деньги еще раз кредитуем казначейство США, покупаем их самые низкопроцентные бумаги длинные, казначейские обязательства.

    О. БЫЧКОВА – Которые потом превратятся просто в бумажки через какое-то время, как ты говоришь.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — С очень большой вероятностью. С гораздо большей вероятностью даже, чем какие-то казначейские обязательства Польши, Венгрии, Италии и так далее. Потому что там нет таких долгов.

    О. БЫЧКОВА – Что будет с российским рублем и российской экономикой, если все пойдет так, как ты описываешь?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — А российская экономика будет в числе тех, которые в первую очередь со своей шкуры оплатят оздоровление американской экономики при нынешней финансовой политике. Просто она специально сделана для того, чтобы оплатить…Вот представьте себе, есть больной, но сильный. И есть маленький, но слабый. Так вот этот сильный больной заставит маленького оплатить лечение. Так, что тот станет не больным, а просто помрет. Есть единственный способ, что я хочу очень сказать любимым согражданам. Вот все эти разговоры, а в чем хранить сбережения, ну я могу сказать: явно не в долларах. Вот это точно. Но в принципе это абсолютно бессмысленный идиотский разговор, к которому пытаются свести вообще все разговоры на глобальные валютные темы, против мирового финансового кризиса, если ваша страна ничем внутренне от него не защищена, экономика не защищена, финансовая система не защищена, ни в каком обменнике вы не скроетесь. Даже если вы сохраните значительную часть своих сбережений, вовремя переведя их в какие-то валюты, купив золото, цемента, что угодно. Но крах экономики по вам все равно ударит. И вы с вашими сбережениями, единственная возможность спастись это куда-нибудь бежать, где этот крах не так заметен. В ту же Америку.

    О. БЫЧКОВА – На Луну.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Почему, я уверен, что американская экономика в результате этого кризиса оздоровится. Она просто перестанет быть гегемоном мировым. Но внутри она станет здоровой. У нее не будет невозможных невыплаченных для выплаты обязательств. У нее не будет колоссального эмиссионного навеса, и она, в общем, уйдет туда, откуда она пришла – в Америку. Что касается России, у нас нет суверенной финансовой системы, у нас нет суверенной денежной политики. У нас нет национальной валюты. Потому что рубль это исполняющий… Говорят, рубль укрепится, да он укрепится. На какое-то время, если доллар сразу упадет, курс рубля повысится. То есть с точки зрения спекулятивных операций это интересная вещь. С точки зрения судьбы экономики это совершенно неинтересно, потому что рубль последует за долларом. Потому что он является временно исполняющим обязанности доллара на территории РФ.

    О. БЫЧКОВА – Так пускай рубль последует тогда за евро или за юанем каким-нибудь.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Бессмысленный рубль должен следовать за рублем. Та финансовая конъюнктура, которая у нас есть, та структура российской экономики при ее огромных недостатках, но, тем не менее, она абсолютно прописана для создания собственной финансовой системы. Почему Америка накопила такое богатство – потому что она сумела создать самую мощную в мире финансовую систему. Тот, кто создал финансовую систему во все эпохи, неимоверно обогащается. Потому что он получает эмиссионный доход. Он обслуживает своими услугами финансовыми, которые ему практически ничего не стоят, чужие экономики.

    О. БЫЧКОВА – Я поняла. Скажи, пожалуйста, последний вопрос в этой части нашего разговора. Я все-таки не поняла, когда, по-твоему, это все будет происходить. Мы это на самом деле заметим на своей собственной жизни.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Господин Сноу вообще сказал, что дефолт будет в марте. Это не я сказал, это сказал министр финансов США. Над ним похихикали. Ну, увеличат они размер заимствований, еще раз говорю…

    О. БЫЧКОВА – Как это заметят люди? Вот я, например.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Я не Таня Корягина. Я не буду говорить, что доллар упадет в августе какого-то там года. Это зависит от очень многих обстоятельств. Я говорю о параметрах. Я говорю о том, что существует макроэкономическая ситуация объективная, при которой эта ситуация сохраняться не может. И существует в отличие от наших экономистов, вполне вменяемые американские экономисты и вполне вменяемые американские финансовые власти, которые будут принимать меры для спасения своей экономики.

    О. БЫЧКОВА – Ты можешь еще раз мне сказать, я как замечу? Или ты как заметишь.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Если вдруг мы обнаружим, что Стабилизационный фонд, которым мы гордимся, наши валютные резервы уменьшились в 5 раз. Как мы это заметим. Очень легко. Кстати после этого рубль тоже сильно повышаться не станет, хочу вам заметить.

    И. МЕРКУЛОВА — А мы узнаем, извините, что он уменьшился наш Стабилизационный фонд?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Извините. Это будет заметно.

    О. БЫЧКОВА – Мы станем беднее. Мы продолжим эту тему.

    НОВОСТИ

    О. БЫЧКОВА – Мы продолжаем тему, начатую Михаилом Леонтьевым, верите ли вы возможность краха американского доллара – вот такой вопрос мы задаем сегодня.

    РИКОШЕТ

    О. БЫЧКОВА – Прежде чем мы начнем включать наш телефон для того, чтобы слушатели тоже могли высказаться на эту тему, и сказать, верят они во весь тот ужас, который ты сейчас пытался нам живописать или не верят. Закончи отвечать на мой вопрос, ответа на который я так и не добилась. Как мы заметим этот крах американского доллара и американской экономики, если он все-таки наступит, как ты нам обещаешь.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Дело в том, что крах-то будет не американской экономики, а российской. Американская экономика оздоровится путем болезненной процедуры. Это кстати к «Рикошету» очень важно добавить один момент. Когда мы говорим: крах доллара, имеется в виду не просто, что доллар исчезнет, а то что, например, он девальвируется процентов на 80. Вот если это считать крахом.

    О. БЫЧКОВА – Доллар перестанет быть универсальной зеленой бумагой, которую очень нежно любят во всех частях мира.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Разные бумаги любят. Но самое главное, что в ней любят резервировать все, то есть это основная валюта мировых резервов. Так вот, как мы заметим. Вот у меня тут возникла, наконец, отгадка, потому что американцы так безумно, казалось бы, и бессмысленно привязались к Ирану. Потому что Иран это страна, которая недостаточно чувствительна для санкций. Во всяком случае, в краткосрочной перспективе, поскольку…

    О. БЫЧКОВА – Понятно.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Потому что не с Ираком, а именно с Ираном хорошая добрая война, при которой иранцы нанесут удар по нефтедобывающим зонам залива, когда нефть будет стоить 150-200 долларов, когда Европа погрузится в жуткую экономическую просто ситуацию, это лучшие обстоятельства, при которых можно осуществить то, о чем я говорил. То есть кидок через бедро…

    О. БЫЧКОВА – Война все спишет, короче говоря.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Конечно. И по этой войне мы можем определить, если пошло все, ребята, уже терпеть больше нету мочи. Пора…

    О. БЫЧКОВА – То есть ты нам предлагаешь признаки…

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Пора дефолт объявлять.

    О. БЫЧКОВА – Если мы видим, что американцы продолжают давить очень сильно на Иран…

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Если мы увидим, что они переходят явно к силовым акциям, если они натравят Израиль на бомбежку ядерных объектов.

    О. БЫЧКОВА – Ой, ой.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Например. И так далее. Потому что больше никакого смысла, я не говорю сейчас о том, хороший Иран, плохой, хочет он бомбу сделать, никакого смыла больше в том алгоритме действий с использованием санкций, его нет. Санкции ничего не дают.

    О. БЫЧКОВА – Давай примем пару звонков. Алло.

    СЛУШАТЕЛЬ – Да, да. Здравствуйте. Меня зовут Владимир.

    О. БЫЧКОВА – Владимир, вот вас убеждает то, что вы сейчас слышали от Михаила Леонтьева?

    СЛУШАТЕЛЬ – Да нет, конечно.

    О. БЫЧКОВА – Будет такая катастрофа вселенская?

    СЛУШАТЕЛЬ – Да нет. Катастрофа может быть только у нас из-за нашей глупости. Потому что мы очень сидим на нефти и на газовой трубе. Вот это сделает с нами дурную шутку. Вы, наверное, все слышали недавнее заявление Буша в конгрессе по поводу того, что будут переходить к другим технологиям, уменьшать потребление…

    О. БЫЧКОВА – И избавляться от зависимости, он, правда, сказал от ближневосточной нефти, а не от российской.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Особенно умилительно это слушать от Буша, у которого личные интересы его семьи прямо связаны с нефтяным бизнесом.

    О. БЫЧКОВА – Понятно, спасибо, Владимир за звонок. Мы поняли, Владимир считает, надо искать в своем глазу вот эти вот все…

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Я ничего против того, что сказал Владимир, не имею. Все совершенно справедливо. Но это не про ту честь. Это совсем не про то разговор. Потому что в ходе реальных среднесрочных перспектив никаких возможностей понижения, резкого сбрасывания цены на нефть я не вижу, например. И также ее не видят основные аналитики. С долларом проблема есть. И то, что американцы вытворяют, явно направлено, знаете, они не хотят нам сделать хорошо. Это такой обмен. Мы обслуживаем американскую валюту, они своей деятельностью повышают цены на нефть объективно. Но они же не с нами борются, мы же им не конкуренты. Они борются с Китаем и Европой. Это реально конкурентные рынки. И нефть, то есть эти страны гораздо более чувствительны к повышению цен на нефть, чем США. Вы поймите, США должны притягивать капитал со своего мира. Улучшить состояние американской экономики они не могут, но они могут сильно ухудшить состояние экономик конкурентов и таким образом сохранить приток капитала, что они и делают системно.

    О. БЫЧКОВА – Послушаем еще один звонок. Алло.

    СЛУШАТЕЛЬ – Это «Эхо Москвы»?

    О. БЫЧКОВА – Это «Эхо Москвы». Как вас зовут?

    СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Анна Александровна.

    О. БЫЧКОВА – Ваше мнение.

    СЛУШАТЕЛЬ – Я бы хотела сказать по поводу всего того, что сказал Михаил Леонтьев. Он говорит уже это не первый раз. И несколько странно, что все это звучит именно сейчас. Хотя об этом…

    О. БЫЧКОВА – Вам это кажется подозрительным?

    СЛУШАТЕЛЬ – Я сейчас скажу, не перебивайте. Я вам сейчас объясню. О том, что произойдет с нашим рублем, с нашей экономикой еще 16-17 лет назад подробностях с учетом и с рассмотрением всех международных документов показал в своих статьях Александр Цыкунов.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Я не знаю, кто такой… Я хочу сказать одну вещь…

    О. БЫЧКОВА – Подожди, скажите только, Анна Александровна. Короче, хорошее что-нибудь ожидает нас или нет согласно тому, что вы прочитали 16 лет назад?

    СЛУШАТЕЛЬ – А знаете, что нас будет ожидать только тогда что-то хорошее, кода проамериканские силы, которые заправляют в нашей стране, потеряют свою власть.

    О. БЫЧКОВА – Перестанут заправлять.

    СЛУШАТЕЛЬ – Да.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Готов прямо поддержать слушательницу, только хочу сказать, что 17 лет назад у нас был совсем другой советский рубль, это вообще была другая финансовая система. И единственное, что их между собой связывает это название. Больше ничего. Поэтому трудно было так прозреть в будущее, наверное, 17 лет назад.

    О. БЫЧКОВА – А доллар был долларом и 17 лет назад. И 170 лет назад.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Доллар был долларом. Но 17 лет назад у них не было дефицита вообще.

    О. БЫЧКОВА – А дефицит образовался, кстати, за какой срок?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Клинтон сдал экономику без бюджетного дефицита. Другое дело, что там были свои махинации, и эмиссионный навес был огромный. Но бюджетного дефицита не было.

    О. БЫЧКОВА – То есть меньше чем за десятилетие.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Дело в том, что американская экономика рухнула в 2002 году. Формально. То есть когда обвалился фондовый рынок. Но бушевская администрация сумела это обстоятельство скрыть, путем, будем говорить, не совсем традиционных экономических действий. С точки зрения, во всяком случае, монетаризма, эти действия просто запредельные. То есть они смягчили это. Они посадили просто больную экономику на наркотик, на наркотик прямой эмиссии. Но это все создавало, они эмитировали долги, валюту и так далее, и заставляли весь мир ее потреблять. То есть американцы превратили свою выдающуюся военно-политическую мощь в инструмент укрепления и сохранения своего экономического доминирования. То есть, грубо говоря, если ты с кем-то борешься, у тебя сильный хук правой, ты будешь стараться бить правой. А не левой, которая тебя слабая и иссохлась. Поэтому они в своей экономической политике свое доминирование используют на сто процентов. Потому что других преимуществ конкурентных перед конкурентами нет. Ни перед Европой, ни перед Китаем. У них нет других преимуществ.

    О. БЫЧКОВА – Как будет выглядеть картина нового мира после того, как произойдет это благодатное для американской экономики очищение?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Хочу сказать…

    О. БЫЧКОВА – На первом месте будет евро, потом будет китайская, азиатская…

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Я думаю, что будут, скорее всего, такие зоны валютные, большие, где будет доминировать некая региональная валюта, которая будет выполнять роль такого регионального доллара. Зона евро, зона доллара, зона юаня или новой единой азиатской валюты. Возможно какая-то арабская валюта. Какой-нибудь исламский динар. Вот вопрос о том, где будет рубль. Я еще хочу сказать, что у нас есть время и возможности…

    О. БЫЧКОВА – У нас нет времени. У нас минута эфира осталась.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — И рубль может стать региональной валютой. Но для этого надо что-то делать.

    О. БЫЧКОВА – Мы подводим итоги нашего голосования. Итак, 2676 человек позвонило нам. Из которых 58% считают, что нет, невозможен крах американской валюты. 42% — высокая цифра — верят, что это может произойти.

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Не верят заклинаниям Леши Кудрина. Это очень позитивный сигнал.

    О. БЫЧКОВА – Поддерживают твой прогноз. Вот так вот. Тебя радует это?

    М. ЛЕОНТЬЕВ — Радует, радует. Это при той собственно, при той системе экономического воспитания населения, которая у нас принята, на мой взгляд, это потрясающая цифра.

    О. БЫЧКОВА – Все, на этом и закончим. Достаточно большое число наших слушателей, считают, что да, когда-нибудь это произойдет. Поглядим.



    Самое обсуждаемое

    Популярное за неделю

    Сегодня в эфире