'Вопросы к интервью
25 января 2006
Z Интервью Все выпуски

Холода в Москве


Время выхода в эфир: 25 января 2006, 19:08

25 января 2006

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» Анатолий Чубайс.

Передачу ведет Ольга Романова.



О.РОМАНОВА – Добрый вечер, это Ольга Романова и «Особое мнение» Анатолия Чубайса, которого, я думаю, представлять не надо, это глава РАО ЕЭС России. Наша тема сегодня обозначена как «Холода в Москве» с Анатолием Борисовичем, и наши слушатели, которые общались с нами по Интернету и по пейджеру, мы уже, конечно, понимаем, что надо говорить о холодах в России. Я напомню номер эфирного пейджера 725-66-33, и мы попробуем принимать звонки от слушателей по телефонам 783-9025 для москвичей и 783-90-26 для людей, звонящих из регионов и из заграницы. Итак, Анатолий Чубайс, он ваш, его «особое мнение», я воспользуюсь правом ведущей и задам первый вопрос. Скажите, Анатолий Борисович, а вот, тяжелые момент, когда -30, -35, а вам не было страшно, что сейчас как всё…?

А.ЧУБАЙС – Ой, даже не знаю, как вам ответить. Вы знаете, когда у тебя с первой минуты, после того, как проснулся, до последней пока заснул, в голове мысль об объеме перегрузки на трансформаторе на подстанции, не буду называть название, чтобы не привлекать лишнего внимания, у которого предельная перегрузка 25%, а мы шли в режиме сначала плюс 5%, потом плюс 12%, потом плюс 20%, а потом плюс 23%. И ты понимаешь, что отключение его означает 200 тысяч человек, оставшихся без тепла и света, это такая бодрая обстановка.

О.РОМАНОВА – Очень много хороших вопросов от слушателей и зрителей, очень профессиональных. «Скажите, пожалуйста, Анатолий Борисович, существует ли в России единая энергетическая система? — Жанна, программист из Москвы. – Вроде бы она должна обеспечивать переброску электричества из зон с низким потреблением, в данный момент, в зоны с пиковым потреблением, в данный момент, чему, собственно, благоприятствует протяженность России на несколько часовых поясов, и почему же тогда все боялись этих пиков на время холодов».

А.ЧУБАЙС – Ну, вопрос абсолютно правильный, единая энергосистема существует и переброска существует, просто у этой единой энергосистемы есть установленные мощности и выработать электроэнергии больше, чем то, что основано на установленной мощности по законам физики, она не может. Грубо говоря, в ситуации, когда не в отдельных зонах и не в отдельных часовых поясах, а, в чем собственно уникальность ситуации, во всей России, от Дальнего востока до Калининграда, в довольно сжатый отрезок времени, практически 10-15 суток, экстремально низкие температуры, и в этом смысле, просто все существующее оборудование работало на пределе, в том числе, и используя ту возможность, о которой справедливо меня спрашивает радиослушатель.

О.РОМАНОВА – Ну, мы же экспортируем еще, как я понимаю, электричество, может быть, экспорт надо был ограничить, как газ ограничили.

А.ЧУБАЙС – Ну, во-первых, у нас общий объем экспорта, в отличие от газа, составляет от 1 до 1,5 % всего лишь, а во-вторых, даже и в этой ситуации мы вынуждены были это и сделать, мы пошли на беспрецедентное для нас решение, в течение, по-моему, трех суток мы ограничивали объем экспорта в Финляндию, уведомив наших партнеров об экстремальной ситуации, о причинах, в общем встретив понимание, вот вынуждены были поступить.

О.РОМАНОВА – Слушатель Алексей нас спрашивает, и Татьяна тоже спрашивает: «В одной из радиопередач вы жаловались на убытки, которые несет РАО ЕЭС в связи с холодами, но ведь потребители платят за потребляемую энергию, то есть с увеличением расхода электроэнергии увеличиваются суммы, получаемые РАО ЕЭС, о каких убытках тогда вы говорите?»

А.ЧУБАЙС – Если уж так более точно говорить, ситуация более сложная. Мы в результате всей этой ситуации имеем целый ряд дополнительных убытков и имеем и дополнительные доходы. Права радиослушательница, говоря о том, что плата за электроэнергию вероятно вырастет, вместе с тем замещение газа мазутом, это чрезвычайно дорогое дело, которое приводит к масштабным убыткам, но у нас же основной объект продажи сейчас даже не энергия, а тепло, а система оплаты за тепло в стране выстроена, как известно, странным образом, при котором объем потребления этого продукта никак не влияет на объем цены. Ведь вы же не платите больше от того, что на улице температура меньше, а здесь как раз экономическая система в стране работает неправильно, она не стимулирует рост объемы продаж и не стимулирует экономику.

О.РОМАНОВА – Как правильно?

А.ЧУБАЙС – Ну, это означает, что увеличение объема потребления тепла не увеличивает объем платы за него.

О.РОМАНОВА – Нужно принять какое-нибудь постановление правительства?

А.ЧУБАЙС – Нет, это колоссальная работа, которая упирается в систему тепловых счетчиков, это десятилетия работы впереди.

О.РОМАНОВА – Вы знаете, у нас по этому поводу был вопрос, сейчас попробую его найти, но я хорошо его помню. «Не считаете ли вы необходимым принятие закона, в соответствии с которым все новостройки, жилье, офисные, торговые комплексы, предприятия должны уйти в автономию по электричеству и теплу, возможно по газу, что сложней, жесткий счетчик по воде?»

А.ЧУБАЙС – Да нет, конечно, я считаю необходимым ровно противоположное. Я считаю необходимым немедленное, масштабное, радикальное ускорение и увеличение объема инвестиций в энергетику страны. Вот, собственно, суть того, с чем я выступил несколько месяцев назад, под условным названием «Новая энергетическая политика», вот собственно цель свей проводимой реформы в энергетике.

О.РОМАНОВА – Подождите, подождите, я что-то не понимаю, как это РАО ЕЭС России может не хватать инвестиций, РАО ЕЭС России сегодня, по крайней мере, лидер роста в голубых фишках, за РАО ЕЭС России бьются иностранные акционеры с российскими акционерами не на жизнь, а на смерть, перед собранием всегда, все понятно, «кто войдет в состав директоров?» «кто же даст свои деньги?», вы только скажите и сюда пойдут деньги, в чем дело?

А.ЧУБАЙС – Стоимость акций и степень привлекательности компании очень важная предпосылка для того, чтобы появились инвестиции, только, к сожалению, не единственная и уж точно не достаточная. Для того чтобы реально в энергетику можно было привлекать инвестиции необходимо было, первое, отделить генерацию от сети, что практически уже сделано, второе, обеспечить основы рынка оптового, что уже сделано, третье, создать основы розничного рынка, что мы только начинаем еще делать, я могу, поверьте, еще перечислять четвертое, пятое, шестое, но повторю главное, вся реформа энергетики, собственно, в том виде, за который мы боролись много лет, всегда на всех этапах, главной своей целью именно это и предполагала – инвестиции, именно сейчас в 2006 году, пройдя большую часть реформы, собственно, опираясь на ее результаты в той же самой Москве, конкретно, в Мосэнерго, мы развернули инвестиционную программу, две с половиной тысячи мегаватт, запустили первую стройку в декабре прошлого года ЭТС-27, целевая задача и инструмент которой — привлечение инвестиций через IPO, допэмиссии в генерирующую компанию.

О.РОМАНОВА – Об этом мы поговорим после кратких новостей.

НОВОСТИ

О.РОМАНОВА – До новостей мы с Анатолием Борисовичем успели поговорить чуть-чуть об инвестициях в электроэнергетику и у меня сразу 2 вопроса: мы не поговорили о собственных средствах РАО ЕЭС, и, вот, слушатель спрашивает: «Почему не используется стабфонд, например?» Не смейтесь, слушатели должны знать.

А.ЧУБАЙС – Объем собственных средств, которые возможно использовать, используется на 100%, у нас ежегодно утверждается инвестиционная программа РАО ЕЭС, наших основных дочек, общий объем которых приближается к 2 миллиардам долларов. Если вы меня спросите о том, сколько надо, я скажу – 10, то есть впятеро больше. Следующий вопрос, который правомерно задать в этой ситуации, где взять остальное, рассчитывать, что в стабфонде мы возьмем 8 миллиардов, не серьезно. Для справки скажу вам, что в текущем бюджете на 2006 год общий объем всех видов инвестиций на российскую энергетику составил 45 миллионов долларов. 45 миллионов долларов, а не хватает 8 миллиардов, совершенно ясно, что энергетика в принципе не может развивать инвестиционный процесс за счет государственного бюджета, это невозможно по определению, тем более, что есть крупные сектора в энергетике, например, атомные, которые государственные и которые действительно кроме как из бюджета питать невозможно. Именно поэтому, может быть, я уже надоел с этим тезисом, но мы для этого и затевали все реформу, чтобы, по крайней мере, у нас в РАО ЕЭС тепловую реформу энергетики, а это 60% генерации страны, не пытаться возложить эту тяжеленную ношу на бюджет, не пытаться отнять эти деньги у военнослужащих, у врачей, учителей, развивать этот сектор за счет частных инвестиций и ровно это мы сейчас и начнем делать. Я уже сказал о программе IPO и допэмиссии акций, которая 31 марта будет завершена, и которая принесет российской энергетике первые миллиарды негосударственных денег.

О.РОМАНОВА – А зачем же тогда вы покупаете «Силовые машины»?

А.ЧУБАЙС – Ровно по той же самой логике, потому что для того чтобы обеспечить реализацию инвестиций в энергетике не достаточно просто добыть деньги и забыть про эту проблему, реальное разворачивание инвестиций означает новую техническую политику энергетики, означает жесткие требования к производителю по составу оборудования, на котором, собственно говоря, энергетика должна функционировать, оборудование, которое не заменялось у нас по 15-20-25 лет, реальная ситуация такова, что в нашей российской энергосистеме до 80% основного оборудования, это оборудование изготовленное на «Силовых машинах», Ленинградский металлический завод, «Электросила». И именно поэтому мы ясно понимаем, что, выходя на эти объемы инвестиций, а я назвал вам беспрецедентные цифры, порыв, который мы подготовили благодаря реформам, мы, конечно же, можем и реально должны опираться на российское энергомашиностроение, на «Силовые машины». Именно поэтому мы предприняли операцию, в которой очень аккуратно, замете, всего лишь 25%...

О.РОМАНОВА – Оттеснили Siemens.

А.ЧУБАЙС – Да не совсем так, скорее, вместе, потому что мы реально рассчитываем взаимодействовать с Siemens, Siemens в этом вопросе № 1, но только мы не считаем правильным отдать это полностью Siemens, у Siemens 25 + 1, и у нас 25 + 1 только мы еще к тому же в реальном союзе с прежним владельцем, с Потаниным, это еще плюс 30%. Обеспечиваем, с одной стороны, реальный контроль над контрольным пакетом в «Силовых машинах», а с другой стороны, обеспечиваем заказ, и вот тогда уже я смогу специалистам «Силовых машин» сказать: «Дорогие друзья, если вы собираетесь производить парогазовые установки, из которых у вас хорошая паровая, но плохая газовая турбина, имейте в виду, ПГУ с КПД меньше 63% я брать не буду в принципе. Ваша турбина газовая сегодняшняя ПГУ 160 не устраивает меня по удельному расходу топлива, вот параметры, на которые вы должны выйти». Я задам им жесткие, внятные параметры технического уровня их изделий и подкреплю их собственным заказом и собственным контролем за 25% акций, вот суть стратегии перевооружения энергетики, вот откуда взялась покупка силовых машин.

О.РОМАНОВА – Отсюда следующий вопрос, вот, сегодня холода, смешно сказать, в Италии и правительство Италии обратилось с итальянцам с просьбой снизить на один градус отопление в домах, с 20 градусов на 19, ситуация на Украине, сейчас эксперты говорят: «Ну и хорошо, что у Украины дорогой газ, в общем, и неплохо, что есть проблема с ресурсами, тогда Украина быстрее перейдет на ресурсоэнергосберегающие технологии и быстрее таким образом сможет влиться, чисто технологически, в Европу. Как у нас с энергосбережением?

А.ЧУБАЙС – Ну, вот, в этом вопросе нужно как-то краткосрочное отличать от долгосрочного, от того, что на Украине холодно, конечно же, никакого техперевооружения не произойдет, а с другой стороны, от того, что Газпром радикально повысил цену на газ для наших соседей, это, безусловно, приведет к долгосрочному процессу глубокой реструктуризации экономики наших соседей с радикальным сокращением удельного энергопотребления, это то, что точно будет происходить там, и мы их подтолкнули в эту сторону. И в этом смысле российский дешевый газ и дешевая электроэнергия, это конечно предпосылка масштабного расточительства. У нас, как известно, до 1999 даже до 2000 года в стране продолжался безудержный рост удельного потребления электроэнергии на рубль произведенного ВВП, безумно по расточительности этот рост. С 2000 года он стал прекращаться, знаете почему, а потому что платить начали, как это не печально звучит. С момента, как нас заставили платить за электроэнергию…

О.РОМАНОВА – Вам попробуй не заплати.

А.ЧУБАЙС – Именно так, а так и должно быть, не бывает бесплатного сыра, как вы знаете. С этого момента в стране началось реальное очень незначительное достаточно поверхностное, но все-таки энергосбережение. В этом смысле Россия точно отстает не только от мира и от многих наших соседей, в том смысле, что называется: начать и кончить.

О.РОМАНОВА – Вернемся к холодам все-таки, вот, очень многие слушатели спрашивают: «В момент пика холодов, когда были ограничения на электроэнергию, вот, вы уверены, что все казино, вся световая реклама были отключены от подачи электроэнергии, пришлось перемещаться по центру Москвы, отключение рекламы не наблюдала, а газетные киоски в переходе под Лубянской площадью не работали. Вы будете проводить разбор полетов по оценке эффективности ограничений?»

А.ЧУБАЙС – Я могу тут раскрыть некоторые военные тайны. Они таковы: история ограничений, как, может, кто-нибудь помнит, восходит к моему октябрьскому заявлению прошлого года, после которого я узнал о том, что я развалил энергосистему, что это крах Чубайса как менеджера, что это катастрофа РАО ЕЭС, что это признание Чубайсом собственной никчемности и много чего другого новенького было сообщено. Но как вы понимаете, мы не просто заявили, а мы начали подготовку реальную к этому. Надо к чести московских властей сказать, что и они тоже начали подготовку, и как раз то, что мы с ними вместе подготовились к ограничению, на фоне чудовищной PR-кампании, которая одновременно шла, включаешь по телевизору — один человек, берешь телефонную трубку – другой человек, ну и слава богу, что по телефону нормальный человек, так вот результатом этого явилась спокойная цивилизованная технологичная программа точечных отключений, как я и говорил тогда, задуманная ради того, чтобы не оказаться в ситуации массовых отключений населения. На сегодня, как мы знаем, слава богу, мы прошли без сколько бы то ни было серьезных последствий для населения, в значительной степени благодаря этим точечным выключениям. Другое дело, что при всем взаимодействии, которое здесь было, в какой-то момент, в одном из телефонных разговоров Юрий Михайлович сказал: «Знаешь, а вот давай мы все-таки все, что касается световых эффектов (реклама и прочее) как-то поосторожней, потому что это влияет на настроение, на психологическую атмосферу, объем потребления, как известно, по мощности световой рекламы не очень большой, и если можешь, давай здесь немножко мы сверхактивны не будем». Я ему сказал, что согласен.

О.РОМАНОВА – То есть во всем виноват Лужков.

А.ЧУБАЙС – Ну, думаю, что мы на пару. Я сказал, что в принципе я согласен, но давайте уж, по крайней мере, то, что касается казино, давайте здесь пожестче, «О, да, тут я согласен» – сказал Юрий Михайлович. Ну, вот, может быть мы не до конца довели совместные позиции, я знаю, что некоторые казино все равно горели ярким светом, но, тем не менее, программа ограничений, которая в целом в максимуме достигала 2,5% не больше от общего объема потребления, была аккуратной, взвешенной, точечной и позволила разгрузить те узлы в энергосистеме, которые в этом остро нуждались.

О.РОМАНОВА – Прекрасно, то есть вы с Юрием Михайловичем, взявшись рука об руку, доказали нам сейчас, вот, за эту неделю холодов, что никакие 25 и 30 градусные морозы Москве не страшны и, видимо, многим регионам тоже, потому что особо больших, слава тебе господи, аварий не было. Так стало быть, когда вы говорили, что больше трех дней 25 градусных морозов Москва не выдержит, вы лукавили?

А.ЧУБАЙС – Да нет, здесь все абсолютно четко, я слово «не выдержит» не говорил никогда. Я говорил, что при температуре ниже 25, мы будем вводить ограничения – точка, ровно это я и сделал, так как сказал, так и сделал, несмотря на сложную позицию московских властей, повторю еще раз, благодаря тому, что это было не только сказано, но и продумано, а введение ограничений в таком мегаполисе – это сложнейший технологический процесс, затрагивающий сотни организаций, благодаря тому, что это было продуманно, подготовлено, это удалось сделать с минимальными потерями. Я хотел обратиться к тем предприятиям, малому бизнесу, палатки какие-то торговые, которые попали под эти ограничения, в принципе, ничего в этом хорошего нет, и я как раз хотел сказать спасибо за понимание тем представителям малого бизнеса, которые на это откликнулись. Эти ограничения проводились в добровольном режиме, в чем парадокс. Мы фактически ни разу за это время не соскочили от ограничений в отключении, я бы даже точнее сказал, благодаря ограничениям мы избежали отключения, потому что было понимание, мы достигли поразительной эффективности. Вот проводим утром штаб: плановая цифра ограничений на завтрашний вечерний максимум – 456 мвт, проверяю по факту – 453, то есть практически все то, что запланировано благодаря пониманию самого бизнеса, реализовалось в полном объеме, так что я просто за это понимание хотел сказать слова человеческой благодарности.

О.РОМАНОВА – Исков пока нет к вам?

А.ЧУБАЙС – Я думаю, что они невозможны не только юридически, они по настроению невозможны, тут же не было ситуации «Вот сейчас тут всех замочим», была ситуация взаимопонимания, в которой мы точно не предполагаем иски, но потом юридическая сторона ситуации предельно проста, ведь в этом самом моем октябрьском заявлении, потом разъяснил, что речь идет о постановлении правительства №644 от 22 июня 1999 года, которое обязывает меня это сделать. В этом смысле юридическая база настолько прочна, что я не думаю, что здесь будут какие-то недовольства.

О.РОМАНОВА – Ну, и слава богу, мы вернемся после коротких новостей.

НОВОСТИ

О.РОМАНОВА – Мы закончили перед новостями на судебных исках. Поселок Томилино. Там виноваты коммунальщики.

А.ЧУБАЙС – Надо сказать, что практически все серьезные аварии, о которых много говорилось по телевидению, включая Томилино, — это коммунальные аварии. Так сложилось, что мы прошли без единой серьезной аварии, по крайней мере, наши аварии практически не задели население. С другой стороны, вы все спрашивали в начале про страх, я для себя считал, что такой температурный режим в коммуналке должен привести к более тяжелым последствиям, чем то, что реально произошло. Я пока не готов прокомментировать понимание, но, видимо, там что-то начало сдвигаться, мало аварий в коммуналке для такой экстремальной температуры. Помните, года 3 назад был Новый год, когда ситуация была совершенно катастрофическая по морозам, тяжелейшая с эвакуацией целого ряда районов, последствия, Карелия и Ленинградская область. В этот раз я считаю, что все прошло легче, чем можно было предположить.

О.РОМАНОВА — Интересно, почему? Только за счет повышения тарифов? Нет же реальной реформы ЖКХ.

А.ЧУБАЙС – Я не могу пока вам профессионально сказать. Я слежу за тем, что делает наша компания РКС, «Коммунальные системы», в которой у нас доля собственности, считаю, что она движется в целом неплохо, но будем разбираться. Слава богу, что так оно произошло. И если разрешите ещё одно слово. Мы говорили об ограничениях по Москве, просто, видимо, правильно сказать, что сегодня на штабе у меня принято решение о том, что с завтрашнего дня ограничения по Москве отменяются.

О.РОМАНОВА – Ну и слава богу. Будем надеяться, что и в Москве больше не будет и во всей России больше не будет. Давайте, я вас все-таки помучаю, как личность политическую. Что Вы думаете по поводу страстей в Страсбурге по осуждению коммунистических режимов восточной Европы. Вы у нас за или против?

А.ЧУБАЙС – Хороший переход с коммуналки и ограничений на Страсбург. В принципе, если даже Зюганов проводит там демонстрацию, если я правильно понял, протеста, наверное, что-то сказать по этому поводу можно. Знаете, у меня впечатление такое: в том, что коммунизм, как античеловеческая идеология должен быть осужден всем миром, у меня нет никаких сомнений. Но я считаю, что настоящим глубинным, работающим это осуждение для нас может оказаться только тогда, когда оно будет изнутри, когда оно будет российским, а не ПАСЕ или Совета Европы, я уж не помню. Что их значение-то для нас? Вообще, организация полудекоративная. Беда состоит в…

О.РОМАНОВА – То есть и ПАСЕ и ОБСЕ – декоративные организации?

А.ЧУБАЙС – Да. Так и есть. И ПАСЕ и ОБСЕ – декоративные организации.

О.РОМАНОВА – Тогда что ж так волнуются коммунисты? Ну, осудят…

А.ЧУБАЙС – Это хорошая PR акция. Раз на них, извините, наезжают, значит, они защищаются. Прямо в Страсбурге, в тяжелых, мучительных европейских условиях борются с империализмом.

О.РОМАНОВА — А вы не боитесь, что ПАСЕ осудит вас за ваши слова в адрес ПАСЕ?

А.ЧУБАЙС – Бог с ним. Осудит. Я же не дипломат, я энергетик. Мне важно, чтобы с мазутом все было нормально. Возвращаясь, к вашей теме, беда состоит в том, что у нас нет никакого, не то что осуждения, понимания. Я недавно через Воркуту проехал и в потрясении до сих пор нахожусь. Это какой-то просто, это невозможно описать словами, город, который весь на костях, город, через который прошло 2 миллиона ни в чем не повинных людей, которые в принципе не виноваты ни в чем, уничтожены. Такой масштаб зла своей стране Гитлер не причинил, как мы сами причинили своей стране. И при этом в этом городе нет ничего вообще, чтобы об этом как-то напоминало. Ничего. Ни одного слова. «Где, — спрашиваю мэра, — где у Вас хоть что-то?» — «В музее» — «Ну пойдем в музей». Пришли в музей. «Ой, зал закрыт». – «Открой зал». Открыли зал. Ну и что? Книжка. «Трудовые свершения воркутинцев». Друзья мои, как можно настолько не понимать собственную страну и то, откуда она произросла. А пока этого нету, пока у нас на центральной площади страны лежит труп гниющий, да чего там ПАСЕ? Какое ПАСЕ? О чем вы говорите?

О.РОМАНОВА – Между коммунизмом и фашизмом можно ставить знак равенства?

А.ЧУБАЙС – Несомненно.

О.РОМАНОВА — И я успею задать, наверное, последний вопрос, глубоко политический. Сегодняшние заявления молдавских средств массовой информации по поводу Пасата. Вы сделали жесткое заявление в отношении президента Воронина и Молдовы. Теперь молдавская пресса утверждает, что генпрокуратура Молдавии готовиться предъявить Пасату обвинение в измене Родине, потому что Пасат был не столько министром обороны, сколько гораздо больше времени занимал пост начальника спецслужб.

А. ЧУБАЙС – Дело в том, что после моего заявления было ещё несколько событий, которые здесь расставляют точки над и. Во-первых, была официальная нота МИДа, беспрецедентная по жесткости, которая оценила приговор Пасата практически в таких же жестких терминах, как я просто как частное лицо. А кроме этого было ещё очень важное заявление американцев от того представителя Минобороны, который вел переговоры с Пасатом.

О.РОМАНОВА – Которому продавали самолеты.

А.ЧУБАЙС – Совершенно верно. Который заявил совершенно прямым текстом о том, что он поражен бесчеловечностью приговора, он считает, что Пассат защищал интересы своей страны последовательно и жестко, и возмущен тем, что произошло там. Я собственно, это и имел в виду, что молдавское руководство и лично президент, коммунист Воронин, который открыто ведет антироссийскую политику, тут сомнений нет, он недопонял, какой масштаб событий произошел и с каким масштабом следствий ему придется столкнуться. Думаю, что ближайшее будущее все расставит на свои места. А насчет дополнительных обвинений, посмотрим. Мы ни на один день и ни на один час не оставляем это дело, также как мы не оставляем своих людей никогда и нигде. Пасат мой советник и я сделаю все, чтобы освободить его из тюрьмы.

О.РОМАНОВА – Скажите, зачем вам понадобился человек, который бывший министр обороны, начальник спецслужб, что он может посоветовать по электроэнергетике?

А.ЧУБАЙС – Электроэнергетика, это не просто продажа пирожков. Это большой бизнес с несомненными геополитическими аспектами. Мы решали задачу выстраивания взаимоотношений с Молдовой, мы решали задачи помощи Молдове. Я приезжал к господину Воронину по поручению нашего президента, решая вопросы дешевого обеспечения экспорта газа в Молдову для поддержки господина Воронина, для поддержки молдавского народа. Естественно, мы продолжали развивать те отношения, которые с энергетикой Молдовы сложились, естественно, двигаясь в эту сторону, мы решали вопросы приобретения Молдавской ГРЭС. И хотя господин Воронин был против, мы приобрели молдавскую ГРЭС и будем наращивать объемы генерации там, вне всякого сомнения. Естественно, человек, который был министром и даже дважды министром прекрасно понимает внутренние расклады и полезен в выстраивании этой работы.

О.РОМАНОВА – Спасибо, Анатолий Борисович. Я напомню, это было особое мнение Анатолия Чубайса, главы РАО ЕЭС России. Спасибо вам и мы встретимся снова через 15 минут. У нас будет большая дискуссия на тему: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма» и что с этим делать. До встречи.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире