'Вопросы к интервью
25 января 2006
Z Интервью Все выпуски

Детская литературная премия «Заветная мечта для авторов произведений, созданных для детей школьного возраста и юношества


Время выхода в эфир: 25 января 2006, 16:08

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В столице 16 часов и 5 минут. Добрый день. Алексей Дыховичный у микрофона и в этом часе у нас в гостях Эдуард Успенский. Говорить вам, что это писатель? Я думаю, сами знаете – писатель и Председатель жюри Национальной детской литературной премии «Заветная мечта». А также Вадим Васильев – руководитель службы по связям с общественностью группы компаний «МИАН» и учредитель благотворительного фонда «Заветная мечта». Об этой премии мы и поговорим и о детской литературе в том числе. До 16-30.

Во второй половине часа: «Ну и денек» — это программа Ольги Журавлевой, новости экономики Анны Князевой, «Свой дом» Михаила Кедровского, «Метеоскоп» — прогноз погоды в конце часа.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Итак, в студии радиостанции «Эхо Москвы» наши гости: Эдуард Успенский. Здравствуйте, Эдуард Николаевич.

Э. УСПЕНСКИЙ: Здравствуйте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Эдуард Успенский – писатель, это все знают, и Председатель жюри Национальной детской литературной премии «Заветная мечта». А также у нас в гостях Вадим Васильев — руководитель службы по связям с общественностью группы компаний «МИАН» и учредитель благотворительного фонда «Заветная мечта». Здравствуйте, Вадим.

В. ВАСИЛЬЕВ: Добрый день.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Об этой детской литературной премии мы говорим – «Заветная мечта». Пришли вопросы по Интернету, в основном, о детской литературе вообще, как таковой. Ну и о премии в двух словах. Кстати, о премии тоже спрашивают: «Что? Как? На каком этапе?». Она же уже далеко не первый день. На каком этапе она находится, Вадим Эдуардович?

Э. УСПЕНСКИЙ: Премия существует уже порядка полугода. Эта идея, она неожиданно даже для организаторов стала какой-то невероятно важной, популярной и интересной. Пробудился интерес и у младших, и у старших. Идут звонки и вопросы со всех сторон.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Главное, пишут? Я хочу понять.

Э. УСПЕНСКИЙ: Вот это Вадим скажет.

В. ВАСИЛЬЕВ: Пишут неожиданно много. Мы поражены результатами, если честно. На текущий момент, буквально час назад было более 800 рукописей. Это очень большой показатель, хотя нам кажется, это еще не все.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А дед лайн когда?

В. ВАСИЛЬЕВ: До 28 февраля мы принимаем рукописи. И мы призываем всех, кто откладывал на последний момент — самое время.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Месяц и каких-то там 2 дня.

В. ВАСИЛЬЕВ: Да. Несколько дней.

Э. УСПЕНСКИЙ: Вся проблема в том, что главная премия – она очень коварная, она рассчитана на большой изумруд или большой алмаз, потому что роман или сборник рассказов должен быть не меньше 10 листов. Вы представляете, такое произведение – это размером, ну не знаю, с «Капитана Немо».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 10 листов – это вы имеете в виду издательских?

Э. УСПЕНСКИЙ: Да, издательских.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Печатных.

Э. УСПЕНСКИЙ: Поэтому большой, так сказать, глубоко копает ковш, он поднимает самые трудные пласты и, действительно, он или придет пустым, или выловит золотую рыбку.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Помимо большого произведения, что еще принимается?

Э. УСПЕНСКИЙ: Могу сказать, что не принимается: стихи. И думаю, что это правильно. Потому что в России количество людей, пишущих стихи, по-моему, вдвое больше, чем населения. Потому что люди пишут под псевдонимами. Понимаете? Нет человека, который бы не писал стихов. Я это знаю по передаче «В нашу гавань заходили корабли». И это очень сложный жанр и, так сказать, настоящие детские стихи пишут люди уже в возрасте, все-таки. А молодежь практикуется на прозе. Поэтому у нас есть… Давайте все-таки, Вадим, скажите…

В. ВАСИЛЬЕВ: Мы принимаем рассказы. Мы принимаем романы, повести, сборники повестей и рассказов. Собственно говоря, практически все жанры, действительно, за исключением стихов.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Почему объяснили: принято? Дети или взрослые авторы могут быть? И кто в основном? Вы же уже 800 произведений… В основном, дети, взрослые пишут?

В. ВАСИЛЬЕВ: Большая часть, естественно, это взрослые. Хотя дети тоже есть и в немаленьком количестве.

Э. УСПЕНСКИЙ: Я считаю, что в нашей стране любой человек считает: дать бы месяц отпуска, хорошую пишущую машинку и он напишет «Анну Каренину», поэтому больше конечно будут писать взрослые. Хотя вот в Финляндии лет пять назад вышла книжка семнадцатилетней девочки, где она откровенно писала о своих любовных встречах, делах. И она стала бестселлером для молодежи финской и довольно долго держала первую премию.

А когда я был моложе, я вел кружок детских писателей, детей писателей. И у меня была такая одна девочка – семиклассница или шестиклассница, Маша Блинкина. Она написала роман из жизни пятого класса, и там настолько (я читал) интересно. У них, они как будто какое-то другое племя, у них свои взаимоотношения, они коварно заманивали в свою организацию отличницу такую-то… Они готовили бунт против учительницы. Если человек сделает бунт один, то он будет очень жестоко наказан, когда это пять человек – меньше. А когда весь класс постепенно… И вот надо было завербовывать сторонников этого дела, не привлекая внимания начальства и не боясь нарваться на доносителя. И я тогда, помню, ходил к писателю в кабинет по делам печати говорил, издайте, издайте – будет бестселлер. Он сказал: да, можно. Но это настолько было поперек советской власти из-дать такую вещь, где идут законы не советского коллектива пионерского, а законы кол-лектива, живущего…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Самостийно.

Э. УСПЕНСКИЙ: Самостийно, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А сейчас, сейчас издать? Или это уже актуальность потеряло, на ваш взгляд?

Э. УСПЕНСКИЙ: Боюсь, что да. Тогда это была революция, сейчас это уже…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Будет не то совсем. А давайте вот, ради чего организовывается эта премия? Как вы сказали, дайте любому российскому, советскому человеку месяц и печатную машинку или компьютер, он что-нибудь напишет. Вот такая премия, то есть такое произведение финской девочки, семнадцатилетней о своих любовных похождениях, значит вот в семнадцать лет и раньше. Ее можно отправить? Нужна нам такая литература? Кто-нибудь скажет? Я даже уже знаю, кто. Порнографического содержания.

Э. УСПЕНСКИЙ: Противный вопрос. Понимаете, я сам толком не знаю. Вот эта вот грань очень важная, потому что жизнь эта сделана без грязи, если там есть какие-то помимо эротических проблем, какие-то другие вопросы, особенно если они социальные проблемы, если они окажут какое-то положительное воздействие на читателей, то, безусловно, можно давать самые смелые вещи. По крайней мере, я буду их отстаивать. Если не придет их так много, что я поменяю свою точку зрения.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А что приходит в основном? На какую тему пишут?

Э. УСПЕНСКИЙ: Я разговорился очень. Вадим так хитро на меня смотрит.

Я сейчас держусь в стороне от чтения. Я поставил себе железную задачу, смотреть только то, что отберет жюри. Потому что нельзя… я должен быть над схваткой, понимае-те? Мне сейчас уже звонят: «Слушай, вот есть в Ленинграде замечательный парень. Он инженер. У него хорошая повесть. Вот без дураков, поддержи ее, сделай». Я говорю, ребята, я буду поддерживать очень многие вещи, только те, в которых я уверен. Зачем я буду заранее знать, что он хороший парень? Понимаете?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И инженер хороший.

Э. УСПЕНСКИЙ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Может быть действительно хороший инженер.

Э. УСПЕНСКИЙ: Хорошо. И поэтому я говорю, можете быть уверены, что мое мнение будет объективным.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вадим, на какую тему? Тогда вас придется вовлекать… На какую тему больше пишут?

В. ВАСИЛЬЕВ: Я бы начал с другого. В первую очередь, необходимо ответить, напомнить, слушателям о порядке работы жюри и литературного совета. На текущий момент жюри, которое возглавляет Эдуард Николаевич, еще не приступило к рассмотрению рукописей, потому что этот этап начнется чуть позже – после того как литературный совет предоставит отобранные рукописи, лучшие из тех, что пришли. Поэтому сейчас спрашивать Эдуарда Николаевича просто невозможно о том, что происходит. У меня, на самом деле, ситуация аналогичная. Я могу спросить членов и председателя литературного совета, ну как там дела в кавычках. Но тем не менее в какие-то подробности сильно меня не посвящают, потому что мы сами не заинтересованы в том, чтобы у кого-то появилось хоть малейшее подозрение в некой нечестности. Мы стараемся держаться в стороне. Но могу сказать следующее, в общих чертах, то, что мне говорили. Произведения разные. Есть естественно достаточно большое количество жанров популярных: фэнтези, детективы.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Фэнтези даже есть детские.

В. ВАСИЛЬЕВ: Да, конечно. Но в тоже время есть и ряд произведений, которыми можно в будущем, я надеюсь, мы будем гордиться, как результатами, как плодами нашей премии.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: мы сейчас прервемся ненадолго на новости и продолжим буквально через полторы минуты.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну что ж, мы продолжаем. Я напоминаю, что Эдуард Успенский у нас в гостях – писатель и Председатель жюри Национальной детской литературной премии «Заветная мечта». А также Вадим Васильев, руководитель службы по связям с общественностью группы компаний «МИАН», учредитель благотворительного фонда «Заветная мечта». Работает наш эфирный пейджер, я забыл сказать, а вы как-то… нет, я к слушателям обращаюсь… стесняетесь. 725-66-33 для абонента «Эхо Москвы». Можете присылать свои вопросы по поводу премии и детской литературы в том числе.

Судя по Интернету, вопрос детской литературы достаточно волнует многих. В двух словах еще о премии. Не будем в детали вдаваться, каким там параметрам должно соответствовать произведение. Это дебютные произведения или профессиональный писатель может что-то прислать?

Э. УСПЕНСКИЙ: Широкие рамки. Широкие рамки. Понимаете, там даже принимаются книги, которые были написаны раньше, которые просто проглядела страна. Например, я помню одну книгу, я, надеюсь, ее пришлют родственники этого… такой Станислав Рубинчин был, Латвия. У него несколько книг было замечательных. У него была книга, ко-торая называлась «Третья четверть» о том, как мальчик начал профессионально зани-маться сбором старинных книг. И как он познакомился с фарцовщиками, как он ездил по старым домам, как его научил старый коллекционер. И там волей-неволей был бизнес, там нельзя в любом коллекционировании обходиться без продажи, перекупки. Он очень, этот мальчик здорово шел. Категорически закрыли эту книгу, именно потому что там был бизнес. А на сегодняшний день эта книга просто как воздух, потому что она говорит о том, что с детских лет можно включаться в какую-то профессиональную работу.

Мы будем иметь очень много открытий в этом конкурсе. Я просто уверен, понимаете? Какие-то сумасшедшие должны появиться и рукописи, и рассказы, и точки зрения, о которых мы не подозреваем. Потому что то поколение, которое сейчас растет, которое растет, еще не включившись в социальную борьбу против властей, оно не включилось и поэтому оно мыслит, может быть, просто по живому. И еще одну скажу вещь. Настолько стала популярна идея с этой премией, что вот мне звонили из Пушкинского музея, который находится в Пушкинских Горах, где они собираются изначально, и просили какую-то премию у них объявить, чтобы привлечь внимание и к пушкинским местам, и к детской литературе, и взрослой тоже.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Эдуард Николаевич, литература детская должна воспитывать ребенка. Я вот так понимаю. Да?

Э. УСПЕНСКИЙ: Судя по тому, что у нас будет размер 10 листов – это книжка, которая будет воспитывать не ребенка, а в лучшем случае подростка, юношу.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но воспитывать?

Э. УСПЕНСКИЙ: Воспитывать. Детская литература, которая воспитывает, ну давайте скажем так, воспитание ребенка начинается где-то с 2, 3 лет. Дальше идет перевоспитание. Его надо уже приучить к каким-то правилам жизни с обществом, потому что первые воспитательные зачатки дают родители, потом перевоспитывают. Вот в этом моменте перевоспитания ребенка – от 4 до 7 – играет роль литература. С 7 до 9 уже про-тест идет. Идет уже юношеская литература. Эти ребята прекращают читать стихи, они считают, что это для малышей, и к стихам вернутся только в 16 лет. В общем не надо сейчас говорить о специфике детской литературы. Может быть, это волна пойдет такая, что вся детская литература повернется в другую сторону, как «Гарри Поттер», который расшевелил, взорвал профессиональную литературу для детей. Так же и здесь может быть что-то будет интересное. Вот на это нацелен конкурс.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я прошу прощения за примитивный и в лоб сформулированный вопрос, но вот это вот произведение, о котором вы упомянули, которое воспитывает бизнесмена. Это вот…

Э. УСПЕНСКИЙ: Оно не воспитывает, оно будоражит…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Предпринимательскую жилку.

Э. УСПЕНСКИЙ: Не обязательно. Не обязательно. Мальчик определился, что ему интересно делать на этой земле. В его классе ребята были пустоватые. Он был занят делом, интересным делом, у него глаза горели.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Спекуляцией, нарушением прав.

Э. УСПЕНСКИЙ: Он не спекулировал. Он вынужден заниматься спекуляцией, потому что ищет более интересные книги, более интересные рукописи. Поэтому продает какие-то менее интересные для того, чтобы погрузиться в самую глубину этих книг. Любое коллекционирование, которое долго длится, рано или поздно приводит к профессиональному… к доходам. Как ни странно, собираешь чайные ложечки там, я не знаю, спички, марки. Если ты их собираешь много лет, то рано или поздно ты выйдешь на ту стезю, когда у тебя будут собраны вещи раритетные, которые стоят больших денег. И всегда раритет на раритет меняется с доплатой. Но всегда это… Сколько я знаю спекулянтов иконами, они ходили по деревням, собирали и продавали, все почти себе оставили лучшие иконы, они прониклись этим коллекционированием, и они это полюбили. Понимаете? Поэтому эта книга не учит бизнесу.

Бизнесу учит моя книга, которая называется «Бизнес крокодила Гены». У меня есть такая книга, когда крокодил Гена лежал на солнышке в бассейне 10 лет. Ему туда все бросали монетки, и через 10 лет он набрал большую сумму. И вот он все бросил и решает, куда поместить капитал. Я эту книгу написал почему? Потому что началась перестройка. Надо было вникнуть, что такое кредитная карта, что такое ссуда, что такое акции. Никто этого в стране не знал. Я обратился к голландскому миллионеру одному, миллионеру-бизнесмену. Он сказал, мой рабочий день стоит столько то в час, столько то, столько то… И выставил мне счет равный, как при покупке двух мерседесов, понимаете? Я обращался к писателям профессиональным финским. Они говорят, бизнес не для нас, мы эстеты. Поэтому я поехал в Америку, взял книжки по бизнесу и выпустил свою книгу. И она очень многим…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, это такой ликбез, да?

Э. УСПЕНСКИЙ: Да, ликбез.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А я и не о ликбезе. Вот те книжки, которые я читал в детстве, детские книжки. Они учили коллективизму. Ну, у меня такое возникло сегодня ощущение.

Э. УСПЕНСКИЙ: И правильно учили.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Нужны ли нам книжки, которые буду учить… рождать предпринимательскую жилку у человека? Не учить его, как акциями и облигациями пользоваться, а рождать предпринимательскую жилку.

Э. УСПЕНСКИЙ: Без предпринимательской жилки у нас справку в ЖЭКе не получишь. Понимаете? Надо будоражить эту жилку, чтоб человек был живой, а не дохлый. Вот сейчас говорят, вот засилье у нас восточных людей в Москве. Вот приехали армяне, грузины, азербайджанцы, чеченцы. И ругаются на них. А я считаю, что наверное, вы знаете, это хорошо. Потому что вот дети сейчас учатся в школах, там мои знакомые ребята — Армен, Рамзик, Арман – нормальные ребята. И они ладят в школе, у них жилка, у них восточный темперамент, у них желание действовать и нет подавленности московских ребят. Поэтому, мы сейчас влезем в жуткие дебри, но надо будоражить, надо в человеке пробуждать энергию. А то, что относится к коллективизму — русский человек все равно обречен на коллективизм еще на сто лет. Он всегда будет смотреть… Как я говорю, у русского человека есть всегда несколько совестей – собственная, совесть семьи, совесть коллектива, совесть профессиональная, совесть городская. Во время войны, когда шла война, пробуждается совесть всей страны. А завтра человек более индивидуальный, он может спокойно переносить, что коллектив с ним не согласен и запросто к этому легко относится. Поэтому коллективизм – вещь хорошая, но и слишком многословная, скажем так.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте не будем влезать в дебри. Виталий по Интернету прислал вопрос: «Почему-то нынешняя детская литература сориентирована в основном на сказочные и фантастические произведения. (Вы подтвердили, что да, очень много фэнтези). Редко встретишь детскую книжку о реальных событиях. Раньше как-то было этого больше…». Там идет перечисление действительно известных авторов. Может это от кабинетности детских писателей, да и писателей вообще?

Э. УСПЕНСКИЙ: Вот для этого и нужен конкурс. Чтобы встряхнуть всю страну. И она трясется.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так, «Но премий, — Александр, журналист пишет, — премий сейчас довольно много. Но вот детские писатели от этого до сих пор не появляются. Возможно книги современных детских авторов просто невыгодно издавать. Легче переиздавать все старое и раскрученное, в том числе и ваше. Достаточно перейти на другую сторону Нового Арбата (Это вот, если от нас «Дом Книги») и там детских книг практически нет». Александр.

В. ВАСИЛЬЕВ: Детские писатели сейчас появляются. Есть очень много сейчас молодых детских писателей. Я уже молчу о членах жюри у нас, которые там серьезные люди сидят. Прекрасно работает Востоков Станислав, прекрасно работает Сергей Переляев, прекрасно работает Ая Эн и… Есть, есть, есть. Трудно было публиковаться, потому что ни одно издательство не брало. Но сейчас появились журналы детские. И уже издательства издают книжки. Просто мелкими тиражами, потому что нужна реклама. Но то, что было в 1995 году или там в каких-то, все прошло. По моим понятиям набирает силу понимание индустрии детской литературы. И сейчас как ни странно помогают этому бренды, потому что… Вот я уверен, что детская передача на телевидении говорит, ах, она не дает рекламы, да? Нельзя рекламу давать. И поэтому избегают детских передач. Если делать хорошую цикловую детскую передачу, она рано или поздно будет давать доход больше, чем любая взрослая. Ни на что так не тратится много денег, как на детскую одежду, на детские игрушки, на детские компьютерные игрушки и так далее. Поэтому этот бизнес, эта деятельность разовьется и будет одной из ведущих.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Можно ли прислать на конкурс, не будучи российским гражданином, работу?

В. ВАСИЛЬЕВ: Да, можно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тогда вопрос. Борис Никитенко. Он пишет о подростках, но находится в Израиле в настоящее время. Из Израиля прислал вопрос.

В. ВАСИЛЬЕВ: У нас очень много произведений, которые пришли из-за пределов России, даже из-за пределов стран бывшего Советского Союза. Главное, чтобы произведения были на русском языке.

Э. УСПЕНСКИЙ: А если человек возьмет псевдоним «Иванов»…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Никитенко. Он считает, что нужен «ДЕТГИЗ», нужна студия им. Горького. Не знаю, прислал ли он работу на ваш… в «Заветну мечту» проще говоря… на конкурс. Не знаю, прислал или нет. Судя по вопросу, не прислал. Не надо это вот все, эти все конкурсы, а нужен «ДЕТГИЗ», студия им. Горького и так далее. Что скажете?

В. ВАСИЛЬЕВ: Надо понимать, какие функции эти организации почетные должны нести за собой. Что имеется в виду? Наверное, студий-то разных много. Не очень понимаю вопрос, если честно.

Э. УСПЕНСКИЙ: Нужен «ДЕТГИЗ», нужна студия им. Горького, которую сейчас никак не могут продать, потому что она развалилась. Опять же тут виной телевидение – телевидение не хочет покупать детские фильмы. А куда их давать? Если делать на кассетах, немедленно их украдут пираты. Поэтому здесь вопрос больной и как ни странно при большевиках было больше возможностей. Была «Пионерская правда» и журнал «Костер», журнал «Пионер» и «Мурзилка», «Веселые картинки» и «Пионерская зорька». И вообще пионерские лагеря были. Ну, наладится это все. Мне кажется, в приказном порядке это не сделаешь. Сейчас все идет от денег.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А дальнейшая судьба победителей конкурса? Всем уже понятно, что будут победители. 800 работ уже прислали. Не окажется так, что конкурс сделали, а работ-то и нет. Не окажется. Дальнейшая судьба победителя, а может быть не победителя, а просто хорошей работы? Ну не получил он там какой-то приз в какой-то номинации.

В. ВАСИЛЬЕВ: От учредителей конкурса здесь мало что зависит. Это будет зависеть напрямую от жюри, кто именно станет победителем.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Дальнейшая судьба. Ну, стал победителем, ну получил там свои сколько там тысяч чего-нибудь.

Э. УСПЕНСКИЙ: Учредители хитрят, что судьба от них не зависит. Зависит. Даже, если никто не возьмет конкурсные книжки, такие издательства, боясь проигрыша. Все равно «МИАН» уверенно издаст небольшим тиражом.

В. ВАСИЛЬЕВ: Ну, естественно у нас запланирована серьезная программа по продвижению победителей – и рекламная деятельность, и PR-деятельность, и другие какие-то форматы различные. Не буду сейчас…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Издатели уже как-то наводят мосты? Зондируют почву?

В. ВАСИЛЬЕВ: Очень активно. Но вот тут тонкий момент. Надо помнить о том, что для нас, как для учредителей этого конкурса, крайне важно избежать какой-либо афелированности с каким-либо издательством. Мы не хотим ни малейших подозрений в том, что мы делаем на этом какие-то деньги. У нас другие цели. И мы хотим оживить детскую литературу. Это и есть наша цель. Способы, которые мы будем применять, для того, чтобы это случилось, в наших руках. У нас есть много инструментов для этого.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Спасибо вам. Напомню, что Эдуард Успенский, Председатель жюри Национальной детской литературной премии «Заветная мечта», автор Матроскина и Вадим Васильев, руководитель службы по связям с общественностью группы компаний «МИАН», учредитель благотворительного фонда «Заветная мечта» были у нас в гостях. О детской литературной премии «Заветная мечта» для авторов, которые работают для школьного возраста и юношества, мы говорили. Спасибо вам.

В. ВАСИЛЬЕВ: Спасибо вам.

Э. УСПЕНСКИЙ: Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире