'Вопросы к интервью
22 декабря 2005 года.

22.14 — 23.00



В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Александр Чуев, депутат, замглавы думского комитета по делам частных организаций и религиозных объединений



Эфир ведет Алексей Воробьев.



А. ВОРОБЬЕВ: 22 часа 14 минут в Москве. Еще раз добрый вечер. Сигнал на этот раз из 1-й студии. Ну, что же, «Защита Барщевского» сегодня вновь не выйдет в эфир. По-моему, до середины января у Михаила Барщевского отпуск, во всяком случае на радиостанции «Эхо Москвы», и мы не будем встречаться, но зато после 22 по четвергам будут различные совершенно темы обсуждаться в прямом эфире, в том числе темы, обсуждение которых подсказывает, собственно, информационная картина дня. Позвольте мне сегодня представить Александра Чуева, депутата, замглавы думского комитета по делам частных организаций и религиозных объединений. Добрый вечер.

А. ЧУЕВ: Добрый.

А. ВОРОБЬЕВ: Тема такая: «Введение налога на бездетность, как выход из демографического кризиса». Я напомню, может быть, кто-то не знает, организация предпринимателей «Деловая Россия» предложила ввести налог на бездетность для преодоления как раз вот этого демографического кризиса. Там говорят, что он должен составить от 2 до 3% от дохода бездетных граждан. Ну, и я с Александром обговорил какие-то, не то чтобы позиции, а такие заявочные тезисы перед началом этого эфира, выяснилось, что эта идея, оказывается, принадлежит вам. Вы друг у друга воруете эту идею?

А. ЧУЕВ: Нет. Мы поддерживаем друг друга и на самом деле то, что сегодня «Деловая Россия» решила выступить с этой идеей, я считаю очень важным и полезным. Более двух лет назад я выходил в Государственную думу с аналогичным предложением, тогда это был проект постановления по поводу введения налога на бездетность с обращением к правительству. Государственная дума должна была обратиться к правительству Российской Федерации с предложением ввести такой налог. Но Государственная дума не поддержала в тот момент, хотя дискуссия была достаточно бурной.

А. ВОРОБЬЕВ: Сейчас «Деловая Россия» тоже надеялась внести этот законопроект в Думу через «Единую Россию». Правда, там господин Володин, по-моему, я могу ошибаться, но, по-моему, господин Володин сказал, что пока есть все-таки другие идеи. Вот давайте с этой идеей попытаемся разобраться. Тезисно — в чем она состоит?

А. ЧУЕВ: Тезисно идея состоит в том, и насколько я понимаю, теперь предложение «Деловой России», чтобы внести изменения в Налоговый кодекс Российской Федерации и ввести новый федеральный налог — налог на бездетность. Я считал бы это очень правильной и нужной мерой сегодня. Конечно, мерой вынужденной, потому что на самом деле лучше было бы, если бы мы обошлись без такого налога, если бы правительство само стало поднимать пособия на рождение ребенка серьезно и на уход за ребенком. Пока правительство к серьезным шагам по улучшению демографической ситуации не готово финансово, видимо, давайте помогать себе сами, потому что вымираем.

А. ВОРОБЬЕВ: Это так мы будем сами себе помогать?

А. ЧУЕВ: Фактически, да. Естественно, такой налог имеет смысл вводить только имея в виду, что все средства, поступившие от этого налога, пойдут на поддержку рождаемости.

А. ВОРОБЬЕВ: Давайте теперь по ограничителям поговорим.

А. ЧУЕВ: Да. Я считаю, это моя точки зрения, я не знаю, каково предложение собственно «Деловой России» в подробностях, но, думаю, что, наверное, у нас схожие идеи. Моя точка зрения, что такой налог должен вводиться на людей все-таки не самого низкого достатка, то есть на людей, доход которых не ниже двух, допустим, или трех прожиточных минимумов, то есть людей, все-таки которые получают нормальную зарплату, и людей, естественно, богатых, но не имеющих детей при этом. Как правило, кстати, так и бывает, что более бедные люди имеют детей, а богатые почему-то стараются не торопиться с этим. И людей, находящихся в возрасте, который приемлем для рождения ребенка, примерно с 20 до 45 лет, или нижние и верхние границы могут корректироваться в зависимости от понимания так называемого возраста фертильности или возраста, когда можно, так сказать, зачать ребенка. Границы его более или менее понятны.

А. ВОРОБЬЕВ: Сумма, ставка налога?

А. ЧУЕВ: Моя точка зрения — 3% было бы приемлемой ставкой и 3% от дохода на члена семьи, и, я думаю, что на самом деле здесь очень важно, чтобы администрирование именно этого налога было построено именно таким образом и надо подумать, как это сделать, возможно, с участием уже не только налоговых органов, но и каких-то служб социальных с тем, чтобы эти деньги шли непосредственно на увеличение пособий на ребенка, по уходу за ребенком, рождаемости и так далее.

А. ВОРОБЬЕВ: Понятно. Заявочные тезисы вполне ясны. Я посмотрел то, что вам прислали по Интернету. Я, увы, не нашел ни одного вопроса, мнения, реплики, которое бы поддерживало вашу идею. У меня здесь два с половиной листа мелким шрифтом.

А. ЧУЕВ: Я бы удивился, если бы кто-то поддержал новые налоги, которые он должен платить. Это было бы, наверное, странно.

А. ВОРОБЬЕВ: Давайте не с этого, собственно, начнем. Что значит странно? Давайте исходить из логики поведения человека и логики событий, в которые попадает человек, по жизни идя. Смотрите: «Не лучше ли стимулировать рождаемость экономическими методами, пособиями на воспитание, образование или рождение одного ребенка — погашение 30% кредита за однокомнатную квартиру, двух — 60% или двухкомнатной и так далее, или, как вариант, трех детей — погашение 70% кредита?»

А. ЧУЕВ: Вы знаете, это было бы замечательно, и, более того, эта идея уже не раз высказывалась. Первый, от кого я ее услышал, это была госпожа Матвиенко, которая, высказав эту идею, потом про нее благополучно забыла. К сожалению, это остается только на словах. Я бы приветствовал любое решение правительства по этому поводу, но пока реально это делается в некоторых областях, где губернаторы, в частности, насколько мне известно, такие шаги предпринимаются в Пензенской и, по-моему, в Белгородской областях, где вот такие дома передаются семьям и они гасят кредит именно рождением ребенка. Но это регионы, которые могут себе это позволить, и губернаторы, которые заинтересованы в увеличении рождаемости. Глобально по России такого проекта нет, а мы вымираем сегодня, причем громадными темпами.

А. ВОРОБЬЕВ: «Скажите, — Антон Денисов спрашивает, — а гомосексуалисты и лесбиянки, а также лица, которые по медицинским показателям не могут иметь детей, тоже должны будут платить этот налог?»

А. ЧУЕВ: Значит, что касается лиц, по медицинским показаниям которые не могут иметь детей, естественно, нет, это очевидный ответ. Что касается гомосексуалистов и лесбиянок, то в нашей стране нет легализованного статуса для таких людей, поэтому ничего не могу в правовом смысле ответить.

А. ВОРОБЬЕВ: Ну, не столь очевидный ответ по поводу людей, которые не могут иметь детей. Вы хотите, чтобы они принесли справку?

А. ЧУЕВ: Нет, дело в том, что, вообще, как собираются налоги? Налог собирается либо на работе, снимается, где человек работает, соответственно, с него снимает подоходный налог в качестве налогового агента его предприятие либо он подает декларацию в налоговую инспекцию. Здесь возможны разные варианты. Первый вариант, действительно, это может быть какая-то справка или документ…

А. ВОРОБЬЕВ: О чем? О том, что человек бесплоден?

А. ЧУЕВ: Это можно по-разному построить, не такой документ.

А. ВОРОБЬЕВ: Как? Меня интересует — как?

А. ЧУЕВ: Это можно по-разному оформить. Первое, что этот человек не должен платить налог…

А. ВОРОБЬЕВ: А основания?

А. ЧУЕВ: Основания — по медицинским показаниям. Они могут быть разные, не обязательно бесплодие. Человек может просто болеть и лечиться от какой-то болезни, при которой ему не рекомендовано иметь детей просто.

А. ВОРОБЬЕВ: То есть он должен принести справку?

А. ЧУЕВ: Какую-то медицинскую справку — так же, как вас от военной службы освобождают…

А. ВОРОБЬЕВ: А медицинская тайна?

А. ЧУЕВ: А медицинская тайной и остается. Вот когда призывают на военную службу, проходит он медицинскую комиссию, там тоже принимают решение и выдают справку — годен, не годен. То же самое происходит здесь, только в плане налогов. Естественно, тайна должна сохраняться, это очевидно.

А. ВОРОБЬЕВ: Слушайте, служба в армии — это одно, понимаете? А право на личную жизнь — другое.

А. ЧУЕВ: Безусловно. Но у нас существует и личная, и налоговая тайна, правда, которая не соблюдается, это уже другой вопрос. Но я хотел бы сказать, что найти способ, каким решить эту проблему, на самом деле можно. Например, можно, в принципе, не справочным путем делать это, а заявительным, что человек просто это пишет либо мы обязываем налоговые органы получать такую информацию самим. Это не проблема на самом деле, обойти это и решить этот вопрос можно, не нарушая медицинскую тайну.

А. ВОРОБЬЕВ: Как это соотносится с правами, записанными в Конституции?

А. ЧУЕВ: Что вы имеете в виду?

А. ВОРОБЬЕВ: Подождите, это, на ваш взгляд, будет соответствовать в полной мере Конституции или нет?

А. ЧУЕВ: Конечно, будет. Никаким образом права человека здесь никак не нарушаются в принципе, поскольку это просто один из видов налога. А мы, вы знаете, мы платим многие, платят налоги, в том числе, и разные, и местные налоги платят, налоги на прибыль платят, НДС и никаких вопросов о правах человека здесь не возникает.

А. ВОРОБЬЕВ: Почему же? Дискриминация по семейному положению, например.

А. ЧУЕВ: Нет, дискриминация по семейному положению это неконституционная норма, там нет такого понятия «семейное положение», которое можно дискриминировать. Это просто частная ситуация. То есть по национальному, религиозному, политическому, иному признаку — это понятно. А по семейному положению — такого вида дискриминации не записано в правах человека и в Конституции.

А. ВОРОБЬЕВ: «Будет ли взиматься налог на бездетность с лиц, страдающих тяжелыми заболеваниями, передающимися по наследству?»

А. ЧУЕВ: Конечно, нет. Я же еще раз говорю, что форма медицинского освобождения от этого налога может быть выбрана и разработана такая, что будет сохраняться и медицинская тайна, но при этом человек будет однозначно иметь освобождение от этого налога.

А. ВОРОБЬЕВ: «Господин Чуев, у вас есть данные, статистика, исследования, наблюдения, — спрашивает Олег Ревин, аспирант кафедры религиоведения, — о том, почему люди не заводят детей?»

А. ЧУЕВ: Вы знаете, есть. Мы занимались этим достаточно долго.

А. ВОРОБЬЕВ: Я очень внимательно вас слушаю.

А. ЧУЕВ: Я проводил не одно исследование на эту тему. Значит, основная — основная — причина, их, собственно, две, первая причина — это неуверенность в завтрашнем дне и в финансовом положении, позволяющим обеспечить ребенка и семью, то есть это основной ответ, который на сегодняшний день есть; второе ответ по частоте — это ответ, связанный с тем, что человек чувствует себя как бы морально неготовым к этому, это на самом деле комплекс городского населения, комплекс, который связан с тем, что сегодня образование в школе, сегодня воспитание ребенка осуществляется достаточно секулярно: мы не воспитываем будущих матерей и отцов, мы не закладываем в них любовь к детям.

А. ВОРОБЬЕВ: Эту любовь можно заложить взиманием налога?

А. ЧУЕВ: Нет, ну, с детей налог не взимается.

А. ВОРОБЬЕВ: Да нет, вы говорите «мы не закладываем любовь к детям».

А. ЧУЕВ: Не закладываем в родителей, и поэтому многие, выросшие, ставшие уже взрослыми людьми, дети, они не хотят иметь ребенка.

А. ВОРОБЬЕВ: Совершенно верно. А когда взрослые, растящие детей, пусть не своих, все время говорят о том, что, вот, не будет детей, будешь платить налог на бездетность — этим мы будем воспитывать любовь к детям этих детей?

А. ЧУЕВ: На самом деле налог на бездетность, он не носит воспитательный характер, он, скорее, носит другой, социальный характер, то есть мы помогаем за счет таких обеспеченных, богатых бездетных людей, помогаем тем, кто имеет сегодня детей, но бедны и у них не хватает денег на их содержание, либо хотят еще одного родить, но не могут, потому что пособия маленькие и так далее. На самом деле это чисто такая социальная вещь. Конечно, я не говорю, что этот налог, он замечательное предложение. И я прекрасно понимаю, что на самом деле большой популярностью эта мера пользоваться не будет, но я просто занимаю честную позицию — я считаю, что если государство сегодня не хочет или не может помогать нашим детям и изменять нашу рождаемость, значит, мы должны пойти какими-то другими путями.

А. ВОРОБЬЕВ: Почему вы все время говорите «мы»? Это государство, вводящее налог, будет помогать нам всем иметь будущие поколения.

А. ЧУЕВ: В данном случае я говорю «мы», имея в виду такой способ перераспределения средств от одних людей к другим, естественно, посредником в этом которым является государство, что позволило бы действительно улучшить положение семей и детей. Ведь, смотрите, какая ситуация. Вот реальная статистика говорит о том, что сегодня примерно миллион 60-70 тысяч людей в год вымирает, уменьшается наше население на эту цифру, и, по моим данным, тот небольшой всплеск рождаемости, который мы имели буквально в конце прошлого и в начале этого года, этот всплеск уже закончился, и сейчас мы стоим на пороге огромной демографической ямы. Мы потеряем собственное население.

А. ВОРОБЬЕВ: «С какими специалистами, — я продолжаю вопрос от Олега Ревина, — вы консультировались прежде, чем выносить на обсуждение подобные инициативы?»

А. ЧУЕВ: Ну, во-первых, все-таки инициативу в данном случае выносила «Деловая Россия».

А. ВОРОБЬЕВ: Ну, хорошо, высказывать идеи.

А. ЧУЕВ: Но у нас есть целый ряд специалистов, и есть ряд общественных организаций, ряд врачей, и, более того, я хочу сказать, что на самом деле здесь немножко — это не партийная реклама ни в коем случае, но это позиция — партия «Родина» приняла для себя национальный проект «Сбережение народа». И в рамках этого национального проекта, который включает в себя порядка 20-25 различных инициатив, есть и инициативы, связанные с тем, чтобы обеспечить каким-то образом финансирование, увеличение рождаемости.

А. ВОРОБЬЕВ: «Скажите, пожалуйста, — Анатолий Денисов, инженер, — вместо повышения налога сделать его снижение в зависимости от количества детей: один ребенок — 12%, два — 10%, три — 5%, четыре и более — 0%?» Почему не так?

А. ЧУЕВ: Хорошая идея, но я уже предлагал, и я вам приведу пример. Я выходил с инициативой увеличить пособие при рождении ребенка, например, не говорим пока о налоге — очень Кудрин сразу болезненно к этому относится, господин Кудрин, наш министр финансов — говорим, например, о пособии: 10 тысяч за первого, 15 тысяч за второго ребенка, 30 тысяч за третьего. Стали обсуждать в Государственной думе, говорят — нет денег, ну, нет у нас денег. А если мы еще предложим налоги снизить, тогда вообще вой начнется, скажут — да что вы, да у нас вообще стабилизационный фонд нарушится, придется из США возвращать, еще какие-то проблемы, нефть подешевеет. Понимаете? Поэтому предлагается не как бы уменьшать количество денег, ну, давайте, мы найдем путем таким, не самым лучшим, временным. Причем я, например, выступал бы за то, что этот налог не вообще постоянно ввести, а ввести его, например, на несколько лет всего лишь.

А. ВОРОБЬЕВ: Вы изучали опыт Советского Союза, где действовал подобный налог?

А. ЧУЕВ: Да. Я изучал опыт Советского Союза. В Советском Союзе, к сожалению, вообще администрирование налоговой системы было иным. То есть там вообще другая велась политика, хотя в определенные годы политика поддержки семьи и рождаемости существовала достаточно активно и давала свои плоды. В частности, мы имеем несколько всплесков рождаемости, и послевоенный всплеск рождаемости, и мы имеем всплеск рождаемости, который сегодня породил вот этот хвостик, когда рождаемость увеличилась в конце прошлого-начале этого года, это начало 80-х годов мы имеем всплеск рождаемости. То есть на самом деле там определенная демографическая политика, пусть и слабая, пусть достаточно непоследовательная, но она проводилась. Сегодня не проводится никакая.

А. ВОРОБЬЕВ: Мы продолжим с темой Советского Союза чуть позже, после новостей середины часа.

НОВОСТИ

А. ВОРОБЬЕВ: Идем дальше. 22.35 в Москве. Спасибо, что вы присылаете сообщения на пейджер, но я не думаю, что имеет смысл здесь подключать один телефон для того, чтобы был целый поток мнений. Я подключу два телефона, по одному из которых, 783-48-83, вы будете как бы поддерживать идею господина Чуева, а по телефону, привычному вам, 203-19-22, вы будете строго высказывать противоположную точку зрения. Мы сейчас говорили о Советском Союзе. У вас есть данные о том, какие деньги собирал в бюджет вот этот налог на бездетность?

А. ЧУЕВ: К сожалению, точных данных, конечно же, нет, и происходило это по той причине, что на самом деле вся система Советского Союза, она была построена таким образом, что сам бюджет формировался иначе, не от количества поступлений в бюджет, а от количества необходимых расходов, которые нужно произвести, то есть на самом деле деньги имели очень специфическое значение тогда. Как деньги, как единица, которая чем-то подкреплена, они в природе не существовали, они существовали в виде неких безналичных единиц, употребляемых для взаиморасчетов, поэтому очень сложно сегодня говорить. Можно говорить о бюджетах, о расходах, но о доходах очень сложно говорить в Советском Союзе.

А. ВОРОБЬЕВ: Проблема решалась?

А. ЧУЕВ: Вы знаете, но не за счет, конечно, этого налога, за счет другой системы, потому что сколько надо было денег, столько бы и потратили. Надо было бы в десять раз больше — потратили бы в десять раз больше.

А. ВОРОБЬЕВ: Какую часть проблемы решал этот налог?

А. ЧУЕВ: Вы знаете, не было зависимости от количества получаемых денег…

А. ВОРОБЬЕВ: А сейчас будет?

А. ЧУЕВ: А сейчас ее не может не быть, потому что мы перешли на обычные деньги, на деньги, подкрепленные золотовалютными резервами, на деньги стабильные, имеющие международное хождение, поэтому совершенно иная финансовая ситуация.

А. ВОРОБЬЕВ: Значит, я сбрасываю все звонки, еще раз напоминаю: 783-48-83, это те, кто поддерживают господина Чуева. 203-19-22 — те, кто считают, что господин Чуев не прав. Сначала поддержка. Добрый вечер, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Дмитрий, из Москвы.

А. ВОРОБЬЕВ: Дмитрий, вы в поддержку, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я обязательно в поддержку, потому что я отец троих детей, к слову сказать, и мой первый ребенок родился, когда мне было 20 лет, сейчас мне 39 лет и у меня еще двое детей. Правда, они от разных браков, но это не важно. Плохо то, что многие люди, имея достаток, не заводят детей по причине дабы себя не обременять.

А. ВОРОБЬЕВ: А вы были человеком, живущим в достатке, чтобы так смело утверждать то, о чем думают люди, живущие в достатке?

СЛУШАТЕЛЬ: Я и сейчас в достатке, и первый мой ребенок родился, когда у меня не было вообще никакого достатка, я был курсантом военного училища.

А. ВОРОБЬЕВ: Меня просто удивляет та легкость, с которой вы разбираетесь в психологии людей, живущих в достатке, почему именно они не заводят детей. Но, в любом случае, спасибо, ваш голос в поддержку Чуева есть.

А. ЧУЕВ: Можно я прокомментирую? Дело в том, что у меня на самом деле много и знакомых, и друзей, и в разных сферах приходится политику вращаться, естественно, в сферах людей, имеющих деньги, в том числе. И я, к сожалению, наблюдаю ситуацию, когда многие люди, и женщины, в том числе, когда их достаток переваливает за какую-то сумму, они могут себе кое-что позволить, они начинают думать — а зачем мне ребенок, ребенок это обуза, ребенок это проблема, лучше я на Канары поеду, или лучше поеду отдохнуть с другом. Понимаете, это правда. К сожалению, это сегодня потребительский подход к жизни. И многие так думают. Очень жаль.

А. ВОРОБЬЕВ: А многие так не думают.

А. ЧУЕВ: А многие так не думают и заводят детей.

А. ВОРОБЬЕВ: И даже если не заводят детей. Подождите, на мой взгляд, это не выдерживает никакой критики. Но, давайте, не я буду вступать с вами в спор. Пусть это сделают слушатели. 203-19-22. Вы не согласны с господином Чуевым. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Да, я не согласен с господином Чуевым, и я отправил вам сегодня днем по Интернету сообщение, где написал первое слово «омерзительно», можете ему передать и сказать.

А. ВОРОБЬЕВ: Да он вас слышит.

А. ЧУЕВ: Да я вас слышу.

СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, я не хочу, чтобы лезли, скажем так, в нашу жизнь и считали достаток мой или еще чей-то. И, во-вторых, я хотел бы спросить, какой максимальный срок, до которого должны платить этот налог люди? Мы все прекрасно знаем, что после сорока лет, к огромному сожалению, наша медицина в очень редких случаях может поддержать женщину во время родов.

А. ВОРОБЬЕВ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Евгений.

А. ЧУЕВ: Во-первых, лезть в вашу жизнь будут обязательно, пока вы живете в государстве. Если вы вообще не признаете никакое государство, тогда где-то поселитесь, там, где нет его, тогда никто в вашу жизнь лезть не будет.

А. ВОРОБЬЕВ: Послушайте, человек платит налоги.

А. ЧУЕВ: Вот я про них и говорю. Государство всегда будет вмешиваться в частную жизнь в виде, например, налогов, это, увы, но соглашение, которое люди заключают с государством. Оно берет на себя определенные функции и берет с людей налоги, в том числе и этот налог. Ведь мы не предлагаем брать просто так деньги. Это налог, реальный налог, который соответствующей процедурой принимается. Это первое. Второе, что касается возраста. Вы знаете, 45 лет, это по медицинским показателям окончание среднего фертильного возраста для женщины, но на самом деле, я говорю, оно может двигаться в ту или в другую сторону, это нужно определять уже в процессе подготовки к первому чтению, тогда будем советоваться, будем говорить с медициной нашей, как они считают, потому что на самом деле для разных стран есть своя специфика немножко по годам.

А. ВОРОБЬЕВ: «Как только этот закон будет принят — прощайте, меняем страну. Я не желаю, чтобы рождаемость поднимали вот так. Юрий, Москва». Голос в поддержку господина Чуева, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Олег. Я хочу сказать, что господин Чуев взял очень интересный курс, и надо ему не останавливаться. У нас очень много крыс, мышей и надо ввести налог на тех жителей, которые не заводят кошек, чтобы те боролись с ними.

А. ВОРОБЬЕВ: Извините, Олег. Вы в поддержку господина Чуева или нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, у него мысль, конечно, людоедская…

А. ВОРОБЬЕВ: Извините, не будем путать телефоны, Олег, я вынужден поступить жестко, таковы правила игры. Значит, вы не поддерживаете точку зрения господина Чуева. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Марат. Мне, конечно, с одной стороны, и смешно, и страшно, что наши депутаты могут предлагать такие абсурдные идеи, но я хотел бы уточнить у уважаемого господина депутата — ваша цель? Вот вы говорите о том, что население России сокращается до миллиона человек в год. А вы знаете о том, что средняя продолжительность жизни в нашей стране составляет 58 лет? Так вы что, хотите, значит, увеличить рождаемость, а потом этих детей сдавать на хранение государству? А вот пенсионеры не нужны? Вместо того, чтобы заниматься нашей медициной, улучшать качество жизни, повышать продолжительность нашей жизни, вы просто хотите, чтобы население рожало больше детей и потом они просто становились рабочей силой для государства.

А. ЧУЕВ: Конечно же, нет. Спасибо за ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: 500 тысяч человек у нас в детских домах, почему вы их не хотите воспитывать?

А. ЧУЕВ: Спасибо за вопрос, я сейчас отвечу. Конечно же, нет. И, безусловно, детскими домами занимались и будем заниматься, это отдельная программа. Просто мы мешаем здесь разные понятия. Конечно же, необходимо повышать качество жизни. Умирает огромное число людей, и это большая, другая задача, которой я не менее страстно занимаюсь, просто это разные стороны одной и той же вещи. Мы действительно уменьшаемся в количестве населения, у этого есть много аспектов. Я говорю сейчас об аспекте с низкой рождаемостью, независимо от смертности, рождаемость очень низкая, не позволяет сохранить население.

А. ВОРОБЬЕВ: «Мне 35 лет, я не замужем. Прикажете мне рожать от кого попало? А если этот кто попало женат?», — спрашивает Анна.

А. ЧУЕВ: Ну, конечно, мы можем обсуждать такие вопросы…

А. ВОРОБЬЕВ: А почему нет? Это обычный вопрос, с которым столкнутся тысячи людей.

А. ЧУЕВ: Конечно, обычный, нормальный вопрос. Безусловно, да, я могу только посожалеть, что Анна, если правильно понимаю, не нашла человека, спутника жизни…

А. ВОРОБЬЕВ: Почему? Может быть, она не искала?

А. ЧУЕВ: Но, тем не менее, есть люди, которые уже нашли, у которых есть дети, и я не думаю, что для нее будет большая трудность помочь этим людям, чтобы они завели себе ребенка, если она не может или не хочет.

А. ВОРОБЬЕВ: Здесь было сообщение от Севы, по-моему. Очень жаль, где-то я потерял. Вот, нашел: «Здравствуйте. Я урод и меня не любят женщины. Где мне взять справку?»

А. ЧУЕВ: Ну, вы знаете, это очень субъективная точка зрения. Может быть, просто человек никогда серьезно к этому вопросу не подходил. Вы знаете, не бывает уродов…

А. ВОРОБЬЕВ: К поиску партнеров?

А. ЧУЕВ: Не то что к поиску партнеров, а просто, ну, бывают комплексы жизненные, бывают ситуации…

А. ВОРОБЬЕВ: Бывают, и они всегда были, и всегда будут.

А. ЧУЕВ: И всегда есть, и всегда будут, а дети — это то, чего сегодня действительно не хватает, это реальное продолжение нашей будущей жизни.

А. ВОРОБЬЕВ: Если не судьба найти человека — рожать от кого попало?

А. ЧУЕВ: Помогать другим. Если не можешь, помогать другим, тем, у кого есть дети, таким налогом.

А. ВОРОБЬЕВ: Если не можешь — ты не обязан, насколько я понимаю, по вашей логике, платить налог?

А. ЧУЕВ: Нет, когда мы говорим о медицинских показаниях, то да.

А. ВОРОБЬЕВ: А по каким показаниям еще можно не мочь?

А. ЧУЕВ: По внутренним — ну, человек считает, что не может он почему-то, например, воспитывать. Я, например, знал одну женщину, которая говорила «да я не готова стать матерью, у меня еще внутри не сложилось ощущение, что я могу ребенка иметь».

А. ВОРОБЬЕВ: Понятно. В поддержку господина Чуева. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер. Зовут меня Дана, я из Москвы. Я поддерживаю абсолютно, серьезно, без всяких подковырок, и, больше того, я считаю, что именно вот эти возрастные и медицинские показания, как-то все вертится, как будто это наказание. Это не должно быть наказанием. И тот человек, который не может иметь детей, и тот, который не хочет, одинаково выйдут на пенсию, и нужно, чтобы были какие-то люди, которые будут водить троллейбусы, которые будут работать в магазинах, чтобы они физически были. Поэтому если вы не имеете возможность родить ребенка или не хотите, помогите тем, кто это делает за вас. Они за вас воспитывают того человека, который, когда вы выйдете на пенсию, будет вас обеспечивать. Неужели это непонятно?

А. ВОРОБЬЕВ: Спасибо за вашу точку зрения.

А. ЧУЕВ: Спасибо большое, Дана. Это, кстати, чистая правда, потому что действительно на пенсию идут все, и оплачивают пенсионеров как раз работающие люди, и если не будет людей, которые работают, то не будет и пенсий, независимо от того, есть дети или нет. Мы здесь в одинаковом все положении.

А. ВОРОБЬЕВ: Добрый вечер. Это телефон 203-19-22, и, стало быть, вы противник точки зрения господина Чуева.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да, добрый вечер, Алексей. Это Наташа из Москвы. Я категорически тоже против. Во-первых, это каждый человек для себя вправе сам решать — хочет он заводить ребенка или нет, второе соображение, что где гарантия, что если люди будут платить эти налоги, то пособия у нас увеличатся на рождение, что эти деньги пойдут именно на содержание, при рождении пособие, на воспитание, а не эти 70 рублей, которые у нас сейчас существуют…

А. ЧУЕВ: Оскорбительные совершенно, да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: И еще, последнее мое соображение, что, допустим, человек здоров, если у него достаточное материальное состояние, но он морально не готов, вот человек эгоист, он не хочет заводить детей, то если его обязать родить ребенка, то кого он из него может вырастить?

А. ВОРОБЬЕВ: Спасибо, Наташа.

А. ЧУЕВ: Вопрос не в том, чтобы обязать родить ребенка. Вопрос в том, чтобы действительно помочь тем, кто готов родить ребенка. Вот это на самом деле надо просто всем понимать, потому что тот человек, который эгоист, он все равно будет от государства потом требовать социальную помощь, и независимо от того, родил он или не родил. Что же касается… вот, вторая мысль, немножко упустил… сейчас, я вспомню… нет, упустил мысль, увлекся эгоистами, к сожалению, мысль ушла, видимо, устаешь к концу дня просто. Вопрос какой-то был хороший, я его пропустил, к сожалению, увы.

А. ВОРОБЬЕВ: «Чтобы повышать рождаемость, надо повышать уровень жизни населения»…

А. ЧУЕВ: А, где гарантия? Простите, вспомнил. Где гарантия, что эти деньги действительно пойдут на повышение пособий по рождаемости? Вы знаете, на самом деле при нынешнем подходе, конечно, нет такой гарантии, и вносить закон без того, чтобы в самом законе определить эту гарантию, конечно, так делать нельзя, и я так делать не буду, и думаю, что «Деловая Россия» так делать не будет. Речь идет именно о том, чтобы все средства, получаемые с этого налога, без всякого изъятия, целевым образом шли в фонд, скажем, социального страхования на финансирование увеличения пособий.

А. ВОРОБЬЕВ: «Почему бы, — спрашивает Анна Гарибальди, — не ввести налог на холостяцкую жизнь? Может, тогда больше женщин смогли бы выйти замуж и иметь детей в браке? Или они предлагают нам завести детей от людей, которые не хотят ответственности, и растить детей без отца?»

А. ЧУЕВ: Я думаю, что вообще с таким очень интересным взглядом пора уже, наверное, в депутаты баллотироваться начинать, тем более с такой замечательной фамилией Гарибальди…

А. ВОРОБЬЕВ: Ну при чем здесь фамилия, господин Чуев?

А. ЧУЕВ: Мне очень нравится как раз фамилия, редкая очень, красивая. Если же говорить об этой ситуации, то это на самом деле проблема, и государственная проблема. Сегодня у нас распадается столько же браков, сколько заключается. Сегодня огромное число людей не имеют семьи. И эта проблема не частная, и не внутренняя, и не духовная. Это проблема государственная сегодня. И решать ее надо государственными методами. Конечно, может быть, не налогом на холостяцкую жизнь, но уж точно нужны меры, стимулирующие создание семьи, начиная от поддержки молодых семей, начиная от просто создания хотя бы иного подхода к культуре, к развитию культуры и досуга для того, чтобы людям было каким-то образом где-то знакомиться и не просто в каком-то ночном клубе, это для определенной категории, а чтобы была какая-то в этом отношении политика. Это, может быть, смешно смотрится, но это правда, это нужно. В свое время Советский Союз занимался этим. Существовали в каждом селе, например, сельские клубы, где можно было пойти потанцевать. Сегодня, извините, половина этих сельских клубов, просто их вообще в природе нет, их просто купили, перепрофилировали, там уже давно действуют предприниматели. Просто людям-то податься негде сегодня, познакомиться негде. Вот эта идея — создать ФОКи, физкультурно-оздоровительные комплексы — тысячу ФОКов по стране, я очень за нее зацепился в том плане, что хоть люди будут спортом заниматься, может быть, там начнут знакомиться, где-то на спортивных площадках хотя бы. Это проблема.

А. ВОРОБЬЕВ: Телефон 783-48-83 для тех, кто хочет поддержать позицию господина Чуева. Добрый вечер.

ГУДОК

А. ВОРОБЬЕВ: Неужели нет? Нет. Кончились. Ну, пока, вероятно. 783-48-83. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это напоминает мне известную песню. Человек написал песню такую: «Когда я стану мэром столичным, я эти вопросы улажу лично», что-то там «чтобы девчонки всегда хотели, в любой день года и день недели»…

А. ВОРОБЬЕВ: Скажите, а вы поддерживаете господина Чуева?

СЛУШАТЕЛЬ: Вполне, вполне, это я очень поддерживаю.

А. ВОРОБЬЕВ: У вас есть дети?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, у меня детей нет.

А. ВОРОБЬЕВ: Вы готовы платить?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, если немного, то, может быть, и дал бы такое счастье.

А. ВОРОБЬЕВ: Скажите, вы считаете себя обеспеченным человеком?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, я бы не сказал. Средний достаток.

А. ВОРОБЬЕВ: Но готовы платить 3%?

СЛУШАТЕЛЬ: 1%.

А. ВОРОБЬЕВ: А 3%?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, 3% уже жалко.

А. ВОРОБЬЕВ: Уже жалко. Спасибо. Ну, что здесь сказать? Будете комментировать?

А. ЧУЕВ: Вы знаете, я хочу сказать, я так понимаю, что человек молодой позвонил, я думаю, что на самом деле ведь еще здесь дело заключается в том, чтобы действительно объяснить, для чего и зачем нужен такой налог. Ведь это не просто моя инициатива или инициатива «Деловой России», вот так вот, с панталыку, что называется. На самом деле сегодня нужен целый комплекс мер для того, чтобы просто спасти страну. Ведь то, что сегодня преложили — ввезти миллион мигрантов, легализовать здесь — ведь на самом деле я, например, очень не сторонник этого, потому что я считаю, что сегодня миллион, завтра три, а послезавтра не будет России. Вот это на самом деле очень опасная вещь и все-таки мы должны сами себя воспроизвести. А если мы будем иммигрантами занимать страну, то это уже будет другая страна и через некоторое время она будет называться не Россия.

А. ВОРОБЬЕВ: Смотрите, история, Анна Старостина из Москвы: «Не считаете ли вы, что начали не с того конца? Например, мы — молодая семья, с вполне нормальным, официальным доходом, оба работаем, мы очень хотим иметь ребенка, и не одного, но, во-первых, не можем купить квартиру и жить нам просто негде, из-за огромного первоначального взноса. Какой тут ребенок? А, во-вторых, и эта проблема гораздо более важная, не в состоянии оплатить медицинские расходы. Так сложилось, что нам необходима в этом помощь врачей, так вот программа ЭКО стоит больше 4 тысяч евро, и никаких льгот нам не полагается. Может быть, если вы решите эти проблемы, люди сами начнут рожать?»

А. ЧУЕВ: Вы знаете, если мы вот эти проблемы только будем решать, то, к сожалению, не начнут. Надо решать проблем много и сразу, параллельно несколько, все проблемы надо решать на самом деле — и пособия, и налог, и на самом деле надо решать эту проблему льготного обеспечения тех, кто не может рожать, и лечение от бесплодия вообще нужно поставить, как государственную задачу. Вообще, я считаю, что сегодня у нас очень большое количество людей, которые хотели бы иметь детей, но не могут в силу того, что физически есть недостатки. Нужно за счет государства им помогать, я считаю. Это тоже должно стать политикой. Но нельзя эти меры разрывать. Сегодня мы говорим об этом налоге. Но это часть, я еще раз подчеркиваю. Это часть комплекса мер. Это не просто я взял ни с того, ни с сего, привез один налог и сказал, вот, давайте, мы будем платить налог, от этого изменится рождаемость. Нет. Это комплекс мер, их десятки. Это — одна из них.

А. ВОРОБЬЕВ: 203-19-22, вы против позиции Чуева.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Алексей, я из Москвы. У меня двое детей. Всю сознательную жизнь я был обеспеченным человеком, сейчас менее, поскольку пенсионер. И сказать, что я не поддерживаю, этого мало. Вот смысл того, что происходит сейчас по предложению господина Чуева только в том, что он привлекает к себе внимание вместе со своей партией. Это просто разговоры некомпетентного совершенно человека, который не знает, о чем он говорит. Он легко отмахивается от вопросов, которые ему как бы частные задают…

А. ЧУЕВ: По существу.

СЛУШАТЕЛЬ: …уходит от них и с удовольствием рассуждает о демографической политике, еще о подобных вещах, и смешивает в кучу все — и необходимость наполнения бюджета, и рост населения, и сюда даже мигрантов припаял, хотя, заметим, что Шереметев был тоже иммигрантом, и Голицын был иммигрантом, и так далее, и так далее. Вот главная польза от этой инициативы в том, чтобы люди, избиравшие господина Чуева и голосовавшие за его партию, поняли, за кого они голосуют.

А. ВОРОБЬЕВ: Спасибо, Алексей, спасибо.

А. ЧУЕВ: Ну, спасибо, только по существу я ничего не услышал. Критики самой позиции я, к сожалению, не услышал. А позиция-то моя не сегодняшняя, ей уже несколько лет, и от пиара она далека, потому что, как вы понимаете, я прекрасно осознаю, что много очень людей не поддержат эту инициативу, и все равно иду на это сознательно, потому что я убежден в правоте того, что я делаю, и хочу это объяснить. На самом деле я не смешиваю все в одну кучу. Просто мы живем в такой ситуации, когда все проблемы взаимосвязаны. Нельзя изменить демографическую ситуацию какой-то одной мерой, нужен комплекс. И поэтому я и говорю о том, что сегодня необходимо 5, 10, 15 законодательных актов, которые бы изменили ситуацию. Необходимо создание специального органа, который бы занимался изменением демографической ситуации. Потому что будет поздно. Еще немножко — и будет просто поздно потому, что нас станет настолько меньше, что мы перейдем точку невозврата, когда мы вообще не сможем родить достаточно людей, чтобы возобновить себя.

А. ВОРОБЬЕВ: Ваша позиция не может измениться после следующего сообщения, которое я сейчас прочитаю от Маши. Она во многом повторяет то, что уже звучало, но, тем не менее, более, может быть, конкретно: «Я хорошо зарабатываю, но не замужем, и едва ли выйду. Я что, должна плодить безотцовщину?»

А. ЧУЕВ: Нет. Просто в данном случае, если у вас нет мужа и нет семьи, вы можете, а именно об этом закон, своими деньгами, частью своих средств, помочь тем семьям, которые сегодня готовы родить детей и у которых есть такая возможность. Потом это вернется и к вам тоже в старости, когда вы будете пенсионером. Может быть, вам понадобится пенсия. Не всегда вы… Ну, дай вам Бог, конечно, быть богатой и дальше.

А. ВОРОБЬЕВ: 783-48-83. Вы за господина Чуева. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Александр меня зовут. Да, я за господина Чуева. Во-первых, я за — почему? По медицинским показаниям я не могу иметь детей, наша семья не может иметь детей, и таким образом, в общем, я не попадаю, видимо, в число тех людей, которые будут платить 3%-ный налог. А, во-вторых, я хочу сообщить господину Чуеву, что наша официальная зарплата — при том, что мы оба являемся очень обеспеченными людьми — такова, что 3% составят приблизительно 30 рублей. Так что я с удовольствием отдам эти деньги господину Чуеву на повышение рождаемости в нашей стране.

А. ВОРОБЬЕВ: А если бы вы были обеспеченным человеком?

СЛУШАТЕЛЬ: Я обеспеченный человек, но официальная зарплата у нас очень низкая, как у большинства людей, в общем, не только в Москве, но и в стране, обеспеченных. Так что господин Чуев должен на эту тему тоже, наверное, подумать.

А. ВОРОБЬЕВ: Да, спасибо.

А. ЧУЕВ: Спасибо за вопрос, вы абсолютно правы. Это проблема «серой» и «белой» заработной платы, это безусловно так, и поэтому, возможно, здесь надо говорить не о самой заработной плате, а о доходах, но, к сожалению, тоже, такое понятие «доход» очень размытое в нашей налоговой системе. Безусловно, все сразу мы не учтем, понимаете, это уже тема другой поправки в Налоговый кодекс, я здесь сразу не смогу все это сделать. Это необходима большая работа. Но вы правы абсолютно, надо выводить зарплату из тени, это верно. Что же касается вашей возможности… Спасибо вам за поддержку…

А. ВОРОБЬЕВ: А введение этого налога будет способствовать выведению зарплаты из тени?

А. ЧУЕВ: Нейтрально, к сожалению. Оно не повлияет ни в ту, ни в другую сторону, потому что на сегодняшний день мы приняли ряд мер для выведения зарплаты из тени, в частности, уменьшили социальные выплаты. У нас, например, в фонд социального страхования стали платить меньше денег работодатели. Мы думали, что они повысят зарплату максимально. К сожалению, цифры говорят о том, что это повышение незначительно. То есть, есть определенный прирост, но он не говорит о том, что зарплата действительно выходит из тени. Я думаю, что здесь связано это не с количеством налогов, а с доверием вообще к власти и с доверием к государству. Увы, это другая проблема.

А. ВОРОБЬЕВ: А это повышает доверие к государству? Уж извините, я цепляюсь, одно за другое…

А. ЧУЕВ: Безусловно, вы абсолютно правы. Но во всяком случае это повысит рождаемость, в том числе и это повысит рождаемость, что само по себе уже здорово. А чтобы доверяли государству, нужно, чтобы изменился моральный облик власти, а это уже, к сожалению, не одного дня задача.

А. ВОРОБЬЕВ: Знаете, что там прислали на пейджер? Там так много сообщений, что я действительно не найду сейчас. Кто-то написал — не буду даже имени называть, не помню, извините — было сказано так: «Представляю, как врачи потирают руки, предвкушая, сколько справок ежедневно они будут выписывать».

А. ЧУЕВ: Вы знаете, и сегодня это происходит. Вот когда ввели, проблема была, помните, льготных лекарств, монетизация льгот и так далее, масса вещей, связанных с тем, что все равно все упирается в чиновника или врача-чиновника, ведь не все врачи лечат, некоторые занимаются и чиновнической работой. Но здесь это, увы, пока наша реальность. Печально, но реальность.

А. ВОРОБЬЕВ: Егор, приславший сообщение по Интернету, из Москвы: «Давайте еще введем налог на смерть, а то дохнут, как мухи». Если вы собираетесь смеяться над этим, то, наверное, вы поспешите это сделать, потому что в одном из городов — сейчас тоже не вспомню, да простят меня слушатели — где-то в Латинской Америке, там действительно появилось подобное объявление, в одном из городов, это было связано с нехваткой мест на кладбище.

А. ЧУЕВ: Это действительно так.

А. ВОРОБЬЕВ: Но это другая тема.

А. ЧУЕВ: Но это действительно уже не смешно, потому что на самом деле умирает у нас очень много людей.

А. ВОРОБЬЕВ: Подумайте. Александр Чуев, замглавы думского комитета по делам частных организаций и религиозных объединений. Я, Алексей Воробьев. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире