'Вопросы к интервью
29 ноября 2005
Z Интервью Все выпуски

О возможости общественного контроля за выборами в Москве


Время выхода в эфир: 29 ноября 2005, 14:08

А. ВЕНЕДИКТОВ – Добрый день, у микрофона Алексей Венедиктов. Приближаются выборы в МГД, приближаются довыборы в Москве двух депутатов ГД, мы пригласили в нашу студию Александра Альбертович Вешнякова, председателя ЦИК, добрый день, Александр Альбертович.

А. ВЕШНЯКОВ – Добрый день, Алексей, добрый день, уважаемые радиослушатели.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр Альбертович, я все равно не могу обойти выборы в Чечне, хотя вы уже их комментировали. Многие наши слушатели, которые довольно позитивно восприняли выборы в Чечне, имея в виду разнообразие политических партий, которые все-таки три, как минимум, уже прошли в состав парламента Чечни, отмечали резкое падение посещаемости этих выборов по сравнению с предыдущими. Если на выборах в ГД и президента где-то 90% приходило избирателей Чечни, во всяком случае, так отмечалось в бюллетенях, то сейчас пришло 60%, чуть больше, 57 или 58%, с чем вы это связываете?

А. ВЕШНЯКОВ – По данным на 12 часов сегодняшнего дня избирательной комиссии Чеченской республики, там явка где-то 68%.

А. ВЕНЕДИКТОВ – 68 уже?

А. ВЕШНЯКОВ – Да, она и вчера так была, в данном случае, поэтому 57 – это называлась цифра, когда снималась информация примерно на 17 часов в воскресенье, а еще целый час шло голосование. Т.е. это уже были данные по телефону, они не всегда.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Хорошо, 70, а было 90.

А. ВЕШНЯКОВ – Но я согласен с тем, что это меньше, чем на федеральных выборах, меньше, чем на выборах президента Чеченской республики. Но я только немножко не понимаю, тогда критиковали, что слишком много.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это не критика, это вопрос. Не было ли тогда фальсификации или люди просто уже стали меньше ходить их это не интересует?

А. ВЕШНЯКОВ – По крайней мере, то, что на выборах в парламент явка всегда несколько ниже, чем на выборах президента, главы исполнительной власти субъекта РФ, эта тенденция не только в Чеченской республике. Еще один показатель, что на выборах федеральных в любом субъекте РФ явка выше, чем на выборах в парламент локального масштаба.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Странно, согласитесь, местные парламенты решают вопросы непосредственной жизни избирателей, они приближены к избирателям, казалось бы, избирателей должно больше волновать, кто будет непосредственно руководить в это время. И тем не менее, не приходят.

А. ВЕШНЯКОВ – Поэтому одно из объяснений того, что это ниже, но и, наверное, сказалось определенное, может быть, уже разочарование у некоторых избирателей Чеченской республики, что они в свое время избрали президента, потом второй раз избрали президента, ситуация меняется в лучшую сторону, но очень медленно меняется. И эта определенная усталость и некоторое разочарование сказалось, в том числе, видимо, на явке на этих выборах, хотя она за 60%, это свидетельствует о том, что она достаточно высокая для любого региона РФ, в том числе, для Чеченской республики.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А если говорить о явке, я буду тогда сравнивать московскую, на прошлых выборах в МГД тому лет назад явка была 30.5%, посмотрели, сейчас опросы показывают чуть выше, 40 и т.д., вы как-то сканировали, вам это интересно?

А. ВЕШНЯКОВ – Нам интересно, чтобы в любых выборах участвовало как можно больше избирателей. И я еще в начале избирательной кампании в г. Москве сказал, что если бы больше половины избирателей приняло участие в выборах, это было бы очень даже достойно для столицы нашей огромной страны, России. К сожалению, вы совершенно правы, и на прошлых выборах в парламент, в думу г. Москвы, и позапрошлых, которая была 8 лет назад, явка колебалась в пределах 30%. Сейчас пока прогнозы дают выше. Если эта тенденция более высокого показателя сохранится, я буду рад.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр Вешняков – гость нашего эфира. Кстати, в 15.35 мы вас спросим, решили вы для себя, идете вы, на сегодняшний день, за 5 дней, на выборы, скорее, идете или, скорее, не идете, посмотрим, как аудитория «Эха Москвы» приняла решение. Теперь переходим к вопросам, мы говорили с Александром Альбертовичем, нет никакого здесь секрета в том, что тему мы обсуждали, о чем говорить сегодня, о возможности контроля, общественного контроля. Но я бы добавил и государственного контроля за выборами, вообще возможность контроля за выборами, в том числе, в Москве. Выборы состоят, как мы понимаем, из предвыборной кампании, из собственно голосования, из подсчетов, три как бы, из подсчетов голосов. Я должен вам сказать, что и в Москве, и не в Москве очень часто наши слушатели, избиратели разных политических сил говорят о том, что законодательство, которое последнее время изменяется, оно, наоборот, расширяет возможности для трактовки равноправия участников. Каким образом можно проконтролировать, скажем, как общественность и государственные органы должны контролировать, являются ли разные политические силы, имеют ли разные политические силы одинаковый доступ к избирателям?

А. ВЕШНЯКОВ – Давайте мы все-таки, может быть, заузим тему, не вообще о контроле за всем процессом выборов, а самым главным днем голосования.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Чуть несколько слов все-таки.

А. ВЕШНЯКОВ – Но больше уделим этому внимания.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Уделим, но давайте.

А. ВЕШНЯКОВ – Поэтому если говорить в целом про выборы, то контроль, пожалуйста, у каждого есть возможность следующим образом в нем участвовать. Во-первых, каждая партия, которая зарегистрировала свой список на этих выборах, а это 10 партий, она получила в равных объемах возможности бесплатного эфирного времени на телевидении, на радио. Кроме этого, она имеет право создавать свой избирательный фонд, открывать счет соответствующий, накапливать туда средства тех лиц, которые готовы ее поддержать, финансово, в том числе, и использовать эти средства на агитационную кампанию. В этой части уже равенства не будет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Почему?

А. ВЕШНЯКОВ – Потому что одну партию, например, я не буду называть какие-то конкретные названия.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не называем партии.

А. ВЕШНЯКОВ – Чтобы не вызывать критику соответствующих. Ее готово поддерживать множество физических и юридических лиц, перечисляют ей довольно приличные суммы, которые законом предусмотрены, потолки, которые нельзя превышать. Другую, которая совершенно не имеет никаких симпатий и граждан, избирателей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спонсоров.

А. ВЕШНЯКОВ – Спонсоров, в том числе, в данном случае, они не перечисляют, заставить их никто не может. Это делают добровольно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр Альбертович, тем не менее.

А. ВЕШНЯКОВ – Так же, как вы лично, в данном случае, к кому-то относитесь с симпатией, готовы их поддерживать, в том числе, чаще приглашая даже сюда в эфир, используя возможности любого информационного повода, и кого-то не хотели бы даже видеть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Хотя мы приглашаем всех.

А. ВЕШНЯКОВ – Хотя в то же время, если вам заплатят за рекламу, то вы, конечно, выпустите и ту, и другую, и третью, но только не выпустите ту, которая разжигает, например, национальную рознь, которая призывает к свержению конституционно избранных органов власти и т.д., потому что вы ответственный редактор.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажите мне все-таки, во время выборов, скажем, в парижскую мэрию я видел наглядную агитацию, назовем так, следующим образом, муниципалитет устанавливает огромные стенды, где все 12 партий одинаково имеют билборды, одинаково. И только такие стенды разрешены. Не разрешена дополнительная, флаги, плакаты, которые закрывают окна, мосты, перекрывающие. Просто это берет на себя, видимо, в рамках законодательства, муниципалитет. Оно предоставляет, независимо от того, набирает партия Жака Ширака 50% иди какая-нибудь троцкистская партия 1%, избиратели должны иметь одинаковое понимание. Это была наглядная агитация.

А. ВЕШНЯКОВ – Одну секундочку, во-первых, смотря какие выборы там во Франции.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Муниципальные, я сказал, муниципальные.

А. ВЕШНЯКОВ – Муниципальные, здесь же выборы идут не муниципальные, а в орган государственной власти г. Москвы, городскую думу.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Какая разница?

А. ВЕШНЯКОВ – Одну секундочку, первое. Во-вторых, в данном случае, если там взять выборы федерального масштаба, президента, то там совсем другая была реклама.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Президента, да.

А. ВЕШНЯКОВ – Да, поэтому разные.

А. ВЕНЕДИКТОВ – О выборах городского законодательного собрания.

А. ВЕШНЯКОВ – Я согласен, что во Франции довольно жесткий закон, ограничивающий право ведения предвыборной агитации. Вы же сами выступали в свое время о том, что наш закон должен быть более либеральным.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да.

А. ВЕШНЯКОВ – Он более либеральный, в данном случае, он дает больше возможностей проявляться и т.д.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не надо так трактовать либерализм, Александр Альбертович. Равность возможностей.

А. ВЕШНЯКОВ – Так, поэтому, в данном случае, поэтому равенство в бесплатном эфирном времени обеспечено, вы сами можете наблюдать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А равенство в бесплатной наглядной агитации?

А. ВЕШНЯКОВ – Бесплатной наглядной агитации, в данном случае, тоже, ее вообще не существует.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ее не существует, поэтому.

А. ВЕШНЯКОВ – Она может только в печатных изданиях, в печатных изданиях государственных, муниципальных.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, а плакаты на магистралях?

А. ВЕШНЯКОВ – В этой части нет такого ограничения в законах РФ.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А надо?

А. ВЕШНЯКОВ – Может быть, и надо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вопрос равенства.

А. ВЕШНЯКОВ – Поэтому, в данном случае, здесь равенство, кстати, французский опыт – это единственный такой, который вы, большинство стран идет по пути, который сейчас на вооружении в РФ. Т.е. ограничения есть по этому поводу, они ограничены финансовыми возможностями. Потолок средств, которые можно тратить на избирательную кампанию. Сейчас многие зададут вопрос, у одной партии очень много этой наглядной агитации. Пожалуйста, делайте запрос в избирательную комиссию г. Москвы, и она обязана проверить, насколько эти средства, которые из фонда, правильно, законно и в пределах расходовали на агитационную кампанию.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Смотрите, Александр Альбертович, у нас на радио два человека, два сотрудника наших, с кем мы сотрудничаем, они являются кандидатами в депутаты. У них свои программы, это Виктор Шендерович и Максим Кононенко. Мы сняли их программы с момента избирательной кампании, просто я, гл. редактор, эти программы снял. Но эти же программы идут, скажем, на НТВ, где участвует один из этих кандидатов, из этих же, другой кандидат выпускает сейчас фильм, как мы знаем, вся Москва обклеена поперемешку, он с Лужковым и он со своими героями.

А. ВЕШНЯКОВ – Алексей, давайте не все в кучу, в данном случае, каждую конкретную ситуацию разбирать и рассматривать таким образом. Если говорить про фильм, то фильм – это есть фильм, в данном случае.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Т.е. можно?

А. ВЕШНЯКОВ – Нельзя, в данном случае, рекламу деятельности соответствующего человека, даже коммерческую, запускать во время избирательной кампании на территории соответствующего округа без оплаты из избирательного фонда.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно.

А. ВЕШНЯКОВ – Вот что записано в законе.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно, спасибо, это Александр Вешняков. И мы переходим к главной теме, все-таки есть сомнения у очень многих наших слушателей о том, что будет происходить 4 декабря на избирательных участках. В частности, я хотел бы еще, вы любите заужать, я еще больше заужу.

А. ВЕШНЯКОВ – Конкретизировать я люблю.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы сказали, давайте заузим тему, я еще больше ее заужу сначала, а потом разошьем. Речь идет, прежде всего, о тех участках, где будет электронное голосование, где будут стоять сканеры, где, как понимают наши слушатели и часть из них является наблюдателями от разных партий, невозможно будет перепроверить за машиной, насколько эта самая машина правильно подсчитала голоса. Бюллетень канул в какое-то чрево, на экране высветились какие-то цифры, а так это или не так, проверить невозможно. И здесь даже наблюдателей тогда не нужно, Александр Альбертович.

А. ВЕШНЯКОВ – Наблюдатели нужны и там, где есть комплексы обработки избирательных бюллетеней, на принципах сканирования которые работают.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте сканерами называть, чтобы не путаться.

А. ВЕШНЯКОВ – И там, где их нет. Вообще выглядеть картина будет следующим образом. Где-то всего по г. Москве 3 200 избирательных участков, которые откроются в 8 утра в воскресенье 4 декабря и будут работать в течение 12 часов, в 8 часов вечера голосование завершится и начнется подсчет голосов. На каждый из этих избирательных участков имеет право каждый зарегистрированный кандидат, а у нас их зарегистрировано по одномандатным округам 93, направить своих наблюдателей. В среднем, кстати, получается у нас 15 округов, по которым избираются депутаты.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это в МГД?

А. ВЕШНЯКОВ – Да, я про это говорю. То, в среднем, где-то получается 8 кандидатов в округе. Т.е. 8 наблюдателей только от кандидатов-одномандатников. Плюс зарегистрировано 10 партий, т.е. 10 партий могут своих наблюдателей тоже направить на каждый избирательный участок. Т.е. до 20 человек на каждом избирательном участке может быть наблюдателей от кандидатов, от политических партий. Кроме этого, с правом наблюдателя является любой член комиссии совещательным голосом, которого тоже имеет право назначить и кандидат зарегистрированный, и политическая партия. Кроме этого, каждый журналист, он тоже может выполнять роль наблюдателя. Для этого ему надо получить редакционное задание, и пошел на любой избирательный участок, может не только наблюдать, как проходит процесс голосования, насколько он соответствует закону, в том числе, эти сканеры как работают, но и, в том числе, фотографировать и снимать на видеопленку, только не нарушая тайну голосования. В том числе – процесс подсчета голосов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Т.е. достаточно редакционного, командировочного удостоверения?

А. ВЕШНЯКОВ – Да. Т.е., с моей точки зрения, механизмы для нормального контроля за работой участковых избирательных комиссий, за организацией голосования, подведения итогов голосования, есть, причем они довольно эффективные, потому что на каждом избирательном участке после 8 часов начинается, вечера, подсчет голосов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте о контроле за подсчетом теперь, за голосованием понятно.

А. ВЕШНЯКОВ – Так вот, подсчет ведется в присутствии наблюдателей, о которых я говорил, причем каждый избирательный бюллетень, а большинство-то участков, только 750 будет из них оснащено этими техническими средствами сканирующими, а остальные-то будут такие, каждый бюллетень будет демонстрироваться каждому присутствующему на участке наблюдателю. Вы убедились, что это за партию Z, это будет одна стопка. Вы убедились, что это за кандидата X, это будет другая стопка. На ваших глазах это будет все раскладываться, и вы это все наблюдаете. Тут же оформляется итоговый протокол голосования на участке, подписывается всеми членами комиссии участковой. И комиссия обязана по вашему требованию как наблюдателя выдать заверенную копию этого протокола. Т.е. идентичную тому, что они зафиксировали на ваших глазах. Т.е. вы можете, получив такую копию, заверенную, с печатью участковой комиссии, подписью председателя участковой комиссии, собрать их в партии в штабе все и вести параллельный подсчет голосов на основании этих протоколов. Потом, протокол, первый экземпляр участковой комиссии доставляется в территориальную комиссию, причем при доставке могут сопровождать наблюдатели, чтобы убедились, что именно туда, куда надо, привозят в территориальную комиссию. И в территориальной комиссии они начинают с того, что на увеличенной форме, специальном таком стенде протокола, записывают данные, которые они привезли в этом протоколе. После этого они идут к членам комиссии, те проверяют, насколько соответствует закону, требованиям протокол. Вводят в информационную систему «ГАС-выборы» в присутствии наблюдателя, в том числе, и передается уже по каналам связи в вышестоящую комиссию, вплоть до ЦИК России.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажите, пожалуйста…

А. ВЕШНЯКОВ – Поэтому в течение суток, я договорю эту часть, в течение суток результаты голосования с каждого участка в форме протокола будут вывешены в сети Интернет, на сайте избирательной комиссии субъекта, в данном случае, г. Москвы. Вы, партия, имеете все копии со всех 3 200 участков и вы проверяете, насколько данные, по которым подводятся итоги, оглашаются в течение ночи, соответствуют тому, что вы видели в лице своих наблюдателей на каждом участке. Эффективная форма контроля? Эффективнейшая, только надо не полениться кому – партиям, подготовить своих наблюдателей, направить на участки, кандидатам соответствующим, и организовать эту работу. У нас законодательство форму такого эффективного контроля предусматривает. Теперь о КАИБах, т.е. о сканирующих устройствах,

А. ВЕНЕДИКТОВ – 2 600 ручного голосования мы поняли.

А. ВЕШНЯКОВ – Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Теперь 750 там, где будет сканер.

А. ВЕШНЯКОВ – Во-первых, первое, что нужно сделать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы слово говорите, КАИБы. Сканеры. Давайте, чтобы для упрощения.

А. ВЕШНЯКОВ – Это упрощение слишком большое, в данном случае, но с учетом краткости возможно вполне и т.д. Во-первых, тогда надо прибыть на участок, я рекомендую, до 8 часов. Почему, потому что перед началом голосования будет проходить тестирование этого устройства на предмет того, что оно объективно работает, что его никто не перепрограммировал. Делается контрольное голосование, по контрольному голосованию проверяется, тот ли дает результат, пересчитывая потом вручную те бюллетени, которые будут опущены в этот ящик со сканирующим устройством и т.д.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это до?

А. ВЕШНЯКОВ – До, т.е. вы как наблюдатель убедитесь, что это устройство работает совершенно объективно, четко, фиксируя результат голосования. Кстати, если вас как наблюдателя не допустят до этого тестирования, то это может быть основанием для постановки вопроса о ручном пересчете результатов, полученных с помощью сканера.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это важно.

А. ВЕШНЯКОВ – Принципиально важно, прямо записано в наших нормативных документах. Следующая позиция, убедились, что там ящик для голосования пустой, сканирующее устройство, и в 8 часов началось голосование. Вы наблюдаете весь процесс, причем процесс получается так, вы, избиратели, пришли на участок, вам могут выдать бюллетень, а это будет, в данном случае, два бюллетеня в г. Москве, а там, где еще выборы депутата, это будет еще третий бюллетень, только в том случае, если вы на этом участке, действительно, зарегистрированы и предъявите паспорт. И вы по этому поводу расписываетесь, что получаете эти бюллетени. Это все может контролировать опять наблюдатель на любом участке, в том числе, со сканерами. После этого, получив бюллетени, вы заходите в кабину для тайного голосования, там, где сканеры, подходите к нему, вернее, заполняете бюллетень, бумажный же будет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Бумажный все равно?

А. ВЕШНЯКОВ – Бумажный, бумажный бюллетень, точно такая же бумага с теми же квадратами напротив тех же фамилий и тех же кандидатов. И после того, как вы его заполнили, опускаете в ящик для голосования, в простой это просто, а там, где сканирующее устройство, через сканирующее устройство. И он в ящик попадает. При этом он принимает только по одному бюллетеню, сразу на счетчике будет написано, пришли вы, например, к окошечку, видите, там «5» горит цифра, вы опустили один бюллетень, стало «6». Еще один опустили, «7» стало, «8», т.е. наблюдатель сразу фиксирует, в том числе, сколько проголосовало, в данном случае.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сколько вы опустили бюллетеней.

А. ВЕШНЯКОВ – Да, и вы сами, в том числе, контролируете. Вбросить несколько невозможно, машина не возьмет, т.е. она защищена от такого рода манипуляций. Хорошо, все, закончилось голосование, 8 часов вечера. Те, кто голосовал, допустим, по переносным ящикам, а у нас имеют право некоторые граждане, если он инвалид, по состоянию здоровья не может прибыть на избирательный участок, он пишет заявление в участково-избирательную комиссию, чтобы она прибыла к нему на дом с переносным избирательным ящиком. При этом обязательно должны присутствовать наблюдатели, если они изъявят желание. Они должны быть оповещены по этому поводу. Т.е. это под контролем тоже общественности проводится. Так вот, в 8 часов из переносных ящиков вываливаются бюллетени на участке уже, их пропускают тоже через это сканирующее устройство у вас на глазах, тоже по одному, всем все понятно, и после этого потом начинается следующее действие. Нажимается соответствующая клавиша и выдается на принтере протокол итогов голосования по этим.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Двум или трем.

А. ВЕШНЯКОВ – Да-да. Если у вас как у наблюдателя нет никаких вопросов при организации голосования, тестирование было при ваших глазах, шло все в порядке, никакое электричество не отключалось, никто никаких тут недоразумений не возникали и т.п., эти переносные ящики тоже на ваших глазах, все это сделано, в таком случае, не доверять этому устройству я не знаю, тем более что оно не первый раз применяется. Оно уже применяется тысячный раз, прежде были испытания, а теперь уже в конкретной эксплуатации. И когда этот протокол подписывает участковая комиссия, т.е. он приобрел статус юридического документа, вы получаете его копию, т.е. вы фиксируете результат.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр Альбертович, хорошо, вы сами сказали.

А. ВЕШНЯКОВ – И для того, чтобы снять напряжение в этом вопросе, мы приняли решение, следующее решение, сделать контрольный ручной пересчет на ряде избирательных участков, в ряде территориальных избирательных комиссий. Эти участки пока никто не знает, потому что они будут определены жребием. Жребием в 20.00, когда закончится голосование 4 декабря, территориальная комиссия жребием определяет, на каком избирательном участке будет проводиться контрольный пересчет полученных данных с помощью сканирующих устройств. И этих комиссий получили данные по КАИБам, техническим нашим устройствам и т.д., после этого вскрываются ящики, там, где находятся бюллетени, и бюллетени уже считаются вручную. Если ручной подсчет сойдет с тем, который дало техническое средство, а они будут определены жребием, в данном случае, случайным числом и т.д., то тогда все ясно. Никакого сомнения в том, что программирование, работа этих средств надежна, безупречна. И тогда вся территория, весь этот, в данном случае, территориальная комиссия, на которой замыкаются участковые комиссии, сдают документы, не пересчитывая. Если же расхождение в цифрах будет больше процента, больше трех бюллетеней по конкретным голосам за конкретного кандидата, это основания для постановки вопроса ручного пересчета во всей территориальной избирательной комиссии. Это примерно будет несколько десятков избирательных участков, если это касается одной территориальной комиссии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сколько на такой контроль, как вы думаете, 750 этих сканеров, сколько из них по жребию попадет на контроль, какой процент их?

А. ВЕШНЯКОВ – Мы заложили по той формуле, которую нам закон разрешает, это сделать в девяти участковых избирательных комиссиях, которые будут контрольно определено через жребий, будет проведен пересчет, и если этот пересчет покажет идентичность результатов, то, таким образом, никаких ручных пересчетов больше не будет. Если же он покажет несоответствие, то тогда будет ручной пересчет на этих территориях. Кроме этого, если у вас как у наблюдателя возникнут сомнения в работе, достоверности соответствующего технического средства, может быть, в течение дня пропадала электроэнергия, в течение дня отказывало, допустим, это устройство, там какие-то неполадки возникали, не допустили вас до тестирования, о котором я говорил, тогда у вас есть основания поставить в этой участковой комиссии вопрос, проведите ручной пересчет, пожалуйста. И участковая комиссия имеет право принять решение о ручном пересчете на любом избирательном участке.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Хорошо, она не решила?

А. ВЕШНЯКОВ – Если она не решила, а у вас есть аргументы, вы идете в вышестоящую комиссию, вплоть можете идти до ЦИК.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вплоть до центральной, даже по московским выборам?

А. ВЕШНЯКОВ – Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я напоминаю…

А. ВЕШНЯКОВ – И кроме этого, в данном случае, это можно потребовать через суд. Но для этого должны быть аргументы о том, что были такие-то, такие-то отступления, у меня отсюда возникли сомнения в нормальности работы технического средства, я прошу вести ручной пересчет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр Вешняков у нас в гостях, председатель ЦИК. Сразу после новостей ваши вопросы на пейджер.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я напоминаю, что в прямом эфире «Эха Москвы» Александр Альбертович Вешняков, председатель ЦИК, и здесь, в основном, вопросы наших слушателей в этой части. Смотрите, Алена вас спрашивает, законна ли агитация по телефону, я живу в Преображенском округе, и нам почти каждый день звонит зверский механический голос и грубо призывает агитировать за и дальше кандидат. Законно ли это? Я только не понимаю, если бы был нежный женский голос, это вопрос на законность и зверство не влияет, тем не менее.

А. ВЕШНЯКОВ – Это форма допустимая агитации, только, в данном случае, если раздражает, не слушайте, отключайтесь.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Будут ли допущены наблюдатели, в том числе, международные, к подсчету голосов на всех участках Москвы?

А. ВЕШНЯКОВ – Наблюдатели, я уже сказал, что они будут обязательно допущены. Более того, у них есть гарантированные права по этому поводу, о которых я говорил в первой части нашей передачи, что касается международных наблюдателей, по-моему, несколько человек заявилось. И мы дали аккредитацию, это немного, но десятка полтора, по-моему, где-то уже есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тем не менее, есть.

А. ВЕШНЯКОВ – Но это зависит, в данном случае, от их желания, с одной стороны, и согласия властей г. Москвы, они организуют эти выборы, в данном случае. Аккредитацию делает ЦИК России.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, я хотел спросить, потому что все-таки два округа.

А. ВЕШНЯКОВ – Получают документ за моей подписью, который им дает право быть наблюдателем с теми правами, о которых я говорил для наших отечественных наблюдателей. Они одинаковы в правах.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Наталья пишет, что касается электронного голосования, как программист, вижу сразу два десятка способов фальсификации.

А. ВЕШНЯКОВ – Я как, в данном случае, специалист вижу защиту от всех двух десятков этих способов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это старая борьба, щит и меч.

А. ВЕШНЯКОВ – Конечно, конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Каждый придумывает.

А. ВЕШНЯКОВ – Конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Очень хороший вопрос.

А. ВЕШНЯКОВ – Особенно в фантазии, они у меня тоже большие.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, тут есть у наших слушателей такие фантазии – Александр Альбертович, бог с ними, с вашими выборами, лучше скажите, правда ли, что госпожа Вишнякова из прокуратуры ваша жена.

А. ВЕШНЯКОВ – Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Неправда.

А. ВЕШНЯКОВ – Неправда.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я знаю мужа Натальи Борисовны Вишняковой, потом она Вишнякова.

А. ВЕШНЯКОВ – Да, у нас даже фамилии разные.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Видите, какие фантазии здесь. Господин Щербаков вас спрашивает, можно узнать, как будут учитываться незаполненные бюллетени для голосования? Как всегда, главный вопрос.

А. ВЕШНЯКОВ – Избирательный бюллетень, который будет никакой отметки не иметь, это будет бюллетень признан недействительным, потому что по нему невозможно установить волю избирателя. Действительно, невозможно установить волю избирателя. Так же, как, например, если вы поставите две отметки вместо одной, невозможно же определить волю избирателя, в данном случае.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Недействительны.

А. ВЕШНЯКОВ – Или отметки поставите по всем кандидатам. В данном случае, его, по нему определить волю избирателя невозможно, недействительный. Есть позиция – недействительный бюллетень и есть бюллетень не установленной формы, понятно само название, не установленная форма – это когда он не соответствует тому, что должно быть по закону.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр Альбертович, я вернулся бы, тут очень много вопросов по 10% барьеру в МГД. Все-таки ваша позиция какова?

А. ВЕШНЯКОВ – Это последний случай, когда в орган государственной власти законодательный субъекта РФ избираются депутаты при 10% барьере. С 1 января 2006 г. действует норма, что этот потолок может быть максимум 7%. Москва проскочила еще с этим 10% барьером, с моей точки зрения, слишком высоким.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Как вы оцениваете предложение Валентина Горбунова, председателя Мосгоризбиркома, чтобы убрать представителей партий с совещательным голосом из избирательных комиссий, чтобы они не мешали избирательному процессу?

А. ВЕШНЯКОВ – Если одним словом, крайне отрицательно. А если более подробно, то…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Несколько слов, да.

А. ВЕШНЯКОВ – Эти предложения звучали уже неоднократно, в том числе, когда летом шло обсуждение изменений в законодательстве РФ, ряд поправок принято, и обычно они идут от тех, кто не умеет и не хочет организовывать свободные демократические выборы в условиях открытости и гласности. И тоскует по старой административной системе.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но я сейчас попытаюсь защитить Валентина вот в каком смысле, смотрите, вы сказали, у нас 10 партий, 10 наблюдателей, которые еще по одному, если меняют друг друга, у нас, в среднем, 8 кандидатов, значит, 18 наблюдателей. И если еще выборы в ГД на этом же участке, там по 6, 7, 8 кандидатов. 24 наблюдателя. Я знаю, что Горбунов говорит, как с этой, плюс совещательный, как с ними, они там, как с ними работать?

А. ВЕШНЯКОВ – Очень просто – уважительно и доброжелательно, создавая им условия для наблюдения. Нам нечего скрывать ни на избирательных участках, ни в территориальных комиссиях, тем более в городской избирательной комиссии. Наша работа открыта, законна, прозрачна. И через прозрачность, открытость мы обезоруживаем любого, в данном случае, сомневающегося в достоверности и правдивости работы, которую осуществляет избирательная комиссия. А как только начинаешь закрываться, как только начинаешь не пускать кого-то, так сразу порождаются сомнения в результатах выборов и вообще в доверии к выборам, а это страшно, когда потеряешь доверие.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр Альбертович…

А. ВЕШНЯКОВ – Поэтому открытость и еще раз открытость. Кстати, никогда по жизни не будут все на 100% использовать права направлять своих наблюдателей, как только увидят, что все, действительно, открыто и все четко и прозрачно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажите, пожалуйста, на некоторых выборах в ГД, я просто вспоминаю как раз округ Михаила Задорнова, мы помним, что на подсчетах милиция по распоряжению председателя избирательной комиссии или членов избирательной комиссии выставляла наблюдателей за двери той школы, где велся подсчет? И куда звонить? Время 21.

А. ВЕШНЯКОВ – По этому поводу есть ваш штаб, который будет у соответствующей партии, у соответствующего кандидата, туда и звонить, наверное, а они там знают наверняка телефоны и ближайшего суда, и территориальной комиссии и т.д., все остальное.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, это вопрос для пересчета, например, это?

А. ВЕШНЯКОВ – Да, удаление, тем более незаконное, это не только вопрос для пересчета, но это вопрос вообще возможного аннулирования результатов по этому избирательному участку. Более того, никто не имеет права вас удалить с избирательного участка, вас как наблюдателя, по решению кого-то одного. Только коллегиальное решение всей комиссии если будет принято, то тогда да, но это решение может быть принято только в том случае, если вы нарушаете закон, т.е. мешаете работать избирательной комиссии, препятствуете осуществлению ее, в данном случае, полномочий. Поэтому единолично принять решение об удалении любого наблюдателя не имеет права никто. Кстати, на избирательном участке никакие представители администрации присутствовать не имеют права. Даже под вывеской наблюдателя. Т.е. представителям администрации на избирательном участке дорога закрыта категорически законом.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр Альбертович, Александр спрашивает, когда вернут голосование через Интернет назад, поди, уже такие технологии есть.

А. ВЕШНЯКОВ – Голосования через Интернет в экспериментальном режиме в некоторых странах применяются, но никто не идет в этом режиме пока на национальные выборы, потому что нет отработанных технологий, обеспечивающих безопасность информации, невозможность ее использовать для массовой фальсификации, на сегодняшний день. Поэтому мы пока такой задачи перед собой не ставим, но мы внимательно изучаем опыт тех стран, которые применяют голосование через Интернет, через мобильный телефон, мы занимаем чисто прагматичную позицию. Пусть они отработают эти технологии, если они будут совершенными, безупречными, безопасными, то тогда, может быть, и мы возьмем их на вооружение. Сейчас мы к этому не готовы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Александр Альбертович, снова и снова звучат голоса о том, что только одна партия может пройти на выборах в МГД.

А. ВЕШНЯКОВ – Мой прогноз, который я говорил про выборы в ГД, помните?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да-да.

А. ВЕШНЯКОВ – Что будет где-то около десятка партий участвовать в выборах, где-то три, четыре, а, может, и пять пройдет, пока вся практика выборов в регионах подтверждает, вы видите, почти во всех регионах около десятка партий участвует. Москва, пожалуйста, 10, пожалуйста, Чечня – 8, и проходило везде минимум 3, 4, 5, а если еще барьеры пониже, то и 6 партий.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но здесь барьеры повыше.

А. ВЕШНЯКОВ – Здесь в Москве высокий барьер, это, конечно, в какой-то мере, напрягает, но все-таки, наверное, вероятность трех партий существует. Но это существует и зависит от активности избирателей. Чем больше избирателей примет участие в выборах в МГД, тем больше шансов, что основные интересы граждан, избирателей Москвы, будут представлены в парламенте г. Москвы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И я не буду вас просить комментировать решение суда, тем более, которое еще не вступило в силу, насколько я понимаю, я имею в виду по «Родине», я хочу, чтобы вы объяснили, уменьшение количества игроков, оно увеличивает явку? Тут у нас борьба за явку идет, мы убеждаем наших слушателей, что надо прийти и голосовать, или это решение, как-то оно, наоборот, людей разочаровывает? Я не прошу вас оценить решение суда.

А. ВЕШНЯКОВ – Есть одно наблюдение, которое сделано на основе анализа многих, многих избирательных кампаний. Как только удаляется из избирательной кампании один из серьезных конкурентов, который, в данном случае, снимается с регистрации, то это сразу влияет или на высокий показатель графы «против всех», или на снижение явки. Графы «против всех» в Москве нет, поэтому вполне можно прогнозировать, если этот сценарий осуществится, то тогда снижение явки явное произойдет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Последний вопрос, Александр Альбертович, выборы все-таки московские, но как будет работать ЦИК или члены ЦИК, вашей комиссии, в эту ночь и наутро?

А. ВЕШНЯКОВ – У нас на всех участках, где будет делать контрольный пересчет избирательных бюллетеней, после применения технических средств, будут представители ЦИК, минимум по два человека, и пожалуйста, приглашаем СМИ, готовы вместе с вами работать. Т.е. при этом контрольном пересчете, в том числе. Кроме этого, у нас будет ряд членов комиссии, которые закреплены будут и курсировать по всем территориям г. Москвы для того, чтобы и в день голосования наблюдать за процессом организации голосования, в том числе, работой технических средств, т.е. сканирующих устройств, и при подведении итогов будут находиться в территориальных комиссиях, в окружных комиссиях, тем более что одновременно же будут проходить выборы по двум округам, где избираться будут депутаты ГД, это взамен выбывших депутатов, известного вам, в данном случае, Задорнова и Жукова. Поэтому будет организован контроль. Кроме этого, в самой ЦИК будет организовано дежурство в течение и всей субботы, и воскресенья, и ночи с воскресенья на понедельник. Поэтому телефоны, в том числе, и города, и нашей ЦИК вполне могут быть доступны для избирателей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое. Александр Альбертович Вешняков, председатель ЦИК, был гостем нашего эфира. Я обращаюсь к нашим слушателям, напомню вам, что ровно через 50 минут мы вас спросим, готовы ли вы идти на выборы или вы еще не готовы идти не выборы, но, во всяком случае, как я понимаю, председатель ЦИК считает, что чем больше людей придет на выборы, тем более выборы будут достоверны. Я правильно вас протрактовал?

А. ВЕШНЯКОВ – И выборы будут достоверны, и власть будет более легитимна, что очень важно, она будет отражать те настроения, которые, действительно, есть у москвичей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое, теперь на «Эхе» новости.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире