'Вопросы к интервью
09 ноября 2005
Z Интервью Все выпуски

Как будут меняться «Известия», чтобы издание стало успешным бизнесом


Время выхода в эфир: 09 ноября 2005, 15:08

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Добрый день. Я рад приветствовать нашего гостя — нового главного редактора газеты «Известия» Владимира Мамонтова. Добрый день.

В. МАМОНТОВ — Добрый день.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Прежде всего, примите поздравления с этим назначением. «Известия» – старейшая, может быть, самая известная газета в нашей стране.

В. МАМОНТОВ — Спасибо.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Достойная работа.

В. МАМОНТОВ — Хочу верить в это.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Прежде всего, хотелось бы уточнить, когда вы получили предложение перейти в «Известия» на пост главного редактора из «Комсомолки» и кто сделал вам это предложение?

В. МАМОНТОВ — Это было достаточно неожиданно и для меня, а не только для коллектива «Известий» как я узнал, придя туда. И сделал мне его главный акционер и хозяин «Известий» – «Газпром-Медиа».

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Как в вашем прежнем холдинге профмедиа отнеслись к тому, что конкуренты переманивают вас?

В. МАМОНТОВ — Я получил теплое и хорошее поздравление Рафаэля Павловича Акопова с этим переводом.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Они не в обиде?

В. МАМОНТОВ — Я не прочел там этого даже между строк.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Теперь лишь бы профмедиа не объявило холодную войну «Газпром-Медиа».

В. МАМОНТОВ — Да нет, я думаю я не та фигура, из-за которой стоит объявлять войну.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Не скромничайте, все-таки нынешняя «Комсомолка» — издание с огромным тиражом. Там, по-моему, пятничный номер — 3 млн. экземпляров.

В. МАМОНТОВ — Да. И до 800 тысяч — ежедневный.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Шеф-редактор такого издания — за него стоит бороться. Хорошо, вы переходите один или кого-то из своей команды берете?

В. МАМОНТОВ — Вы знаете, мне трудно пока сказать окончательно и точно ответить на этот вопрос. Но пока у меня такое ощущение, что коллектив «Известий» очень большой.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Сколько там человек?

В. МАМОНТОВ — Там 350 человек по моим подсчетам.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Это именно творческий коллектив?

В. МАМОНТОВ — Да. В нем работают очень квалифицированные люди, очень интересные перья. И я на это смотрю несколько с иной стороны. Я не хотел бы их терять. Потому что, в общем, для коллектива это мое назначение было достаточно неожиданным, или прямо скажем – совершенно неожиданным, и реакция вполне могла быть такой, что какая-то часть коллектива сказала бы: нам прислали неизвестно кого, мы не хотим работать с ним. Я просто проходил в «Комсомольской правде» подобные конфликтные достаточно ситуации. И вот этого я боялся гораздо больше, чем скажем, другого варианта. У меня таких планов придти и свою команду привести, а всех отправить…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А я не имел в виду творческую команду. Разумеется, не Василия Пескова же забирать из «Комсомолки» и идти с ним на новое место работы. Я имел в виду команду управленцев. Вот 350 человек творческие люди, люди, как правило, сложные, не простые. Общение, управление. Я имею в виду, прежде всего, систему управления издания.

В. МАМОНТОВ — Понятно. Вы знаете, почему я эту тонкость не уловил. Потому что мы у себя в «Комсомольской правде» вообще все из журналистов. Все управленцы там из журналистов. Мы немножко конечно за это время изменились, закалились, от некоторых иллюзий избавились. Но вообще-то все мы журналисты.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вместо свитеров теперь галстук и пиджак.

В. МАМОНТОВ — Галстук да, тлетворная чиновничья зараза к нам пристала в известной мере. И увидеть меня действительно в каким-то распластанном свитере уже сложновато, разве что только дома. Но по существу это очень важный момент, когда управленец хотя бы был журналистом и хотя бы знает… На мой взгляд, газета, как бы там ни говорили: да ладно, это завод, товар, какая разница, мы производим, что ботинки, что газеты. Ничего из этого не получится у тех, кто так думает. Кстати, менеджеров такого плана и такого толка достаточно много по медийному нынешнему пространству бродит, которые полагают, что ботинки стачивать, что газету выпустить, это примерно одно и то же.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – И то и другое акционерное общество, правила одни.

В. МАМОНТОВ — Да. Вообще они терпят поражения обычно. Те, кто к журналистам относится с теплыми чувствами, понимает их проблемы и их сложности и закидоны, между прочим, всякие, которые тоже есть, безусловно, вот тот обычно выигрывает. Вот это в меня вселяет определенные надежды.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Сколько лет «Комсомолке» отдано?

В. МАМОНТОВ — Хороший вопрос. Да почти 15 лет.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Нелегко после такого срока менять издание.

В. МАМОНТОВ — Да, у меня, в сущности, в биографии если взять…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Тем более, что это действительно не обувные фабрики. И та и другая вроде печатает буковки на бумаге, но разные вещи.

В. МАМОНТОВ — Абсолютно да, поэтому конечно мне тяжело, и мне позвонили коллеги мои и высказали такие хорошие слова, что, дескать, им было хорошо работать со мной, эх, жалко.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но «Газпром-Медиа» нашел аргументы для Владимира Мамонтова для того, чтобы он перешел в «Известия».

В. МАМОНТОВ — Нашел. А для меня, я не буду этого скрывать, это, в общем, вызов определенный. Конечно, мне интересно. Я был бы полным чиновником при галстуке и сером пиджаке, если бы сказал: да я вот, подчинился, партия послала, я пошел. Мне интересно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Кураж есть.

В. МАМОНТОВ — Да, есть, конечно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Что ждет это издание, каким образом он может измениться или наоборот останется в прежнем виде, хотя это было бы странно, зачем тогда менять руководство – об этом поговорим через минуту.

НОВОСТИ

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Ваш предшественник, который сказал, что не будет работать в издании, это единственная потеря этих суток?

В. МАМОНТОВ — Нет, там еще Григорий Пунанов, один из замов подал заявление и собирается уходить. Я его подписал.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Теперь вопрос от наших слушателей. Андрей Валентинов из Петрограда задает вопрос. «Какая задача у вас главная?» – и предлагает свои варианты ответа на этот вопрос…

В. МАМОНТОВ — Вот послушать бы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – «Освещать, просвещать, вести паству или идти в послед? Возможно ли новое дыхание и развитие газеты в духе Аджубея?» И желает вам успехов.

В. МАМОНТОВ — Спасибо. Знаете, высоко насчет паствы, я бы так не замахивался, есть, кому вести паству мне кажется. Газета должна все-таки быть, прежде всего, тем, для чего она создана – информировать, комментировать, сводить на своих страницах разные мнения, сталкивать их. Ну и, конечно же, в какой-то части и просвещать и развлекать. Ну, и вести.… Вот почему мне паства не понравилась, потому что в этом есть что-то религиозное и некоторое мессианство, которое, на мой взгляд, газете вредит. Газета должна место свое в общественном строю знать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А пресса, интеллигенция, разве они не должны вести народ как Данко?

В. МАМОНТОВ — Да, дело тут вот в чем. Во-первых, часто бывает ровно наоборот. Соберется интеллигенция куда-нибудь вести и сердце вырвет. И вроде и путь освещает, а народ туда ну не ломится. В чем же дело. Или интеллигенция от народа оторвалась или народ не дорос до интеллигенции. Мне кажется, что газета должна быть чуть проще. Но в этой простоте огромные на самом деле сложности, мы не должны от своего читателя отрываться. Мы должны всеми силами увеличить количество своих читателей.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Галина Просветова из Москвы спрашивает: «Есть ли у вас уже сейчас готовая концепция, — как она пишет, – реанимации издания?»

В. МАМОНТОВ — Я бы так не сказал, что она нуждается в реанимации. Я, кстати, возвращаясь к вопросу через один, я очень сожалею о том, что бывший главный редактор ушел. Хотя ему делалось нетривиальное предложение. Конечно, я понимаю и уважаю такое решение, остаться первым заместителем. Но я как считаю, что при Владимире Бородине, человеке, мной глубоко уважаемом, «Известия» сделали очень интересную и очень хорошую попытку продвинуться, занять свое какое-то место. Обновиться на рынке отечественных СМИ. Это касается, может быть в первую очередь попытки сделать хороший дизайн, возможно, это лучший дизайн газетный сегодня. На мой взгляд, по крайней мере, точно среди качественных газет. И я знаю, как много уделялось внимания в последнее время в «Известиях», как раз такие же примерно мысли я так понимаю, бродили, что надо побольше бы думать о читателе. Там есть страницы, которые прямо указывают на то, что люди в макет закладывали очень точные, очень правильные вещи. Другое дело, что может быть это надо делать решительнее, быстрее. Жесткая конкуренция, сегодняшняя примета рынка медийного это, конечно, конкуренция. И плюс очень тяжелый мировой тренд, когда падение интереса к печатной продукции. Плюс сложности, которые имелись, как я понимаю, в «Известиях» до последнего времени, они были связаны с менеджментом, с финансированием, как обычно это бывает все. Вот поэтому сейчас у меня задача, я свою задачу вижу очень скромно – попробовать хотя бы остановить падение тиража. Я из той породы журналистов-менеджеров, которые тиражу придают все-таки очень большое значение. Я не очень верю в то, что газета такого рода как «Известия» должна обладать своими 30 скромными тысячами читателей, и ни о чем больше не думать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но как можно поднять тираж? Что, голую грудь на первую страницу?

В. МАМОНТОВ — Ни за что. Ни за что. Вот уже не первый раз я на подобные вопросы отвечаю.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Так здесь половина вопросов от наших слушателей, то, что вы сделаете желтоватую «Комсомолку» номер два.

В. МАМОНТОВ — Это абсолютно тривиальный подход к делу. Понимаете, там у каждой газеты есть тут я, наверное, впаду в такие разговоры о пастве и чем-то еще. У каждой газеты есть своя история и своя аудитория. У «Комсомольской правды» она одна, у «Известий» – другая. И сейчас огорошить «известинскую» аудиторию, несомненно, это интеллигентные люди, нашими фирменными приемами «Комсомольской правды», во-первых, это еще опаснее. Мы последних читателей потеряем тогда. Не надо этого делать. Это разные совершенно вещи. Есть множество приемов совершенно других, которые могут оказать, не знаю, окажут ли на самом деле, это очень сложный вопрос. Но, по крайней мере, мне представляется так, что они могут оказать хорошее позитивное влияние на стабилизацию тиража и на привлечение читателя к этой газете. Помимо того, о чем вы говорили.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Насколько я понимаю, тогда детали концепции раскрывать не будете. Она в целом есть у вас, может быть не на бумаге, а в голове? Что-то такое сложенное уже, что надо делать.

В. МАМОНТОВ — Знаете, «step by step». Вот «step by step» хорошо, одна часть этого дела. Мне бы хотелось верить, что слишком спешить нам тут не надо. Что касается самой общей концепции, мне представляется, осторожно скажу, что чтение, которое мы предлагаем читателям в виде газеты «Известия» должно стать более интересным мускулистым, доходчивым. И это опять не мое открытие никакое и не мои выдумки, а существует абсолютно ясный и известный хорошо стандарт, по которому газету читатель, даже самый лояльный читает около получаса в день. Газета «Известия» большая, толстая. Следовательно, нам надо этот контент уложить и оформить, и преподнести так, чтобы он не успел задуматься над тем – господи, на что же я трачу время. И следующий раз пошел опять купил эту газету. Она должна ему показаться, если это новый читатель, или даже старый, который сомневается, она должна показаться интересной, полезной. Похоже, что эта газета принесет ему и пользу, и она ответит его каким-то очень внутренним чаяниям. Это очень такая тонкая, между прочим, работа. Мы ее проводили, как мне кажется, достаточно профессионально проводили и будут ребята проводить во главе с Владимиром Николаевичем Сунгоркиным, главным редактором «Комсомольской правды» будут проводить в «Комсомолке». Но ничего похожее в точности, вернее ничего в точности такого же делать не надо. Надо принципы эти переносить и контент. И существо должно быть иным.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Я попробую сейчас задать вам несколько наводящих вопросов не специалистов в газетном деле.

В. МАМОНТОВ — Читатели подскажут, я чувствую.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Мои вопросы самого как читателя газеты «Известия». Нынешний формат. Его удобно читать за обеденным столом. В машине, метро слишком большие страницы разворачивать. Предполагаете ли вы, чтобы формат издания был другим, меньшим?

В. МАМОНТОВ — Пока, по крайней мере, нет. Я хотел бы внимательно изучить возможности этого формата. Сохранение его плюсов. На самом деле такой строгой ситуации, при которой маленький формат А3 дает сразу колоссальные преимущества — нет. У нас есть газеты, примеры, к сожалению, достаточно хорошие газеты, которые на наших глазах здесь на отечественном рынке сделали этот переход и ничего не выиграли.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Нужно ли больше фотографий в газете?

В. МАМОНТОВ — Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – И крупнее?

В. МАМОНТОВ — Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Следующий вопрос. Больше цвета.

В. МАМОНТОВ — В «Известиях» сейчас очень хороший цвет. Не знаю, надо и его. Он не должен быть настолько броским… В чем мне кажется большое наше везение в «Известиях» – в том, что все, что касается дизайна, цвета и всех этих вещей, я даже сам боюсь что-либо говорить, там работают специалисты и они очень хорошо работают.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Теперь от формы к содержанию. При главном редакторе Владимире Мамонтове может ли появиться на страницах газеты «Известия» подборка фотографий, как это было после Беслана, за что Шакирова убрали.

В. МАМОНТОВ — Нет.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Почему?

В. МАМОНТОВ — Это очень такой вопрос для меня, на который внутренне я давным-давно для себя ответил. Потому что Беслан — это не выставка художественных произведений. Не выставка художественной фотографии. Мы ведь тоже в тот день, «Комсомолка» вышла с обложкой – спецназовец или ополченец прижимает к себе и выносит раненого ребенка. Но то ли так вышло, то ли так получилось, то ли у нас запрограммированность какая-то была на это, что эта карточка про беду. А там возникла, мне кажется, какая-то художественность, которая здесь ни к чему. В этом я уверен абсолютно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Могут ли на страницах «Известий» при новом главном редакторе появиться выступления людей из числа тех, например, кто устраивал правые марши неделю назад.

В. МАМОНТОВ — Могут. Потому что я… при этом мы им дадим слово, но при этом они могут точно знать, что у них будут оппоненты.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Не эксклюзивно они появятся на страницах.

В. МАМОНТОВ — Да. Раз они мимо наших окон маршируют, значит, они в обществе присутствуют.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Да, но если судить по телерепортажам тех дней, то их не существует.

В. МАМОНТОВ — Это плохо.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – И, наконец, вопрос к которому мы постепенно подходим, что касается критики нынешней власти, критики, например, лично президента Владимира Путина.

В. МАМОНТОВ — Я думаю, что и в «Известиях» и во всех газетах достаточно много пишут о существующей политической ситуации…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Это сейчас, а что будет в «Известиях» при Мамонтове?

В. МАМОНТОВ — Да все то же самое, мне кажется. Ничего уж так там не изменится. Я твердо совершенно могу сказать, что мы там по одну сторону тех или иных баррикад, в народное ополчение с той или иной стороны, справа или слева или где-то, точно мы не вступим. А вот давать слово и критикам власти и защитникам…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А реакционные критические материалы?

В. МАМОНТОВ — А я думаю, что эти самые сторонники, эти самые критики, они в редакционном коллективе сыщутся. И знаете, мне очень нравится, когда в газете сталкиваются мнения. Может быть, я только сейчас понял, почему мне эта паства так сильно запала. Да не хочу я, не хотим мы тащить людей всех каким-либо маршем куда-то. Правым, левым, зеленым, красным, белым. Я так себе представляю, что газета все-таки это поле, на котором люди могут поговорить, столкнуться, а читатель почитать. И головой своей, умом своим повыбирать, поприкидывать. В рамках закона о печати, разумеется, без призыва к фашизму и национальной розни и так далее.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Пока ждем новости, еще один вопрос. Помните, 1993 год и тогда на телевидении были публичные призывы к людям выйти и защитить идеалы свободы, демократии, потом многие критиковали тех, кто призывал народ выйти фактически на баррикады, на столкновение. А в «Известиях» могут появиться такого рода призывы?

В. МАМОНТОВ — Знаете, я на своем скромном посту сделаю все, чтобы сама эта ситуация не возникла.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Продолжение разговора после новостей.

НОВОСТИ

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Программа «Рикошет». И вопрос, который касается и вашего издания и нашего издания и, в общем, всех, всех жителей страны, поскольку каждый смотрит телевидение, слушает радио, читает газеты. Примерно час назад ГД приняла в первом чтении законопроект, предложенный президентом, согласно которому Общественная палата — помните, Алина Кабаева, доктор Рошаль и так далее — наделяется функциями контроля за соблюдением свободы слова в СМИ. Верите ли вы в то, что Общественная палата сможет обеспечить свободу слова в СМИ?

РИКОШЕТ

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Владимир, а как вам такой контролер?

В. МАМОНТОВ — Поскольку Общественная палата еще не создана и ничем себя не проявила, естественно, поэтому ее контролирующая функция — для меня пока загадка. Но вообще я вам скажу так, все равно мне кажется, хуже не будет. Общественный контроль тот или иной, неплохо, если общественность вступится за то или иное издание, того или иного журналиста. Дальше предвижу вопрос – а вступится ли она. Мне кажется — да. А мы не знаем об Общественной палате пока много. Мы не знаем насколько она будет реально влиятельной и смелой. Хотя есть такая точка зрения, что все будет зависеть от внутреннего состояния людей, которые там собрались.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Есть еще третий вариант. Когда она не вступится, а наоборот, наедет на кого-нибудь.

В. МАМОНТОВ — Да наехать и без Общественной палаты у нас есть кому, мне кажется.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Лишний паровоз появляется.

В. МАМОНТОВ — Нет, лучше бы она вступалась все-таки. Мне кажется, что люди, которые туда сейчас попали и будут там работать, если они заранее себя причислили к очередной властной структуре, которая теперь так или иначе никакой оппозиционности нести не будет, а будет дуть в ту же дудку, что и власть и так далее, тогда это не очень интересная будет, скажем так, общественная организация.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вернемся к самой газете «Известия». Новый ваш работодатель, какие задачи он перед вами поставил?

В. МАМОНТОВ — Работодатель очень обеспокоен тем, что газета плавно в течение длительного времени теряет тираж. Может быть, какую-то тайну корпоративную выдам, да, наверное, не выдам, что не так много в газете рекламы и, следовательно, газета не очень хорошо сама на себе зарабатывает. Вот такая обеспокоенность есть.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Хотя с другой стороны тут Марина пишет на пейджер. «Как не падать тиражам, если стоимость газет возросла фантастически. Моя единственная любимая газета подорожала на 200 рублей». Я сегодня утром покупал в киоске, по-моему, 12 с полтиной она стоит. Это такая не маленькая цена. Многие другие качественные издания стоят дешевле.

В. МАМОНТОВ — Абсолютно правильно. Абсолютно верно. Но это и есть, может быть, вопрос, который внутренне нам стоит в коллективе и с дирекцией обсудить. Я же говорю, там много есть способов, для того чтобы сделать газету более тиражной, более читабельной. Как ни странно это тоже существует, найти тот самый баланс по затратам на производство газеты и следовательно тогда, чтобы и журналисты имели площадь и место где высказаться и газета была привлекательной для рекламодателя. Там задачка с таким количеством неизвестных и сложных, так что, в общем, решение за неделю мы не найдем.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А не рассматривался ли вариант, например, резкого сокращения расходов? 350 журналистов, может быть, много считают хозяева?

В. МАМОНТОВ — Не знаю, давайте посмотрим, не знаю, что они считают. Как-то мы на эту тему не говорили с ними.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Сокращение не планируется?

В. МАМОНТОВ — Нет, пока нет. Вопрос ведь не в том, сколько там человек, вопрос в том, что при этом происходит с продуктом. Если продукт покупают, тираж, как минимум не падает, реклама идет и все при деле, это один разговор. В «Комсомолке» тоже народу много работает, но они очень загружены, во-первых, и, во-вторых, там хорошая экономическая ситуация. Вот тогда, пожалуйста, можно тут лавировать и искать какие-то варианты. А здесь надо просто посмотреть…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А «Газпром» не ставил вам политические задачи. Например, помягче, помягче, Владимир или наоборот, пожестче.

В. МАМОНТОВ — Никаких политических задач вообще передо мной не ставили. Может еще впереди постановка политических каких-то задач. Но вообще мне кажется, что и мы с вами уже говорим и в интервью — я по природе своей как человек и как менеджер газетный я не сторонник ни какой-то однобокой жесткости, ни излишней вседозволенности. Люблю я золотую середину, люблю я, чтобы…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вы конформист?

В. МАМОНТОВ — Я бы так сказал: консерватор в целом скорее, чем революционер.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Если не секрет, на какой срок с новым главным редактором заключен договор?

В. МАМОНТОВ — Нет договора пока.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Хотя бы вам говорили: Владимир, у вас для ремонта газеты есть год или 5 лет. Какие-то сроки обсуждались?

В. МАМОНТОВ — Я думаю, скорее я в этих разговорах всегда придерживался той точки зрения, что для починки, для ремонта, для улучшения газеты, я в этом абсолютно убежден, требуется несколько лет. Никаких волшебных способов за полгода нарастить тираж, всех обеспечить, накормить, напоить и оделить семью хлебами многих, у меня нет. И их нет в природе. А вот за несколько лет работы, конечно, можно многого достичь. В этом я уверен.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Может быть, возвращаясь к тому, о чем мы говорили. «Известия» останутся качественным изданием? То, что вкладывают профессионалы рынка в это понятие.

В. МАМОНТОВ — Я для этого, по крайней мере, сделаю все, чтобы так оно было. Оно должно оставаться качественным, при этом я понимаю качественность, боже избави, качественность — не есть скука. Вы качественная радиостанция?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Of course.

В. МАМОНТОВ — А слушать вас всегда интересно почему-то. Почему-то какой-то тоски смертной не допускаете к вашим микрофонам. А многие качественные журналисты газетные понимают так: а качественность, ну, чтобы просто только три человека могли это понять и чтобы слово «институциональное» обязательно присутствовало.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Завершился электронный опрос. Лишь 5 процентов наших слушателей верят в то, что Общественная палата сможет обеспечивать свободу слова в СМИ. 5 процентов. 95 процентов не верят в это. 2675 ваших звонков мы получили. Всем большое спасибо. И огромная благодарность новому главному редактору газеты «Известия», который, вникая в дела, нашел час, для того чтобы с Тверской, вы же там?

В. МАМОНТОВ — Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Приехать на Новый Арбат на радио «Эхо Москвы».

В. МАМОНТОВ — Я всегда к вам приезжал.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Спасибо большое. Владимир Мамонтов, удачи вам на новом месте. Успехов.

В. МАМОНТОВ — Спасибо вам огромное.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире