'Вопросы к интервью
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, это радиостанция «Эхо Москвы». В студии Матвей Ганапольский и Алексей Венедиктов. Добрый вечер.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 45 минут рассказа о том, каким будет радио «Эхо Москвы» в шестнадцатый год своего существования, будут какие-то обновления, это обсуждалось, и вот сейчас есть некий окончательный вариант. Давайте построим так. Вот Алексей расскажет, и после этого — вот тут пришли по Интернету вопросы некоторые — и после этого, соответственно, ваши звонки, ваши суждения и так далее. Единственное, очень вас прошу, кратко и так далее, в общем, вы знаете, не рассусоливать. Своеобразная «Без посредников», только тема, подчеркиваю, тема — новая сетка вещания «Эха Москвы». Давай, Алеш.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наверное, я скажу о каких-то таких крупных изменениях, а потом, может быть, вопросы. Первое крупное изменение, общее направление, это повышение общения со слушателями, это чаще включать телефоны. Я, кстати, сейчас обсуждал с генеральным директором, буквально два часа назад мы встречались, украсть — это любимое дело — украсть у телеканала «Фокс» одну придумку. Матвей, ты ее сейчас обсудишь. Я не знаю, как это получится технически. Я вот сейчас смотрел в Штатах «Фокс», и у них идет, например, передача, которая касается политики Буша в Ираке. И они дают два номера телефона: один номер телефона для тех, кто хочет поддержать Буша, другой номер телефона тем, кто против Буша. И они чередуют звонки таким образом, независимо от того, как думает аудитория канала «Фокс» — а аудитория канала «Фокс» на 80% думает за Буша, чтоб было понятно, «за» войну в Ираке, при том, что сейчас 53% американцев сейчас выступают «против» — но для того, чтобы сбалансировать эфир, люди могли высказывать мнения, они применяют два телефона. И надо сказать, что люди — я не знаю, отслушивают они звонки или, как у нас, не отслушивают — люди звонят по очереди, то есть они включают один телефон, там высказываются в поддержку Буша, другой телефон, номер, против Буша, и иногда они их сталкивают в эфире. Вот сейчас мы думаем о том, чтобы тоже завести второй номер телефона именно для таких дискуссий, чтобы выдерживать какую-то такую, даже если меньшинство слушателей, оно имеет право на то, чтобы его мнение было равноучтено. Насчет общей позиции «Эха Москвы»: мы будем продолжать не отслушивать телефонные звонки за исключением одной-двух программ, которые уже отслушиваются, я имею в виду прежде всего программу Лабковского. Где будет повышена интерактивность? Она будет повышена в позднем утреннем эфире. У нас стартует с этого понедельника передача — с понедельника по пятницу — пока без названия. Я советую нашим слушателям на наш сайт присылать названия. Чье название мы примем для этого участка эфира, сейчас объясню, в чем там дело…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тот получит водокачку.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тот получит четыре билета на «Cats».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Господи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А ты знаешь, как люди хотят. Вот не «Господи», это ты, зажравшийся, понимаешь, видел сто раз.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не видел.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, может, ты выиграешь, может, ты придумаешь. Значит, суть этой передачи будет вот в чем: с 9.30 до 11.00 у нас неделю через неделю будет сидеть ведущий, к которому будут приходить разные люди — газетчики наши, обозреватели прессы, Пикуленко, биржа нам будет звонить — и будет разговор со слушателями как с экспертами. Их будет много, этих звонков. Нет названия для передачи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть типа того, что у нас сейчас происходит 10.15 — 10.45?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно. Сейчас полчаса, а будет полтора. Значит, неделя через неделю, пока у нас четыре ведущих, то есть по неделе в месяц, а там — как пойдет. Значит, Доренко, Ганапольский, Варфоломеев, Венедиктов, еще, может, Сережа Бунтман подсоединится, ну вот одну неделю работает один человек. Вот на это нет названия, и если на наш пейджер 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы» пришлете со своим телефоном предложение по названию, значит, лучшее название — даже если мы его не примем — будет вознаграждаться. Это первое изменение глобальное, оно стартует уже с понедельника. Теперь по новым людям, я бы сказал так, а не передачам. С нами будет сотрудничать на постоянной основе тележурналист Ашот Насибов. Мы планируем с ним две передачи. Одна передача — это, собственно, его ведение в пятницу дневного эфира, начиная с 12 и до 15.45, он будет ведущим по пятницам на «Эхе» — так же, как в понедельник Гулько, вторник — Бычкова, среда — Варфоломеев, четверг — Болтянская и пятница — Насибов. Но, Матвей, мы еще будем пробовать, стартовая новая программа, в 00 часов с четверга на пятницу, как я понимаю, или нет, в общем где-то вечером, «Школа молодого отца». Матюша, мы там гости, мы, молодые отцы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это один день в неделю?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это одна передача в неделю с ноля до часу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В какой-то «линейке»?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, в 00 часов пока, я пока приблизительно, у меня все еще утрясается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, подожди, сейчас ты говоришь про утро?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я сказал про Ашота Насибова, который будет вести пятницу день и вечер, как я понимаю, с четверга на пятницу с ноля до часу ночи, там отдельная передача — «Школа молодого отца». Молодые отцы, если у вас есть, что сказать вашим коллегам типа Ганапольского, Венедиктова, Алешки Воробьева, у которого вообще хрюнделю три недели, по-моему, давайте, будем собираться и на эту тему говорить, потому что матери уже достали, они завладевают ребенком молодым, а молодые отцы вынуждены там только горшки выносить. Неправильно это.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не дают грудью кормить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот! — считает Ашот Насибов. Это будет его передача. Я еще говорю, с кем мы будем сотрудничать. Я уже говорил, по-моему, о том, что мы договорились, что Евгений Киселев где-то с середины сентября будет вести по пятницам в 20 часов, сразу, Матвей, после Леонтьева, после тебя с Леонтьевым, будет вести программу «Разбор полетов». Это будет часовая программа, там будет сделано, как мы с Женей говорили, до трех сюжетов — делают наши информационники, будет сквозной гость, который обсуждает эти три сюжета, не больше. И, естественно, Женя со звонками, со всеми делами. Я не знаю, будет голосование или нет, но вот где-то с середины сентября — с 23 сентября, с 15 сентября, не знаю, когда Женя приедет — и мы доведем программу до ума, но это уже решено. Я ожидаю, что завтра у меня встреча со Светланой Сорокиной. И я думаю, что мы уже почти договорились, что все-таки она выйдет у нас в эфир.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу тебе сказать от имени всей радиостанции. Вот эта фраза «завтра у меня встреча со Светой Сорокиной» — ты хоть обращай внимание на то, что ты говоришь, ты ж не заговаривайся.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что такое? Завтра…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Минуточку. Весь последний год ты все договариваешься со Светланой Сорокиной о передаче.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты знаешь, чтобы соблазнить такую женщину, нужно потратить не один год.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мое дело — обратить твое внимание.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Она очень разборчива.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты тогда говори, например: «У меня…»… Ну, придумай какую-то другую формулировку. А то: «Где Венедиктов?» «Договаривается с Сорокиной о встрече».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Слушай, с Киселевым мы разговаривали по поводу его передачи четыре года.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Там я спокоен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но четыре года.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я больше волнуюсь за Сорокину.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас там будет свидетель.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И о чем с ней вы, в принципе, договорились?

А. ВЕНЕДИКТОВ: В принципе, договорились, в принципе, выбрали время, это будет суббота 20 часов, то есть параллель с Киселевым. У нее будет так называемая — вот название мы уже придумали, а передачи еще нет — название будет «В круге света». Как хочешь, так и понимай.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, «в круге — Света», я понимаю, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: «В круге. Света», «В круге света», светлый круг, светлый путь. Я думаю, что это будет такое особенное интервью с лидером, то есть с человеком публичным. Света же — одна из лучших интервьюеров. В электронной прессе, во всяком случае. Она будет брать, знаешь, такое супер-пупер-интервью. Наше дело обеспечить лидеров, что называется. Это будет как прямой, так и, если, предположим, нам дает добро какой-то человек, который в это время не может, значит, это будет записанное интервью, там будут элементы интерактива, мы будем заранее — как с Блэром — заранее собирать вопросы через Интернет, принимать через пейджер и так далее. Это, значит, новый человек, еще, имею в виду, с передачей. Программа, которая шла у нас не очень четко, то в пятницу, то в субботу, с условным названием «Занозы» — это Шендерович, это «ВладимирВладимирович.ру» Максима Кононенко, это «Табель о рангах» Ореха — наш «Крокодил» местный — будет выходить в воскресенье в 20 часов, в прайм-тайм. Я поставил на самое прайм-тайм. То есть Киселев в пятницу в 20, Сорокина в субботу в 20 и Шендерович-Орехъ-Кононенко в воскресенье в 20. 20 часов освобождайте. Это что касается новых людей. Еще одна программа, которая, мне кажется, может стать любопытной, это программа, которая через неделю стартует — не в этот понедельник, а через неделю, 12-го числа, это по понедельникам в 23 часа будет вести Виталий Дымарский — вам знаком, и Дмитрий Захаров, «взглядовец». Это будет программа об истории Второй мировой войны, о которой Дмитрий Захаров знает больше, чем… Ну вот больше чем. Он нам такое тут порассказывал просто… Вот они будут рассказывать про оружие, которое создавалось, про отдельные планы, про секретные папки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, скажи, телевизионная программа слетела?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Какая? Про разведку?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, закрылась на НТВ. Но это мне совершенно нет. Дальше, если говорить о линейке в 23 часа. Я уже говорил о том, что музыкальные программы сдвигаются на час ночи, я об этом уже говорил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть час 23 становится разговорным?

А. ВЕНЕДИКТОВ: 23 и 0. Два часа разговорных. В понедельник это вот эта программа, без названия пока, по Второй мировой войне. Во вторник будет программа, которую я давно мечтал завести, Матвей, даже название придумал четыре года назад «Лукавая цифра». Это программа, которую будут вести Маша Майерс совместно с Тоней Самсоновой, это студентка Высшей школы экономики. Социологический факультет Высшей школы экономики готов предоставить нам свой ресурс весь…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы с ней только что разговаривали о «Рикошетах» и так далее, там есть одна проблема…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, про девушку.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень приятный голос.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я же не только со Светланой Сорокиной обедаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, то есть ты с ней тоже вел длительные переговоры?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А как же, как же. В лице всего факультета.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Продолжай, Алексей, продолжай.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да, да. Это сравнение опросов на одну и ту же тему между нами и, как правило, американцами. Вот как россияне и американцы отвечают на одинаковые вопросы и почему. Будут приглашаться социологи, психологи туда. Вот берется вопрос — «какая самая большая угроза для вашей страны?» — опрос российский, опрос американский; и почему так. Я думаю, что это безумно интересно, и наши слушатели будут звонить и голосовать, естественно. Мне кажется, что это безумно интересно, давно хотел эту передачу, отдал молодежи, пущай себе. Это в 23 во вторник. В 23 среда — Юлия Мосиенко будет вести программу «Привычка жить». Мне кажется, что это очень удачное название, и там будут такие психолого-социально-семейные проблемы обсуждаться. Это, пожалуй, то, что делает Амалия в программе «Территория Амалии», но под другим углом. Вот послушайте в среду, узнаете. И, наконец, в четверг в это время Ольга Орехова будет вести программу «Андреевский флаг» по истории военно-морского флота. Я уже говорил, что прежде всего для меня, в этот юбилейный год, 300 лет морской пехоте и 100 лет морскому флоту, это отношение к моему отцу, прежде всего, ну и к тем морякам, которые…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Поясним. Сама Ольга является специалистом в этом вопросе или будет совместно с кем-то?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, мы будем работать с руководством, главкомом ВМФ, нам обещаны связи, например, обещан рассказ о морских профессиях. Кок придет рассказывать, как работать коком на ВМФ, представляете? Нахимовцы…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сразу моя просьба, я прошу ее учесть. Мне все равно, какой будет эта передача, я знаю, что она будет хорошей, информативной…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Естественно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень важный вопрос. Где-то в середине мне нужно обязательно официальное заявление Игоря Дыгало. Мне все равно, на какую тему, лишь бы его голос был.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Обязательно. Я тебе обещаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Игорь Дыгало, пятиминутка. Потому что это наше все.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет вопросов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы очень его уважаем, любим. Это не стеб. Это атрибут ВМФ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Собственно, я хотел бы напомнить нашим слушателям, что и после трагедии с лодкой «Курск» мы получили подарок от главкома ВМФ, хотя нас многие ругали за честное, объективное освещение ситуации с подлодкой «Курск», и после батискафа мы получили благодарность за честное, объективное освещение, так что вот, мы достойны. Что еще такого принципиально важного у нас происходит? Да больше, в общем, ничего, честно говоря. Возвращаются в эфир «Мамочки-мамаши», которые будут выходить после «Родительского собрания», будет вести ее Маша Майерс, возвращается в эфир. Что еще такого? Ну, вот, меня практически, кроме ведения недели в месяц, практически у меня своей передачи не будет. Но я зато неделю в месяц буду каждый день общаться утром с 9.30 до 11 утра. Думаю, многие вздохнут спокойно. Повторы. Повторы с трех ночи…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это очень важная вещь, за которую мы долго боролись друг с другом…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Со мной, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, просто пришло время и накопился материал, это такая достаточно революционная история для многих наших слушателей, которые не могут слушать нас днем, и для наших региональных партнеров. Просто расскажи, что там будет, приблизительно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что мы будем повторять «Особое мнение» 17 и 19, я думаю, что мы будем повторять супергостей, которые бывают иногда днем, именно супергостей или интересных гостей, и будем повторять «Ищем выход». Знаешь, в зависимости от остроты и качества передачи. У нас там с трех до пяти два часа всего. Значит, если вырезать новости, рекламу и так далее, то…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В общем, как раз все укладывается.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Такой дайджест, главный дайджест «Эха». Собственно говоря, ничего революционного не произошло. Вот. Я все сказал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но мы же говорим о том, что все должно быть эволюционно, правда?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, совершенно верно. И я возвращаю в эфир, не возвращаю, а привожу в эфир, с радио «Арсенал» я забрал Алексея Парина «Оперный клуб». Что касается «И музыки, и слова», мы с ним еще ведем переговоры. Наши потери — это Алексей Кашпур, который отказался вести с часу до двух. Он вел с ноля до двух, у него осталось с часу до двух. Тогда он сказал, что, «вот, не хочу». Значит, это его решение. Ну, жалко, но на сегодняшний день это все. Значит, я с часу до двух поставил следующие музыкальные передачи: с понедельника на вторник Ильинский-младший «Хранитель снов», во вторник Борис Алексеев, в среду Артем Троицкий «FM-Достоевский», в четверг Борис Алексеев, в пятницу с ноля — поскольку это уикенд — Ильинский «Битловский час», в субботу Алексей Парин и Евдокимов с джазом, а дальше Троицкий «Красный куб» и в воскресенье в 23 барды Болтянской, в 00 Плющев и Борисов, «Аргентум». Это то, что касается больших программ в прямом эфире. Маленькие программы, которые были в 23, будут идти с двух до трех, а «живые» с часу до двух. Вот, собственно говоря, перед новостями, что я готов был объявить, а потом готов отвечать на твои вопросы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, значит. Давайте, мы сейчас послушаем новости, после чего ответы на вопросы, разберемся с нашей викториной, с нашей игрой, посвященной 15-летию «Эха», а потом ваши вопросы к Алексею Венедиктову по сетке.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Эхо Москвы». «Без посредников» по поводу новой сетки. Значит, ты все сказал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я все сказал, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, давай быстренько вопросы, которые пришли по Интернету.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, пожалуйста, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Фердинанд Кобург, студент из Москвы: «Зачем вместо замечательных ночных музыкальных передач крутить повторы дневных эфиров? Как вы думаете, будет больше аудитория?» В чем идеология?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, я отвечу, будет больше аудитория. Идеология заключается в том, что наши региональные слушатели, имею в виду в таких крупных городах как Екатеринбург и Челябинск, например, в утреннем эфире хотели бы слышать продукт «Эха Москвы», а не музыкальные передачи, чем полна вся, собственно говоря, музыкальная палитра этих городов. Более того, я могу сказать, что, скажем, после двух ночи — сейчас там идет музыка, вы знаете — рейтинг вообще «Эха Москвы» не считается. То есть это значит, что слушает после двух ночи меньше трех тысяч человек, и это с учетом того, что в 19 часов у нас первое место среди всех радиостанций FM-диапазона, мы опередили даже «Русское радио», «Европу+» и «Авторадио» с 19 до 20. А с 20 до 22 у нас второе место. А сейчас с 23 до 24 у нас двенадцатое место. Двенадцатое место — это мы упали со второго за один час.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Неправильно это.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Неправильно это. Ну, посмотрим на этом сезоне, если окажется, что это не принесет дополнительных слушателей, я не исключаю, что в следующем сезоне мы вернемся к другому эфиру.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Смирнова из Москвы: «Будет ли в вашем эфире Михаил Барщевский? Когда?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Михаил Барщевский остается в четверг в 22 часа с программой, условное название сохраняется, «Защита Барщевского», на этом самом месте. Программа будет чуть видоизменяться, она будет относиться прежде всего к таким «громким» решениям судов, которые могут коснуться каждого, то есть к таким делам, проблемам, которые могут коснуться каждого. Мы с Михаилом сейчас дорабатываем идею этой программы, Михаилом и Алексеем Воробьевым, который будет вести, все остается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Татьяна Дмитриевна из Санкт-Петербурга спрашивает, не появится ли у нас передача, которая между «Детской площадкой» и взрослой аудиторией, то есть ориентированная на 12-18 лет?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, смотрите, давайте посмотрим воскресенье, например. 9 часов — «Детский час», 10 — «Говорим по-русски». Это на кого ориентировано? 11 — «Родительское собрание», 12 — снова уходим к малышам, «Мамочки-мамаши», 13 — «Книжное казино» и 14 — «Как в кино», Ксения Ларина про кино. Я считаю, что любая из этих передач, за исключением может быть «Мамочки-мамаши» и «Детского часа» это подростковые, они ориентируют.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Извини, пожалуйста, ну а о чем? Что имеется в виду, мультфильмы, что ли?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, тут, с одной стороны, и ты как-то сомнительно прав, но и, Татьяна Дмитриевна, вы пишете «а вот ребятам примерно 12-18 лет»…

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Говорим по-русски» — это образовательная передача.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не об этом. Просто, Татьяна Дмитриевна, 12 и 18 — это две, что называется, большие разницы. Идем дальше, следующие вопросы. Тут можно мне ответить одному человеку?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, попробуй. Я боюсь, что я могу тебя поправить. Нет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не поправишь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут Василий, садовод-любитель из Ростова говорит: «Где адреса электронной почты ведущих? А то копаю я картошку в саду под «Эхо», слышу, чушь несут несусветную, так бы и сбросил по мейлу с огородика все, что я думаю об этой программе, нетути адресов. И к очередной передаче очередного пустозвона только вопросы принимают. Форум сайта превратился в помойку. Дайте электронные адреса ведущих, пусть почитают мнения слушателей об их передаче». Василий, обойдешься.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Василий, пиши мне, я передам.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Ты ж не делаешь секрета: «Эхо», собака… Собака.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Собака, да, echo@echo.msk.ru.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Михаил Федоров из города Мюнхена: «Каков статус Доренко на «Эхе»? Он гость или сотрудник?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы с ним с 1 сентября заключим контракт, то есть с сегодняшнего дня, потому что он будет работать у нас помимо программы «Особое мнение», где он гость, чтоб вы понимали, они все там гости, там нет сотрудников, кроме как на замены, иногда бывает. Мы с ним заключим контракт, считайте это сотрудником, на ведение вот этой утренней передачи 9.30 — 11 на одну неделю в месяц, дальше считайте сами. На подработке, я бы сказал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Идем дальше. Александр Сухов, студент из Москвы: «Что будет с программой «Аргентум»? Плющев и Борисов правда ли нашли себе замену?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, а я про это вообще ничего не слышал. Значит, у них «Аргентум» сокращается на один час, и они будут стоят в воскресенье с ноля до часу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Владимир из Санкт-Петербурга: «Будет ли что-то на «Эхе» делать Парфенов? Велись ли с ним переговоры?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, они вяло велись, я так понимаю, что Леня не сильно видит себя в радио, и я сильно не вижу его в радио, формат.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему? Он сильно себя ведет в радио.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: На «Нашем радио» он ведет передачу. Она специфическая?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Она специфическая. Ну, хорошо, но Парфенов силен в картинке, в стиле картинки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, подожди, мы ж не оцениваем Парфенова.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как, мы не оцениваем Парфенова? А как?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, сейчас не в этом смысле. Велись ли с ним переговоры и достигнут ли какой-то результат?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, значит, никаких формальных переговоров не велось. Было сделано вялое предложение «а не подумать ли тебе чего-нибудь», на что был получен ответ…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: На что он вяло думает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На что он вяло сказал, что «я буду думать прежде всего про телевидение, новые проекты, документальные фильмы, не могу быть все время, не могу обещать, ну, давай, встретимся, поговорим».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все понятно. Игорь Иванов, работодатель из Тюмени. Он не о сетке, но очень важный вопрос: «Есть или нет на сайте «Эха» «черный» список электронных адресов, с которых вопросы не принимаются?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, там не так. Там мы действительно в программе «Особое мнение» — ну невозможно было получать по 30 листов распечатки, где люди между собой собачатся, и выдирать листы — значит, мы пошли по пути какого редакторского момента: вы сбрасываете эти вопросы, и в зависимости от качества вопроса… Вообще эти вопросы не для публикования. Согласитесь, что эти вопросы для гостя, а не для того, чтобы их обсуждали другие посетители сайта. Мы вообще их можем не публиковать. И тем не менее, те вопросы, которые наши редакторы считают, что они выражены в пристойной форме и по делу, они публикуются, невзирая ни на какие IP-адреса, нет таких «черных» адресов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я, как ведущий «Особого мнения», могу сказать, что я теперь открываю этот список, вижу вменяемые вопросы…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Более того, стали чаще ссылаться на Интернет-вопросы. Я просто веду статистику, у меня сидят «черные» люди, рабы так называемые, которые дома, и я же делал все время замечания ведущим «Особого мнения» — вы мало используете Интернет. На что ведущие мне говорили — вот это использовать? Вот эту кучу использовать? Теперь они стали использовать больше, просто динамика важна. Вопросов стало меньше, а использование, то есть цитирование, стало больше, потому что люди научились формулировать нормальные вопросы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, и понимают, что дерьмо не пройдет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не пройдет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это я имел в виду их конкретно. Не вопросы, а конкретно этих людей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А, понятно. Ну, это ваше личное, я не виду «Особое мнение».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22. Вопросы по сетке, по передачам. Мы слушаем вас, как вас зовут, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Константин. Вы знаете, я встревожен, и в ваших силах меня успокоить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте попробуем.

СЛУШАТЕЛЬ: Я не расслышал, может быть, что-то по поводу «Кода доступа».

А. ВЕНЕДИКТОВ: А, ну то, что я не назвал, остается на своем месте. «Код доступа», Латынина, суббота 19.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И, соответственно, про Пархоменко?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пархоменко, Альбац меня спрашивают, Афанасьева, Болтянская, Элина Николаева…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, то, что не упомянуто, то есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Татьяна Петровская пишет: «Вы лишаете всех наших детей бардовской песни, передвинув ее на ночь». Ну, можно и сказать, что воскресенье 23 часа ночь, но я так не считаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22, давайте вопросы. Слушаем вас, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Григорий. Если можно, скажем, вторник повторите еще раз, вечером, после 22, по порядку?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте попробуем, спасибо. Значит, вторник в 22 остается программа «Своими глазами», где приглашаются разные журналисты, которые были на местах, своими глазами смотрели. В 23 часа Маша Майерс и Высшая школа экономики «Лукавая цифра», социология. 0 часов — резерв пока, там есть предложения программ неутвержденных, пока будет повтор. Борис Алексеев дальше в час ночи, музыкальный.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: С часу до двух.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И пока на два часа «Саундтрек» Бунтмана и «И музыка и слово» Парина, то есть я пока этого не отказался.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 2 — 3, 3 — 4, да?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, 2 — 3, они же по 27 минут.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, а 3 — 4?

А. ВЕНЕДИКТОВ: 3 — 4 — это повторы, повторы дневных передач.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: С 3 до 5?

А. ВЕНЕДИКТОВ: С 3 до 5. В 5 начинается информационная программа. Это вторник.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, понятно. 203-19-22. Слушаем вас, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Хотела спросить, а куда девался Моисей Рыбак?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно, спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: О, Господи, он у меня где-то был вписан, он при распечатке потерялся. Моисей Рыбак остался, сейчас не скажу где, но это, значит, шутки компьютера. «Жив-здоров мальчик Вася Бородин», абсолютно точно. Он в списке, у меня где-то слетело. Вот, спасибо, я сейчас себе запишу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующий вопрос. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Лев меня зовут. У меня вопрос, во-первых, нельзя ли побольше Радзиховского давать?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Побольше в каком смысле?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, не один час, даже меньше, в неделю, как типа сегодняшней была передача.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну сегодня он был в «Особом мнении» и кроме этого был в передаче «Ищем выход».

СЛУШАТЕЛЬ: Да, ну, если возможно. И второй момент. Нельзя ли спорт перенести на позже, потому что основные события, особенно европейские, развиваются после 23, а в 21.30 это как-то…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю, попробую вам ответить. Спасибо большое. Мы обсуждали этот вопрос все, и я обсуждал этот вопрос прежде всего с обозревателями, спортивными обозревателями. Там, знаете, какая история, как ни переноси попозже, или пораньше, мы и так, и так — мы нашли оптимальную точку. Я могу сказать, что за последний год, когда спорт был перенесен с 22 на 21.30, рейтинги спортивной передачи выросли на 22%, небывалый взлет. То есть мы попали в точку. И поэтому у нас, знаете, мы делим этот спорт как бы на результаты и на такое пре-а-ви, на анонсы, в ожидании, а дальше все идет в новости. Утром в новостях мы подводим итоги. В 23 мы теряем значительную часть аудитории. Мы пробовали это делать. Вот вам простой пример: перенесли и получили на 22% больше. Это измеряется в десятках тысяч человек, на десятки тысяч человек больше. Это факт.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22. Слушаем вас, добрый вечер, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, меня зовут Александра. Такой вопрос — «Без посредников» останется передача или нет?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Саш, «Без посредников» не останется передача. Ну, во-первых, я думаю, что кусочек в свою неделю я буду уделять вот этой истории, во-вторых, я буду садиться часто на замены, когда люди ходят в отпуска, у нас никто не болеет, потому что у нас все крепкие, здоровые…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кхе-кхе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не надо, Ганапольский, не надо, вы из отпуска только что пришли. Вам тут, как Болтянской, придется пахать, Болтянская на прошлой неделе пахала за всех. Поэтому будет время и на «Без посредников», но они будут плавать по сетке — то Матвея заменю где-нибудь вечером, то еще кого-то.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, вопрос про юбилейную игру можно Алексею Алексеевичу?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, да, пожалуйста.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, это Тихон из Копейска. Мобильного телефона у меня нету, я не могу СМС-ответы посылать, а на пейджер — вы не подводите в конце недели…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тихон, отвечу вам. Мы будем от недели к неделе менять приоритеты. Вы помните, первую неделю были только СМС — у нас пейджер не работал. На этой неделе у нас СМС отвечают, а пейджер — у нас принимают билеты, в какую-то из недель мы будем менять, только на пейджер будет, а СМС будет только билеты и ежедневные призы. Мы будем менять для разных аудиторий, поэтому не волнуйтесь. Вот сегодня была наша слушательница, она встречала меня два раза в лифте, и говорила «я хочу выиграть на «Cats», я не получила билеты» — раз, и выиграла. Пошел пейджер, вот она выиграла билеты на «Cats». И большой приз тоже будет, я вам обещаю, разыгрываться не одну неделю на пейджер.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут, знаешь, был еще один вопрос, я постараюсь его сформулировать, я просто потерял. Человек спрашивает, будет ли вывешиваться где-то рейтинг, потому что он говорит…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Рейтинг чего?

А. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас ты поймешь. Он говорит — вот я послал СМС, но я не знаю, вы ее получили или нет, другими словами, он хочет понять, как он может контролировать нас, правильность учета его звонков.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. Нас невозможно контролировать, потому что СМС, это присылают операторы. Вот что у нас на экране — мы же не знаем, кто за этим стоит. Контролировать — как это сделать? Давайте, я подумаю, я понял проблему. Я подумаю. Но невозможно, это нанимать людей, которые только будут сидеть и вбивать это в Интернет из таблицы, так у нас автомат считает.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А много СМС приходит?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Матвей, есть слабые раунды, где приходит 70-80 за раунд, есть сильные, где приходят 200, это зависит от времени, от вопроса, от приза.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Просто понимаешь, почему я тебя спрашиваю, потому что ты помнишь, на директорате много раз обсуждали…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не успевают вбивать референты, не успевают.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, мы обсуждали эту СМС-технологию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Приходит много, в среднем больше 120 на раунд.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22. Слушаем вас, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер. Это Елена. А скажите, в четверг останется Кашпура передача?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я ответил, что Алексей Кашпур не хочет вести с часу до двух, которое было предложено, и он отказался.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это, пожалуй, единственный человек, который отказался.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Доброй ночи. Алексей Алексеевич, первая просьба, если можно, нельзя ли хотя бы примерно где-то сетку эту опубликовать, потому что трудно ориентироваться, боимся упустить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. И мы будем давать анонсы подробные на радио, но, как вы понимаете, есть еще дыры. Сегодня, например, я двигал несколько передач по просьбе ведущих, я их собирал, состыковывал, поэтому рано еще.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: И второе, если позволите. Правильно я поняла, что повторы разговорных интереснейших дневных программ где-то с трех будут?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, с 3 до 5.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Знаете, что я вот думаю, конечно, на всех не угодишь, но мне кажется, Москва пострадает. Представляете себе человека, которому вставать утром часов в 8 на работу и трудно дождаться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвечу вам. Во-первых, у нас сейчас вообще повторов практически нет, так что мы это вводим. Во-вторых, это, конечно, в первую очередь вводится для наших региональных людей и для наших сов. Или жаворонков. Это же повторы, это же не оригинальные передачи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22, слушаем вас, добрый вечер, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Александр, Петербург. Будет ли «Плавленый сырок»?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я ответил, «Плавленый сырок» в своем оригинальном выхождении, первый выход будет по воскресеньям в 20 часов в программе «Занозы». «Плавленый сырок» плюс «ВладимирВладимирович.ру» плюс «Табель о рангах» Ореха. Условное название передачи «Занозы».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вот здесь спрашивают — совместная передача…

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Радиодетали» остается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Это София. Будьте добры, скажите, пожалуйста, а чего-то не слышно Бориса Васильевича передачи?

А. ВЕНЕДИКТОВ: У Бориса Васильевича остаются два вечера, один из них вторник, с часу до двух, другой в четверг, с часу до двух. Замечу, что я пошел навстречу тем, кто очень просил убрать Бориса Алексеева с понедельника, у нас там все время профилактика на FM-диапазоне. И теперь Борис Алексеев передвинут, где нет профилактики… Не FM, а 73,82, по-моему. Поэтому у него вторник и четверг, два вечера.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот здесь от Игоря вопрос существенный: «Уважаемый Алексей Алексеевич, создается впечатление, что музыкальные программы являются нежелательными для вашей радиостанции. На музыкальные прямые эфиры не смогут приходить участники, радиослушатели не примут участие. Найдите, пожалуйста, более раннее время».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, те, кто захочет приходить на эти эфиры, будут приходить, и те, кто захочет их слушать, будут слушать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, слушаем вас, пожалуйста, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Константин, Петербург. Если можно, два вопроса. Первый — как измеряется количество слушателей, слушающих радиостанцию. И второй вопрос по игре — если абонент послал сначала неправильный ответ, СМС, а потом правильный…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я отвечу, все, я понял. Измерение осуществляется фирмой «Гэллап-Медиа» и «Комконом», двумя фирмами. Мы сравниваем их, потому что у них разные — кто-то измеряет опросами, кто-то «тетрадками» так называемыми, дневниками наблюдений, если в школе учились, наверное, помните. То есть мы потребители товара, мы его покупаем, и мы смотрим на динамику. Не абсолютные цифры, конечно, там есть ошибки и так далее, естественно, опросы это всегда, но мы смотрим на динамику, эта динамика весьма показательна, поэтому мы доверяем и «Гэллапу» и «Комкону». Всего две фирмы измеряют, вот этим двум мы и доверяем, динамике во всяком случае. Что касается СМС-сообщений, если вы послали несколько ответов с одного СМС, принимается последний ответ, то есть вы можете исправлять до безумия, вот если вы сначала ответили сначала Замбия, потом Зимбабве, потом ЮАР, и ЮАР правильный, мы принимаем ЮАР. Если вы ответили сначала ЮАР, потом Замбия, потом Зимбабве, мы принимаем Зимбабве и фиксируем его, как неправильный.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Стоп, тогда я не совсем понимаю. Вот в 35 минут я сегодня объявил, и это правило наше, в 35 минут я говорю ритуальную фразу «прием СМС закончен». Это где-то там, инструментальным образом, или мы смотрим по времени жестко?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, нет, здесь, по времени, жестко, здесь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А там на интерфейсе видно, что 35 минут?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да. 36-я минута не принимается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть ты можешь менять свои ответы тысячу раз до 35 минут и тратишь деньги при этом?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, 15 центов без НДС.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 203-19-22, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил меня зовут. Я хочу высказаться по музыкальным программам. Понимаете, в чем дело, музыкальные программы на вашей, только на вашей радиостанции, тоже информационный характер носят.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил, а я с вами, во-первых, согласен, во-вторых, не спорю, поэтому единственная музыкальная программа, которая потерялась, программа Алексея Кашпура, это случилось исключительно по его доброй воле.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну я, кстати, не про Кашпура даже, это понятно, а вот у вас джазовые программы, потом Ильинского тоже.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А все сохранилось, просто сдвинулось на час.

СЛУШАТЕЛЬ: Но вы представляете, с часу информацию и про музыку…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил, я вам ответил, ничего не потерялось, все сдвинулось только на час. Вот те разговорные программы, как вы называете, информационные, они все сохранились. Более того, Ильинский сказал, что он вообще переделает все свои часы, и Боря Алексеев сказал, что переделает, чтобы было еще ярче. Вот и все. Значит только один человек, повторяю, отказался, и только его программа потерялась. Вообще в этом смысле для меня это тоже большой удар. Мы пытались уговорить Лешу Кашпура, и Сергей Бунтман, и я, ну, знаете ли, вольному воля, в конце концов, мы не дети. Мы показали рейтинги, мы их посмотрели, мы показали новый закон, который нас сильно стесняет в возможности музыкальной об авторском праве и сопутствующих ему продуктах, что называется. Дальше была воля Алексея — согласиться или нет. Он не согласился. Пустое место — не будет. У нас стоит очередь из людей, которые хотят у нас вести музыкальные программы. У нас на «Арсенале» огромное количество авторов, которые хотели бы перейти сюда. Я перевел Алексея Парина «Оперный клуб». Если кто-то еще откажется, знаете, не моргнув глазом, возьму с «Арсенала» наших же авторов, которые будут здесь же вести еще одну программу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, наверное, надо все-таки сказать, что «Эхо Москвы» как-то очень редко расстается со своими сотрудниками.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А это сотрудники, зато сотрудники расстаются с «Эхом», но это их право.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, подожди, просто появились такие железные нотки главного редактора, я просто не об этом. Тут на пейджер было еще несколько сообщений…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я считаю, что Кашпур нас кинул, чтоб было понятно. Кинул. Он кинул «Эхо Москвы». У него была хорошая программа, и я ему это говорил. Его не устроило время? Ну, это его право, но он кинул «Эхо Москвы». И вот он сегодня придет…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, почему кинул?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кинул.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он считает, например, что в час он не может уложиться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Знаешь, что мне Володя Варфоломеев говорит — «мне всегда мало новостей на 5 минут, дай мне 15 минут каждый час новости». Вот сидит Казакова. Чего она мне сказала ровно час назад, когда я пришел? Она сказала — «можно вылететь? У нас столько новостей»… Все великие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, прости, секунду, согласие — есть продукт непротивления сторон.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он не кинул, просто он не нашел возможности вести…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я считаю, что он кинул, не покинул «Эхо Москвы», не покинул, у него еще есть возможность.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, ну если он захочет…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Извини, у меня с этой недели… А люди остальные что, собаки? Вот я поставлю программу…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, меняется что-то, кто-то приходит. Сейчас он не нашел возможности, потом найдет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да, никакие двери не закрыты, но я на него обиделся, и я считаю, что он кинул своих слушателей. Хорошо. Он кинул не «Эхо Москвы» как корпорацию, он кинул своих слушателей. Он их покинул. И вот пусть он сегодня придет, вот и говорите ему все, что вы думаете, и если вы заставите его сегодня переменить свою точку зрения, он мне позвонит завтра и скажет «черт с тобой, негодяй, я беру этот час», я перекручу, я договорюсь с человеком, которого я поставил на это место, я сдвину его, хотя я уже обещал, и верну Лешу Кашпура на этот час, если вы, слушатели, вы, его фанаты, не на меня наезжайте, на него наезжайте. Вот сейчас устройте ему истерику сегодня, вот тогда будет дело, а так, что на меня наезжать? Мы маленькие, белые и пушистые.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. И на этой белой пушистой ноте мы заканчиваем нашу программу. Кстати, я тебя поздравляю с 15-летием «Эха Москвы».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, черт, я тебя тоже поздравляю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потому что я был в отъезде и не был на нашей выпивке корпоративной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ничего, сберег печень. А ты у Леши спроси Кашпура, он-то был, я думаю его решение было результатом излишества, которое мы себе там позволяли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Результаты налицо. Значит, передача эта закончилась, но помните, я всегда говорю — «Эхо Москвы» работает круглосуточно. Вел вечернюю программу Матвей Ганапольский, до свидания.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире