'Вопросы к интервью
25 августа 2005
Z Интервью Все выпуски

Состояние здоровья Ходорковского


Время выхода в эфир: 25 августа 2005, 14:08

Н. БОЛТЯНСКАЯ – 14.07. Здравствуйте. И у нас на телефонной линии Генрих Павлович Падва – адвокат М. Ходорковского. Здравствуйте.

Г. ПАДВА — Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Генрих Павлович, прошла информация о том, что Михаил Борисович сегодня, возможно, завершит сухую голодовку. Это действительно так?

Г. ПАДВА — Не знаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Какими сведениями, которые можете сообщить, вы располагаете на этот счет?

Г. ПАДВА — Я располагаю предположением, что поскольку голодовка связана с протестом против нахождения в штрафном изоляторе Платона Лебедева, то видимо, когда его освободят, тогда и кончится голодовка. Так предполагать можно. А может быть… все-таки мы, адвокаты, его уговариваем, чтобы он поскорее закончил.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите пожалуйста, информация о том, что Михаил Борисович Ходорковский голодает, она поступила значительно позже, нежели реально голодовка была начата?

Г. ПАДВА — Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – С чем это связано?

Г. ПАДВА — Он не писал заявления официального по этому поводу. Он не очень это афишировал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А с чем связано нежелание афишировать это?

Г. ПАДВА — Мне трудно вам объяснить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вы знаете, еще один такой момент, когда прошла информация о голодовке М. Ходорковского, в общем, надежды на то, что соответствующие структуры прислушаются и обратят внимание и выполнят требования, было мало. В такой ситуации, в которой находится Михаил Борисович, нет у вас такого ощущения, что это не самая перспективная идея была?

Г. ПАДВА — Вы знаете, я не люблю и не имею, мне кажется, ни морального, ни юридического права оценивать действия моего подзащитного. Он так считал нужным, он так сделал. Мы очень просим его прекратить, поскольку мы полагаем, что это очень серьезно отразится на состоянии его здоровья. Может быть, можно искать другие пути протеста против действий администрации в отношении Лебедева. Вот наша точка зрения, которую пока, до вчерашнего дня, он не очень разделял. Что было вчера, я не знаю. Я вчера у него не был, были другие адвокаты. Сегодня тоже пока не был.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите пожалуйста, а что вообще известно о системе выхода из сухой голодовки? Это же очень серьезный стресс.

Г. ПАДВА — Боюсь вам что-либо сказать, я медицинские аспекты этого вопроса не знаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите пожалуйста, вчера, насколько мне известно, господин Калинин заявил о том, что заключенный имеет право на голодовку в случае, если не нарушает режима заключения. Это что такое? Вот это я вам процитировала дословно.

Г. ПАДВА — Вы знаете, вряд ли это нужно спрашивать у меня. Это у Калинина и надо спрашивать. Я так полагать могу только, что да, режим, человек должен соблюдать те правила, которые предусмотрены режимом, и только не принимать пищу. Это тогда не будет нарушением. А если он при этом какие-то правила будет нарушать, например, больше спать, я не знаю, или что-то еще, не убирать за собой постель, тогда это, наверное, будет нарушением режима.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите пожалуйста, вчера прошла акция возле стен «Матросской тишины». Вы знаете, о чем я говорю?

Г. ПАДВА — Нет, понятия не имею. То есть я слышал, что там была какая-то акция. Но сегодня только час тому назад мне сказали.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Речь идет об акции, инициатором которой выступали правозащитники Людмила Алексеева, Светлана Ганнушкина, Сергей Ковалев и другие. Акция была проведена в поддержку объявленной Ходорковским голодовки, и люди просто молча стояли у стен «Матросской тишины» более часа. Скажите пожалуйста, с вашей точки зрения эта акция не может как-то оказать некое негативное влияние на положение вашего подзащитного?

Г. ПАДВА — Мне трудно сказать, откровенно говоря. Вообще я не очень большой сторонник таких акций. Но это право правозащитников. Они считают нужным так делать, они делают. Я лично бы, если бы они меня спросили, я бы сказал, что я не вижу большой пользы для М. Ходорковского. Для каких-то политических целей, для каких-то других целей может быть это нужно. Но я ведь защищаю М. Ходорковского, и меня волнуют только вопросы в данном случае, связанные с тем, отразится на нем это или нет, и если отразится, то в какую сторону. Я, во всяком случае, уверен, что это не может отразиться в лучшую сторону. Ну и поэтому я бы не был большим сторонником таких акций.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – В общем да, хотя с другой стороны, если вспомнить первый день оглашения приговора Михаилу Борисовичу, то там, когда люди скандировали «Свободу Ходорковскому!», прошла информация о том, что это было слышно в зале суда…

Г. ПАДВА — Ну и что?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И поддержку это произвело. В данном случае…

Г. ПАДВА — Что это произвело? Что это?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – По крайней мере, это как-то морально поддержало…

Г. ПАДВА — Кого? Михаила Борисовича?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да.

Г. ПАДВА — Ну не знаю. Может быть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Понимаете…

Г. ПАДВА — Может быть, может быть, не знаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Сделать ведь действительно можно мало что. Правильно?

Г. ПАДВА — А молчать не хочется. Понятно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Что касается ситуации, которая повлекла за собой голодовку М. Ходорковского, Генрих Павлович, что известно вам о физическом состоянии Платона Леонидовича?

Г. ПАДВА — Платона Леонидовича ничего не известно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Насколько говорили сотрудники, в частности пресс-центра М. Ходорковского, вкратце физическое состояние Михаила Борисовича можно было охарактеризовать двумя фразами: трудно, но держится. У вас есть информация подтверждающая или опровергающая?

Г. ПАДВА — На позавчерашний день только, на вчерашний и сегодняшний у меня нет пока информации. Позавчера да, у него были видимые все-таки изменения в сторону ухудшения состояния. Они не были катастрофическими, не были ужасающими, но они были видны.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите пожалуйста, есть ли надежда на то, что голодовка М. Ходорковского не повлечет за собой каких-то иных репрессивных мер? У меня сложилось такое впечатление, что сотрудники соответствующих органов весьма изобретательны в области репрессий.

Г. ПАДВА — Да, этого исключать невозможно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – В отношении М. Ходорковского?

Г. ПАДВА — Да, мы не можем исключить, к сожалению. Потому что любые, даже абсолютно правомерные действия, направленные на то, чтобы соблюдались их права, вызывают очень негативную реакцию и некоторые меры, которые еще больше ущемляют эти права.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Генрих Павлович, вы знаете, не хотелось бы показывать вам некоторые аспекты нашей служебной кухни, но, тем не менее, не могу этого не сделать. Перед глазами пейджер и на пейджер всякие люди посылают всякие сообщения. И вот, например, вам такое сообщение от госпожи Литвиновой, имени нет. Звучит оно так: «Когда вы говорите о голодовке Ходорковского, который кушает красную икру, севрюгу и осетрину и другие деликатесы и на 100 долларов в месяц ему передают посылки, как передало вчера НТВ, мы удивлены». Скажите пожалуйста, откуда приходит подобная информация, например, на НТВ?

Г. ПАДВА — Понятия не имею. Я, например, такой информации не имею. Я не думаю, чтобы он так, он в камере, где 16 человек, я не думаю, что он может питаться, сильно отличаясь от того, как питаются остальные. Поэтому я не знаю насчет красной икры и так далее.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Тем более, насколько нам известно, когда был перевод его в другой корпус, то возникли некоторые проблемы с его счетом?

Г. ПАДВА — Ну да. Они, правда, довольно быстро были урегулированы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вот вопрос от Алексея Георгиевича. «Есть ли ответственность у администрации тюрем за жизнь и здоровье осужденных?

Г. ПАДВА – Конечно, есть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А как она выглядит?

Г. ПАДВА — На практике?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да.

Г. ПАДВА — Трудно сказать, как она выглядит. Она теоретически существует, а практически всякое бывает. Иногда даже снимают с должности, иногда ограничиваются выговором. Иногда никак. Разбираются, насколько серьезно упущение и так далее. Но, во всяком случае, я знаю, что бывают неожиданные смерти людей, которые находятся в СИЗО, и это достаточно бесследно проходит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите пожалуйста, ситуация, которая возникла, ведь когда вы говорите, что иногда снимают с должности, иногда какие-то административные меры к руководству администрации тюрьмы, ведь насколько я понимаю, эти гипотетические меры никакого отношения к жизни и здоровью самих осужденных не имеют. То есть это, условно говоря, погрозить пальчиком. Так?

Г. ПАДВА — Нателла, вообще я вам должен сказать, что вы мне задаете вопросы ну не совсем по моей профессии. Я, честно говоря, не очень знаю, какие конкретные меры наказания. У меня есть сведения в отношении двух-трех случаев за все время, но я же не изучал этого вопроса, я не знаю, более того, я не очень допущен к такой информации. Что они там делают в связи с ухудшением здоровья какого-либо заключенного или даже его смерти, я не очень знаю. Я из другой службы как бы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Все, с одной стороны, так, Генрих Павлович, но с другой стороны, вы те немногие источники, из которых мы можем получить реальную информацию, с одной стороны. И с другой стороны, как мне кажется, в рамках закона вы относитесь к немногочисленной категории людей, которые как-то могут противостоять действиям, которые в свою очередь могут показаться кому-то противоправными. Потому мы и задаем эти вопросы.

Г. ПАДВА — Я понимаю. Но видите ли в чем дело. Если бы к моим подзащитным каким-то конкретно применялись какие-то недозволенные методы, у них ухудшалось бы состояние здоровья и так далее, я бы принимал определенные меры. У меня недавно был такой случай. Я понимаю, что это сейчас как-то диссонансом прозвучит, но я знаю, что медицинские работники, в общем, предпринимали все зависящее от них для того, чтобы исследовать состояние здоровья и как-то объективно оценить и так далее. Поэтому всякое бывает. Я думаю, очень часто это зависит от конкретного лица, насколько к нему объективное отношение и так далее.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну да. Ответ на этот вопрос мы уже знаем, к сожалению.

Г. ПАДВА — Да. Поэтому трудно сказать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я благодарю вас. Я напомню, что наш телефонный собеседник адвокат Михаила Ходорковского Генрих Павлович Падва. И я надеюсь, что если у вас будут какие-то новые сведения, вы не откажетесь поделиться с нами.

Г. ПАДВА — Конечно. Пожалуйста.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире