'Вопросы к интервью
В. ДЫМАРСКИЙ – Здравствуйте, уважаемые друзья! У микрофона «Эхо Москвы» Виталий Дымарский, и сегодня мой гость – руководитель Федерального агентства по физической культуре и спорту, если сокращенно, будет «Росспорт», правильно? Вячеслав Фетисов. Здравствуйте, Слава!



В. ФЕТИСОВ – Здравствуйте!



В. ДЫМАРСКИЙ – Откровенно говоря, мы ждали еще одного гостя, Шамиля Тарпищева, но неотложные дела его где-то задержали. Но я думаю, что разговор с Фетисовым с одним, соло Фетисова будет всё равно вам интересно, тем более что тем накопилось очень много. На прошлой неделе, сразу переходим к делу, на прошлой неделе прошло Олимпийское собрание. Ну, судя по тем комментариям, которые я видел, многие оценивают это собрание, как личный конфликт, личную схватку между Фетисовым и Тягачевым. Причем победу по очкам отдают Вам, Слава, поскольку в новый устав Олимпийского Комитета внесена достаточно существенная поправка. Отныне, на пост главы Олимпийского Комитета России могут баллотироваться руководители гос. структур, ну в том числе, естественно, и Вячеслав Фетисов как глава федерального агентства. Ну, а Вы сами как оцениваете результаты этого собрания?



В. ФЕТИСОВ – Знаете, это всегда отношения с Олимпийским Комитетом стараются внести какую-то ситуацию, когда приходится одной из сторон всё время доказывать, что конфликта на самом деле нет. Вот, но я был в отпуске, в это время как раз проводилось собрание. Вопросы, которые обсуждались, были достаточно интересны. Первый вопрос – это выдвижение Сочи как кандидата на проведение Олимпийских игр 2014 года, и второе – это устав нашего национального Олимпийского Комитета, который должен был быть приведен в соответствие с международными нормами, т. е. с хартией Международного Олимпийского Комитета. Мы на этом настаивали достаточно давно, и в подтверждение наших таких требований или просьб, как угодно это называйте, причем был и запрос Международного Олимпийского Комитета, чтобы документы были приведены в соответствие с одной, по-моему, из 30 стран, которые работали, в общем, по старому уставу. Вот, естественно, ничего, конфликта не должно было быть, кроме того пункта, который появился в Харькове, потому что чиновники класса А не могут быть кандидатами или президентом национального Олимпийского Комитета. Да, вот этот момент вызвал такую обостренную реакцию.



В. ДЫМАРСКИЙ – Это было в старом уставе?



В. ФЕТИСОВ – Нет, его не было в старом уставе. Это было внесено в новый устав.



В. ДЫМАРСКИЙ – Что не могут…



В. ФЕТИСОВ – Да, не могут. Поэтому, в общем, провокация была с той стороны, но естественно как бы устав был разослан буквально накануне. В общем, естественно, те заместители, которые оставались у руководства «Росспорта», ну, в общем, отреагировали, естественно, правильно, почему есть некие ограничения, это общественная организация. Вот, тем более, многие сегодня чиновники класса А возглавляют федерации, общественные организации, почему именно, вот, в уставе спортивной организации должны быть такие ограничения. Естественно, это, в общем, такой вызов был, в той системе, которая сейчас существует, ну и я думаю, что реакция руководства «Росспорта» была очевидна, и решение тоже самое, единогласно, практически единогласно этот пункт был отвергнут. Любой гражданин Российской Федерации, включая чиновников класса А, могут быть президентами национального Олимпийского Комитета.



В. ДЫМАРСКИЙ – Понятно, ну, вот, Вы говорите, что как бы нет личных никаких отношений, нет никакого личного конфликта, но советник, я нашел просто интервью советника президента Олимпийского комитета, Геннадия Швеца. И когда его спросили: «Значит, Вячеслав Фетисов вас победил?», «вас» в смысле Олимпийский Комитет. Он отвечает: «В какой-то степени да, но это трудно назвать победой. И всё-таки, если Вячеслав Фетисов станет президентом Олимпийского Комитета, у него ничего не получится».



В. ФЕТИСОВ – Ну, говорили, что у меня ничего не получится и, будучи руководителем «Росспорта», ничего не получится, будучи тренером, ничего не получится будучи игроком ЦСКА и т. д. и т. д.



В. ДЫМАРСКИЙ – А когда играл в ЦСКА, тоже говорили, что ничего не получится?



В. ФЕТИСОВ – Ну, да.



В. ДЫМАРСКИЙ – Трудно поверить.



В. ФЕТИСОВ – Разные мнения были. Вот, как бы, поэтому мой стиль такого защитника, такой план не всем подходил, но, тем не менее, в общем, история говорит совершенно обратное. Вот, опять же это разжигание какого-то конфликта. С самого начала я как бы обозначил свою позицию, что мы не пришли ни с кем воевать, у меня совершенно определенные функции, которые я должен исполнять, они, в общем, прописаны в положении «Росспорта» и странно даже читать такие вещи, комментарии, что мы посягнули на какие-то функции, отбираем какие-то функции у общественной организации. Это вообще смешно. Кстати, мы в принципе соответствуем тому, что, в общем, мы обязаны делать, и естественно то, что прописано было в уставе нашего Олимпийского Комитета, в общем, они, так сказать, с этими пунктами сами не справлялись, просто в силу разных причин, поэтому, а мы делаем свою работу и никогда не посягали ни на какие…



В. ДЫМАРСКИЙ – Кстати, Слава, по поводу федераций и их статуса, да? Вот, отсутствующий сегодня Тарпищев, я помню, мы с ним, когда беседовали на эту тему, он жаловался как раз на то, что статус федераций как общественных организаций, в общем-то, мешает, скажем так, развитию спорта, и, кстати говоря, вот, из того же интервью Швеца, о котором мы уже говорили, он говорит, оценивая результаты собрания Олимпийского: «Я бы не сказал, что Фетисов одержал крупную победу, скорее символическую, ведь все дела делаются в федерациях, и они своими правами не пожертвуют». Что такое, вот, статус федераций и что делать? С одной стороны, как я понимаю, «Росспорт» берет на себя какие-то некие обязательства перед теми же сборными командами, да? В плане финансирования, обеспечения, с другой стороны, никак не распоряжается ни федерациями, ни сборными командами, поскольку они формально относятся к федерациям. Правильно я понимаю эту ситуацию?



В. ФЕТИСОВ – Это такая, на первый взгляд, запутанная ситуация, но на самом деле всё достаточно просто. Наша федерация является частью международных федераций по этому спорту, то есть они представляют нашу страну во всех международных соревнованиях, т. е. они делают заявку нашей команды на выступление в чемпионатах мира, Европы, кубках, этапах кубка мира и т. д. Вот, что происходит у нас в стране, в общем, спортсмены готовятся на местах, т. е. на деньги местных спорткомитетов, которые входят в систему «Росспорта». А национальные команды готовятся, в общем, на деньги государственного бюджета. Что входит в это? Это подготовка, оплата питания, проживания, тренировок, переездов, перелетов, премиальные все выплачиваются, зарплаты, у нас все спортсмены стоят на ставках в Центре спортивной подготовки, это государственное учреждение. Поэтому, в общем, по сути дела, 90% федераций – это как бы, ну, такая организация, которая проводит совместно с органом исполнительной власти, т. е. местное, если проводится чемпионат города и чемпионат района или области, совместно с местным спорткомитетом, да? Или проводит чемпионат России опять же совместно с федеральным агентством. Как бы в большинстве случаев это, в общем, чисто представительские функции, у нас не так много федераций, которые могут за счет своих денег привлеченных, да, спонсорских, содержать команды. Я думаю, что их практически нет. В основном, это деньги налогоплательщиков, так что у нас сегодня есть некая конфликтная ситуация, в свое время, когда такой период безвластия был, все федерации взяли на себя достаточно много функций, вплоть до того, что там производство оборудования, инвентаря, строительство спортивных объектов, стадионов, пароходов и т. д. На самом деле, это желание, во многих странах это есть, но сегодня как бы ситуация нам подсказывает, что без поддержки государства, без поддержки субъектов Российской Федерации, в общем национальные каноны у нас не смогут выступать достойно.



В. ДЫМАРСКИЙ – Ну, где-то Вы даже высказались, что Вы, у Вас как бы, Вам нравится, скажем так, китайская модель развития спорта, которая естественно основана на государственной поддержке.



В. ФЕТИСОВ – По сути дела везде, в той или иной степени, присутствует государство, да? Но в Китае это наиболее наглядно, тем более на сегодня это, наверное, наиболее динамично развивающаяся спортивная система. Помимо всего прочего, мы не беремся ни за экономику и т. д. и т. д. Поэтому здесь всё, что лучше было в прежней системе, они взяли и перенесли в ту, вот, концепцию развития страны, да? И для них, в общем, развитие физического культурного спорта является сегодня приоритетом. Помимо того, что вкладываются большие деньги в спорт высших достижений, вот, но они строят ту пирамиду, о которой я всё время говорю, т. е. сегодня физическая культура является частью жизни китаян, и если всё это как бы смешно не звучало, по-советски, да? И производственная гимнастика, и спартакиада трудящихся и т. д. и т. д., не говоря уже о спорте высших достижений. По некоторым данным, в системах спортшкол в Китае занимаются более 100 млн. мальчишек и девчонок.



В. ДЫМАРСКИЙ – Хорошо, давайте вернемся всё-таки к России. Ну, вот, судя по тому, что писали и говорили в электронных СМИ, а я вот своими глазами видел в Афинах, всё-таки вот в российском Олимпийском движении, на мой взгляд, во всяком случае присутствует некий кризис. Я бы назвал его кризисом управления, поскольку различные инстанции, Олимпийский Комитет, Ваше федеральное агентство, никак не могут поделить между собой полномочия, вообще кто и за что отвечает в российском спорте? Вот, первый вопрос, два вопроса сразу. Во-первых, согласны ли Вы, что такой кризис есть, ну, может быть, помягче слово, ситуация не очень понятная, хотя кризис, по-моему, это нормальное явление для любого развивающегося организма. А если он есть, а мне кажется, во всяком случае, что он есть, как выходить из него?



В. ФЕТИСОВ – Вы знаете, если считать кризисом то, что, допустим, руководителем спортивной делегации, в общем, является Анатолий Иванович Колесов, по-прежнему даже…



В. ДЫМАРСКИЙ – Районной делегации, я поясню, на Олимпийских играх.



В. ФЕТИСОВ – Да, на Олимпийских играх, и т. е. руководитель штаба, подготовки и участия команды. Ну, при всем уважении, он, конечно, очень много сделал для нашего спорта. Я думаю, уже слишком, да? Если мы не можем найти замену и не сможем, как бы, привнести что-то новое… Я могу сказать, судя по себе, что сегодня спорт высших достижений – это немного другое, не то, что было в советское время. Здесь взаимоотношение личности, да? Это…



В. ДЫМАРСКИЙ – И сам спортсмен уже менее зависим, да?



В. ФЕТИСОВ – Да, это психология. Смешно говорить, что в профессиональном спорте спортсмен – это человек номер 1, да? Т. е. всё делается и крутится вокруг для того, чтобы…



В. ДЫМАРСКИЙ – Все остальные – обслуживающий персонал.



В. ФЕТИСОВ – Конечно. А у нас по-прежнему, кто-то начальник, а все остальные должны крутиться вокруг него. Это совершенно неправильно. Поэтому здесь психология совершенно другая. Естественно, там, некоторые спортсмены у нас получают колоссальные деньги, и для этих людей, по информации, довольно-таки сложно это всё, ну, переварить. И, ну, тот же пример с Сафиным, когда человека не встретили, он полетел, в аэропорту никого нет, сам приехал в аккредитационный центр, приехал потом сам в Олимпийскую деревню.



В. ДЫМАРСКИЙ – В Афинах.



В. ФЕТИСОВ – В Афинах, да. Это человек, который мог бы нам выиграть золотую медаль. Ну, когда ты привык к сервису, когда тебя встречают в аэропорту чуть ли не с трапа, привозят в пятизвездочный отель, да? Значит, или не надо таких людей приглашать. Если ты приглашаешь, значит, ты должен знать, как с ними работать.



В. ДЫМАРСКИЙ – Соблюдать некие стандарты.



В. ФЕТИСОВ – Да, он ничего особенного не просит, так же, как все остальные. Но создать условия в Олимпийской деревне для отдыха, для подготовки, для проведения собраний и т. д. Но когда мы награждали ребят на ступеньках этого домика, да? В Олимпийской деревне. Ну, не на ступеньках, там, зачитывали поздравление президента, ну, наверное, это нонсенс, да? И понимаете, и когда один компьютер на всю делегацию, а когда заходишь в другую делегацию, у них там целая комната компьютеров, там, все ребята, молодежь общается со своими родственниками, друзьями через компьютер, да? А наши должны были идти по жаре по полчаса, по 40 минут…



В. ДЫМАРСКИЙ – Могу засвидетельствовать, это жуткое испытание.



В. ФЕТИСОВ – Идти и стоять в очереди для того, чтобы там пообщаться, скажем, по интернету с кем они хотят, это сделать. Это забота о спортсмене, который должен тебе дать результат? Вот, если мы сегодня понимаем, что это нужно делать, и не делаем, значит, это, наверное, кризис, да? И если мы говорим, что у нас проблемы в плавании, у нас за этим видом спорта руководитель – одни из вице-президентов, вот. И постоянно мы его защищаем, я имею в виду Олимпийский Комитет, а я считаю, что если мы не поменяем руководство в плавании, мы вообще никогда не вернемся на те позиции, на которых мы были. Это проблема, кризис управления, допустим, федерации по этому спорту. Здесь уже как бы не противостояния, да, не сдавать своих. Если мы говорим, что это интересы дела, интересы страны и престиж, и это помощь спортсменам, которые сегодня у нас в стране есть, завтра у меня будет встреча с Сашей Поповым, с Геннадием Геннадиевичем Турецким, в общем, именно понять, а что дальше. Может быть, есть смысл сегодня создать экспериментальную команду, как раз и доверить ее Саше Попову, да? Чтоб он смог найти…



В. ДЫМАРСКИЙ – Во всяком случае, вот сейчас Монреаль подтвердил, что нам опять ничего не светит.



В. ФЕТИСОВ – Правильно, опять конфликт, опять проблемы. И я уверен, что опять спортсмены были вторичны.



В. ДЫМАРСКИЙ – Кстати, насчет вторичности. Вот, вопрос конкретный. Ольга 28 лет из Москвы спрашивает, она видимо была свидетельницей этого: «Почему нашим спортсменам не обеспечивают достойных условий тренировок? Представляю, что творится в других городах, если даже в Москве перед чемпионатом по водным видам спорта наша сборная по синхронному плаванию тренируется в бассейне Лужники всего лишь отгородившись от посетителей поплавками». Ну, конечно, видимо, она там была, наша радиослушательница. «Мы, конечно, наслаждались тренировкой, плавая рядом, но каково девушкам? Ведь наверняка они испытывали дискомфорт, когда рядом плещутся, барахтаются иногда не совсем адекватные люди. Неужели им нельзя построить отдельный бассейн?». Вообще это нонсенс действительно, если сборная России тренируется вместе там с какими-то группами старшего возраста, которые там, очень хорошо, что они заботятся о своей форме, тем не менее.



В. ФЕТИСОВ – В принципе, эта практика есть. Во многих странах мира, там, публичный бассейн, допустим, разделяется, вместе тренируются. Но для нас это как-то непривычная ситуация. Да, естественно мы должны сервису отдавать условия необходимые для того, чтобы наши спортсмены могли тренироваться. Но сказать, что возникает вопрос, что у нас нет такого количества бассейнов, как в Америке допустим, да? У них там в каждом муниципальном образовании есть бассейн для тех жителей, которые в этом районе проживают. И говорят о том, что у многих есть свои личные бассейны. Вот, ну, у нас достаточно бассейнов, у нас достаточно традиций, достаточно желания и талантливых ребят и девчонок для того, чтобы при правильном подходе, готовить из них чемпионов мира, олимпийских чемпионов, поэтому здесь как бы разные вещи. Естественно, у нас не хватает, поэтому мы принимаем сегодня, стараемся принять ту программу федеральную, в которой как раз мы и обозначили все те проблемы, которые дадут нам шанс по-прежнему оставаться одной из сильнейших стран именно в спорте, одержав в спортивном плане…



В. ДЫМАРСКИЙ – Слав, чтобы еще не уходить от Олимпийского движения, мы еще перейдем к конкретным видам спорта. Нельзя обойти, конечно, тему кандидатур российских на проведение Олимпийских игр. Ну, вот, первый вопрос такой. Вас не было на Олимпийском собрании, которое единогласно проголосовало за кандидатуру Сочи как кандидата на Олимпийские игры 2014 года. Если бы Вы присутствовали на собрании, Вы бы тоже проголосовали за?



В. ФЕТИСОВ – Да. Хотя достаточно скоропалительное решение. Эти вещи готовятся заранее. Я думаю, что одна из проблем Москвы – это то, что мы достаточно поздно подключили все необходимые ресурсы. Вот, но, тем не менее, как руководитель федерального органа исполнительной власти, я, в общем, поддерживаю это решение. Вот, во-первых, регион Черного моря, Большого Сочи я рассматриваю как такой спортивно-оздоровительный курорт, в общем, всероссийского значения, и придание Сочи статуса города кандидата, я думаю, что как бы даст по-другому пересмотреть концепцию даже развития, да? Вот, то, что, даже те куски земли, которые сегодня сдались, их необходимо сегодня зарезервировать для того, чтобы понять, да? А что мы там можем сегодня построить в спортивном плане для того, чтобы те люди, которые могли приезжать, там, имели возможность, в общем, поправить свое здоровье, не только валяясь на пляже, а именно, в общем, проводя активно свой отпуск.



В. ДЫМАРСКИЙ – Для тех, кто не знает, надо пояснить, что валяться на пляже и заниматься горнолыжным спортом, одно другому не мешает, поскольку существует Красная поляна…



В. ФЕТИСОВ – Да, уникальное такое место.



В. ДЫМАРСКИЙ – Природно-уникальное.



В. ФЕТИСОВ – Вода и горы, в общем, на расстоянии 30 минут езды – это, в общем, достаточно такое привлекательное место и в плане, допустим, города-кандидата. Ну, естественно здесь нужно рассматривать тот вопрос, что без участия государства с самого начала, т. е. подключения всех ресурсов, которые есть, да? И в плане, там, администрации правительства российской федерации, министерства иностранных дел, всех тех структур, которые сегодня, в общем, могут дать объективную оценку, в общем, и подготовиться достаточно серьезно для того, чтобы иметь шанс при том, что там ничего сегодня нет, это начинать с нуля.



В. ДЫМАРСКИЙ – Более того, сколько, дважды уже, по-моему, Сочи пытался, да? В 94 и в 98.



В. ФЕТИСОВ – Ну, это как бы такие были…



В. ДЫМАРСКИЙ – Вот эти вот комиссии инспекционные, МОКовские, которые приезжали туда, они как бы дали оценку со знаком минус.



В. ФЕТИСОВ – Ну, естественно, и я думаю, что это больше была авантюра, чем какая-то продуманная…



В. ДЫМАРСКИЙ – Вот сейчас это не авантюра?



В. ФЕТИСОВ – Я думаю, что здесь опять же нужно понять, что все минусы при правильной подготовке могут обернуться серьезными плюсами, т. е. если мы говорим сегодня о регионе, где мы хотим в общем построить суперсовременный центр зимних видов спорта, которые имеют колоссальные традиции при всем при том, что за время распада Советского Союза все эти базы зимние мы оставили в бывших наших республиках союзных, да? Я думаю, здесь можно было бы достаточно аргументировать достаточно неплохо шанс, да? Если международное Олимпийское движение…



В. ДЫМАРСКИЙ – Прошу прощения, я перебью, потому что, наконец, вот пришел Тарпищев.



В. ФЕТИСОВ – Привет, Шамиль.



В. ДЫМАРСКИЙ – Который немножко опоздал.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Я дарю жизнь…



В. ДЫМАРСКИЙ – Есть объективные причины.



В. ФЕТИСОВ – И если рассматривать тот шанс, что международное Олимпийское движение должно поддерживать развитие, в общем, совершенно новых регионов в плане спорта, то здесь, при поддержке государства, президента нашей страны, я думаю, что, и при правильной работе с самого начала, при правильных людях, которые эту работу будут нести, то шанс есть.



В. ДЫМАРСКИЙ – Давайте подключим к разговору Тарпищева. Шамиля надо ввести в курс, о чем мы говорим или и так понятно?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Вячеслав сказал всё правильно.



В. ДЫМАРСКИЙ – Шамиль, просто мы начали разговор с Олимпийского собрания. Немножко уже прошли эту тему, но поскольку Вы пришли к нам, то всё-таки вернемся, может быть на пару минут. Ваша оценка того, что произошло на этом Олимпийском собрании. Первое – а) устав, Вы как член международного Олимпийского комитета, как Вы его расцениваете, в том числе с точки зрения соответствия норм международного Олимпийского Комитета, и б) вот, то, о чем мы сейчас говорили – это выдвижение Сочи в качестве кандидата. Не наступаем ли мы на те же грабли, на которые уже наступали?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Ну, начнем с первого, наверное, да?



В. ДЫМАРСКИЙ – Да, естественно



Ш. ТАРПИЩЕВ – Немножко истории, потому что наш устав Олимпийского Комитета России не соответствовал хартии МОК. И в связи с тем, ну, т. е. как бы он попал, ну в кавычках, в черный список, и соответственно в связи с этим, господин Рогге, президент Международного Олимпийского Комитета, обратился к трем членам МОК: к Смирнову, ко мне и Попову, привести устав в соответствии с хартией МОК и рекомендовать Олимпийскому Комитету России. Это продолжалось в течение 9 с половиной месяцев. Значит, соответственно, когда сроки сингапурской сессии уже подошли, и тянуть было невозможно, мы сдали свой устав за тремя подписями (Смирнов, Тарпищев и Попов) лично в руки господину Рогге, сказав, что у нас в принципе согласованный устав, кроме одного пункта, когда руководитель федерального органа не может претендовать на пост президента общественной организации, что недемократично и является нонсенсом, ну, тем более было прописано абсолютно безграмотно. Руководитель федерального органа, а почему руководитель муниципального органа…



В. ФЕТИСОВ – Регионального…



Ш. ТАРПИЩЕВ – Регионального или, условно говоря, президента федерации по видам спорта. Это такие же общественные организации, как Олимпийский Комитет России.



В. ФЕТИСОВ – А там, по-моему, сплошные чиновники.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Да, можно перечислить человек 7-8, которые на федеральном уровне занимают соответствующие посты. Но дальше произошли более интересные события, которые связаны были с чем? Что, когда было Олимпийское собрание, то появилось еще порядка 15 пунктов в дополнение к тому уставу, который рассматривала рабочая группа, и которая, якобы, пришла поздно к рассмотрению, поэтому на Олимпийском собрании вопрос возникает сам собой, а что же делали 9 с половиной месяцев. Ну, вот. Ну, основные положения связаны с неправильным понятием устава хартии Международного Олимпийского Комитета, который сложился у Олимпийского Комитета России, основные позиции мы, как члены МОК, их отстояли. Т. е. убрали этот пункт…



В. ДЫМАРСКИЙ – Про чиновников.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Да, про чиновников. Второй пункт: я обратился к разъяснению федеральной службы регистрации, что почему-то выкинули пункт, статья 4, по-моему, абзац 13, касаемая, что руководитель федерального округа не может быть заместителем, по заявлению заместителем президента Олимпийского Комитета России. Т. е. я попросил запротоколировать свои слова, что я проверю это в Федеральной службе регистрации, и если это не соответствует действительности, что нет нарушений законов в том, чтобы его вернули, т. е. с аналогичным письмом я обратился в федеральные службы и жду ответа. Вот, и конечно прошли, может быть и несущественные пункты, связанные, рассмотренные на Олимпийском собрании, ну, с позиции увеличения…



В. ДЫМАРСКИЙ – Шамиль, ну, в целом, ну, давайте, может быть не будем мелкие пункты, ну, в целом, по Вашему мнению, по общему мнению, наверное, он теперь соответствует нормам МОК?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Ну, я бы так сказал. Я почему об этом говорю, я говорю о ненормальном восприятии того, что мы делаем в нашей стране, да? Но я сейчас скажу одно, что, конечно, соответствует, потому что двухступенчатая система управления исполкома имеет вдвойне существенную роль, 27 членов вместо более чем 50, представительство выиграно, больше представительства федерации спортсменов, что уже успех. И то, что есть определенная вертикаль, где можно решать вопросы и контролировать финансовые проблемы…



В. ДЫМАРСКИЙ – Хорошо, всё, с уставом закончили. Главное, чтобы спорт развивался, а не устав менять, правда?



В. ФЕТИСОВ – Ну, нет нормального устава – нет спорта.



В. ДЫМАРСКИЙ – Понятно. Сочи.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Сочи, ну, это выдвижение..



В. ДЫМАРСКИЙ – Голосовал «за»?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Ну, естественно.



В. ДЫМАРСКИЙ – Почему? Потому что все голосуют «за»?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Нет, у меня позиция несколько другая, потому что я в свое время в 94 году подписывал указ президента, и Сочи баллотировался уже.



В. ДЫМАРСКИЙ – Да, и получил тогда что?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Из 9 стран, 5-ое место, что в тех условиях было неплохо. Но логика одна, у меня, например, что если не выставляться, то мы никогда Олимпийские игры не получим.



В. ДЫМАРСКИЙ – Т. е. надо выставляться?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Шансов получить, конечно…



В. ДЫМАРСКИЙ – Не путать с Шанцевым.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Что очень сложно, потому что не должны забывать, что корейский город проиграл двумя голосами Ванкуверу, и полностью готова была, Зальцбург был, тоже выставлялся, когда получил 13 голосов, они уже научены опытом. И я не помню прецедента, чтобы с первого раза кто-то выигрывал.



В. ДЫМАРСКИЙ – У Сочи уже третий раз получается. 94, 98…



Ш. ТАРПИЩЕВ – Ну, как Россия – первый.



В. ДЫМАРСКИЙ – Понятно, хорошо. Москва 2016, вот сейчас даже проведем опрос общественного мнения, вот, вчера что ли его результаты были, если я не ошибаюсь, в целом проводил, что большинство сначала как-то скептически относились вообще к проведению Олимпиад в России, а сейчас вроде бы, судя по опросу, большинство считает, что нужно и на 2016 выставляться в Москве. Вот, Фетисов заулыбался. Слава, нужно выставляться на 2016?



В. ФЕТИСОВ – Я думаю, что да. Здесь я хотел бы еще раз сказать о своих ощущениях во время презентации. Во-первых, шикарно выглядели наши спортсмены, и Роднина, и Попов, и Дима Сватковский – они очень эмоционально, от души, в общем, рассказали свои ощущения, почему Олимпиада должна быть в Москве. Обращение президента нашей страны на английском, на шикарном английском выступление премьера, да? В общем, это красивые картинки города, это действительно была достойная презентация всех тех и традиций, которые у нас есть, и города, как такового, и я думаю, что у многих, потому что трансляция была, я думаю, во всех странах мира, у всех, в общем, запало, да? Какие-то моменты, которые, в общем, при правильной работе имеют шанс получить. И мы не должны забывать, Канада выдвигалась 3 года подряд, она зиму-лето выдвигала, зиму-лето, и, в общем, получила в итоге Ванкувер. В общем, здесь я думаю, ничего неправильного здесь нет.



В. ДЫМАРСКИЙ – Т. е. надо соревноваться.



В. ФЕТИСОВ – И тем более в…



В. ДЫМАРСКИЙ – Будем называть это тренировкой.



В. ФЕТИСОВ – И тем более в планах Москвы есть строительство, заложено строительство спортивных объектов. Через 4 году уже будет совершенно другая обстановка в Москве. Я думаю, что вполне возможно, что шансы намного повысятся, но здесь еще нужно не забывать, что Лондон как бы выиграл, в первый раз выдвинулся, и обыграл Париж, который выдвигался в третий раз.



В. ДЫМАРСКИЙ – Который был бесспорным фаворитом.



В. ФЕТИСОВ – Который считался бесспорным фаворитом. Поэтому здесь при правильной работе, и то, что Блэр приехал за 3 дня, специально провел свою работу, в общем, тоже я думаю, что повлияло. Действительно, когда правильный подход, когда увлечены все силы, то есть шанс выиграть в той ситуации, которая считается в общем безнадежной.



В. ДЫМАРСКИЙ – Понятно, ну, что? Тогда мы, может быть, перейдем еще к отдельным видам спорта? В частности, конечно, к самому любимому виду спорта руководителя федерального агентства – хоккею, я имею в виду ратификацию соглашения, договора между НХЛ и международной федерацией хоккея, скорее, правильнее было бы сказать, нератификацию его Российской Федерацией. Что это означает? Что будет дальше в мировом хоккее?



В. ФЕТИСОВ – Ну, в хоккее я думаю, ничего не изменится. Наша лига будет выступать, НХЛ будет проводить свой сезон после года безделья, я имею в виду, что в плане там игры, да? Хотя на самом деле хозяева очень хорошо поработали, что спортсмены-хоккеисты получили такой нокаутирующий удар в итоге, не рассчитав свои силы, они, в общем, проиграли достаточно так болезненно, судя по всей реакции тех же спортсменов, которые, в общем, высказываются сегодня. Вот. Я думаю, что вот эту работу надо было начинать намного раньше. Я думаю, что защита прав наших клубов, она должна была начинаться достаточно давно, не в последний момент. Вот, и очень отрадно, что здесь клубы сегодня уже проявляют такую, достаточно завидную самостоятельность, не думают по поводу федерации хоккея, которая, в общем, диктовала условия, вот.



В. ДЫМАРСКИЙ – Насколько известно, федерация согласилась, по-моему, да?



В. ФЕТИСОВ – Ну, а куда она денется?



В. ДЫМАРСКИЙ – А как среагировала, кстати, международная федерация?



В. ФЕТИСОВ – Ну, не знаю, я с Рене Фазелем разговаривал. Как раз он позвонил мне после того, как узнал эту новость. Но я с ним говорил еще на чемпионате мира, здесь, когда был…



В. ДЫМАРСКИЙ – Нам санкции не грозят?



В. ФЕТИСОВ – Ну какие санкции? О чем мы говорим? Здесь просто нужно понимать. Я Рене еще говорил до этого. Ну, не могут быть в одностороннем порядке заключаться договоры. Ну, как пример, если ты под контрактом НХЛ, то ты не можешь играть ни в одной стране, потому что международная федерация накажет спортсмена, не даст возможность, или накажет клуб, в котором он будет выступать, или спортсмена. А если ты с контрактом, который у тебя на руках, и ты получаешь деньги в российском клубе, да? Ты можешь поехать в НХЛ, и никаких санкций нет ни к НХЛкому клубу, и к НХЛ, ни к игроку. Это, наверное, такой беспрецедентный случай в одностороннем порядке, и единственный аргумент у этого, что если раньше игроки убегали, и ничего вам не платили, то тут вы будете получать 150 тысяч за всех игроков, исключение – это первый, второй номер драфт, и, в общем, те, которые…



В. ДЫМАРСКИЙ – В драфте у нас, по-моему, лучший игрок наш, лучшая позиция у нас, по-моему, на 70.



В. ФЕТИСОВ – 150 тыс. компенсации, и то она выплачивается в 3 раза. Ты должен сыграть 50 игр, потом еще 50, потом еще 50. Т. е. те же самые деньги, наверное, и за Овечкина тоже самое…



В. ДЫМАРСКИЙ – С Овечкиным вроде бы история разрешилась, да? В конечном итоге он подписал контракт о переходе в НХЛ. Переходит в НХЛ. Ну, я думаю, что…



В. ФЕТИСОВ – Кстати, в принципе для того, чтобы заключение сделать, я думаю, что сегодня для тех, кто вкладывает в российский хоккей ситуация должна быть более понятной, да? Потому что он прекрасно должен понимать, что сегодня, платя зарплату игроку, он понимает, что завтра он не соберет чемодан и не поедет в Ванкувер или в Нью-Йорк. Играя дальше, да? Тем самым оставив всех в дураках здесь. Поэтому здесь, наверное, не согласится и наша профессиональная хоккейная лига, и федерация, могли бы свои внутренние правила тоже сделать, да? Допустим, если игрок, который вдруг, таким образом, поступил, он никогда не может вернуться обратно, да? Т. е. при тех деньгах, которые платятся сегодня хоккеистам, это было бы достаточно серьезно.



В. ДЫМАРСКИЙ – Ну, у нас, по-моему, тоже там сплошные нарушения по подписанию контракта.



В. ФЕТИСОВ – Конечно. Почему? Потому что федерации выгодно каждый год получать трансинг, да? Клубу невыгодно, потому что он не знает, что…



В. ДЫМАРСКИЙ – Что с ним будет дальше.



В. ФЕТИСОВ – Если он сыграл хорошо, значит надо ждать повышения, плохо сыграл – он будет искать другую команду. Здесь просто, для того, чтобы устроить команду, я просто могу себе представить как тренер, или как менеджер, или как хозяин, который платит тебе деньги. Как планировать, допустим, даже команду на 2 года.



В. ДЫМАРСКИЙ – У меня, кстати говоря, тот же вопрос, и его задают наши слушатели по интернету. Ну, вот, несмотря на то, что я достаточно, уж извините за нескромность, достаточно хорошо помню историю Олимпийского движения, пришел вопрос из Харькова, подписанный так, таким образом «Марина Гороховская, чемпионка 15-ых Олимпийских игр». Я помню, что 15-ые Олимпийские игры прошли в Хельсинки, это 52 год. Ну, всех чемпионов я не помню. Марину Гороховскую, извините, Марина, но если Вы действительно задали этот вопрос, а не кто-то подписался так, то я не помню. Но, тем не менее, Вы задали очень хороших четыре вопроса, и некоторые из них я задам. И вот первый вопрос тогда практически на эту же тему, но уже Тарпищеву, по поводу наших теннисисток. Вот, слушательница задает так вопрос: «Что конкретно вложила федерация тенниса в спортивное воспитание Марии Шараповой?». Я думаю, что этот вопрос можно немножко обобщить, да? И вот та система, которая существует в хоккее, она в теннисе вообще применима? Мы воспитываем наших девочек, в частности которые сейчас занимают лидирующие позиции в мировом теннисе, потом они уезжают, кто играет за сборную России, кто не играет за сборную России, кто вообще берет там, ну, и среди молодых людей, не только среди девушек, берут гражданство других стран и т. д., но мы ничего с этого не получаем за тот вклад, за те инвестиции, которые сделали в воспитание теннисистов.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Ну, у нас система немножко другая конечно, но я могу так сказать, что, если начинать с Шараповой, то Шарапова уже продукт уже американского общества. Продукт наш надо смотреть.



В. ДЫМАРСКИЙ – Она еще продукт папы своего, по-моему.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Да, потому что она уехала, когда ей было 7 лет, и я думаю, что ни одна академия Флориды ее не взяла бы, если она в 7 лет не играла бы как молодой мастер. Как выразился Юткин, ее тренер в Сочи. Потому что когда отец пришел просить денег, помощи для того, чтобы они уехали в Америку, у них не было денег. Мы позвонили, был развал Советского Союза, проблемы у них были большие, и я позвонил Юткину и спросил, как она играет. Вот, он эти слова мне сказал. Тогда мы дали, федерация дала деньги, и они улетели в Америку. Так они оказались в Америке. А остальное конечно, ее подготовка шла там. Но я повторяюсь еще, если бы она не была талантлива в 7 лет, ее не видно было бы, то никто ее ни в одну академию не взял бы. Что касается системы контрактной, то контрактная система, как правило, начинается в возрасте 14 лет. До 14 лет все воспитанники нашей отечественной школы, и наша методика, я считаю до 14 лет лучшая в мире. И мы с удовольствием отправляем их во все академии в 14 лет, потому что если бы они остались, то следующего поколения у нас уже не было бы.



В. ДЫМАРСКИЙ – Ну, хорошо. А какая-то отдача должна быть вот за это, за то, что до 14 лет вы готовите лучших теннисистов в мире?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Такой отдачи в основном нет. Есть только личная контрактная система родителей, и не во всех случаях со спортсменами и посредниками, которые их ведут. Мы наиболее сложную ситуацию испытываем с отъездом.



В. ДЫМАРСКИЙ – Т. е. вы занимаетесь благотворительностью.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Нет, командные соревнования. Т. е. во-первых, они все играют за Россию.



В. ДЫМАРСКИЙ – Ну, не все. Шарапова ведь отказывается играть.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Шарапова не отказывается играть. Потому что если я был бы ее тренером, я тоже ей не разрешил бы играть, потому что она за год выросла на 12 см, и сейчас играет через неделю. Т. е. она не играет всё подряд. Если бы она играла Кубок Федерации, то 6 недель у нее вылетело бы, без подготовки, в силу того, что это на другом континенте, это совершенно другие условия…



В. ДЫМАРСКИЙ – Т. е. никаких претензий к ней?



Ш. ТАРПИЩЕВ – И за первое место она сейчас бы уже не боролась бы. Это однозначно. С ней есть договоренность, что, личная моя договоренность, что она согласилась играть со следующего года, если ничего не произойдет в плане травматизма, и на следующий год, скорее всего, будет тур ее по России, в ноябре-декабре месяце, и будет там, где она родилась, и проедет везде вокруг.



В. ДЫМАРСКИЙ – И в этом году играет Кубок Кремля. Давайте вернемся к вопросам слушателей. Кстати говоря, что меня удивило – достаточно много вопросов пришло на интернет. Очень многие поднимают проблему, хотя, казалось бы, болельщики, им интересно, что происходит в футболе, что происходит в хоккее, что происходит в теннисе с тем или иным игроком, там, кто куда перешел. Вот, половина примерно вопросов посвящена вообще проблемам развития спорта. И вот та же Марина Гороховская, она так ставит вопрос, ну понятно, что она имеет в виду. «Не пора ли сомнительно полезные военные кафедры вузов передать для развития массового спорта среди студентов?». Или Татьяна из Москвы говорит: «Уважаемые господа, есть ли какая-нибудь стратегия по привлечению праздно шатающихся детей и подростков к спорту? Возможно ли восстановление в России системы спортшкол на уровне Советского Союза?». Фетисов, это вопрос к тебе



В. ФЕТИСОВ – Ко мне, да, здесь я бы не сказал, что у нас не существует системы. У нас более 5 с половиной тысяч спортивных школ в стране существует. Это к сведению, да? Вообще у нас сегодня совершенно другую политику хотим с внедрением в федеральную программу, в концепцию, которую мы сегодня согласуем с правительством, в общем, переориентирует на общеобразовательные школы, т. е. строительство школьных стадионов, спортивных залов, бассейнов и т. д. Внедрение системы соревнований между школами, между классами. Тем самым мы сможем вовлечь в спорт, в занятия физкультурой и спортом наибольшее количество подрастающего поколения. И это всё должно переходить тогда на университетский спорт, т. е. все высшие учебные заведения должны иметь тоже свой стадион, спортивный зал, бассейн, т. е. начиная с первого класса, по возможности, с дошкольного учреждения, мы будем растить совершенно другого человека, человека, который будет совершенно по-другому относиться к своему здоровью. Мы имеем совершенно определенные данные, говорящие нам о том, что ребенок, который с детства, с самого раннего детства увлечен занятиями физкультурой и спортом, к 12 годам вырабатывает некий иммунитет уже к тем негативным влияниям улицы, т. е. к наркотикам, к алкоголю и к преступности, да? Т. е. мы сегодня имеем шанс через спорт, через увлечение детей систематическим занятием спортом решить многие социальные проблемы. И правы родители, и я хочу рассказать один пример, вот, мы несколько месяцев назад ездили в подмосковную школу, которую построил Громов в Раменском районе. Это суперсовременная школа, где есть огромный спортивный зал, многофункциональный, который делится на 2 зала, там есть спортивный стадион, там есть 6 площадок, там есть тренажерный зал под крышей, там есть…



В. ДЫМАРСКИЙ – Это открыто для людей?



В. ФЕТИСОВ – Да, а как же. Что самое главное, что дети после школы остаются в этом школьном дворе, они занимаются спортом, они играют между собой, они тренируются. Что интересно, параллельно, да? Вот, к тем скептикам, которые говорят, что зачем нужен спорт, когда и так у детей сегодня достаточно загрузки по академическим всем вопросам, да? Вот, мы разговаривали с детьми, задаем им тот же самый вопрос. Это неправильное суждение, потому что спорт, он помогает перезарядиться, разрядиться, да? И набрать ту энергию, которая необходима для того, чтобы хорошо учиться. И вот в тех школах, где сегодня спорт развивается, там успеваемость растет. И вот есть уже у нас примеры, которые мы можем уже предоставить, да? В школах, где посещаемость уроков физкультуры 90-95%, практически 100% поступаемость в высшие учебные заведения по окончании школы. Поэтому сегодня мы хотим создать эту систему, которая даст возможность нашим детям, в общем, рассматривать спорт как модное явление.



В. ДЫМАРСКИЙ – Да, ну, дай Бог, потому что Василий, как он подписался из Южного федерального округа, пишет: «А нужно ли России такое движение или ну его в болото». Ну, движение имеется в виду Олимпийское. «Может, заменим его массовыми спортклубами для людей, а не для рекордов?». Т. е. вообще идет такое, ну, их противопоставление вот этого массового спорта, спорта для оздоровления и спорта для рекордов, спорта высших достижений. Это все-таки 2 отдельные сферы или как-то между собой соприкасаются? Массовость порождает высокий уровень спортивных достижений или необязательно?



В. ФЕТИСОВ – Я хочу сказать, что, вот, на своем примере, если хотите, в общем, помимо всего прочего, хотел бы еще сказать, что восстановились спартакиадные движения, Спартакиады учащихся мы проводим уже 2 года: две зимних и две летних Спартакиады.



В. ДЫМАРСКИЙ – Звезды оттуда вырастают?



В. ФЕТИСОВ – Естественно, они вырастут. Это ближайший резерв, который, вот, сейчас закончилась спартакиада Челябинска, да? По 52 видам спорта. 14 тыс. молодых талантливых спортсменов приняли участие в финале. Это тот резерв, который будет выступать в Пекине, тот резерв, который будет выступать в Лондоне. Это те ребята, которые сегодня за счет такой массы, для них это праздник. Они приехали, у них открытие Спартакиады, как на Олимпиаде…



В. ДЫМАРСКИЙ – Ну, это понятно



В. ФЕТИСОВ – Мы эту систему возродили. Я думаю, что получается? Нам говорят: «Вот, вы тратите деньги на проведение таких соревнований». Конечно, вот, мы вложили рубль для того, чтобы эти участники приехали…



В. ДЫМАРСКИЙ – Это всё отдастся потом.



В. ФЕТИСОВ – Да, но в регионах вложили, 100 рублей вложили для того, чтобы подготовить этих ребят, и у них уже конкуренция между губернаторами пошла, для того, чтобы создать условия.



В. ДЫМАРСКИЙ – У Тарпищева-то противоположный пример. Элитарный вид спорта, теннис, да? Массовым его назвать нельзя.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Почему нельзя?



В. ДЫМАРСКИЙ – Можно уже назвать массовым?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Сейчас это уже народная игра.



В. ДЫМАРСКИЙ – Как лапта, что ли?



Ш. ТАРПИЩЕВ – Ну, мы проводим 1057 турниров по России.



В. ДЫМАРСКИЙ – 1057?



Ш. ТАРПИЩЕВ – В 127 городах России. В каком виде спорта больше проводят, я не знаю. Но я могу сказать такую вещь, как ответ. Как лидер, звезда рождает массовое движение, так и массовость рождает лидера. Это сообщающиеся сосуды.



В. ФЕТИСОВ – Я не дорассказал свой пример, как вместе с тем меня 3 раза возвращали, в общем, к тому моменту, что как я стал членом спортшколы ЦСКА. Было такое движение «Золотая шайба». Где-то миллион мальчишек участвовало в этих соревнованиях. Сначала я сам захотел. Меня учил кататься там, инструктор, который получал за это деньги, он собирал команды, ему нужен был отчет, он за это получал, там, квартиру, муниципальную, да? И для него это была работа. Значит, он должен был собирать ребят, увлекать и так далее. Он увлек меня. Это наш инструктор, Борис Николаевич. Вот, и мне это понравилось. Я захотел записаться в «ЦСКА». Пришел, они говорят: «Слушай, ты — говорят – мальчик, опоздал, твой возраст уже давно». Я потом пошел в «Динамо». Они говорят: «Ты еще рано пришел, приходи позже», потому что у них не было искусственного льда. Так вот…



В. ДЫМАРСКИЙ – А в «Спартак» не заходил?



В. ФЕТИСОВ – Нет, в «Спартак» не заходил. Дело не в этом. Но потом мы выиграли чемпионат района, играли на первенстве Москвы. Мы играли на стадионе ЦСКА, на Песчаной, и так получилось, что команда моего возраста тренировалась перед нашей игрой. И тренер задержался, Юрий Александрович Шаталин, посмотрел меня и привлек меня. Т. е. была создана система…



Ш. ТАРПИЩЕВ – А дальше дело случая.



В. ФЕТИСОВ – Дело случая.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Ну, вообще это становится закономерностью.



В. ФЕТИСОВ – Мы говорим, спорт высших достижений ни в коей мере не должен противоставляться массовому спорту, ни в коем случае. Здесь Шамиль прав, здесь как бы должна быть двойная отдача, да? Спорт высших достижений, звезды должны привлекать и наоборот.



В. ДЫМАРСКИЙ – Давайте последний вопрос тогда, он такой общий, опять вернемся к общей проблематике развития спорта. Вот, один из слушателей, значит, такой нам задает вопрос, даже не вопрос, а констатация: «Кризис в Олимпийском движении неотделим от общего кризиса в стране. Нищие не будут чемпионами, а сытые – всё больше на концертах Крутого». Ну, вот, задумались Фетисов и Тарпищев.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Ну, логики в этом вопросе, я думаю, нет никакой



В. ДЫМАРСКИЙ – Нет никакой? Ну, все-таки, здесь я имею в виду, что всё взаимосвязано, да? Что не может быть в одной сфере очень хорошо, если в остальных плохо, да? Не может быть в одной сфере очень плохо, если во всех остальных очень хорошо.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Нет, ну, если взять историю. Мы ходили на тренировки тренироваться, у нас не было копейки на стакан газированной воды и мы пили в долг, в Советском Союзе.



В. ДЫМАРСКИЙ – Т. е. нищие становились чемпионами.



Ш. ТАРПИЩЕВ – И самые шпанистые ребята, они становились чемпионами, потому что у них характер. Но здесь сопоставление идет, наверное, больше уровня жизни, который, сейчас расслоение идет. Ну, я бы так сказал, что вопрос спортсмена — это есть вопрос воспитания. Если есть куда прийти, вот, что сделал Собянин, губернатор Тюменской области? При 14 школах плоскостные сооружения: 2 теннисных корта, минифутбольное поле, так ребята оттуда не уходят. Сейчас Филлипенко делает тоже самое в Ханты-Мансийске.



В. ФЕТИСОВ – Это то же самое сейчас в Челябинской области, то же самое в Московской области. Я думаю, что, Шамиль, извини, я хотел бы тоже добавить в связи, дело в том, что, ну, опять же, свой пример. У меня родители, говорят, вклад, да, дорого, насколько дорого сейчас заниматься, да? У меня родители в свое время, когда у меня день рождения, когда мне было 12 лет, подарили коньки, перчатки и шлем. По тем меркам это всё стоило вместе 250 рублей, это две зарплаты.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Это очень дорого.



В. ФЕТИСОВ – Да, папа и мама, да? Они сделали как бы выбор, да? Они поддержали сына, вложив сумасшедшие деньги в то время в его будущее, да? Тем самым, как бы дав понять, вот, «сынок, вот мы тебя, видишь, поддержим, да?»



Ш. ТАРПИЩЕВ – Но и ты не подкачай.



В. ФЕТИСОВ – Да, т. е. при всем при том, они спрашивают «ты должен хорошо учиться», обязательно, чтобы не было проблем. Как только проблемы с учебой, сразу не будешь ходить на тренировки. Понимаете, вот, такой вот подарок, да? Он обязывает обе стороны: и родителей, и насколько сегодня мы говорим, вот, нужно желание, во-первых. В каких условиях мы тренировались и какие сегодня, да? Здесь опять же, вот, сама система, вот, почему мы сегодня более узнаваемы кумиры, чем нынешние чемпионы? Потому что мы всё время были в телевизоре, потому что о нас все время говорили.



В. ДЫМАРСКИЙ – На телевидении мало спорта сейчас



В. ФЕТИСОВ – Сейчас уже, по сравнению с тем, что было 3 года назад, сейчас просто небо и земля. Канал появился. У нас сегодня новостной блок в новостях, спортивный, у нас сегодня теннис показывают на центральных каналах, да? У нас сегодня футбольные матчи, хоккейные показывают. Понимаете, совершенно разные вещи. Мы говорим о том, что насколько важно сегодня создать кумира мальчишкам, да? Та же Маша Шарапова: у них не было копейки, она сейчас суперзвезда, зарабатывает 25 млн. Ну, чем не пример для тех бедных семей, так сказать.



В. ДЫМАРСКИЙ – Вопрос только в одном, чтобы это для них было доступно.



В. ФЕТИСОВ – Правильно. Что мы хотим сейчас сделать? Вот, с этой системой, вот, система scholarship, так называемая в Америке, да? Чтоб каждый за счет спорта, если ты хороший спортсмен, ты можешь получить высшее образование. Я думаю, всё равно у нас будет платное образование со временем, да? Но, опять же, если мы создадим сейчас систему, опережая то, что произойдет, да? То у нас из каждой семьи ребенок может или стать суперзвездой, быть известным, воплотить свою мечту, да? Или через спорт получить образование, стать общенормальным человеком. Мы сегодня говорим, что спорт прививает те качества, которые необходимы



В. ДЫМАРСКИЙ – Дополнительная возможность сделать свою жизнь



В. ФЕТИСОВ – Правильно. И необходимы, в общем, качества, которые сегодня определяют жизнь, да? Т. е. ты будешь успешный в жизни или нет, будешь хилый, больной, курить и т. д. Или ты, как сегодня на работу принимают при всех равных условиях: если ты здоровый, значит, ты будешь работать, значит у тебя достаточно энергии, чтобы выполнять свою работу, если ты больной, значит, ты будешь на больничном, значит, тебя никогда не возьмут на работу. Значит, при всех показателях, как ни крути, спорт тебе поможет, поможет тебе в жизни и не только добиться успеха, стать в общем суперизвестным человеком, богатым, да? Но и, в общем, стать здоровым, целеустремленным…



В. ДЫМАРСКИЙ – В общем, лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным.



В. ФЕТИСОВ – И после всего этого ты можешь своего ребенка, у тебя не получилось что-то, да? Мечта не воплотилась, и ты обязательно тот же образ жизни постараешься создать для своих детей. Поэтому мы здесь не согласны с тем, чем…



В. ДЫМАРСКИЙ – Понятно, и самый последний вопрос, я думаю, что у него будет короткий ответ. Вопрос Фетисову, который все сейчас задают: будете ли Вы все-таки баллотироваться в президенты Олимпийского Комитета?



В. ФЕТИСОВ – Знаете, у меня очень много работы сегодня. Вот, я был в отпуске, приехал, и столько вопросов, которые необходимо решать и есть, чем заниматься.



В. ДЫМАРСКИЙ – В общем, есть над чем подумать.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Пока некогда об этом думать.



В. ФЕТИСОВ – Честное слово, вот это всё читаешь сейчас, подшивки, которые остались, да? Вот, эти все аналитики, которые проводятся советниками, помощниками, еще кем-то, ну, они просто опять вводят в какое-то заблуждение людей, которые сегодня занимаются делом. Вот, поверьте мне, вот, сегодня много людей в тех же федерациях, да? Сегодня поняли, ты должен сегодня обладать некими профессиональными качествами для то, чтобы а) добиваться успеха, у нас же, как зачастую было, у нас результат не был главным, что в спорте вообще нонсенс, да?



В. ДЫМАРСКИЙ – А как же «главное не победа, а участие»?



В. ФЕТИСОВ – Нет, нет-нет, я в том смысле, что у нас, вот, такая сложилась ситуация, что друг друга поддерживают, да? Горит там один вид спорта, ну, всё равно его держат, да? Все держат, потому что знают, если он по принципу того, что он уже не умеет работать, он полетит, значит другому нужно или а) лучше работать, если он тоже плохо, он тоже будет. Лучше в этой ситуации друг друга поддерживать для того, чтобы, вот, на всякий случай, да? Но, тем не менее, все понимают сегодня, что необходимо сегодня трудиться, быть профессионалом, чтобы оставаться на том посту, который ты хочешь занимать, это однозначно, и мы сегодня видим положительную динамику в этом плане, кто бы что не говорил, да? Но разговор есть, это в пользу бедных, я так их называю, да? Сегодня необходимо понять стратегию развития спорта, взаимоотношение общественных и государственных структур. И сегодня государство с удовольствием бы отдало свои функции, поверьте мне, общественным организациям, чтобы они занимались видами спорта, но они сегодня не в состоянии. Вот спросите Шамиля, да? Без поддержки государства, допустим, вот, правительство Москвы по проведению всех его соревнований, да? Ну, не было бы у нас такого тенниса. У нас не было бы такого хоккея



В. ДЫМАРСКИЙ – Поскольку это не телевизор, а радио, я могу сказать, что Тарпищев кивает головой.



В. ФЕТИСОВ – У нас не было бы такого футбола, при всем том, что там в свое время разговаривали, да, вот, мы, вот, такие крутые, да? Ну, поймите, все бюджеты клубов на местах формируются из бюджетов налогоплательщиков, поэтому любая команда народна. У нас не только «Спартак» должен быть народной командой называться, у нас любая команда в каждом городе должна быть народной.



В. ДЫМАРСКИЙ – Но и ЦСКА…



В. ФЕТИСОВ – ЦСКА…



В. ДЫМАРСКИЙ – Это естественно.



В. ФЕТИСОВ – Ну, это у нас чукотская команда и т. д. Ну, поверьте, у нас должно быть понимание того, что государство не хочет на себе перекинуть те функции, которые ей нужны. И мы сегодня прекрасно понимаем



В. ДЫМАРСКИЙ – Это был такой длинный ответ Фетисова на вопрос «будет ли он баллотироваться?». Я так понял, что Фетисов будет думать, думать над стратегией развития спорта. Давайте мы все тоже задумаемся над тем, как…



В. ФЕТИСОВ – Нет, мы работаем, мы не думаем, кстати.



В. ДЫМАРСКИЙ – Нет, ну понятно, думать – это тоже работа, между прочим. К сожалению, не все ей занимаются у нас.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Параллельные процессы: думать и работать.



В. ДЫМАРСКИЙ – Вот именно. Поэтому давайте мы тоже будем думать и над общими проблемами, и над частными, и над нашими.



В. ФЕТИСОВ – Ну, смотря какая ситуация. Это же не телевидение, это радио, да? У нас дешевле это всё стоит. Даже, вот, по тому же хоккею. Столько времени, было понятно, что в свое время, когда мы уезжали, компенсация за игрока была в десятки раз больше, чем люди сейчас понимают. Почему они только сейчас дошли до того, что, давайте-ка мы постоим за себя, давайте-ка мы попробуем что-то поменять. Понимаете, вот…



В. ДЫМАРСКИЙ – Я помню, когда Ваше поколение уезжало, всё было по-другому.



В. ФЕТИСОВ – Нет, ну было по-другому, но дело не в этом, да? Сегодня нужно понимать, если ты вкладываешь во что-то, да? То ты должен знать, что у тебя, в общем, есть, да? А не то, что, там, кто-то сказал, ну, потеряли Малкина, там, или кого-то там еще. На самом деле нужно смотреть, что иногда можно что-то потерять для того, чтобы потом что-то найти. Я думаю это просто закон.



В. ДЫМАРСКИЙ – Давайте мы оставим еще некоторые темы на следующую встречу. Я думаю, что она у нас еще обязательно состоится. Я благодарю гостей «Эхо Москвы» — Вячеслава Фетисова, главу Федерального агентства по физической культуре и спорту, и Шамиля Тарпищева, хоть он и опоздал, но всё равно заслуживает нашей благодарности



Ш. ТАРПИЩЕВ – В следующий раз приду на полчаса раньше



В. ДЫМАРСКИЙ – Хорошо, член Международного Олимпийского Комитета и наш известный теннисный тренер.



Ш. ТАРПИЩЕВ – Спасибо



В. ДЫМАРСКИЙ – Спасибо, всего доброго.









Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире