'Вопросы к интервью
02 июня 2005
Z Интервью Все выпуски

Можно ли удержать рост инфляции? Как будет развиваться соотношение евро-доллар-рубль?


Время выхода в эфир: 02 июня 2005, 14:08

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вы слушаете «Эхо Москвы», добрый день, с вами Нателла Болтянская, у нас в гостях Александр Лившиц, зам. гендиректора «Русского алюминия», бывший министр финансов РФ. Здравствуйте.

А. ЛИВШИЦ – Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Давайте начнем с вопроса, можно ли удержать рост инфляции, надо ли это делать, ваши соображения на этот счет?

А. ЛИВШИЦ – Самый запоминающийся вопрос всегда последний. Надо ли это делать, наверное, надо, если люди хотят сберечь свои заработки и не хотят обнищания, дело не в том, что можно истребить инфляцию полностью, ее нигде не истребили, дело в том, какая она. Она у нас сейчас на уровне 97 года, но 8 лет назад нефть стоила не 50 долларов, а 10, не было профицитного бюджета, не было вертикали власти, все было плохо, а инфляция ровно такая же. Понимаете, по инфляции мы отстаем не только от развитых стран, она у нас раза в два больше, чем у казахов. Казахи тоже экспортируют нефть, у них тоже проблемы с большим потоком валюты, они в этом плане похожи на Россию. Но почему они удерживают низкую инфляцию, а мы не можем это сделать, это очень серьезная проблема.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А вы как думаете, почему они удерживают низкую инфляцию, а мы не можем этого сделать?

А. ЛИВШИЦ – Понимаете, я думаю, что у нынешней инфляции две наиболее серьезные причины, государство слишком много тратит, сегодня мы узнали о том, что бюджет этого года будет изменен, в экономику войдет еще 382 млрд. руб., в основном, в виде социальных затрат, т.е. это деньги, которые пойдут на рынок. Я эту причину не комментирую, потому что это политическое решение. Экономист хорош тогда, когда он оперирует в рамках политических решений. Он на них не влияет, ему сказали – будет больше денег у людей. Дальше его дело придумать, как в этих условиях сделать так, чтобы цены не росли так быстро.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А у вас есть соображения на этот счет?

А. ЛИВШИЦ – Да, если позволите, чуть позже. И вторая причина – это рост тарифов в системе ЖКХ, но об этом говорено очень много. Честно говоря, ситуация в этой сфере мне непонятна, люди готовы платить дороже, если не будут летом воду отключать, понимаете, но когда платишь дороже и все ровно то же, что и было, никакого бизнеса не ведется, все по-прежнему муниципальное, государственное, только сгребают деньги, выгребают деньги из карманов и больше ничего, это я не понимаю. Я не понимаю, почему это длится так долго.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Александр Яковлевич, 97-й год, за ним последовал, что странно, 98-й. У нас есть сегодня перспективы того?

А. ЛИВШИЦ – Нет, такую вероятность я исключаю полностью, совершенно другая ситуация в финансах, с бюджетом, ничего подобного не будет, но все же согласитесь, жить с инфляцией 8-летней давности – это не дело.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Скажите пожалуйста, многие, если не все, государства сталкиваются с проблемой инфляции, так?

А. ЛИВШИЦ – Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И многие находят решение. В российском случае можно ли искать совета, что называется, у товарищей?

А. ЛИВШИЦ – Не надо ни у кого ничего спрашивать, потому что экономическим блоком управляют люди, которые прекрасно все понимают, ни в каких советах давно не нуждаются.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Так что, просто наплевать на это?

А. ЛИВШИЦ – Силенок не хватает, я думаю, понимаете, в экономическом блоке должны работать мистеры Нет, тогда что-то получается с инфляцией, а когда большей частью это мистеры Да, то получается хуже. Инструменты известны, это либо опять это связано с политикой ЦБ, чтобы он уходил с рынка, не вливал рубли, но это чревато повышением курса рубля и прочими противными вещами для экономики, урезание расходов исключено, мы видим вместо урезания, наоборот, наращивание. И удержать тарифы на услуги естественных монополий, это удается делать, но ничего не удается сделать на местах, в регионах, где идет рост тарифов по жилищно-коммунальным услугам. Вы знаете, я бы что осмелился посоветовать этим умным людям и моим хорошим знакомым. Если уж так получилось, что мы в карманы людей переправляем все больше денег, то надо попытаться сделать так, чтобы они их не только тратили, но и сберегали. Если бы они их сберегали, то это бы для инфляции был бы большой удар, по инфляции. А они все тратят. Как сделать так, чтобы они больше сберегали, первый вариант – это приподнимать доллар, то, что происходит в последние дни, я думаю, сегодня еще коснемся этого треугольника доллар – евро – рубль попозже, тогда хотя бы люди будут в долларах что-то сохранять и не будут все выплескивать на рынок. Есть и масса других вещей, например, проценты в банках государственных. В частных никто контролировать не может, но самые мощные банки – государственные. И если там проценты ниже инфляции, зачем человеку? Он будет терять. Стоило бы подумать о том, чтобы поддержать паевые инвестиционные фонды, может быть, стоит создать там систему общих гарантий, как в банках создали, чтобы они что-то гарантировали, иначе люди боятся, они их не знают, они маленькие, маломощные. Надо бы простимулировать процесс их слияния. Можно было бы подумать, чтобы выпустить госбумаги для граждан. Т.е., понимаете, любой шаг в сторону того, чтобы человек больше копил и меньше тратил, это шаг против инфляции. Пока в этом… причем шаги, кстати, не больные, не болезненные для экономики, для нее гораздо болезненнее резать расходы или поднимать наверх рубль. А это такие невзрачные, скромные, тихие шаги, которые могут дать эффект.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А скажите пожалуйста, например, сейчас широко по России развита система кредитов. Ее надо увеличивать, ее надо расширять?

А. ЛИВШИЦ – Каких?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Каких угодно, Александр Яковлевич, чтобы человек изначально и поколенчески вступал в такие отношения с государством.

А. ЛИВШИЦ – Конечно, почему с государством? С бизнесом, зачем? Государству вообще-то стоило бы отсюда уйти, не его дело кредиты давать. Тут для этого есть частный сектор. Конечно, это было бы очень здорово, я имею в виду ипотеку и многое другое. Т.е., понимаете, резюмируя в целом, я осмелюсь предположить, что нынешняя инфляция, она не потому, что политика дурная. Экономика рыночная в России не достроена, она очень хилая, она слабая. И она не может сопротивляться этим инфляционным ударам.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Александр Лившиц в нашей стране, мы продолжим разговор после новостей.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Мой следующий вопрос Александру Лившицу, это прогноз по инфляции ваш.

А. ЛИВШИЦ – Официальный был прогноз 8.5% в этом году, потом стали говорить о 10, но, честно говоря, непохоже, чтобы мы удержались на 10, я думаю, будет 11, а, может, даже и 12. Т.е. примерно будет, как в прошлом году. И когда мы встретимся, я надеюсь, через год, как это ни печально, мне придется сказать, что инфляция примерно 9-летней, не 8-летней, а 9-летней давности. С этим надо что-то серьезно делать, долго жить с инфляцией, совершенно непостижимой, даже на пространстве СНГ, исключая Белоруссию и, может быть, сейчас Украину, в общем-то, просто стыдно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Александр Яковлевич, но ведь вы сказали, что одна из причин – недостроенная экономика, и, наверное, каждый граждан нашей страны задает себе один вопрос, как ему лично с ней бороться? Есть ответ на этот вопрос?

А. ЛИВШИЦ – С экономикой?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Не с экономикой, с инфляцией.

А. ЛИВШИЦ – С инфляцией, как, понимаете, инфляция для человека тем и плоха, что это как цунами, он ничего не может сделать. Если безработица, он может сделать, он может переучиться, он может более активно искать рабочее место. Когда меняются цены, он бессилен. В том-то и дело, что инфляция рукотворна, ее всегда делает власть своими решениями. И она, и избавление от нее тоже в функции власти, человек здесь может только надеяться на мудрость власти.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но вы знаете, я в одном фантастическом романе читала о человеке, который изобрел машину времени, летал в прошлое время, продавал, покупал-продавал, как бы сказать, валюта – спасение вкладывать деньги в валюту?

А. ЛИВШИЦ – Наверное, это привычная схема, тут происходят, кстати, перемены в связи с событиями в ЕС, что французы отклонили конституцию, голландцы отклонили, думаю, что дело не в конституции. Я очень глубоко сомневаюсь, что голландская домохозяйка вообще разбирается в этой конституции и прочее. Европейцы искали, на мой взгляд, повод выразить неодобрение тем, что делается в ЕС. Был бы, я не знаю, референдум – пить пиво или нет, и власти бы сказали – пить, они бы проголосовали – не пить. Или наоборот. Т.е. они искали повод выразить свое отношение. По разговорам в Европе, конечно, их беспокоит расширение, происшедшее расширение, обострение конкуренции за рабочие места и т.д. Но я бы не драматизировал ситуацию, уверяю вас, там в европейских государствах политики очень напористые, настойчивые, проведут еще раз референдум, в конце концов, эту конституцию примут, я думаю. И самое важное, там нет хода назад, там затормозилось движение вперед, но они ведь ничего не отменили, правда, ни евро, ни регламентов еврокомиссии, ни ее власть в Брюсселе и т.д. Поэтому я думаю, что нынешнее падение, снижение евро, это ее причины – эти политические неурядицы, они ненадолго, евро выправится. Соответственно, и рост курса доллара тоже затормозится. То, что сейчас происходит, рост, доллар растет, евро уменьшается, рубль по сравнению с долларом, как мы видим каждый день, тоже пока снижается, ситуация очень удачная для России, в высшей степени.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Остается ее использовать, правда?

А. ЛИВШИЦ – Да, понимаете, дело в том, что рубль слишком быстро шел вверх, это очень плохо для экономики, теперь он начал потихонечку снижаться, это очень хорошо для экономики, но самое важное в том, что на снижение рубль тащит сам валютный рынок, т.е. ЦБ, в этом его усилие незаметно. Знаете, как в старых детских фильмах, сел в санки, прицепился к трамваю, и трамвай его отвез на каток. Примерно так. Если эта ситуация продлится чуть подольше, то я бы даже осмелился сказать, что, может, и по инфляции так, может, ближе к 11 будет, не больше.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Александр Яковлевич, председатель ЦБ Игнатьев заявил, что укрепление реального, эффективного курса рубля за первые 5 месяцев текущего года составило 7.4%. Вы согласитесь с такой оценкой?

А. ЛИВШИЦ – Нет, это не оценка, это статистика, т.е. тут оценивать нечего. Так оно и есть, но я еще раз повторю, мне неизвестна страна, экспортирующая страна, подчеркну, а Россия – именно такая, которая допускает такое повышение курса своей валюты. Возьмите китайцев с их юанем, давление идет со всего мира, ревальвируйте юань, давно пора, они отбиваются всеми силами. То же самое и казахи, уже упомянутые мной. Они не допускают повышения курса своей валюты, понимая, что это тормоз и экспорту, и росту. И лишь Россия идет на это, это очень опасно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но то есть можно сделать вывод, с вашей точки зрения, что ту ситуацию, которая есть, мы не используем никаким боком?

А. ЛИВШИЦ – Да пока это идет-то всего неделю-две, понимаете, очень мало времени, но то, что происходит на мировых валютных рынках и на валютном рынке России, сейчас для экономики России очень благоприятно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Делая прогнозы по этому соотношению, доллар – евро – рубль, какие-то, я не знаю, конкретные не то, чтобы даты, но хотя бы ориентировочные периоды можете назвать?

А. ЛИВШИЦ – Нет, это практически никто не может назвать, я только осмелюсь предсказать, что сейчас доллар повышается не потому, что в Америке становится лучше, а потому, что в Европе стало хуже, по этим мотивам, связанным с конституцией и т.д. Но, в принципе, я думаю, что доллар будет расти, в США самым острым образом стоит проблема большого бюджетного дефицита, его надо чем-то покрывать, снизить они его не могут, потому что они очень много тратят и в Ираке, и где угодно. Его надо покрывать, а, значит, надо привлекать капиталы со всего мира тем, что там можно заработать на этих займах американского правительства. А чтобы заработать, надо платить больший процент, а чтобы больший процент, доллар должен быть привлекательнее. Поэтому доллар будет расти, самое разумное с нашей стороны – не препятствовать этому, ЦБ в этих условиях просто уйти с рынка, пусть себе растет, а рубль потихоньку опускается. В нынешней ситуации, когда высока инфляция, когда замедляется рост, это очень благоприятная ситуация, опять-таки, в виде движения санок за трамваем, который везет тебя, и тебе не надо прилагать никаких усилий.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Александр Яковлевич, я не могу понять, люди, которые принимают решения в данной ситуации, в нашей стране, вы сделали некий реверанс в их сторону, они не понимают того, что вы говорите?

А. ЛИВШИЦ – Абсолютно понимают, как же, я не реверанс делаю, я их знаю много лет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А что им мешает засучить рукава и вперед, на санках за трамваем?

А. ЛИВШИЦ – Если говорить о достраивании рыночной экономики, потому что по другим параметрам все решения их вынужденные, они все понимают, но они делают то, что могут, больше они не могут, а достраивать экономику, наверное, просто возиться неохота, это такие решения, на которые надо тратить много времени, лень.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Виктор из Москвы задает вам вопрос, почему наша, пусть не достроенная, рыночная экономика так зависит от чихания властьпредержащих?

А. ЛИВШИЦ – Она любая зависит, понимаете? А американская разве не зависит от того, как чихнет сегодня с утра Алан Гринспен, руководитель федеральной резервной системы? Там все следят, не то, что за тем, что он скажет, а какое у него выражение лица. От выражения лица Гринспена может зависеть курс доллара. Поэтому деньги-то – это всегда у власти, у государства, а это рыночная экономика, денежная. Что скажут денежные власти, то с ней и будет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Следующий вопрос связан со стабилизационным фондом, который подбирается к триллиону рублей.

А. ЛИВШИЦ – Здесь моя точка зрения, наверное, не самая популярная. Вы знаете, пройдут годы, экономисты будут писать об этом времени, я имею в виду 2000-2005, будут задаваться вопросом, а что, какие достижения останутся в истории за эти 5 лет? Я назову их два, это создание стабфонда и досрочная выплата внешнего долга, о которой, как мы знаем, договорилось наше правительство, все остальное будет забыто, все остальное малоинтересно, обычно. Это два настоящие достижения. Но сегодня я узнал из информагентств, что из стабфонда собираются потратить 111 млрд. руб. для того, чтобы финансировать расходы. Мы все ожидали, что рано или поздно, наверное, оборона стабфонда будет разбита, проломлена, из него начнут вынимать деньги. Я не думаю, что это удачное решение, стабфонд нельзя трогать не только потому, чтобы обеспечить себя каким-то резервом на случай падения нефтяных цен, это практически единственная плотина против раскатывания инфляции. Ее не снесли полностью, там еще денег навалом, но она подмыта, т.е. под этой плотиной уже пошли какие-то ручьи, через нее протекать, еще не селевый поток, но ручьи уже текут. И это, я считаю, очень опасно. Нельзя его тратить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но, Александр Яковлевич, ведь дело в том, что у многих наших сограждан бытует такое обывательское совершенно впечатление, что да, есть в государстве стабфонд, а я, Мариванна, что с этого имею, да?

А. ЛИВШИЦ – Если бы этот стабфонд не только держали, но и увеличили, Мариванна имела бы не 10% инфляции, а, скажем, 5, это что для нее, неважно? Очень даже важно, что она увидит в магазинах. Вот что бы она имела реально, понимаете? Но и, с другой стороны, политик, он тем и отличается, что он мыслит не как обыватель, точнее, не только как обыватель.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А возможно ли, я не знаю, как-то переиграть ситуацию? Если 111 млрд. придется направить на текущие расходы, если этого не сделать, что будет?

А. ЛИВШИЦ – Это нельзя не сделать, это политическое решение, дайте 382 млрд. и все. Но понимаете, беспокоит главное, то, что уже залезли в стабфонд для внутренних нужд, раз один раз можно, почему нельзя второй раз, третий раз? Происходит то, что я опасался, честно говоря, все это время, но дай бог, чтобы это было разовое изъятие. Может быть, я не знаю, там закон какой-то принять, чтобы больше туда лазить нельзя да и все.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но вы посмотрите, вы за 20 минут нашего разговора несколько раз произнесли такое словосочетание – политическое решение. И каждый раз, когда я пытаюсь к этому прицепиться, вы говорите, что не до этого, понятно, что если зуб не лечить, то его потом вырвать придется, да?

А. ЛИВШИЦ – Это аналогия такая, сомнительная.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Хорошо, дайте свою аналогию, менее сомнительную.

А. ЛИВШИЦ – Понимаете, политик отличается от экономиста очень простой вещью, политику всегда не хватает денег не потому, что он тратит на какие-то личные цели, нет, просто у него в мозгу миллионы глаз, которые говорят – дай, нам плохо, мы бедные, прибавь, прибавь быстрее, покуда мы еще живы и т.д. И политик хочет тратить. Это все политики одинаковы, все президенты в этом плане одинаковы, в любой стране мира. Но у финансиста, у экономиста, у него судьба несчастная, он должен отвечать, готов, но меньше.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я напомню, что в нашей студии Александр Лившиц, через несколько минут мы продолжим наш разговор, сразу после новостей.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Александр Лившиц, что вы так смеетесь?

А. ЛИВШИЦ – От этой рекламы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну что, говорил?

А. ЛИВШИЦ – Говорил.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну все, теперь отвечайте.

А. ЛИВШИЦ – Ладно, буду отвечать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Давайте ответим по поводу перспектив ВВП, каковы они, на ваш взгляд?

А. ЛИВШИЦ – Я поддерживаю тот прогноз, который есть, раньше, чем через 10 лет, отсчитывая от 2005, это не получится, но мне представляется, и особенно эта последняя авария московская показала, что приоритет мог бы быть другим.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А именно?

А. ЛИВШИЦ – Модернизация промышленности. Понимаете, мы как-то забываем, что промышленность частная, но капиталисты зарабатывают свои деньги на социалистических заводах, ток гонят по социалистическим проводам и ездят по социалистическим рельсам. В алюминиевой промышленности, просто она мне сейчас близка, самый молодой завод – это 25 лет, и это везде, и в нефтянке, и в газовой, везде. Строили в последние годы очень мало. Конечно, предыдущие поколения, только спасибо им можно сказать, они строили с запасом, иначе никакого удвоения бы давно, об этом говорить было бы нечего. Модернизация – вот самый серьезный вызов перед нами, иначе будет ломаться, будет рушиться и взрываться и т.д. Может быть, это важнее? Я бы, честно говоря, согласился и на 3% в год, и на 5%, если приоритетом будет обновление фондов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А за счет чего это возможно?

А. ЛИВШИЦ – Это возможно только за счет того, чтобы это все было частным. У государства не хватит на это денег, да и не его задача этим заниматься. Его задача социальная, оборона и бюджетники, вот главные вещи. Это должен делать бизнес, но бизнес это будет делать, когда все это будет его, в его руках. Он в чужое не вложит ни копейки.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А с вашей точки зрения, перспективы есть у подобной реструктуризации?

А. ЛИВШИЦ – Перспективы есть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Нереально?

А. ЛИВШИЦ – Просто это надо ставить приоритетом, приоритетом всей страны.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Приоритетом каким, законодательным?

А. ЛИВШИЦ – Да любым, сначала политическим. И от этого исходить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А сколько пройдет времени прежде, чем до этого дойдут руки, как вы считаете?

А. ЛИВШИЦ – Мне трудно сказать, я думаю, я не сказал ничего удивительного, нового, понимаете, об этом мы говорим много лет, но, может быть, всякого происшествия, не дай бог, чтобы они повторились, подвинут наших начальников на то, чтобы это признать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вопрос, присланный вам из Москвы, есть деньги в стране – плохо, нет денег в стране – тоже плохо, где же золотая середина в этой ситуации? Потом – как сказал Лившиц.

А. ЛИВШИЦ – Я настолько отвык отвечать на такие общие вопросы, наверняка женщина спрашивала.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Нет, мужчина.

А. ЛИВШИЦ – Да вы что?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Честное слово.

А. ЛИВШИЦ – С таким, видно, философским женским складом ума.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А вы сексист, однако, Александр Яковлевич.

А. ЛИВШИЦ – Даже не знаю, что это такое, это комплимент или ругательство?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я потом вам скажу.

А. ЛИВШИЦ – Хорошо. Понимаете, денег в стране, действительно, избыток, об этом недавно говорил министр финансов, но это не потому, что экономика работает все лучше и лучше, это потому, что нам везет с мировыми ценами, понимаете? А экономика такую кучу денег переварить не в состоянии. Я не знаю, можно сравнить с человеком, хорошо, когда у него стоит 10 тарелок борща.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но не сожрешь все.

А. ЛИВШИЦ – Лучше, чем никакой, чем ни одной. Но все же многовато, он не в состоянии это осилить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Александр Яковлевич, многие сегодня, те у кого, естественно, есть возможности, всерьез задумываются, например, не купить ли свечной заводик на Украине, и ищут варианты, куда бы вложить средства и возможности. Как вы оцениваете, например, Украину с этой точки зрения?

А. ЛИВШИЦ – Это очень долгий разговор, там идут сложнейшие внутренние процессы. В принципе, Украина в высшей степени привлекательна для инвестиций, это очень богатая страна, с чудесным географическим положением, великолепным климатом, развитой промышленностью. Там этих активов пруд пруди, очень привлекательно. Более того, она хочет вступить в ЕС, это означает, что каждый, кто имеет собственность на Украине, через какое-то время будет обладать собственностью в стране, входящей в самую большую в мире зону свободной торговли. Т.е. это мечта любого инвестора, попасть в ситуацию, когда еще можно купить активы в стране, которая только идет в ЕС. Когда она туда войдет, эти активы будут стоить намного дороже. Другое дело, что мы, все инвесторы всего мира ждут, чем кончится эта история с проблемными предприятиями и т.д. Понимаете, вся приватизация, что в России, что в Украине, она шла на основе решений правительств этих стран. Правительства обозначали, на каких условиях продают, как, сколько, почем, поэтому когда говорят – мы будем пересматривать, я не имею в виду официальные лица, официальные лица в Украине слова реприватизация не произносит никто, такого слова нет, это есть у журналистов, аналитиков и все такое. Но если будут пересматриваться решения собственных правительств, принятые раньше, то у любого инвестора один вопрос. Если так, то почему следующие после вас правительства не пересмотрят ваши решения, понимаете, все это довольно рискованно. На мой взгляд, если есть проблемы по собственности, они решаются судами, понимаете, не надо, на мой взгляд, никаких странных списков, которых никто еще до сих пор не видел, официально, я не знаю, видели эти списки вообще руководители Украины, не уверен. Есть вопросы, надо судиться, и суд пусть решает, вот и все. Когда будет диктатура закона и весь мир увидит, что только суд может решить судьбу актива, судьбу предприятия, туда пойдут, безусловно, пойдут деньги.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я однажды присутствовала в качестве журналиста на одной из конференций по вопросам инвестиционного климата, как раз на Украине дело было. Два вопроса тогда задавались, будет ли гражданская война и когда будет правильное законодательство. На первый вопрос вы можете ответить, с точки зрения экономики?

А. ЛИВШИЦ – Я думаю, что критическую точку украинское общество прошло, когда был Майдан. Если они не передрались тогда, то они не передерутся и впредь. Когда будет хорошее законодательство, тогда, когда политики этой замечательной страны устанут от игр между собой и начнут заниматься законами. Я уверен, что это будет, иного пути у страны нет, понимаете? Весь мир симпатизирует Ющенко, это известно, но рыночный статус, вступление в ВТО, тем более в ЕС – это не приз за красоту, понимаете, это приз за что-то конкретное, а конкретное – это, прежде всего, законы, отвечающие европейским стандартам. Если они хотят в Европу, им придется заниматься, как следует, законодательством, иначе эта задача не решаемая.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Александр Яковлевич, какова вероятность развала зоны евро, спрашивает Александр?

А. ЛИВШИЦ – Практически нулевая.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Хотя бы теоретически при каких условиях это возможно, продолжает вопрос тот же Александр?

А. ЛИВШИЦ – Это невозможно предположить, этого просто не будет и все.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И последний, наверное, вопрос, тоже чрезвычайно общий, это перспективы, скажем как, развития инвестиционного климата в России.

А. ЛИВШИЦ – Да, собственно, инвестиционный климат – это штука такая, крупный бизнес будет инвестировать, русский крупный бизнес будет инвестировать здесь при любом климате. Заводы здесь, их надо обновлять, и что, можно выкопать, куда-то увезти, правильно? Но желательно инвестклимат иметь таким, предсказуемость и последовательность действий их властей, больше ничего не требуется, иными словами, если власти что-то обещали, пусть делают. Если они могут предсказать, что они будут делать через 5 лет, в ноги поклонимся, если предскажут, что будут делать через 10 лет, на колени встанем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И скажут правду.

А. ЛИВШИЦ – И будем руки целовать, понимаете? Т.е. больше ничего не надо, не надо бизнесу ни денег, ни льгот, ни привилегий, ничего не нужно, кроме этих двух вещей.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Мне остается завершить словами – так говорил Лившиц. Александр Лившиц в прямом эфире «Эха Москвы», спасибо.

А. ЛИВШИЦ – Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире