'Вопросы к интервью
Ю.МОСИЕНКО – Кому сегодня не везет – не знаю, нам очень сильно повезло: в гостях замечательные люди – Георгий Михайлович Гречко, герой Советского Союза, летчик-космонавт и актер-чтец, режиссер, хранитель актерских баек и суеверий Борис Львович. Мне было позволено называть Бориса Борисом, а Георгия Михайловича, конечно, Георгием Михайловичем. А Львович – это фамилия. Если кто-то не знает. Здравствуйте! Сегодня пятница, тема программы «Пятница, 13». Я забыла представиться – меня зовут Юлия Мосиенко, если кто-то забыл. Сегодня пятница, 13, и из того, что вы здесь, делаю вывод, что вы люди не суеверные. Да, нет – нужное подчеркнуть. Георгий Михайлович отвечает первым.

Г.ГРЕЧКО – Пришел я несуеверный, сейчас я суеверный, потому что, вот, ни за что меня в звании бы понизили, сказали «герой Советского Союза» – я дважды герой Советского Союза, между прочим. (смеется)

Ю.МОСИЕНКО – Правда? Ой!

Г.ГРЕЧКО – Так что видите, сбывается пятница, 13.

Ю.МОСИЕНКО – Сбывается, да, между прочим-то!

Б.ЛЬВОВИЧ – Конечно, а я вовсе никакой не чтец, между прочим, а я, может, даже скорее певец и кроме того, шпагат делаю и массу другого, но вот чтец-то нет!

Ю.МОСИЕНКО – А крестиком вышиваете?

Б.ЛЬВОВИЧ – Крестиком…

Г.ГРЕЧКО – Это я вышиваю крестиком.

Ю.МОСИЕНКО – Правда?

Б.ЛЬВОВИЧ – Все напутала.

Г.ГРЕЧКО – Все перепутала.

Ю.МОСИЕНКО – В общем, все неправильно. Ну я все равно Юля Мосиенко.

Б.ЛЬВОВИЧ – Вот единственное, что правда.

Ю.МОСИЕНКО – Приметы космонавтов всем известные, по крайней мере, вот для людей даже не…

Б.ЛЬВОВИЧ – А вот я сейчас нажалуюсь радиослушателям – это Львович – а она отчество она мое не выговаривает, поэтому не хочет…

Ю.МОСИЕНКО – Не выговариваю.

Б.ЛЬВОВИЧ – …произносить.

Ю.МОСИЕНКО – Нет, у меня с дикцией плохо. Не только в пятницу, 13.

Б.ЛЬВОВИЧ – А меня зовут Борис Афроимович или Афроимович – вот попробуй еще.

Ю.МОСИЕНКО – А скажите, Вы не 13 родились, в пятницу?

Б.ЛЬВОВИЧ – Нет. 13 у меня хороший день, счастливый, потому что, во-первых, в этот день, 13 апреля, родилась моя сестра Нинка, младшая, которую я очень люблю. А во-вторых, 13 – это вахтанговское число. Я из Щукинского училища, и у нас 13 считается самым удачным числом – и 13 место в зале, и вообще все 13.

Ю.МОСИЕНКО – Вот теперь Вас подловлю и скажу, что Вы дважды героя Советского Союза перебили, между прочим. Я ему вопрос задала, суеверный ли он, а он на него ответил, сказал, что пришел несуеверный, а теперь все сбывается – его понизили и тра-та-та, нажаловался всем. А я вот могу сказать, что люди… ну, широкой публике известно несколько, да, космических примет: перед вылетом смотрят «Белое солнце пустыни»… Что еще делают? Говорят, шампанское употребляют.

Г.ГРЕЧКО – Ну, как Вам объяснить? Там, на самом деле, когда мы подъезжаем на автобусе к ракете…

Ю.МОСИЕНКО – Про автобус у меня тоже есть некоторые сведения, что вы делаете с бедным автобусом.

Г.ГРЕЧКО – Ну да.

Ю.МОСИЕНКО – Это правда, что, извините…

Г.ГРЕЧКО – Это правда, но только это…

Ю.МОСИЕНКО – Я сейчас просто слушателей посвящу, несколько в тему введу – сразу прошу прощения, не я придумала, космонавты отечественные. В общем, они, как бы, справляют нужду малую на колеса автобуса, который везет их на старт, к ракете. Это правда?

Г.ГРЕЧКО – Это правда, но это не примета. Дело в том, что после того…

Б.ЛЬВОВИЧ – А суровая необходимость.

Г.ГРЕЧКО – Что после этого момента, до того, как ты снимешь скафандр и пойдешь в космический туалет, проходит 6 или 8 часов…

Ю.МОСИЕНКО – Т.е. это действительно необходимость.

Г.ГРЕЧКО – Т.е. это просто необходимость.

Ю.МОСИЕНКО – А вот кроме колеса ничего не нашлось. Ну ладно, хорошо.

Г.ГРЕЧКО – Просто за колесо удобно прятаться. Это делается перед пос…

(смеются)

Б.ЛЬВОВИЧ – Классно сказано!

Г.ГРЕЧКО – …перед последним поворотом – если еще проехать метров 50, уже тогда от ракеты нас видно. Поэтому тут, значит, вот…

Ю.МОСИЕНКО – Ну а на ракете, конечно, дети, женщины – неудобно. Надо спрятаться за колесом. Ладно, это так. Скажите, а вот в бытовом плане, да… Сейчас забудьте про профессиональные приметы и суеверия. В бытовом плане Вы человек суеверный? Вот если Вы вышли из дома, забыли вещь – вернулись, в зеркало посмотритесь?

Г.ГРЕЧКО – Не-а.

Ю.МОСИЕНКО – Нет?

Г.ГРЕЧКО – Если жена только крикнет – «посмотрись в зеркало!» – я посмотрюсь. Дело в том…

Ю.МОСИЕНКО – Вот чисто женская примета, я заметила. Только женщины обращают внимание – вернулась, обязательно. Или скажет, там, «Дорогой, пойди посмотри, какой ты хороший, в зеркало».

Г.ГРЕЧКО – Я сразу Вам скажу – может быть, даже на этом можно и закончить со мной разговор – потому что я ни в какие приметы не верю. Кроме благоприятных. Вот в благоприятные приметы я верю.

Ю.МОСИЕНКО – Это какие благоприятные? Правое ушко почесал?

Г.ГРЕЧКО – Ну, с полным ведром если мне перейдут, там, или белая кошка, там перебежит.

Ю.МОСИЕНКО – А вы знаете, вот удивительно, я избалована ГДРом – в детстве много там времени провела – у них наоборот, отличная примета, если тебе дорогу перебегает черная кошка. И они прямо сами – я видела, как люди гоняли несчастных кошек, которые, чтобы по этим мелким средневековым улицам перебегали непременно дорогу. Особенно, говорят, хорошо это перед экзаменами, перед какими-то собеседованиями по работе…

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну да, есть такая старая русская поговорка, «что русскому здорово, то немцу смерть». Все наоборот.

Г.ГРЕЧКО – Перед экзаменом хорошо пятак положить в ботинок под пятку.

Ю.МОСИЕНКО – Вот так вот? А самая знаете, какая распространенная у студентов примета? Голову накануне не мыть – мозги вымываются.

Б.ЛЬВОВИЧ – И долго накануне?

Ю.МОСИЕНКО – Ну, в общем, дурным тоном не считается засаленная голова на экзаменах среди студентов и небритость. Это тоже все поощряется.

Г.ГРЕЧКО – На самом деле, я всегда брился, никогда не подкладывал пятак и…

Ю.МОСИЕНКО – Георгий Михайлович, при этом отличником были?

Г.ГРЕЧКО – Я в институте пять с половиной лет ничего, кроме пятерок, не имел.

Ю.МОСИЕНКО – Так.

Г.ГРЕЧКО – Ни одной четверки.

Ю.МОСИЕНКО – В общем, пятак работает под пяткой.

Г.ГРЕЧКО – Да не подкладывал пятак, просто учился.

Ю.МОСИЕНКО – Но Вы же сами сказали, привели пример такой!

Г.ГРЕЧКО – Ну, это другие так делают, я так не делал.

Ю.МОСИЕНКО – Теперь профессиональный вопрос у меня к Борису Львовичу, который, в общем-то, оказался не, вовсе не тем, кого мы…

Б.ЛЬВОВИЧ – Ждали.

Ю.МОСИЕНКО – Ждали, да. Скажите, пожалуйста…

Б.ЛЬВОВИЧ – Да, нет, я могу и почитать, конечно, я знаю много наизусть, но я просто не… ну Бог с ним, как… что-что? Что-что?

Ю.МОСИЕНКО – Ну вот скажите, у актеров – вот Вы хранитель актерских баек.

Б.ЛЬВОВИЧ – Да.

Ю.МОСИЕНКО – Это я так Вас представила. Согласитесь, да?

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну… люблю, бесспорно. Собираю.

Ю.МОСИЕНКО – Вот, приметы актерские у всех на слуху только две: семечки не едим – слова можно забыть – правильно? – роль. И если упала роль или сценарий, на него надо мгновенно сесть.

Б.ЛЬВОВИЧ – Обязательно.

Ю.МОСИЕНКО – Почему?

Б.ЛЬВОВИЧ – Почему?

Ю.МОСИЕНКО – Да.

Г.ГРЕЧКО – Да, почему?

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну, чтобы ликвидировать вот эту неприятность – сел на сценарий, он уже как бы не такой и падший уже тогда. Ну почему, почему – приметы, между прочим, , не объясняются, Юля. Примета – это то, что передается из поколения в поколение. Это некая твоя причастность к определенному кругу людей. Все так делали – и я буду. И от этого некая радость существует.

Ю.МОСИЕНКО – А вот как у актеров… если, допустим, да, вот, сообщество актерское суеверно глубоко, да? Как они относятся к людям, которые действительно в это не верят? Потому что кто-то из великих сказал, что только тот, кто не верит в Бога, верит во все остальное, включая приметы.

Г.ГРЕЧКО – Во! Я верю в Бога, а в приметы не верю. А вот Вы говорите, необъяснимо – а нет, Вы мне все-таки объясните, почему? Я шел на прыжки с парашютом и разбил зеркало. И отпрыгал все 12 прыжков – и ничего. А на следующий год не разбил зеркало, ногу поломал.

Б.ЛЬВОВИЧ – А вот и сработало зеркало, просто год спустя – откуда же Вы знаете, настолько пролонгируется эта примета? Год спустя она сработала.

Г.ГРЕЧКО – А почему она не сработала сразу, на следующий день, когда я прыгал?

Б.ЛЬВОВИЧ – Вот это великая тайна, почему не срабатывает сразу же – тут никто не знает. Я хочу сказать вот что: что для артистов все эти приметы – это такой же театр, как все остальное. Артист – это понятие круглосуточное.

Ю.МОСИЕНКО – Не можете жить спокойно?

Б.ЛЬВОВИЧ – Нет. Нет, нет, нет. Это особый такой, особое свойство. Вот кстати говоря, я всегда возвращаюсь домой – обязательно посмотрюсь в зеркало. Не потому, что я так верю в эту примету…

Г.ГРЕЧКО – Чтобы убедиться, что Вы вернулись домой.

Ю.МОСИЕНКО – Что к себе, и что это Вы.

Б.ЛЬВОВИЧ – Чтобы убедиться, что я выхожу опять из дома и двигаюсь туда, куда должен был. Очень много – вот я вам хочу сказать такую вещь: например, вот существует железная примета – не пить за премьеру в театре. Вот за все, что угодно, но перед премьерой стоит выпить только водки рюмку – «за премьеру!», с этим тостом – все полетит к черту. Это все знают и проверяли не раз. Кроме того, есть одна примета, которую вот я, например, последнее время соблюдаю наполовину. А именно, денег до выхода не брать.

Г.ГРЕЧКО – До выхода…

Б.ЛЬВОВИЧ – На сцену.

Г.ГРЕЧКО – …в ресторан? А, на сцену…

Б.ЛЬВОВИЧ – На сцену, да. До выхода на сцену…

Ю.МОСИЕНКО – В смысле, на сцену?

Б.ЛЬВОВИЧ – …гонорар…

Ю.МОСИЕНКО – А!

Б.ЛЬВОВИЧ – …гонорар получать не следует. Но это пример…

Г.ГРЕЧКО – А кто же дает гонорар до выхода на сцену? За что?

Б.ЛЬВОВИЧ – Как это, за что? Дело в том, Георгий Михайлович, что…

Г.ГРЕЧКО – После, если хорошо сыграл, тогда гонорар.

Б.ЛЬВОВИЧ – …в отличие… Как это «хорошо»? Дело не в этом, неправильный подход. Дело в том, что гонорар должен получать, хорошо ты или плохо сыграл – в любом случае. Потому что ты свое дело сделал. А вот те, кто тебя приглашал, они должны нести ответственность за то, хорошо ты или плохо сыграл. Если плохо, в следующий раз не позовут – вот и все. Так вот, я хочу сказать вот о чем: эта примета, она всегда работала, но в последнее время, если ты не получишь гонорар до выхода на сцену, тебе его вообще могут не дать.

Ю.МОСИЕНКО – Ты рискуешь да, вообще ничего не получить.

Б.ЛЬВОВИЧ – Поэтому что я вот, например, делаю и всем советую – гонорар непременно до выхода – это сто процентов, но из него ни копейки не брать. До того…

Ю.МОСИЕНКО – Ну мы к денежным приметам еще вернемся. Я хотела…

Б.ЛЬВОВИЧ – …как ты не отработаешь.

Ю.МОСИЕНКО – …сказать, что, вот, «Комсомольская правда», газета, опросила известных актеров накануне 13, и Татьяна Догилева, актриса, честно призналась, что она очень суеверная, и весь день будет сидеть в пятницу, 13 дома. Ну, уже отсидела, наверное, потому что 23:16 на эфирных часах. А вот Ирина Алферова, напротив, сказала, что 13 для нее – число счастливое, потому что родилась актриса 13 числа. У Вас…

Г.ГРЕЧКО – Ну вот мы пришли к Вам потому, что для нас обоих 13 – счастливое. Ну вот, счастливая встреча с Вами и со слушателями «Эхо Москвы».

Ю.МОСИЕНКО – Спасибо большое! А я вот никогда не знала, но оказывается, всю вот эту, извините, мутотень насчет 13, пятницы, придумал не кто-нибудь, а Пифагор. Потому что…

Г.ГРЕЧКО – Да что Вы?

Ю.МОСИЕНКО – Да, я вот с удивлением это узнала, из интернета, который меня просветил и сказал, что поскольку он придумал саму науку нумерологию, вот всю мистику насчет 13, пятницы, черной пятницы, чертовой дюжины, придумал он.

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну и вот видите, что получилось, в конце концов он умер и примета сработала.

Ю.МОСИЕНКО – Я напомню эфирный телефон…

Г.ГРЕЧКО – А вот у китайцев…

Ю.МОСИЕНКО – Ой, пардон! 4, знаю…

Г.ГРЕЧКО – Четверка

Ю.МОСИЕНКО – Четверка, потому что созвучна со словом «смерть». Ужасно!

Г.ГРЕЧКО – Да.

Ю.МОСИЕНКО – Бедные китайцы! Хотя, вы знаете, насчет 13 – я помню, что в Англии, в Ковент-Гардене есть старинный театр, построенный в XVI веке, там, один из самых старых – он полуразрушенный. Я купила билеты, все замечательно, но просто искала свое место – не помню, какое у меня было, там, 16, 17 – и с ужасом обнаружила, что после 12 идет ряд 14 и то же самое с местами. Очень суеверный народ. В Америке нету 13 этажей…

Г.ГРЕЧКО – А вот космонавты, которые из летчиков – я, например, космонавт-инженер, а из летчиков – вот у Поповича, ему пришлась квартира 13 – он быстренько снял эту цифру и поставил 12А, у него на дверях было.

Ю.МОСИЕНКО – Так номеров нету очень во многих гостиницах в Америке. Удивительно!

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну вот видите, какая штука, я говорил уже об этом…

Ю.МОСИЕНКО – А у нас в театре самые лучшие места – 13 ряд, 13 место – середина партера, классно.

Б.ЛЬВОВИЧ – Вот, это, во-первых, так, во-вторых, еще раз говорю, что у всех, кто причастен к вахтанговской школе, 13 число считается очень почетным – на 13 месте всегда сидит, как правило, режиссер, постановщик или кто-то из очень серьезных и важных людей. Считается хорошим.

Ю.МОСИЕНКО – Я напомню нашим слушателям телефон эфирный – 203-19-22 – и эфирный пейджер – 974-22-22, для абонента «Эхо Москвы». У нас в гостях Георгий Гречко и Борис Львович, задавайте вопросы и рассказывайте, во что верите вы, какие приметы…

Г.ГРЕЧКО – Ну, Львович – это не отчество, это фамилия.

Б.ЛЬВОВИЧ – Правильно, да, да, да, да.

Ю.МОСИЕНКО – Это фамилия.

Г.ГРЕЧКО – И вот у меня вопрос к товарищу Львовичу: а в кино Вам не приходилось встречаться?

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну, кино я как-то…

Г.ГРЕЧКО – С чего начинается съемка кино?

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну, как правило, существует такая примета, что если ты разобьешь тарелку о треногу… о штатив камеры и, потом, значит, всей съемочной группе раздашь по маленькому кусочку, то будет некое единство. Кстати, в этом есть определенный смысл…

Ю.МОСИЕНКО – Меня всегда удивляло – почему, когда спускают какие-то суда на воду, обязательно разбивают бутылку шампанского?

Б.ЛЬВОВИЧ – Действительно, почему шампанское? Такая дрянь – лучше б водку разбивали. Хотя водку жалко.

Г.ГРЕЧКО – Жалко.

Ю.МОСИЕНКО – Знаете, я думаю, что пираты, которые ввели эту примету, у них не было водки. Они жили без Дмитрия Менделеева.

Г.ГРЕЧКО – У них ром был.

Б.ЛЬВОВИЧ – А шампанское было?

Г.ГРЕЧКО – Был ром, а не шампанское.

Б.ЛЬВОВИЧ – Вот кстати, хочу вам рассказать одну совершенно замечательную историю по поводу примет. Я хочу у Георгия Михайловича спросить… хотя это шуточная история имеет некий серьезный выход. Но все-таки мне интересно. Значит, для слушателей рассказываю: однажды, значит, 1 апреля, ровно год назад, мы с Георгием Михайловичем играли, по инициативе замечательного шахматиста и обозревателя «Московского комсомольца» Жени Гика, играли в шахматные поддавки. Это было в маленьком зальчике одного, значит, московского казино.

Г.ГРЕЧКО – Участвовал чемпион мира Корчной.

Б.ЛЬВОВИЧ – Совершенно правильно, Корчной участвовал и проиграл, между прочим.

Ю.МОСИЕНКО – Что-то не так…

Б.ЛЬВОВИЧ – Проиграл академику Абалкину. В поддавки, в шахматные поддавки, предупреждаю. И вот, значит, когда все это закончилось – а нам перед этим роздали по пять фишечек, это был подарок от казино, чтобы пошли и проиграли их во славу этой организации. И вот мы собрались уже уходить, и, вот, к сожалению – вечная ему память! – Аркаша Вайнер, великий человек и друг наш замечательный…

Г.ГРЕЧКО – Замечательный!

Б.ЛЬВОВИЧ – …один из лучших людей на свете, которых я знал.

Г.ГРЕЧКО – И я.

Ю.МОСИЕНКО – Кстати, был суеверным человеком? Не знаете?

Б.ЛЬВОВИЧ – Не-а!

Ю.МОСИЕНКО – Нет?

Б.ЛЬВОВИЧ – Нет, нет! Не верил ни во что, кроме смысла здравого и силы своей мужской.

Г.ГРЕЧКО – И дружбы.

Б.ЛЬВОВИЧ – И дружбы, да. Совершенно верно. Замечательный был человек, еще раз говорю – вечная ему память. И вот, я хочу сказать о том, что он, значит, мне говорит: «Борис Львович, отведи-ка ты меня к «Мерседесу», потому что что-то я, кажись, перебрал…», значит, я говорю: «Как ты поедешь?» Он говорит: «Так ехать-то я могу, я ходить не могу». И Георгий Михайлович, оказавшийся рядом, говорит: «А я тоже с вами». Подхватили мы Аркадия под руки, дошли до выхода, и вдруг Георгий Михайлович Гречко, сидящий рядом, говорит: «Ой, ребятки, я не успел, забыл проиграть эти пять фишечек, постойте здесь, я сейчас быстро сгоняю».

Г.ГРЕЧКО – Дома-то они мне зачем?

Б.ЛЬВОВИЧ – Мы видим, как он подбегает к рулетке, находится там секунд 50, возвращается оттуда просто с перевернутым лицом, держа в руке огромную пачку зеленых денег. Что такое? Он говорит: «Представляешь, поставил на зеро, выпало зеро, я выиграл 1700 долларов» – сказал он, и у него губы дрожат. Говорю: «В чем дело, Георгий Михайлович?» Он говорит: «Это, — говорит, — какой-то ужас, я сегодня жену в больницу положил, если мне так повезло, значит, не дай Бог что случится!». Побежал тут же, – не случилось ничего…

Ю.МОСИЕНКО – Слушайте, какие же все-таки мужчины у нас суеверные…

Г.ГРЕЧКО – Нет, случилось – но перед этим… Мне так плохо вылечили зубы, что у меня там… не до игры было. Я мечтал, чтобы только скорее проиграть и уйти. И стал чемпионом мира по шахматам в поддавки…

Ю.МОСИЕНКО – Вот видите… Зубная боль – не всегда это плохо. А вы знаете, вот я чего-то пришла к выводу, что, вот, закон равновесия вы искали все, «если где-то хорошо, то там – плохо»… это такая чисто мужская логика… Есть женские приметы. Я вот пришла к выводу, что не только есть профессиональные какие-то там – студенческие, актерские, космонавтские приметы – но и чисто… вот, например, у женщин столько своих примет – у рожениц, например. Накануне родов, если тебя, вот, увезли уже, надо все-все ящики, шкафы – все пооткрывать в доме…

Б.ЛЬВОВИЧ – Это известно, конечно…

Ю.МОСИЕНКО – Да, под кровать положить нож или ножницы, чтоб… ну, якобы боль резать, не знаю… Вот, а у вас нет вот каких-то… Борис Львович так на меня смотрит… Львович – это фамилия… вот, может, у него есть какие-то еще, мне добавить к женским…

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну вы знаете, я знаю одну женскую театральную примету, между прочим, достаточно мерзкую: значит, если две актрисы назначены на одну и ту же роль, то выходит в премьеру-то, между прочим, одна; и, значит, второй и третий спектакль тоже она будет играть, а следующая, во втором составе, выйдет где-то на пятом спектакле, когда все критики уже посмотрят, в общем, ничего хорошего. И говорят, что есть такая гадкая примета, еще со старого русского театра осталась: вот, если своей сопернице перед выходом незаметно воткнуть булавочку в платье, чтоб она там… все, провалится, сыграет плохо, жуть какая-то…

Ю.МОСИЕНКО – Георгий Михайлович, много же по миру ездили, в фонтан куда-нибудь кидали, в водоемы монетку?

Г.ГРЕЧКО – Да, конечно.

Ю.МОСИЕНКО – Да?

Г.ГРЕЧКО – Конечно…

Ю.МОСИЕНКО – Верите в эту примету?

Г.ГРЕЧКО – Ну, если возвращаюсь, то верю, а если не возвращаюсь, то считаю, что неправильная примета…

Б.ЛЬВОВИЧ – Зря деньги потратил…

Г.ГРЕЧКО – Да!

Ю.МОСИЕНКО – В Новый год много очень примет всяких, да, связано… первый телефонный звонок, например, для мужчин, для женщин – тоже по половому признаку примета, суеверие такое странное…

Г.ГРЕЧКО – Вот насчет телевизионного… насчет этого вот Нового года по телефону – я не знаю, а вот когда я жил в деревне, то мы приходили, значит, под Рождество, под Новый год, и говорили… бросали вот так в хату какое-то зерно и говорили: «Сеем, сеем, посеваем, с Новым годом поздравляем!» или… а на Рождество – «С праздником, с Христовым с Рождеством!» Вот у них была – к кому ты приходишь – примета: что первый должен прийти мужчина и поздравить, и если мужчина, то это хорошо, год будет хороший…

Ю.МОСИЕНКО – То же самое с телефонными звонками…

Г.ГРЕЧКО – … если женщина – плохо…

Ю.МОСИЕНКО – …там, для мужчин, наоборот, хорошо, если позвонит женщина, первой поздравит по телефону, и наоборот, для женщины, вот, если она отмечает одна, там, Новый год, да, обязательно должен быть первый звонок мужским голосом…

Б.ЛЬВОВИЧ – Юля, Вы замужем вообще?

Ю.МОСИЕНКО – Нет.

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну, вот я Вам хочу сказать, что когда-нибудь это все равно с Вами случится, никуда Вы не денетесь, куда ж деваться-то… так вот, я хочу сказать, что есть железная одна примета, говорят, очень срабатывает: нельзя чокаться с мужем последним в общем кругу, когда ты, вот, чокаешься со всеми, то если ты чокнулась с мужем, после этого надо обязательно перечокаться с кем-то другим.

Ю.МОСИЕНКО – А у латиноамериканских женщин есть замечательная одна примета – тоже по поводу, значит, выйти замуж и любимых людей – если к тебе на свидание в твой дом приходит человек, которого ты рассматриваешь как потенциального мужа, ты не должна ему позволять открывать входную дверь и закрывать за собой, иначе он больше никогда не вернется.

Г.ГРЕЧКО – А вот знаете, одна в этой роли… Сейчас… Значит, женщина молодая пришла и спросила у мудреца: «Выходить мне замуж или не выходить?» И мудрец ответил: «Выйдешь ты или не выйдешь, все равно ты об этом пожалеешь».

Ю.МОСИЕНКО – Так. Нормально. А кстати, между прочим…

Б.ЛЬВОВИЧ – Замечательная какая история! Да, по-русски это называется «бабы плачут, а девки замуж бегут».

Ю.МОСИЕНКО – Есть еще одна космонавтская… астронавтская примета – американская, по крайней мере, я ее узнала от американца, астронавта летавшего, который однажды, ну, не меня лично, но критиковал знакомую мою – она сушила в раскрытом виде зонтик. Зашла в дом, открыла – как мы все делаем, да – открыла и поставила сушить. Человек выбежал из ванной, где был, закрыл зонт и сказал: «Никогда больше не смей делать этого в моем доме, никогда!» Она спросила: «Что, в чем дело?» Оказывается, действительно, и все американцы свято в это верят, а теперь и я в это уверовала – нельзя никогда сушить зонт в раскрытом виде – это к огромным слезам, ну вплоть, там, до совсем плохих вещей, там, тяжелых болезней и смертей. И действительно, вы знаете, когда я стала в это верить – ну, может, еще и психологически начинаешь себя убеждать в чем-то – перестала. И вам не советую.

Г.ГРЕЧКО – А может наоборот? Ведь если сушить зонт в сложенном виде, он никогда не высохнет, и тогда как раз и будешь плакать.

Ю.МОСИЕНКО – Высохнет, высохнет. А, между прочим, производители зонтов даже рекомендуют сушить их в закрытом виде, зонтик.

Г.ГРЕЧКО – Ну! А вот у меня такой был, значит, случай. Мы уезжали на космодром на самый длительный в мире полет, и нас провожали, и Леонов сказал: «Желаю тебе удачи!» А я тогда был такой молодой, дважды два четыре, стенка вертикальная, пол горизонтальный, все остальное не существует. И я ему сказал: «А нам удача не нужна. Нам, говорю, нужен успех. Потому что удача – это, ну, свалится на тебя ни за что ни про что, а нам нужен успех, чтобы своим умом, своими руками». Леонов изменился в лице: «Жора, ты накануне полета отказался от удачи?» Вот, я сейчас не то поумнел, не то поглупел, и уже не отказываюсь от удачи.

Ю.МОСИЕНКО – Георгий Михайлович, а что касается, вот, летных всяких штучек – действительно нельзя «последний полет», да, избегаете вы этого?

Г.ГРЕЧКО – Да, все время говорят «крайний».

Ю.МОСИЕНКО – «Крайний», да.

Г.ГРЕЧКО – И как-то мне кто-то сказал: «Вот когда ты был в своем крайнем полете», я говорю, «Нет, ребята, это был последний – я уже теперь не полечу».

Ю.МОСИЕНКО – Ну что, послушаем звоночки, может, кто-то во что-то верит и нам что-нибудь новенькое расскажет? 203-19-22, слушаем. (гудок) Сорвалось. Пятница, 13 работает.

Г.ГРЕЧКО – Да.

Ю.МОСИЕНКО – Еще разок.

Г.ГРЕЧКО – Ну, если с пустыми ведрами тебя встретят…

Ю.МОСИЕНКО – Алло! (гудок) Так, пятница, 13…

СЛУШАТЕЛЬ – Алло!

Ю.МОСИЕНКО – Алло! Здравствуйте! Представьтесь, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬ – Сергей из Санкт-Петербурга.

Ю.МОСИЕНКО – Здравствуйте, Сергей!

СЛУШАТЕЛЬ – Я сейчас приемник выключу.

Ю.МОСИЕНКО – Давайте. Но эхо я не слышу.

СЛУШАТЕЛЬ – Значит, я про кошек хотел сказать.

Ю.МОСИЕНКО – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Ситуация следующая: значит, кошки, оказывается, это ни к хорошему, ни… это просто пить или не пить – если идешь, и кошка справа от тебя влево бежит, за пазуху к тебе…

Г.ГРЕЧКО – М-м-м!

СЛУШАТЕЛЬ – …значит, к пьянке. А если наоборот, из пазухи, слева-направо…

Ю.МОСИЕНКО – Сергей, Вы же из Петербурга. Я думала, Петербург – это просто совесть нации, интеллектуальная столица.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну? А что?

Ю.МОСИЕНКО – А у Вас выпивка на уме – я не понимаю…

Б.ЛЬВОВИЧ – Так, минуточку, зачем противопоставлять интеллект и выпивку…

СЛУШАТЕЛЬ – Совершенно…

Б.ЛЬВОВИЧ – Мы с Георгием Михайловичем обиделись тут же!

Г.ГРЕЧКО – Конечно!

Б.ЛЬВОВИЧ – Что ж это такое, что ж это, по-вашему?

Ю.МОСИЕНКО – У нас в Москве, в нашей купеческой, нос чешется к пьянке.

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну пуская доскажет про кошку-то, интересно же!

Г.ГРЕЧКО – Ну подождите, подожди…

Ю.МОСИЕНКО – Значит, слева направо…

Г.ГРЕЧКО – Примета, когда нос чешется – это или к пьянке или будут бить по носу – тут варианты.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, нет, если кошка бежит справа налево, за пазуху к вам…

Ю.МОСИЕНКО – Да. Ага.

СЛУШАТЕЛЬ – То, значит, к пьянке.

Ю.МОСИЕНКО – Так.

СЛУШАТЕЛЬ – А если она от вас выбегает из пазухи, т.е. слева направо…

Ю.МОСИЕНКО – Так.

СЛУШАТЕЛЬ – То вы будете ставить.

Ю.МОСИЕНКО – Понятно. Т.е. нет, это к халяве и к проставиться – понятно.

Б.ЛЬВОВИЧ – О, кстати…

Ю.МОСИЕНКО – Спасибо большое, Сергей, за звоночек, до свидания!

Б.ЛЬВОВИЧ – Вот, кстати, я вспомнил, Юля, я вспомнил одну замечательную примету еще театральную: ни в коем случае не отказываться от халявы. Если что-то тебе предлагают даром, т.е…

Ю.МОСИЕНКО – Вы от вафелек перед эфиром, Борис, отказались!

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну, это потому, что толстеть неохота. А может, я от пива бы не отказался.

Ю.МОСИЕНКО – Ну тоже, да, плохая примета – толстеть.

Б.ЛЬВОВИЧ – Да, ну вот, плохая примета. А от халявы отказываться нельзя, иначе ее можно спугнуть. Если тебе что-то наливают или приносят – надо брать, надо брать.

Г.ГРЕЧКО – Нет, нет, нет…

Ю.МОСИЕНКО – Вот у нас сообщение…

Г.ГРЕЧКО – …Омар Хайям сказал иначе.

Ю.МОСИЕНКО – Да?

Г.ГРЕЧКО – Он сказал: «пить можно всем. Знать надо только, за что и с кем, чего и сколько». Так что не всякую халяву надо принимать. И не от каждого.

Ю.МОСИЕНКО – У нас на пейджере сообщение: «В дореволюционных домах в Москве не было квартир 13. У меня сегодня день рождения, я родилась 13 мая».

Г.ГРЕЧКО – Поздравляем!

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну и молодец, конечно!

Ю.МОСИЕНКО – Надежда, мы Вас поздравляем все – представляете, какие достойные люди Вас поздравили.

Г.ГРЕЧКО – Будем надеяться, что для нее это будет таким же счастливым числом, как для нас 13.

Ю.МОСИЕНКО – Вот, кстати, про зонтик невеселое сообщение. Саша прислал или прислала, я не знаю. «Мамина свекровь не позволяла ей раскрывать в доме зонтик. Через неделю после того, как она его впервые раскрыла в доме, свекровь умерла». Ужас?

Г.ГРЕЧКО – Ну, это не от того, что она раскрыла зонтик, уверяю Вас.

Б.ЛЬВОВИЧ – А черт его знает – извините за то, что поминаю…

Г.ГРЕЧКО – Нет, нет, нет…

Ю.МОСИЕНКО – Нет, ну если уж мы собрались – ну не просто так, 13 уже что-то вот в этой вот магической цифре и про приметы тоже. Суеверный ты, не суеверный – я например, тоже, человеком верующим себя считаю. А на зонтик у меня всегда вот прямо срабатывает…

Б.ЛЬВОВИЧ – Вот, знаете, вот еще я хорошо себе представляю действие одной приметы. И в театре, в общем, побаиваются. Хвалить нельзя. Вот захвалить можно все, что хочешь. Вот стоит только расхвастаться…

Ю.МОСИЕНКО – Вот это Вы зря сказали. Вот это вот Вы очень зря сказали. Руководство слушает – меня никто не похвалит. Только ругать будут.

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну и хорошо! Значит…

Г.ГРЕЧКО – Ну, это только 13, сегодня, а вообще, остальные дни это хорошая примета.

Б.ЛЬВОВИЧ – Значит… больше того, больше того, если еще и премии лишат, то зато будете здоровы.

Ю.МОСИЕНКО – Вы все про гонорар. Борис, ну, это просто удивительно…

Б.ЛЬВОВИЧ – Так, минуточку…

Ю.МОСИЕНКО – Какие меркантильные люди актеры-чтецы!

Б.ЛЬВОВИЧ – Юля, что значит… Во-первых, я никакой не чтец, извините, пожалуйста, значит, в третий раз…

Ю.МОСИЕНКО – Львович – это фамилия.

Б.ЛЬВОВИЧ – Третий раз объясняю – 13 ничего не помнит. Я хочу сказать, что, значит, насчет гонорара. Я, моя профессия предполагает заработок денег своим физическим присутствием.

Г.ГРЕЧКО – Как это?

Б.ЛЬВОВИЧ – Т.е. куда пришел, там и получил. Вот, понимаете, так вот устроена актерская работа.

Г.ГРЕЧКО – Нет, не понимаю.

Б.ЛЬВОВИЧ – Значит, сейчас я Вам объясню. Вот есть люди…

Г.ГРЕЧКО – Получить можно не только деньги, можно и вообще…

Б.ЛЬВОВИЧ – Можно и по шее – ну, это в зависимости от того, как ты пройдешь на публике. Так что, насчет денег, это вообще… Кстати, какие приметы там насчет денег, что-то Вы говорили?

Ю.МОСИЕНКО – Насчет денег?

Г.ГРЕЧКО – Ну вот мне папа говорил, что деньги – это самое дешевое, что есть в мире. Если ты сын, можешь расплатиться за что-то деньгами, всегда плати деньгами, иначе будешь расплачиваться совестью, честью…

Ю.МОСИЕНКО – Я знаю, что у китайцев, например, нельзя ни в коем случае в доме хранить деньги в чем-то металлическом – типа шкатулки – обязательно должен быть живой материал, ну, они считают его деревом, бамбуковые всякие шкатулки, но ни в коем случае не в железной.

Г.ГРЕЧКО – Ты смотри… А я жене деньги всегда предлагаю вечером, на ночь, потому что она знает, что это плохая примета, когда на ночь. А утром я уже не предлагаю…

Ю.МОСИЕНКО – И она их не потратит, Вы надеетесь, да?

Г.ГРЕЧКО – Она их не берет.

Ю.МОСИЕНКО – А-а-а!

Г.ГРЕЧКО – Она их не берет.

Ю.МОСИЕНКО – Ужас какой Вы мужчина!

Г.ГРЕЧКО – Она их не берет.

Б.ЛЬВОВИЧ –Так я начал о том, что хвалить очень опасно. Поэтому, вот, если о чем-то говоришь с хвалебной интонацией, надо обязательно постучать левой рукой по дереву и через левое плечо поплевать – тьфу-тьфу-тьфу! Вот у меня четырехлетний внук Тимулик, он очень хорошо это знает. Стоит мне только поплевать через левое плечо, как он тут же начинает стучать левой рукой по дереву. Четыре года человеку – уже понимает.

Г.ГРЕЧКО – Что, уже разбирается в приметах? А вот мы тут уже полчаса сидим, не можем разобраться.

Ю.МОСИЕНКО – Напередавали из поколения в поколение. Маленький ребенок – чем он занимается?

Г.ГРЕЧКО – Стучит по дереву.

Ю.МОСИЕНКО – Так. Между прочим, сейчас дважды героя Советского Союза, напоминаю, летчика-космонавта Георгия Михайловича Гречко, Виктор Михайлович, наш слушатель, на пейджер осудил. Вот так вот…

Г.ГРЕЧКО – За что?

Ю.МОСИЕНКО – Сказал, что процитированное Вами четверостишье принадлежит не Омару Хайяму, а Расулу Гамзатову.

Г.ГРЕЧКО – Правильно! Я принимаю критику. Но пусть все-таки он сделает снисхождение, поскольку сегодня пятница, 13.

Ю.МОСИЕНКО – Конечно. У нас вон сколько телефонных звонков сорвалось – я надеюсь, сейчас не сорвется – мы еще поговорим.

Б.ЛЬВОВИЧ – А я вам честно скажу: перед началом передачи Георгий Михайлович говорит: «Проверю-ка я образованность наших слушателей, скажу-ка я про Хайяма». И вот видите, раз – точно сработало.

Ю.МОСИЕНКО – Замечательно. 203-19-22. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Алло, добрый вечер!

Ю.МОСИЕНКО – Добрый вечер, представьтесь, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Это «Эхо Москвы», да?

Ю.МОСИЕНКО – Обязательно!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Ага. Здравствуйте!

Ю.МОСИЕНКО – Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Гости и ведущая.

Ю.МОСИЕНКО – Извините, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Меня зовут Люба.

Ю.МОСИЕНКО – Люба.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вот я хотела, знаете, сказать по поводу, вот, женских примет. Если идет какое-то празднество, то если стол с углами, то женщине нельзя садиться на угол…

Ю.МОСИЕНКО – И сколько лет она не выйдет замуж?

Г.ГРЕЧКО – Семь лет, я точно знаю.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – А?

Ю.МОСИЕНКО – Никогда или семь лет?

Г.ГРЕЧКО – Семь лет.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вообще нельзя садиться на угол.

Ю.МОСИЕНКО – Да нет, сколько лет не выйдет замуж после этого?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вообще не выйдет замуж.

Ю.МОСИЕНКО – Да Боже мой…

Г.ГРЕЧКО – Семь лет, я точно знаю, семь лет.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вот, потом…

Ю.МОСИЕНКО – Ну вот, я в детстве пересидела…

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну, семь лет… если женщина семь лет замуж не выйдет, ее потом уже автоматически не возьмут.

Ю.МОСИЕНКО – Сейчас, секундочку, секундочку, Борис! Да, Люба!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Есть еще такая примета. Значит, больше чем на третью свадьбу своих подруг нельзя тоже ходить. Потому что не выйдешь вообще замуж.

Ю.МОСИЕНКО – Понятно. А, Люба, Вы замужем?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Больше трех свадеб – если у вас есть подруги, они выходят замуж и вы идете как свидетель…

Ю.МОСИЕНКО – Так.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – То больше трех нельзя. Иначе вообще не выйдете замуж.

Ю.МОСИЕНКО – Люба, у Вас по…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Потом, значит, есть еще такая примета: если вы выходите из дома с утра, вам попадается мужчина первый, прохожий, то значит, вы будете целый день маяться. Если женщина, то будет смущение…

Ю.МОСИЕНКО – Ужас! Надо дома сидеть целыми днями.

Г.ГРЕЧКО – А если ребенок?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Да. Ну, смущаться будет целый день – это ничего страшного, если женщина. Значит, если девочка. Потом еще есть такая примета по поводу денег: никогда нельзя поднимать металлические деньги, какое бы большое достоинство они не имели.

Ю.МОСИЕНКО – Пять рублей – предел.

Г.ГРЕЧКО – Неправильно, неправильно, если орлом – то надо поднять, это счастливая, а вот если решкой – не надо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Нет, вот я слышала, что вообще металлические деньги поднимать нельзя.

Ю.МОСИЕНКО – Иначе что, Люба, иначе что?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Это будет к горю, к слезам.

Б.ЛЬВОВИЧ – О Господи, не дай Бог…

Ю.МОСИЕНКО – У меня последний вопрос…

Г.ГРЕЧКО – Но ведь бумажные-то деньги, как правило, не валяются!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – А?

Г.ГРЕЧКО – Бумажные нельзя поднять, они не валяются.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Нет, ну, Вы…

Г.ГРЕЧКО – А вот металлические валяются.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вот нельзя поднимать металлические деньги – вот это я точно слышала и знаю даже, ну, немножечко на себе. Все, я вот один раз поимела такой нехороший опыт – и все.

Б.ЛЬВОВИЧ – И чего случилось?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Ну, было много неприятностей.

Г.ГРЕЧКО – Ну это потому, что решка…

Ю.МОСИЕНКО – Главное, скажите… Главное, скажите, Люба, скажите, Вы замужем?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – …достоинством монеты.

Ю.МОСИЕНКО – Люба! Повторяю в пятый раз мой вопрос: скажите, Вы замужем? А то у Вас очень много примет про…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Нет, я не замужем.

Ю.МОСИЕНКО – Нет? Вы на углу сидели, как я?

Г.ГРЕЧКО – Монету подняла?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – И на углу сидела, и много была свидетелем у своих подруг…

Ю.МОСИЕНКО – Ясно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – У меня многие подруги выходили замуж. А вот по поводу зонта я хочу вам сказать: значит, конечно, производители пишут, что надо сушить зонт только в открытом состоянии.

Ю.МОСИЕНКО – Не все.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Потому что если… Вот Вы прочтите повнимательней.

Ю.МОСИЕНКО – Хорошо. Но мы сегодня про приметы, а не про инструкции, хорошо?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Да. Нет, я просто…

Ю.МОСИЕНКО – Спасибо большое! Спасибо за звонок!

Б.ЛЬВОВИЧ – Вот по этому поводу знаете, есть какой замечательный анекдот, который все объясняет. Значит, собрались три священнослужителя – христианский, мусульманский и иудейский. Стали обсуждать силу Бога каждого из конфессий. И христианский священник говорит: вот, летели на самолете, значит, оба мотора отказали в двухмоторном самолете – я взмолился Господу, и он сделал так, что мы приземлились без всяких потерь. Мусульманский священник говорит: я в дождь вышел без зонта, хлынул дождь, значит, я чуть не промок. Но взмолился Аллаху, он сделал вокруг меня купол, и я дошел до мечети в полном порядке, совершенно сухой. Раввин говорит: я вышел из дома в субботу, когда, как известно, еврею категорически запрещается работать, и тут вижу – под ногами лежит бумажник, битком набитый долларами. Я не могу поднять, потому что в субботу евреям запрещается, это работа. Я взмолился Господу, он сделал так, что кругом была суббота, а в этом месте четверг. Так что приметы – приметами, правильно говорит Люба, на самом деле, может, металлические деньги просто достоинства маленького – чего наклоняться.

Ю.МОСИЕНКО – Вот Владимир утверждает, на пейджер прислал, что примета предсказывает событие, а не провоцирует его.

Г.ГРЕЧКО – Ну, вы знаете…

Ю.МОСИЕНКО – Спорное утверждение.

Г.ГРЕЧКО – Вот мы смеемся – давайте, я вас напугаю.

Ю.МОСИЕНКО – Давайте.

Г.ГРЕЧКО – Значит, я действительно не верю ни в какие приметы, но я, вот, теперь уже верю в вещие сны. Потому что… я во время войны, значит, ну, бегал от немцев, в меня стреляли, я стрелял – и мне часто сняться сны, что я убегаю, у меня оружие не стреляет, меня вот-вот схватят… И я не боюсь. Я знаю, что, почему-то, где-то в подкорке, что все будет хорошо. Я падаю с какой-то горы, с какого-то здания – я все равно не боюсь во сне. И вдруг однажды я вижу свою первую жену вот так во сне – вот она сбоку, коричневая, и хотя она говорит, я понимаю, что она мертвая. И она говорит: «Ты удивляешься?» И я проснулся в страхе. А потом думаю: да что ж я? Да с чего я испугался? Сон какой-то дурацкий, и она же жива, здорова и недавно мы говорили по телефону. И уснул. Через два часа она погибла. Т.е. вот когда близкий человек…

Ю.МОСИЕНКО – Ну, вот это действительно сообщение, предостережение.

Г.ГРЕЧКО – Вот если я когда-нибудь опять – не дай Бог – увижу такой сон, я буду звонить этому человеку и просить не выходить на улицу, там, поберечься и т.д.

Б.ЛЬВОВИЧ – Да… Это бывает. И я тоже тут кое-чего наприпоминал, но даже рассказывать не хочу, поскольку, в общем… Да, ну бывает, бывает такое. В пограничной ситуации действительно вещие сны случаются. Я тоже такое припоминаю.

Ю.МОСИЕНКО – Тут Борис атакует нас: какие приметы существуют у работников радио и телевидения? А на самом деле, их не так много, и на самом деле… Я могу только за «Эхо Москвы» отвечать. Если тихо на работе – Венедиктов в хорошем настроении, день будет прекрасный. Если все прячутся в курилке, дрожат по туалетам – значит, что-то не так с нашим начальником и день будет плохим.

Б.ЛЬВОВИЧ – Да. Есть еще такая примета на радио – слово не воробей, поймают – вылетишь.

Ю.МОСИЕНКО – Ой!.. Ну ладно, как Вам будет угодно. Так, что сегодня мне… Давай еще звоночки послушаем – у нас тут адепт черной и белой магии Николай Котов звукорежиссер.

Г.ГРЕЧКО – Ну-ка, ну-ка.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Алло!

Ю.МОСИЕНКО – Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Маша.

Ю.МОСИЕНКО – Маша. А я Юля. И еще у нас в гостях Борис Львович – это фамилия – И Георгий Михайлович – это отчество.

Г.ГРЕЧКО – Это отчество.

Ю.МОСИЕНКО – Слушаем Вас, Маша!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Ну вот, у нас в доме, например, популярна такая примета, что нельзя на ночь оставлять неубранными ножи, вилки…

Ю.МОСИЕНКО – Почему? Что случится?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Потому что это тоже к горю, к слезам.

Ю.МОСИЕНКО – Так, а если ножик падает? Вот моя бабушка говорит: злодей придет.

Г.ГРЕЧКО – Нет, мужчина. Может быть, хороший.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Мужчина, да, я тоже слышала, что мужчина.

Г.ГРЕЧКО – А если вилка – женщина.

Ю.МОСИЕНКО – Ложка тоже.

Г.ГРЕЧКО – Может быть, злодейка.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Я вообще, сама человек не суеверный, у меня мама больше в это верит…

Ю.МОСИЕНКО – А Маш, а почему Вы не суеверны?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Не знаю, но как-то так сложилось.

Ю.МОСИЕНКО – Действительно, вот, не посмотритесь в зеркало, если вернулись случайно домой?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА –Ну, специально, как примета – не посмотрюсь. Посмотрюсь только, если у меня возникнут сомнения во внешнем виде.

Г.ГРЕЧКО – Молодец!

Ю.МОСИЕНКО – А если на Вас что-то пришивают и зашивают – будете брать в рот нитку, чтобы память не зашить?

Г.ГРЕЧКО – Обязательно!

Б.ЛЬВОВИЧ – Обязательно!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Я вообще даже не знала про такую примету.

Б.ЛЬВОВИЧ – Это святое дело.

Г.ГРЕЧКО – Святое!

Ю.МОСИЕНКО – Все хором мне! Спасибо большое, Маша, за звонок, спасибо!

Б.ЛЬВОВИЧ – Юля, Юля…

Ю.МОСИЕНКО – Да?

Б.ЛЬВОВИЧ – Есть такой замечательный анекдот по этому поводу, по поводу этой приметы с ножами – значит, сидит большая еврейская семья, значит, собираются пообедать по случаю окончания субботы. И падает ножик. И отец его у самого пола – цоп! И подхватил! И говорит: О! Успел! Теперь никакой мужик не придет к обеду. Бежит ребенок, кричит: папа, папа, дядя Изя в лифте застрял.

Ю.МОСИЕНКО – Мне тут замечания одно за другим делают, что я перебиваю все время гостей, забиваю их – меня очень много… Поэтому Георгий Михайлович, выручайте! Расскажите что-нибудь еще!

Г.ГРЕЧКО – Ну, вот… Во-первых, нас, конечно, забить трудно… Даже невозможно.

Б.ЛЬВОВИЧ – Да она хорошая, интеллигентная девочка, товарищи!

Ю.МОСИЕНКО – Должна сказать слушателям, что у меня в гостях два крупных мужчины, поэтому я не боюсь пятницу, 13. Хотя от нее всего ничего осталось – всего 16 минут.

Г.ГРЕЧКО – Ну, у меня есть коллекция охотничьих ножей. И каждый раз, когда мне дарят нож, я обязательно отдаю монетку, чтобы не быть с этим человеком на ножах – железная примета.

Б.ЛЬВОВИЧ – И за платки надо 4-5 копеечек отдать, чтобы не плакать, а только сморкаться в них.

Ю.МОСИЕНКО – А Вы скажите, вот, насчет актерских всяких баек – мы чего-то по персонам ничего не услышали – все какая-то общая и общая. Есть какой-то, вот, известный, допустим, актер, театральный деятель, у которого была своя, как сейчас бы сказали, фишка, примета, только ему присущая?

Б.ЛЬВОВИЧ – Трудно сказать… Нет, я так вот с ходу припомнить не могу… Ну, у каждого… знаете, это такое дело…

Ю.МОСИЕНКО – Знаете, у американского актера, голливудской звезды Пола Ньюмена есть примета – я не знаю, с чем это все связано, но он никогда не ест ничего с кетчупом накануне съемок или премьеры.

Г.ГРЕЧКО – Ой, это правильная примета.

Ю.МОСИЕНКО – Почему?

Г.ГРЕЧКО – Я однажды в Америке – особенно для американцев…

Б.ЛЬВОВИЧ – Отравился кетчупом.

Г.ГРЕЧКО – Нет, не угадали. Приметы такой нет. Другая примета – я готовился к выступлению на телевидении и стал есть макароны с кетчупом – заляпал галстук за 20 минут до телевидения. Ну, хорошо, что успели выскочить и купить новый галстук, а ведь… Так что кетчуп – это опасно, это плохая примета…

Б.ЛЬВОВИЧ – Без кетчупа.

Г.ГРЕЧКО – …кушать с кетчупом. Я уже теперь за 20 минут до передачи не ем кетчуп.

Б.ЛЬВОВИЧ – Насчет кетчупа я не знаю, но…

Ю.МОСИЕНКО – Мне сразу стало стыдно, я даже не предложила Вам за 20 минут до эфира кетчупа. А теперь об этом все узнают.

Б.ЛЬВОВИЧ – Я хочу сказать, что что касается нашей профессии – я еще раз говорю: артист – понятие круглосуточное. И если есть возможность поиграть во что-нибудь. А приметы – это, в общем-то, такой же театр. Это такая же… Вот знаете, есть по этому поводу масса веселых историй. Вот, приходит, прибегает молодой актер к мэтру в гримерку и говорит: «Михал Иваныч, Михал Иваныч, мне роль дали, маленькую, но со словами, я все-таки ваш ученик – может подкинете что-нибудь?» Он говорит: «Ну давай, что там у тебя?» Он говорит: «Ну вот, смотрите, значит, я забегаю на сцену в первом акте в первой картине и выпиваю залпом стакан водки». Он говорит: «Ну, можешь не продолжать, дело известное, это значит, реквизиторы тебе нальют какую-то там дрянь, какой-нибудь лимонад – это ерунда. Ты заготавливаешь себе стакан настоящей водяры, подсовываешь его, где надо, забегаешь на сцену, выпиваешь и дуешь себе дальше – я всегда так делаю». Он говорит: «Ну как же, как же, я в конце первого акта – и написано в пьесе – я должен быть абсолютно трезвым». Он говорит: «А, милок, вот это надо будет сыграть…»

Ю.МОСИЕНКО – Вот так, мы опять с примет – на байки. А вот у меня вопрос от Вадима на пейджер Георгию Михайловичу. Он пишет так: «Космонавту, – это обращение к Вам, чтобы не путать. Потому что Львович – это фамилия. – Пишут ли на ракете перед полетом слово «Таня»? Вопрос очень странный.

Г.ГРЕЧКО – Я такого не знаю…

Ю.МОСИЕНКО – Почему именно «Таня», интересно?

Г.ГРЕЧКО – Не знаю, знаете, я вот…

Ю.МОСИЕНКО – Вадим, объясните, пожалуйста, если можно, пришлите…

Г.ГРЕЧКО – Три раза сам летал, дублировал раз пять, и был… присутствовал на чужих полетах – никогда вот не видел, чтобы писали. Вот чтобы писали – видел, извините.

Ю.МОСИЕНКО – До конца программы осталось 13 минут – знаковое число.

Б.ЛЬВОВИЧ – «За Родину» еще написать на ракете?

Ю.МОСИЕНКО – Эфирный пейджер – 974-22-22, абонент «Эхо Москвы». Так, что еще… Ну расскажите мне что-нибудь! Ну что Вы пришли, сначала несуеверный, потом суеверный – Борис Львович, между прочим, когда пришел, сказал, что он всегда приходит за 40 минут, ибо это есть тоже примета такая.

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну Вы знаете, какая штука, Юля, это совсем не примета, это просто элементарная вежливость театрального человека. Я, во-первых, никогда и никуда не опаздываю…

Ю.МОСИЕНКО – А объяснили приметой.

Б.ЛЬВОВИЧ – И никакой это… никакая не примета, а привычка. Привычка.

Ю.МОСИЕНКО – Но ведь привычка… приметы входят в привычку, правильно – мы же плюем неосознанно через левое плечо…

Б.ЛЬВОВИЧ – Примета очень простая. Если… вот, примета, я сейчас расскажу, как это выглядит в театре. Значит, примета очень простая: за 40 минут артист должен явиться на спектакль. Если его нет за полчаса, то это примета того, что его может и не быть.

Ю.МОСИЕНКО – И гонорар не дадут, добавит сейчас Борис.

Б.ЛЬВОВИЧ – А если его нет без 20, то это примета того, что он не придет точно. И тут помощник режиссера поднимает страшный скандал. Поэтому вот эти минуты – это привычка.

Ю.МОСИЕНКО – Марина просит объяснить – объясните ей, пожалуйста – почему нельзя выносить мусор после захода солнца? Кто знает, мужчины? Георгий Михайлович, Вы так задумались…

Г.ГРЕЧКО – Ну, я знаю, что всю жизнь нельзя выносить сор из избы.

Ю.МОСИЕНКО – Ну а вот фактический мусор, тот, что намусорили?

Г.ГРЕЧКО – Да, темно, страшно… Лучше утром.

Ю.МОСИЕНКО – Вы не знаете тоже?

Б.ЛЬВОВИЧ – Почему нельзя мусор выносить? Ну, вы знаете, какая штука, я считаю, что мусор в любое время выкинуть и все, дома мусору не место. Нет, ничего на этот счет нет. А вот, правда, была в театре у меня такая распространительница билетов, которая, прежде чем войти в кассу, брала веник и непременно разгоняла возле порога всяких чертей. Она их разметала, и только потом входила в кассу, вообще, в денежное место.

Г.ГРЕЧКО – Ну просто накануне пить надо меньше, и этих зелененьких чертей и так не будет.

Ю.МОСИЕНКО – Вот, а что касается, вообще, алкогольных каких-то примет – какая, вот, действительно работает и сбоя не знает?

Б.ЛЬВОВИЧ – Железная примета – если мешать напитки разной крепости, с утра башки не поднимешь.

Г.ГРЕЧКО – Не, почему… Вот если мешать шампанское с коньяком в любой пропорции, всегда хорошо.

Ю.МОСИЕНКО – Ну так, ну, до 12 уже недалеко – это я про то, что и 13-е заканчивается, и про то, что можно говорить об алкоголе и табаке. Вот Маша на пейджер пишет, что нельзя принимать в подарок животных, за них нужно отдавать символическую монетку. Мне как-то подарили хомячка, и он погиб. Видимо, Маша, монетку не отдала.

Г.ГРЕЧКО – Да. Вот видите.

Б.ЛЬВОВИЧ – Про животных ничего не знаю, про животных не знаю ничего, а вот еще – нельзя рассказывать никому о своих предполагаемых успехах. Нельзя хвастаться успехами своими предполагаемыми.

Ю.МОСИЕНКО – Сглазить боится?

Б.ЛЬВОВИЧ – Да!

Г.ГРЕЧКО – Ну, так это же еще старое, есть, значит, присловье, что «не хвались, идучи на рать, а хвались, идучи с рати».

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну да, говорят, «загад не бывает богат» и т.д. Вот сегодня мы… есть у меня такой друг замечательный – Анатолий Маркович Митников, известный московский завлит. Вот мы сейчас как раз обсуждали все эти, перед походом сюда. И вот, сошлись на том, что эта примета железно работает. Она… нельзя. Вот стоит только: «Ох, как я репетирую, старик, ты посмотри приди спектакль – через две недели премьера! Как я репетирую!» Можешь перед премьерой в люкс валиться – играть будет кто-нибудь другой. Нельзя ни в коем случае вообще рассказывать о том, что ты сейчас удачно делаешь – не надо!

Ю.МОСИЕНКО – Я вспомнила сейчас про всякие физиологические приметы. Мы как-то заговорили про нос, который чешется, да – то ли к пьянке, то ли к получению…

Г.ГРЕЧКО – По носу.

Ю.МОСИЕНКО – По носу. Да. Я вспомнила, что волосы с расчески выбрасывать нельзя за окно. Есть такая примета, но она, по-моему, юг Украины ей славится. Что женщина…

Б.ЛЬВОВИЧ – Смешно!

Ю.МОСИЕНКО – …если она волосы выкинула свои…

Б.ЛЬВОВИЧ – То это к Ющенко?

Ю.МОСИЕНКО – Нет. То это птица заберет в гнездо, и все – волос не будет, выпадут волосы.

Г.ГРЕЧКО – А вот, Вы знаете, почему…

Б.ЛЬВОВИЧ – Вот я думаю, что со мной такое-то, кто…

Ю.МОСИЕНКО – Птицы, Борис, это птицы!

Г.ГРЕЧКО – Птицы…

Б.ЛЬВОВИЧ – Да, как жалко, что мы не на телевидении, я бы показал, к чему приводит выбрасывание волос.

Ю.МОСИЕНКО – А кстати, не знаете, почему нельзя вытирать бумагой стол? Вот мне тут прислали на пейджер – но не подписано.

Б.ЛЬВОВИЧ – Говорят, нельзя, да.

Г.ГРЕЧКО – Ну, если газетная бумага, то испачкаешь стол.

Б.ЛЬВОВИЧ – Или газету.

Г.ГРЕЧКО – Ну уж газету точно.

Ю.МОСИЕНКО – Так, что тоже про платки, про все… Так, осталось совсем немножечко времени – может быть, мы еще один послушаем телефонный звоночек, один, два? Алло! Алло, «Эхо Москвы», слушаем Вас!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Алло, здравствуйте!

Ю.МОСИЕНКО – Здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Меня зовут Татьяна.

Ю.МОСИЕНКО – Да, Татьяна, слушаем Вас!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вы знаете, я хотела рассказать одну вещь, вот… у меня полгода назад умерла бабушка. И так получилось, что мы очень долгое время не ходили на кладбище. И вот была Красная горка, да, и у меня опять не получилось пойти на кладбище. И на следующий день прямо ночью мне снится сон, что… ну, там, очень неприятная ситуация, и, в общем…. Кидает мою бабушку, и моя бабушка летит и бьется об асфальт.

Ю.МОСИЕНКО – Вас очень плохо слышно… Ага.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – И муж говорит, что давай поедем на кладбище и посмотрим, что там.

Ю.МОСИЕНКО – Так.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – И когда мы приехали, могила в области груди провалились прям., не знаю, наверное, сантиметров на 50.

Ю.МОСИЕНКО – Т.е. земля сама, да? Ну, очень-очень неприятная вещь. Но тоже сон был предупреждение. Еще один звоночек послушаем. Алло, «Эхо Москвы»! Слушаем Вас!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Добрый вечер!

Ю.МОСИЕНКО – Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Опять Люба. Вот я по поводу женских еще примет, есть: нельзя женщине, девушке, женщине, снимать юбку через ноги. Т.е. уйдет любимый человек. Нельзя женщине начинать пудриться с носа или с бороды. Т.е. можно остаться…

Ю.МОСИЕНКО – Бородатой женщине нужно пудриться. Причем начинать именно с бороды.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Нет, пудриться… И нужно начинать либо со лба, либо с щек. Но только никогда не нос начинать пудрить…

Г.ГРЕЧКО – Ни с подбородка.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – …ни бороду.

Ю.МОСИЕНКО – Спасибо большое, Люба!

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну, кстати говоря, актерская примета такая существует – хорошо, что напомнили – гримироваться с носа категорически нельзя. И опытные гримеры знают и сначала мазнут тебе под одним глазом, потом под другим, а уж потом только…

Ю.МОСИЕНКО – Почему, чем объясняется? Интересная примета.

Г.ГРЕЧКО – Ну, останешься с носом.

Б.ЛЬВОВИЧ – Да. Останешься с носом.

Ю.МОСИЕНКО – А вот, это может быть, любопытно будет Георгию Михайловичу, тут вот «с уважением, Петр» разъясняет нам – слово «Таня» писали, а возможно и пишут, на корпусе ракет на космодроме Плисецк.

Г.ГРЕЧКО – А! А я с Байконура летал.

Ю.МОСИЕНКО – Понятно.

Б.ЛЬВОВИЧ – Нет, нет, «за Родину» надо на ракете написать.

Ю.МОСИЕНКО – Так… язык надо прикусывать, когда шьешь – это сообщение от Анны. Мне бы не хотелось. А Тамара Ивановна, которой 87 лет – она без стеснения, как бы, начинает этим сообщение свое – говорит, что «я не верю ни в Бога, ни в черта, ни в сны, ни в приметы – того и вам желаю». Человек достойного возраста достиг. Я думаю, надо послушать.

Г.ГРЕЧКО – Ну, не знаю, мне кажется… вот я, например – космонавт, да – я верю в Бога. Я думаю, что лучше верить в Бога, чем ни во что не верить.

Ю.МОСИЕНКО – Ну конечно. Или верить во что попало, правда ведь? Во все остальное. И есть еще… А, тут, к сожалению, неподписанное сообщение – не должна была бы я его читать, но тут говорят, что сметать со стола бумагой – это, оказывается, к ссоре. К ссоре еще соль, да, просыпанная. Верите в это? Борис?

Б.ЛЬВОВИЧ – Не-а! В соль не верю, во всяком случае, я понапросыпал соли за свою жизнь огромное количество, и прямой связи не углядел. Не углядел. А вот что касается вот того, о чем говорилось сегодня не раз – вот во всякого рода вещие сны – Георгий Михайлович прав – вот мой опыт подсказывает, что да, бывает. Бывает. И особенно – вот мама моя всегда говорит: если снится папа, значит надо обязательно пойти на кладбище.

Г.ГРЕЧКО – Правильно.

Б.ЛЬВОВИЧ – И это…

Ю.МОСИЕНКО – Вообще, покойники снятся – многие разное объяснение дают. Как вам кажется?

Г.ГРЕЧКО – Ну, лишний раз пойти к родителям на кладбище можно без всякой приметы. И нужно. Для себя, кстати, нужно.

Ю.МОСИЕНКО – Ну, покойники снятся – не только покойные родители, правда ведь? Почему-то странная это примета – к смене погоды, якобы, снятся покойники. Может, нам что-нибудь еще новенькое расскажут слушатели – сейчас послушаем телефонный звоночек. Алло, «Эхо Москвы», слушаем Вас!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Ой, здравствуйте, так рада, что дозвонилась до вас!

Ю.МОСИЕНКО – Здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Меня зовут Анна…

Ю.МОСИЕНКО – Очень быстренько, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Да, мой реверанс космонавту нашему любимому. Значит, что касается покойников, ребят, сразу хочу сказать, что к ночи о них говорить нельзя. Я вообще, стараюсь не верить, но почему-то, вот, верю в эти приметы дурацкие. Потом…

Ю.МОСИЕНКО – Стараетесь, но верите.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Значит, бумагой стирать… насчет бумаги не знаю, но со стола рукой, я знаю, нельзя, рукой нельзя стирать со стола, собирать крошки. Так.

Ю.МОСИЕНКО – Это негигиенично просто.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Потом, дедушка мой говорил мне, чашку пустую, незамужней девушке нельзя оставлять чашку пустую на столе. Вот, и… (гудок)

Ю.МОСИЕНКО – Ой, сорвался!

Б.ЛЬВОВИЧ – Кстати, нельзя держать… О, я тоже вспомнил то, что мне говорила моя бабушка. Значит, нельзя держать дома треснутую посуду, потому что…

Ю.МОСИЕНКО – Да, это точно. Это работает.

Б.ЛЬВОВИЧ – …это никуда не годное дело, надо вышвыривать немедленно.

Ю.МОСИЕНКО – Обязательно надо разбить ее. Не просто вышвырнуть, а разбить обязательно. Кстати, вот, в разбитые тарелки верите, Георгий Михайлович?

Г.ГРЕЧКО – Не, не, я, наоборот, если какая-то вещь ценная, я ее склеиваю, и это хорошо.

Ю.МОСИЕНКО – «Если со стола сметать рукой крошки, деньги не будут водиться» — объясняет Валентина. Вот так вот.

Б.ЛЬВОВИЧ – Да они все равно не будут водиться. При любом раскладе.

Г.ГРЕЧКО – Если свистеть, тоже не будут водиться. И еще, сидя на стуле, нельзя качать ногой. Мне бабушка говорила: это ты черта качаешь.

Ю.МОСИЕНКО – Ой!

Б.ЛЬВОВИЧ – А если свистеть в машине, прокол неизбежен.

Ю.МОСИЕНКО – Прокол… шины? Колеса.

Б.ЛЬВОВИЧ – Колеса, конечно.

Г.ГРЕЧКО – Или прав лишат.

Б.ЛЬВОВИЧ – Нет, нет, не прав, а именно прокол покрышки.

Ю.МОСИЕНКО – Вот, потрясающе, Лариса написала: «Чтобы растение хорошо росло, его нужно украсть». Как вы к этому относитесь?

Г.ГРЕЧКО – Я к кражам отношусь отрицательно.

Ю.МОСИЕНКО – Говорят, примета хорошая!

Г.ГРЕЧКО – Ну…

Б.ЛЬВОВИЧ – Ну, Вы знаете…

Ю.МОСИЕНКО – Украл – выросло!

Г.ГРЕЧКО – Одна очень близкая мне дама, значит, старается, где возможно, оторвать кусочек от растения и дома рассадить. По-моему, хорошо получается.

Ю.МОСИЕНКО – Нет, ну одно дело – листик, а… да?

Г.ГРЕЧКО – Но лучше с разрешения.

Ю.МОСИЕНКО – А вот еще тут Лариса же написала, что возвращаться с дороги – если приходится, да – вынужден, вот – нужно показать себе в зеркало язык. Не просто собой полюбоваться, а и гримасу скорчить. Жалко! «Бейте посуду – хорошая примета!» пишут нам слушатели. А вообще, с посудой, действительно, верите, вот… разбилась вещь, даже любимая чашка – это хорошо или плохо?

Г.ГРЕЧКО – Это хорошо, это к счастью.

Ю.МОСИЕНКО – Работает? С Вами, Георгий Михайлович?

Г.ГРЕЧКО – Конечно, конечно.

Ю.МОСИЕНКО – Работает? А…

Б.ЛЬВОВИЧ – Утешительная какая-то история…

Г.ГРЕЧКО – Совершенно верно.

Б.ЛЬВОВИЧ – Это утешает…

Г.ГРЕЧКО – Конечно!

Б.ЛЬВОВИЧ – Вот вы знаете, моя…

Г.ГРЕЧКО – Этим и хорошо!

Б.ЛЬВОВИЧ – Моя дорогая и горячо любимая мама – а она, в общем, человек, как вы понимаете, немолодой – она может все, что угодно пережить легко, но разбитие чашки у нее всегда вызывало жуткое расстройство.

Ю.МОСИЕНКО – Я хотела бы всех поблагодарить – закончилась пятница, 13. Наконец-то! Ну, вернее, ей осталось, там, 40 секунд. И мы доказали, что ничего не боимся, в какие-то приметы разумные верим, в какие-то нет, но по большей части, вот, Георгий Михайлович всех убедил, что он человек верующий. Спасибо огромное всем, что пришли, защитили меня от всяких вурдалаков и вампиров. Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире