'Вопросы к интервью
04 мая 2005
Z Интервью Все выпуски

НДС по-российски или как стать миллионером за государственный счет


Время выхода в эфир: 04 мая 2005, 12:08

Л.ГУЛЬКО: 12 часов и 12 с половиной минут. Еще раз добрый день. У микрофона Лев Гулько. Наш сегодняшний гость Геннадий Иванович Райков – член комитета Госдумы по безопасности. И тема, в общем, экономическая безопасность, да? Добрый день, Геннадий Иванович.

Г.РАЙКОВ: Добрый день.

Л.ГУЛЬКО: НДС по-российски или как стать миллионером за государственный счет. Заманчиво, надо вам сказать, звучит – как стать миллионером за государственный счет. Как? Как?

Г.РАЙКОВ: Тема, конечно, звучит. Я в свое время очень долго занимался НДС – ну, года три-четыре, когда НДС не возвращали предпринимателям. И они писали жалобы, ходили долго, и не всем возвращали НДС. Сегодня…

Л.ГУЛЬКО: Тем, которые занимались внешнеэкономической деятельностью?

Г.РАЙКОВ: Внешнеэкономической. Я уже не говорю о внутреннем НДС – внутренний вообще никогда не возвращали. Только вот год назад стали возвращать. Сегодня нет жалоб, что НДС не возвращают. Вот 2004 год, с 2003-го начала, 2004-ый год – всем до одного возвратили НДС. Ну, вот, как стали возвращать, значит, появляются некоторые, мягко говоря, недоразумения, а грубо говоря, воровство НДС из государственной казны.

Л.ГУЛЬКО: Как это происходит?

Г.РАЙКОВ: Президент вынужден был 11 февраля подписать такое скучное распоряжение об интегрировании информационных ресурсов между таможенной службой и налоговой службой. На сегодня, что проходит через таможню, знают налоговики, что проходит налоговиков – не знает таможня. А НДС возвращается все-таки внешний, когда штампы таможни стоят. У нас 4 категории товаров, которые идут. Первое – нефть, где украсть НДС очень тяжело, потому что котировки мировые известны, и допустим, если 48-50 долларов за баррель, 70 не поставишь.

Л.ГУЛЬКО: Ну, все прозрачно, конечно. В этом случае, конечно.

Г.РАЙКОВ: Все прозрачно. Вторая категория, где мы торгуем, мы торгуем действительно вооружением, где тоже известно, сколько стоит танк, сколько самолет.

Л.ГУЛЬКО: Это уже серьезные вещи, тут…

Г.РАЙКОВ: Да, серьезные вещи, где вообще-то украсть НДС тяжело. Есть третья категория – так называемые вторичные металлы и четвертая – это товары, которые пользуются спросом на международном рынке, идут через органы таможни и по которым возвращается НДС. Вот здесь отсутствует твердо установленные цены. Они просто отсутствуют. Поэтому цена, которая записана в таможенной декларации, ну, к примеру… есть грубые хищения НДС, а есть квалифицированные хищения НДС.

Л.ГУЛЬКО: (смеется). Хорошее такое подразделение – квалифицированные. Красиво.

Г.РАЙКОВ: Да, грубое хищение НДС, оно иногда задерживается, но довольно редко. Причем задерживается больше криминальной милицией. Кстати, не таможенниками и не налоговиками. Ну, к примеру, в прошлом году задержали поставку зубоврачебных буров по цене 22,5 тысячи долларов за тонну. Ну, оказались просто не буры, а гвозди.

Л.ГУЛЬКО: Это просто хорошо посмотрели, а если бы не посмотрели, то бы они пошли как буры.

Г.РАЙКОВ: Ну, наверное, удивились, что 100 тонн буров – это всей Европе можно было все зубы пробурить за этот период времени. За такое количество поставок. Вот считайте – 22 тысячи тонна и гвозди – гвозди стоят… ну, вот сколько они стоят тонна?

Л.ГУЛЬКО: Ну, столько, сколько они стоят.

Г.РАЙКОВ: Ну, от силы стоят 300-400 долларов. Вот вам прямое хищение НДС – то есть документы предъявлены. Пожалуйста, или можно привести другой пример задержанный. Когда задержали партию поставки морозоустойчивых алюминиевых рам – хорошо звучит, да?

Л.ГУЛЬКО: Хорошо.

Г.РАЙКОВ: Мы северная страна, значит, мы морозоустойчивые поставляем.

Л.ГУЛЬКО: Ну, как обычно.

Г.РАЙКОВ: Запад, наверное, поставляет южноустойчивые. Рамы-то везде одинаковые алюминиевые. По 25 тысяч долларов тонна. А в итоге оказался просто металлолом, который стоит 1400 долларов. В 18 раз превышение на оплатах обратного НДС. Я называю примеры грубого хищения, которые как единичные случаи сегодня останавливаются. Почему президент пошел на то, чтобы информационные ресурсы объединить – потому что у нас ведь сегодня как получается? У нас сегодня трехзвенное правительство. Примерно такой Змей Горыныч и трехголовый…

Л.ГУЛЬКО: Трехголовый. Так, так…

Г.РАЙКОВ: Но там такой Иван-молодец пытался эти головы отрубить. Другое дело – у него получилось в сказке. У нас сегодня эту гидру отрубить вообще даже и не знаю, кто бы смог. Поэтому когда три головы вместо одной, которая занимается… Ведь что за сложность допустим, на тот же вторичный алюминий установить котировку на таможне, которая, допустим, на Лондонской бирже? Она известная в мире котировка. Что выше котировки, извините, никто НДС возвращать не будет.

Л.ГУЛЬКО: А как во всем мире делается? Устанавливаются котировки?

Г.РАЙКОВ: Во всем мире устанавливаются, конечно, котировки на провозимые товары, потому что во всем мире больше развита биржевая сторона торговли, через биржи. У нас же, вообще-то, до биржевой торговли мы как таковые вот по третьей и четвертой категории, мы до них не дошли.

Л.ГУЛЬКО: Давайте я вас спрошу как законодателя, как законодательную власть. Там, где, как мне кажется, несовершенны законы, там и происходит то, о чем вы говорите. То есть вот человек слаб, надеяться на совесть не надо. Поэтому, ну, вот где чего плохо, там мы и будем. Ну, закон такой, что его можно так обойти, так…

Г.РАЙКОВ: Нет, ну, вы правы, у нас в России талантливые люди, особенно когда воровать в казне, столько ухищрений…

Л.ГУЛЬКО: Возможностей-то, понимаете, да?

Г.РАЙКОВ: Да мы ее всю жизнь, казну воруем, чего же здесь не потрудиться на этой ниве?

Л.ГУЛЬКО: Человек слаб… Вот как, так сказать, это все, должен быть какой-то закон, как вы говорите, установление таких определенных котировок. Или то, что подписал президент, а кто это будет все отслеживать, а как, кому это все поручить?

Г.РАЙКОВ: Ну, вот отслеживать должно правительство. Ну, правительство, допустим, в лице Фрадкова, мы скажем, но…

Л.ГУЛЬКО: Вот вы сказали – о трех головах…

Г.РАЙКОВ: А правительство это должно быть – Минфин, Налоговая и Таможня – подразделения, которые должны сконцентрировать свои усилия…

Л.ГУЛЬКО: Последовательно это все.

Г.РАЙКОВ: …и сделать один единый документ, который бы таможенник смотрел – котировка алюминия, допустим, 1400 долларов тонна. И если там 1800 или 2000 – НДС уже бумага пошла на 1400, сверхзагнутые цены, которые прописаны… Вот как там один подольский завод торговал алюминиевыми гайками. Латунными гайками, извиняюсь. Из Подольска – в Читу, из Читы – в Китай. Ходили одни бумаги. Одни бумаги ходили. Гайки-то никто, правда, не делал. А чиновники, которые сидели в Москве, проводили эти операции, получали НДС. Я приведу такую цифру – по данным экспертов, даже не по моим данным, по данным экспертов – мы начали заниматься этой проблемой, выстраивание цепочки: 2,5 миллиарда НДС возвращено в прошлом году в Москве, в городе Москве. Давайте Москву брать. Из них 600 сомнительных миллионов.

Л.ГУЛЬКО: Сомнительных – это прямо такой термин есть?

Г.РАЙКОВ: Ну, они сомнительные.

Л.ГУЛЬКО: А кто сомневается-то, прокуратура? Кто?

Г.РАЙКОВ: Пока эксперты. Потом все равно эксперты смотрят, все равно экономическое содружество не очень хочет, чтобы кто-то получал незаконные деньги. Все равно у нас прогресс к этому идет потихоньку, но очень потихоньку. Почему сейчас не занимаются этой проблемой, несмотря на то, что уже с января прошло время…

Л.ГУЛЬКО: Президент выпустил, да.

Г.РАЙКОВ: Казалось бы, Таможенный комитет установил котировки, Бог с ним, утвердил его в правительстве – а закон пока менять не надо. Хотя по закону менять его надо. Если мы занимаемся, мы будем его менять, чтобы закрыть эту лазейку. Но никто ведь ничего – за 4 месяца даже и не шевельнулся по этому вопросу. Надо ждать, чтобы опять президент взял какой-то орган управления свой и направил, чтобы они с этим разобрались.

Л.ГУЛЬКО: То есть, грубо говоря, стукнул по голове? Того, кого надо?

Г.РАЙКОВ: Вот я человек мягкий…

Л.ГУЛЬКО: А почему никто не шевельнулся-то? Вот объясните.

Г.РАЙКОВ: А потому что нет ответственного.

Л.ГУЛЬКО: Так, вот мы сейчас подходим ближе к делу.

Г.РАЙКОВ: Потому что если отвечают три или пять ведомств, три или пять федеральных агентств, то над ними вроде бы должно быть то лицо, которое сконцентрировало бы все эти вещи. Это лицо, ну, или по крайней мере, председатель правительства тогда, или зам его. А зам – один. Вы попробуйте бедного Александра Жукова направить на всю эту…

Л.ГУЛЬКО: Ну, он захлебнется просто во всем этом. Это понятно.

Г.РАЙКОВ: Он просто не разберется. Ему невозможно разобраться. Дума часто шумит на правительстве о том, что они задерживают отзывы. А отзывы подписывает один человек – Жуков. А законов 300. А ведомства между собой – одни согласны, другие не согласны. Вот эта неразбериха, она и порождает то, что в этой неразберихе можно получать незаконный НДС. И вот я даже, ну, тут даже анализировать… Экспорт поднялся в этом году где-то в 1,5 раза – хорошее явление. 1,55.

Л.ГУЛЬКО: Хорошее.

Г.РАЙКОВ: Хорошее. А возврат НДС – в 3,5 раза.

Л.ГУЛЬКО: То есть вот сопоставляете цифры…

Г.РАЙКОВ: Ну, как можно вернуть больше, чем поставили? Это же невозможно сделать, да?

Л.ГУЛЬКО: А вот, помните, раньше был такой термин – «пересортица»? То есть вот когда там свежие помидоры…

Г.РАЙКОВ: Ну, это любимое дело ОБХС было.

Л.ГУЛЬКО: Да, любимое дело было. Когда гнилые помидоры за свежие выдавали. Я так понимаю, что здесь тоже имеет место такое быть?

Г.РАЙКОВ: Ну, это та же самая пересортица, только как сказать в грубой форме, а она уже в более цивилизованной форме – когда проходят отштампованные документы. Ну, что не ввести, чтобы экспертиза на заводе, который производит продукцию – заставить там 3-4 человек, давать экспертное заключение по цене, и оно должно идти вроде со всеми этими документами. Тогда где-то на какой-то стадии цену с 1000 долларов на 20 тысяч долларов переделать довольно сложно.

Л.ГУЛЬКО: Ну, потому что есть заключение экспертное.

Г.РАЙКОВ: Но вы если возьмете любой проходящий товар 3-4 категории, 3-4 группы, там никакого экспертизного заключения нет. Там есть закорючка какого-то кладовщика, который отпустил товар. И эта закорючка становится тем, что возвращает потом Минфин оформленные по всему порядку, чистенькие документы, где Минфин выплачивает денежки – откуда? Из бюджета.

Л.ГУЛЬКО: Здесь, понимаете, в чем вопрос-то еще? Сидят люди, которые, в общем – опять же совесть в сторону у нас, да? – заинтересованы. Ну, даже если закорючку поставил какой-то там, как вы говорите, завсклад, он же… ну, будет сидеть эксперт на этом месте, и если эксперту скажут: «Мы тебе а-га…, а ты нам закорючку поставь». Вот тут отчего проблема.

Г.РАЙКОВ: Ну, это тема наша такая…

Л.ГУЛЬКО: Борьба с коррупцией.

Г.РАЙКОВ: Ну, примерно российская тема – борьба с коррупцией.

Л.ГУЛЬКО: То, о чем говорил президент в послании.

Г.РАЙКОВ: Хотя, извините, с ней никто не борется. Но вот борьба с коррупцией. Вот у нас было, наверное, – дураки, дороги – у нас упоминают в России традиционно.

Л.ГУЛЬКО: Это вечное.

Г.РАЙКОВ: Вечно. А коррупция у нас была вечная. Она всегда была вечная. Она и будет продолжаться.

Л.ГУЛЬКО: Конечно. Алексашка Меньшиков – можно вспомнить, да?

Г.РАЙКОВ: Ведь президент правильно в послании сказал, что коррупция больше имеет нравственный оттенок. Что люди потеряли чувство разума, нравственности и так далее.

Л.ГУЛЬКО: Ну, а как им вернуть, вернуть как?

Г.РАЙКОВ: Вернуть как это чувство разума? Значит, менять этих людей надо. Готовить других – молодых, способных ребят, платить им хорошие деньги.

Л.ГУЛЬКО: А есть ведь между прочим такие ребята.

Г.РАЙКОВ: Ну, я скажу, что мы плохо иногда отзываемся о своей молодежи, и это плохо делаем, потому что основная все-таки масса – это грамотные люди, которые вот… ну, вот вы подумайте, в такую цифру вдумайтесь – что сегодня обучается в вузах студентов больше, чем в СССР. Это же не смешно. Больше, чем во всей СССР, которая была, обучается в одной России студентов. А посмотрите, начинают уже говорить – вроде перепроизводство, вроде зачем их учить, вроде он пусть идет…

Л.ГУЛЬКО: …давайте всех их в армию отправим…

Г.РАЙКОВ: …на тракторе работает. С трактора в армию его легче забрать, а грамотного тяжело забирать. Уже такая тенденция идет, вместо того, чтобы тенденция была подготовки грамотных экономических кадров, которые бы вот сели на замену вот этих чиновников.

Л.ГУЛЬКО: А как сядешь, когда он сидит на этом месте вечно? Вот как?

Г.РАЙКОВ: Ну, к сожалению, мы патриархальная Россия, и никуда нам, наверное, от этого сегодня еще не деться – у нас как сел наместник, то кругом все его родственники сели. И когда ведется такая кадровая политика. Но знаете, что я вам скажу, что если мы уже начали заниматься этой проблемой – проблемой незаконного хищения НДС, то это уже хорошо. Если мы начали заниматься, то мы понимаем схемы, мы видим схемы. Можно называть целые – извините за такое вульгарное выражение – бригады, которые сегодня работают на НДС, с фамилиями, именами и отчествами. Если мы уже знаем эти бригады, то, наверное, мы предпримем какие-то меры для того, чтобы предотвратить степень увода денег из государственного бюджета.

Л.ГУЛЬКО: Но у нас есть сильная финансовая разведка, надо сказать, да? Комитет по финансовому мониторингу.

Г.РАЙКОВ: Это тоже один из органов, который сидит в этой системе. Если бы у него не было директивной функции – ареста счетов, блокирования их, то, другое… Но у них таких директивных функций нет.

Л.ГУЛЬКО: То есть не хватает должностной инструкции?

Г.РАЙКОВ: Они же…

Л.ГУЛЬКО: Не хватает чего?

Г.РАЙКОВ: Вот разведка, она установила, а так как сумма у нас стоит 20 тысяч долларов – 600 тысяч рублей примерно там по тарификации, а машина стоит 50 тысяч долларов, к примеру, то все кто, к примеру, купил машину за 50 тысяч долларов, должны встать на учет в финансовую разведку. А как они купили?

Л.ГУЛЬКО: Или я, например, мелкий предприниматель, у меня какое-то там небольшое дело – я же тоже, наверное, должен встать, если у меня там суммы какие-то…

Г.РАЙКОВ: Ну, я вам очень быстро отвечу, за счет чего я купил.

Л.ГУЛЬКО: Ответьте.

Г.РАЙКОВ: Друг занял и так далее. То есть у нас ухода от этого…

Л.ГУЛЬКО: Наследство получил.

Г.РАЙКОВ: Да даже наследство получил – там надо какой-то налог платить.

Л.ГУЛЬКО: Пока, между прочим.

Г.РАЙКОВ: Пока президент сказал, что налог с наследства снять. Когда вот его снимем, тогда будет все больше и больше по наследству передаваться. А так, вот есть у вас 10 друзей, они вам заняли по 5 тысяч – вы купили машину. Ну, и будете им отдавать 3-4 года. Вот вы написали объяснительную по этому вопросу. Потому что тут даже не в этом, тут надо все-таки смотреть крупные суммы прохождения. Вот здесь закон мы будем менять, чтобы сумму 20 тысяч долларов поставить на ту котировку цен, которая сегодня есть. Если, допустим, квартиру за 50 тысяч долларов в Москве можно купить…

Л.ГУЛЬКО: Ну, так. Однокомнатную…

Г.РАЙКОВ: Можно — однокомнатную, где-нибудь…

Л.ГУЛЬКО: Где-нибудь, да. Вот-вот.

Г.РАЙКОВ: В Бутово там и еще где-нибудь, развалилась. Но люди же покупают квартиры?

Л.ГУЛЬКО: Да.

Г.РАЙКОВ: Покупают квартиры.

Л.ГУЛЬКО: Ну, берут ипотеки там, еще что-то…

Г.РАЙКОВ: Берут условные кредиты, которые тут же отдают за 5 минут. Но бумажку они берут, что они взяли кредит.

Л.ГУЛЬКО: Значит, Геннадий Иванович…

Г.РАЙКОВ: Поэтому тут надо просто-напросто вот этот пороговый барьер убирать. Правильно сказал президент в послании – давайте как-то типа финансовой амнистии проведем. Есть у человека деньги – положи в банк, и мы тебя за это сегодня трогать не будем. Не будешь дальше платить налоги, тогда будешь отвечать.

Л.ГУЛЬКО: Давайте мы с вами так как-то подведем небольшой итог. У нас осталось буквально 1,5 минутки. Значит, первое – самое главное, что нужно делать? Каждому на своем месте отвечать за свою работу?

Г.РАЙКОВ: Совершенно верно.

Л.ГУЛЬКО: Вот когда будет ответственность эта, да?

Г.РАЙКОВ: Надо чтобы змей был не о трех головах, а все-таки был один, и который бы руководил этой системой…

Л.ГУЛЬКО: Желательно с мозгами.

Г.РАЙКОВ: Желательно с мозгами. Ну, с мозгами, кстати, у нас достаточно.

Л.ГУЛЬКО: Да, согласен.

Г.РАЙКОВ: Если идет хищение НДС, то это не без мозгов люди.

Л.ГУЛЬКО: В мирных целях бы их использовать – эти мозги.

Г.РАЙКОВ: Это первое. Второе – надо все-таки вводить по товарам биржевые котировки. Пока биржевые котировки не будут введены, цены в таможенных декларациях могут быть любые. Но должны быть те, которые по биржевой котировки выплачивается НДС. Выше биржевой котировки – извините, выплачивать государство не будет. Тогда это уже самый такой сильный шлагбаум, который закроет всю эту речку, которая сегодня из маленького потока стала большим, и которая уже довольно приличные суммы составляет, а мы же хотим увеличить бюджет.

Л.ГУЛЬКО: Хотим. Желательно.

Г.РАЙКОВ: Чтобы платить, увеличить зарплату учителям в 1,5 раза, врачам…

Л.ГУЛЬКО: Бюджетникам.

Г.РАЙКОВ: А за счет чего? За счет посещения подобных вещей, чтобы деньги шли в бюджет.

Л.ГУЛЬКО: Геннадий Иванович, у нас с вами осталось 30 секунд. Мы с вами в студии сидим в преддверие праздников. Я поздравляю вас с наступающей Великой Победой, честно говоря. У вас есть секунд 20, чтобы обратиться к нашим ветеранам.

Г.РАЙКОВ: Я тоже пользуюсь случаем, потому что «Эхо Москвы» многие ветераны слушают. Это действительно так. От души их поздравить с Днем Победы. Это великий день, который, наверное, касается каждого из нас. Ну, нет ни одной семьи, даже молодого человека, которому 20 лет, у которого в семье не воевали, не погибли или как-то по-другому сложилась его жизнь. Это люди, которые просто отвоевали свободу в Европе – не только в России. Поэтому я от души поздравляю их всех, дай Бог им здоровья, дай Бог, чтобы они еще не один юбилей справили.

Л.ГУЛЬКО: Геннадий Иванович Райков был нашим гостем – член комитета Госдумы по безопасности. С наступающими праздниками. Спасибо, до встречи.







Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире