'Вопросы к интервью
17 января 2005
Z Интервью Все выпуски

Отдаем ли российские границы? Делимитация границ с Казахстаном


Время выхода в эфир: 17 января 2005, 14:08

С. БУНТМАН — Наш информированный собеседник Владимир Жириновский, вице-спикер, лидер ЛДПР. Владимир Вольфович, вы волею жизни, судьбы очень хорошо знаете Казахстан, вы там родились?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Родился там.

С. БУНТМАН — И провели там много лет.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — 18 лет.

С. БУНТМАН — Сейчас делимитируется граница между РФ и Казахстаном. То есть фактически подтверждается бывшая администрация граница между союзными республиками, что это означает? Конец российской империи, Советского Союза, желание некоторого количества людей восстановится в тех границах, которые были у государства. Что это для вас означает?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Граница с Казахстаном она самая непонятная. Потому что если с Прибалтикой, Польшей, Финляндией это исторически сложившиеся были государства Польша, Финляндия. То Казахстан никогда вообще в истории человечества не было такого государства. Это если даже хотя бы взять Узбекистан, был Ургенч, Бухара. Были ханства. Но территории этих степей южно-сибирских вообще ничего не было. Это в чистом виде выдумка Сталина. Казахи, узбеки дрались за Ташкент, чья это будет столица. Это вот там государство в Средней Азии. А все, что сегодня относится к Казахстану это Южный Урал и Сибирь. Вот как мы там оказались. Мы строили Туркестано-Сибирскую железную дорогу, то есть она сибирская эта дорога. А туркестанская, потому что она туда в Ташкент. А в результате в 1920-м году создают автономную республику, а в 1936 году союзную республику, в 1991 году независимый Казахстан. Это издевательство над русским народом и над нашей империей или Советский Союз как угодно.

С. БУНТМАН — Но было, не было такого государства. Теперь оно есть. Что же теперь делать, воевать с Казахстаном?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Причем здесь воевать. Не делать этого.

С. БУНТМАН — То есть?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Казахстан, что ли, настаивает. Это наши органы должны. Они торопятся казахи, чтобы как-то попытаться закрепить за собой. Они понимают, что они не удержат. Территория огромная пол-Европы, наверное. А население 17 млн., из них половина не коренное население. Поэтому невозможно его удержать именно как Казахстан. Это русские, украинцы.

С. БУНТМАН — Казахстан это кроме всего прочего, кроме трудового переселения это еще было переселение криминальное, высылки людей. То есть Казахстан был местом ссылки. Было очень серьезно перемешанное население, а иногда и не перемешанное.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Там и уйгуры, и узбеки, и китайцы даже там есть. Вот опасность.

С. БУНТМАН — Я все-таки повторяю свой вопрос. Есть реальность, что существует государство Казахстан, признанное международными организациями, признанное РФ, но неужели так подвесить все, оставить не лимитированную границу, непонятно где. Так вы считаете?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Да, подвесить, не трогать, и исходить из того, что в перспективе это все должно быть как-то реорганизовано в другом направлении. А если мы сейчас приступаем к делимитации, по-русски это означает определение, а потом к демаркации, по-русски значит это обозначение. То есть, потом останется поставить пограничные столбы, колючую проволоку, рвы и закрылись, все, нет больше. Как мы будем ездить в Сибирь? Наши поезда едут через Петропавловскую область.

С. БУНТМАН — Антон нам пишет, представившийся как пассажир из Сибирского федерального округа. «Когда едешь по ж/д из Омска на запад, то небольшой кусочек пути проходит по Казахстану. Так и хочется срезать эту загогулину. А взамен бы отдали им где-нибудь в другом месте». Ваше мнение?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Конечно.

С. БУНТМАН — То есть это так?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Да, я сам ездил неоднократно. В 2003 году там остановку делал. Это вообще уже идиотизм, когда еще Транссиб захватили. Здесь-то кто мог определить. То есть карандашом в Кремле чертили, вот вам казахи, они же думали, вечно будет Советский Союз, и где угодно можно было нарезать. А теперь же это все в безопасность плохую выразится. Потому что через границу Казахстана, как бы мы ее ни укрепляли, вся гадость идет из Азии к нам. Из Афганистана и так далее. Это проблема. И это конечно ошибка, потому что нет стратегии в этом направлении. Если с Прибалтикой хоть там есть какая-то классика, то здесь мы свободны абсолютно. Могли бы и Каспий решать по-другому. А теперь мы еще на Каспии эту границу установим. И это еще удар будет большой. Это против Ирана будет направлено.

С. БУНТМАН — Как бы вы определили проблему Каспия?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Проблема Каспия одна – мы должны действовать в соответствии с договором 1940-го года, когда были распределены сферы влияния и граница между двумя государствами: Советский Союз и Иран. Все это должно оставаться.

С. БУНТМАН — А как же республики Туркменистан…

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Внутри Советского Союза. Внутри.

С. БУНТМАН — Я понимаю, были. А теперь?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — А теперь Москва может с ними договариваться.

С. БУНТМАН — То есть Москва получает…

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Мы же правопреемники Советского Союза. Весь Каспий советский.

С. БУНТМАН — Москва получают карт-бланш.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Да. Если надо Казахстану, мы можем что-то дать. А мы сразу на пятерых делим, это совершенно непонимание, неумение наивность большевиков, которые до сих пор сидят в Кремле. И мы теряем свои преимущества, все теряем в этом плане.

С. БУНТМАН — Есть вопросы в Интернете. И вот два одинаковых вопроса. Один из них пришел на пейджер от Александра, а другой от Николая Гарина из Москвы по Интернету. «Как вы себе представляете закрытие границы такой протяженности и проходящей в основном по степной местности». Александр же прибавляет: «Пять тысяч км, сколько денег потребуется, создание погранзастав. Ведь сейчас граница открыта, и можно свободно ходить. Может быть не надо ее просто делимитировать и все и оставить, как есть»

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Это, во-первых, очень дорого и нереально.

С. БУНТМАН — То есть обустраивать.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Да, там нужно выбросить огромные деньги. Во-вторых, это ровным счетом ничего не даст, потому что есть воздушное сообщение, железнодорожное и автомобильное. И все хитрые умельцы провезут все, что надо через эти виды транспорта. Здесь может быть другая задумка. Что если Казахстан подумывает тоже в будущем о вступлении в НАТО, ему нужны урегулированные пограничные вопросы.

С. БУНТМАН — …тот, кто возьмет Казахстан.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Возьмут с удовольствием всех кого угодно, лишь бы насолить России. Это даже все одно и то же делается. Это же все чушь, когда говорят, что это уже политическая организация, это в чистом виде военная машина. Как территория. Для этого нужно поставить ракеты против кого? – против Китая и сверху прикрыть Афганистан и с севера через Туркмению прикрыть Иран. Это очень выгодный плацдарм для США. Солдаты нужны.

С. БУНТМАН — С этой точки зрения России тогда не выгодно…

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Конечно. По всем позициям невыгодно.

С. БУНТМАН — Всячески надо затягивать этот процесс.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Да. Мы теряем и территорию, окончательно ухудшится самочувствие русских, которые там находятся. Мы получим анклав в Омской области как в Калининградской, когда заставят омичей получать загранпаспорт и визу от Казахстана, чтобы пересечь кусочек казахстанской территории, прежде чем поезд Омск-Москва будет ехать. Вот эти трудности, создать ситуацию, чтобы РФ и граждане России мучались. Там анклав в Калининграде, здесь Курилы, здесь под Хабаровском острова китайцам, в Омской области с Казахстаном проблемы. Там финны чего-то будут просить по Выборгу. И мы не будем не экономикой заниматься, а вот нашими границами, а старухи и старики будут шуметь, что непонятно с пенсиями. Сумасшедший дом был бы для нас всех.

С. БУНТМАН — Понятно, вот здесь есть еще одна проблема. Господин Кузнецов почему-то удивляется на пейджер. «Неужели трудно задать простой вопрос Жириновскому, есть ли казахский язык или нет?» Есть.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Нет казахского языка. И письменности не было. Вообще ничего нет там.

С. БУНТМАН — А язык-то есть.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Какой язык, ну какой язык? Вы понимаете, что у нас в мире 3 тысячи языков. Разве есть даже 300 государств. Поэтому его не было.

С. БУНТМАН — Вопрос не о государстве, вопрос о языке.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — О языке. И я говорю, я жил там 18 лет, только 40 лет назад уехал оттуда. Они все по-русски говорили и с удовольствием. На казахском языке нет ни одного учебника, ни одного литературного труда. Вообще ничего. Письменности не было. Какой язык без письменности. Это племена в Африке могут говорить что-то такое.

С. БУНТМАН — Бывает, Владимир Вольфович. Но дело в том, что есть некоторая часть казахского населения, казахов этнических, которые живут на территории РФ, в Астраханской области очень много, там уже я жил.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Они туда бегут из Казахстана.

С. БУНТМАН — Они там и при Советском Союзе были.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Потому что это была одна страна. Все мигрировали. Сколько украинцев живет сегодня в России. А Украина самостоятельное государство. Люди двигались, это не значит, что это имеет отношение к государственным устоям или границам. Передвигаются все. У нас африканцы есть в Сухуми, вы знаете, эстонцы и африканцы. Но Сухуми и Абхазия это не Эстония и не Африка. Людей завозили, привозили, это все разные вещи. Я говорю о государственности. Было государство Российская империя. Вот с 17 года мы его кромсаем и все кому-то отдаем и отдаем. И себе создаем худшие условия для жизни, для безопасности.

С. БУНТМАН — Борис задает вопрос: «Будет ли делимитация границ России и Казахстана способствовать облегчению борьбы с наркотрафиком на юго-востоке России или наоборот усугубит эту проблему?»

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Ничего это не облегчит абсолютно.

С. БУНТМАН — Почему?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Потому что везут в поездах и поезд Душанбе-Москва проходит все границы, он же идет до Москвы. Везут на самолетах, везут в желудке, поэтому делимитация, или в будущем возможно демаркация мелкую контрабанду прекратит. Там где из казахского аула пришли в русский поселок, принесли, допустим, у них дешевле продовольствие, а дорогая одежда. Он пришел, продал на нашем рынке свою колбасу, а купил рубашку русскую. Вот и все, чтобы мешать людям, которые жили вместе всегда, сейчас села разделят пополам, поселки, семьи пополам разделят. Так всегда бывает, когда жили в одном государстве, а теперь поставят границу. Вот здесь полсела Казахстана, полсела — Россия. И будут по справкам ходить…

С. БУНТМАН — Другого фасона рубашку это достаточно нормальная экономика, а вот если героин на доллары, это другое дело.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Так вот, вот, и это будет происходить. Закрывать надо границу с Афганистаном. Пока она открыта и вот здесь мы уводим наших пограничников, и из Памира увели, царь их поставил туда в 19 веке, а мы уводим, поэтому решать нужно не с заграницей, а с самим Афганистаном. Силовыми методами, перекрыть возможность производства и сбыта любых видов наркотиков. А то, что с Казахстаном, это мы просто по себе наносим моральный удар.

С. БУНТМАН — Проблему с Афганистаном, то есть внешняя граница Советского Союза практически, проблему с Афганистаном нужно ли решать, наверное, все-таки: а) вместе с Таджикистаном, всеми остальными странами, новыми странами тамошними. Но плюс еще вместе с американцами, наверное.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Вот это все и приводит к тому, что ничего мы не решим. Потому что руководству Таджикистана выгодна контрабанда героина, Туркмении выгодна, все на это живут. Это коридор из Афганистана через всю бывшую советскую Среднюю Азию, часть в Россию груз идет, часть в Европу. И это будет вечно. Это выгодно и американцам, им это очень выгодно. Держать под своим контролем все наркопотоки в мире. И из Латинской Америки из Колумбии наверх в Америку и из Юго-восточного треугольника и так далее, Бирма. Вот в Бирме война, никто же не замечает. 50 лет воюет страна. Для чего? Контроль за наркопотоками. Вот это же все проблемы. Везде войны идут там, где есть наркотики и нефть. Вот Средняя Азия — наркотики и Афганистана, а вот Иран уже Азербайджан — здесь нефть. А Грузия это место прохождения. Там может быть трасса могла пройти Баку-Джейхан и она оказалась в это дело втянута. Вот и все, и там идет война, и будет идти. В Карелии тихо, там лес. У нас лес, у финнов лес. А там где наркотики, там, где нефть — везде будет идти война. Лимитируй, не лимитируй границу, она все равно будет происходить. Только деньги истратим впустую.

С. БУНТМАН — Скажите, пожалуйста, не кажется ли вам, что и в России есть ряд товарищей, причем не маленьких, которым тоже выгоден поток наркотиков?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Конечно.

С. БУНТМАН — Вот с этим что делать?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Конечно. Это как выгодна война определенным силам, вот они и смыкаются. Верхушка спецслужб в разных странах мира, разные политические центры им это выгодно. Это мировой спектакль. Кому-то цунами выгодно. Вы можете потом определиться, что где-то есть искусственный момент в создании стихийных бедствий. Потому что кроме самого землетрясения, сдвижения плит, туда можно аэрозоль запустить и это вызовет еще больший эффект. И посмотрите, все страшные бедствия происходят именно там, в Азии. И атипичная пневмония и цунами. Везде так чуть-чуть — бешенство коров, грипп может быть европейский, какие-то смерчи во Флориде. А самое страшное там. Почему – вот как бы азиатское население предупреждают: ребята, вас очень много. Это операцию цунами знаете, как назвали? – «пора помыться». Вот так цинично.

С. БУНТМАН — Кто так назвал?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Спецслужбы тех стран, которые этим занимались.

С. БУНТМАН — Интересно, у вас хорошая информация.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Как атипичная пневмония. Потому что только желтых, желтую расу трогают. Если это новая болезнь или ВИЧ, почему только в основном в Африке он свирепствует. Он проникает в другие места. Но наибольшее место дислокации именно Африка. Поэтому тут есть момент. И вот наркотиками во все времена занимались как эффективными политическими партиями. Большинство партий создано спецслужбами или какими-то политическими центрами, для того чтобы была видимость демократии, с другой стороны спровоцировать в нужное время нужные выступления, чтобы произвести смену губернатора, правительства, министров.

С. БУНТМАН — Давайте подытожим. С вашей точки зрения, взаимоотношения с Казахстаном, в частности, как должны строиться в области границ, в области региональной политики и в области двусторонних отношений? Что для нас главные пункты. При существовании реальном, если не воевать со всеми на свете, и какое-то время существующем государстве Казахстан.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Воевать не надо ни с кем.

С. БУНТМАН — Понятно.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — И никто не собирается. Все делать экономическими методами. Зачем мы покупали, допустим, экибастузский уголь для наших металлургических предприятий? А свой не покупали. Вот проблема в чем. Что мы должны, если сегодня мы вынуждены признать, что мы разные государства, все должно идти по мировым ценам. И вот по мировым ценам они все будут вынуждены нам идти на уступки, и Казахстан и Украина и так далее. Самое главное — никаких договоров не заключать. Когда в 1992 году ратифицировали договор о дружбе с Украиной, я поднял скандал в Думе. В Совете Федерации покинул зал заседания. А теперь мы окончательно договор с Украиной подписали о демаркации границы. Все, мы сами Украине отвели путь в НАТО. Это мы, Москва это сделала ГД. То же самое с Казахстаном мы сейчас делаем. Вот сегодня делимитация, завтра демаркация, завтра Казахстан в НАТО и даже может быть в Евросоюзе, а мы везде будем окружены, везде будем окружены враждебными государствами. Это не будут дружественные государства.

С. БУНТМАН — Хорошо, как кроме зависания границ…

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Мировые цены, других послов направить. Везде мерзавцы послы находятся в СНГ. Они ничего не делают для улучшения отношений между нами. Начиная от Черномырдина в Киеве и кончая нашим послом в Казахстане.

С. БУНТМАН — Что такое улучшение отношений, кроме экономического давления, мировых цен и так далее?

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Способствовать приходу к власти там близких России политических кругов. Как сегодня американцы, Запад сделали Ющенко в Киеве, Саакашвили — в Тбилиси, мы то же самое могли бы делать. Это нам близко, у нас полно этой оппозиции.

С. БУНТМАН — Ну а что же не получилось, такие деньги вбуханы были в Януковича.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Да, нет стратегии, специалистов нет. Не хватает специалистов. Специалисты нужны. И их готовят, востоковеды нужны. Посмотрите сегодня министр региональной политики Яковлев хороший человек, но он же в этом ничего не разбирается. Он же бывший мэр Петербурга. Он не знает страну нашу, она азиатская страна. То есть должны стоять везде специалисты. А в том же Казахстане должен сидеть востоковед, а Бабичев кем был? – руководителем аппарата в правительстве Черномырдина. При чем здесь Казахстан, понятие не имеет. Рябов сидел в Азербайджане, какое отношение к Азербайджану. Люди не специалисты, поставьте специалистов – не ставят. Специально это хитрая кадровая политика. Специалист будет радеть за интересы России. А ставить чиновника проворовавшегося, ему нужно отсидеть, получай 5 тысяч долларов, ничего не делай, пиши липовые справки. Вот и все. Непрофессиональный подход. Поэтому ДТП, когда у нас аварии на дорогах? – когда пьяный за рулем или не умеет водить. Вот у нас или пьяный посол или не умеет проводить политику.

С. БУНТМАН — И последнее, Владимир Вольфович. Скажите, пожалуйста, нужно ли России заниматься пересмотром территорий республик, в том числе Казахстана? Путем договоров, давления чего угодно.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Конечно, и они бы согласились. Исконная территория Казахстана это Чимкент, Джамбул, Кзыл-Орда. Все исконно казахские земли. Но север Казахстана это Южный Урал и Южная Сибирь, никакого отношения. Даже Алма-Ата 150 лет, это город Верный, русское название. Почему – верный форпост России в Азии. Ни одного казахского дома. Чисто русское поселение. Семипалатинск, Усть-Каменогорск, Петропавловск – все это России. Шевченко. Все это русские названия, Гурьев, гурьевская каша. При чем здесь Казахстан? То есть все это Россия, исконная Россия. Большевики, за что я их ненавижу, я не говорю, что Зюганов плохой, я говорю: что вы наделали, вы, как поломали нашу страну. Если бы они просто бы царя убрали и Керенского, они же сломали страну всю. 1991 год — еще раз поломали страну. Этого нельзя было делать. Пожалуйста, Украина Львов, пожалуйста, туда. Казахстан – Джамбул, пожалуйста. Узбеки в Хиву или в Бухару. А причем здесь примыкающие земли к Каспию, когда это была закаспийская губерния России. Вот об этом идет речь. Если уж ставить границы, то ставить там, где исконные земли для казахов, узбеков.

С. БУНТМАН — То есть добиваться этого России.

В. ЖИРИНОВСКИЙ — Конечно. Добиваться этого. Как сегодня мы добиваемся с Грузией. Вот так нужно делать везде. Пример Абхазии – вот так нужно было делать везде. Отодвинуть эти национальные племена туда, где они находились, а исконные земли России вернуть в Россию.

С. БУНТМАН — Владимир Жириновский, вице-спикер ГД РФ. Мы сегодня говорили о Казахстане и взаимоотношениях с бывшими республиками Советского Союза в связи с делимитацией границ между Россией и Казахстаном. Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире