'Вопросы к интервью
А. ВОРОБЬЕВ – Добрый день, у микрофона Алексей Воробьев, сигнал из 14 студии, с удовольствием представлю гостей, сегодня Марина Тришина, начальник отдела по работе с клиентами Московского городского негосударственного пенсионного фонда. Добрый день.

М. ТРИШИНА – Добрый день.

А. ВОРОБЬЕВ – И Андрей Михайлов, глава Московского городского негосударственного пенсионного фонда, вы коллеги, я так понимаю, добрый день.

А. МИХАЙЛОВ – Коллеги. Добрый день.

А. ВОРОБЬЕВ – 2005 год наступил, я поздравляю вас с наступающим Рождеством, сегодня сочельник, прошло почти 7 дней в новом году, есть какие-то изменения, давайте попытаемся понять, что ключевого, какие ключевые изменения произошли с начала 2005 года? Что нового по сравнению с годом ушедшим?

А. МИХАЙЛОВ – Для начала мы тоже поздравим всех с наступившим новым годом, здоровья, чувства юмора, с наступающим Рождестом, чтобы эти праздники прошли для всех удачно. Чем закончился 2004 год и что нам несет 2005 год, в прошедшем году произведены существенные изменения в законодательстве, исключена большая категория граждан, мужчин и женщин, из накопительной части. Это мужчины возраста 1953-66 гг. рождения, женщины 1957-66 гг. рождения, т.е. фактически из накопительной части исключены самые высокооплачиваемые категории работников наемного труда.

А. ВОРОБЬЕВ – Для чего это сделано?

А. МИХАЙЛОВ – Это трудно сказать, для чего это сделано, похоже, это чисто волюнтаристское решение, потому что экономики решения этого мы не видели, было постановление правительства и внесены законодательные изменения в закон о накопительной части.

А. ВОРОБЬЕВ – Вы считаете это абсурдным?

А. МИХАЙЛОВ – Я считаю это экономически необоснованным. На самом деле, государство, во-первых, в 2002 г. решило, что мы все должны копить, за нас за всех, не объяснив, почему это делать, во-вторых, в прошедшем году и в этом году оно людей, которые готовы копить, взяло и исключило из накопительной части, которая делается в части единого социального налога каждым работодателем за своего работника. Нелогичное решение.

А. ВОРОБЬЕВ – Я, я так понимаю, как человек, родившийся в 73 г., еще не исключен из этой системы?

А. МИХАЙЛОВ – Вы не исключены, но ситуация была очень хитрая, на самом деле, с 2002 г. пенсионная система наша распределительная была разделена на три части. Если вы в курсе, то работодатель за каждого работника с 2002 г. перечисляет 28% от фонда заработной платы в составе единого социального налога. С 2002 г. эти 28% были разделены на три части, 14% – так называемая базовая пенсия, это 660 руб., которые сейчас получают наши пенсионеры, тут же распределяется по пенсионерам, 37 млн. пенсионеров, которые получают эту пенсию. Еще 12% – это так называемая страховая трудовая пенсия, это условно-накопительные счета, которые за каждым человеком вроде бы закреплены, работающим, но тут же, опять же, распределяются по пенсиям людей, которые сейчас на пенсии, т.е. она тут же распределяется. И 2% – это так называемая накопительная часть, с 2002 г. у всех женщин старше 57 года рождения, мужчин – старше 53 года рождения, младше, не старше, а младше, были, соответственно, эти накопительные части. С этого года на 10 лет этот ценз отодвинут, т.е. людей, большая часть населения, которая получает достойные зарплаты, из накопительной части исключены. За них работодатель этих денег не перечисляет.

А. ВОРОБЬЕВ – А в чем смысл накопительной системы? Почему мне это должно быть выгодно, почему это должно быть выгодно вам?

А. МИХАЙЛОВ – Здесь ситуация следующая, мы на сегодняшний момент находимся в так называемом демографическом провале, не считая экономических оснований, то, что сейчас работодатель платит 28% от фонда заработной платы в составе ЕСН, во-первых, не хватает на пенсии уже сегодняшним пенсионерам, а уровень достаточного замещения пенсий, как вы знаете, меньше прожиточного минимума в основной массе. И второй момент, этот налог достаточно тяжелым бременем ложится на экономику. А т.к. демография у нас сейчас такая, что в ближайшие 10-15 лет на одного работающего все больше и больше будет приходить пенсионеров, а грань эта, когда на одного работающего приходится 1.4 пенсионера, мы сейчас подошли к этой грани, в результате получается, что экономика просто проваливается, денег не хватает, чтобы пенсионеров содержать. Во многих странах мира это было решено за счет введения накопительной части, но здесь было очень четко разделено. Накопительная часть, она формируется в развитых странах из трех источников, это работодатель, работник, который в свою пользу делает взносы, и льготы государства, скажем так, четко, жестко указано, что эта часть идет в накопительную часть конкретного человека, а соответствующие льготы для того, чтобы поддерживать накопление. У нас на сегодняшний момент эти льготы для работников не сформированы, в результате людям невыгодно, что ли, копить. Это первый момент. Второй момент, мы живем в таком как бы экономическом цикле, что люди не задумываются на три года вперед, сколько копить, как копить, им надо сейчас эти деньги потратить. Поэтому государство приняло решение, что оно знает, как за нас копить, подсчитали, кто там, я не знаю, мы экономических расчетов, еще раз повторяю, не видели, пенсионной реформы. И они определили, что такие параметры должны быть. После двух лет этой пенсионной реформы параметры сменили очень существенно. Это о многом говорит.

А. ВОРОБЬЕВ – О чем?

А. МИХАЙЛОВ – Это говорит о том, что на сегодняшний момент экономику и перспективы экономических решений, в частности, таких существенных, как пенсионная система РФ, она не моделируется, оценивается профессионалами, не выносится на обсуждение, скажем так, общественности. Я математик по образованию, я экономического и математического смысла в пенсионной реформе сегодня не вижу, честно скажу, по накопительной части. А второй момент изменений, который прошел, немножко переключусь с экономики.

А. ВОРОБЬЕВ – Давайте, здесь легко.

А. МИХАЙЛОВ – Да, и критики вопроса. В этом году, прошедшем, 2004 г., впервые негосударственные пенсионные фонды начали работать по государственной пенсионной системе. Т.е. нам была дана возможность эту накопительную часть, если гражданин принимает решение перевести их в нашу пользу, заключив соответствующие договорные отношения, поручить эти деньги к нам. Мы поучаствовали в этом, поняли, что это очень перспективное направление, мало того, когда мы людям начали рассказывать, что большая категория людей из накопительной части исключается, люди сразу стали задавать вопрос, а могут ли они сами копить? Может ли им помочь в этом деле работодатель? И в этом отношении негосударственные пенсионные фонды, наш МГНПФ может очень много оказать и предложить и схем пенсионных, и вариантов накопления для того, чтобы у людей была достойная пенсия.

А. ВОРОБЬЕВ – Какие это схемы, давайте ключевые какие-то позиции назовем в этом смысле, в этом векторе. Т.е. мне должно быть выгодно копить пенсию?

А. МИХАЙЛОВ – Да.

А. ВОРОБЬЕВ – Или, я 73 года рождения, давайте мы исходим из этого, родись я до 67 года, как я должен в этом случае был бы поступить? Давайте в таком ключе.

А. МИХАЙЛОВ – Хорошо, для граждан, которые сейчас попадают в накопительную часть, с этого года, мы рекомендуем схему такую. Гражданин сам, добровольно вносит эти 2% по договору с негосударственным пенсионным фондом, в МГНПФ, пишет заявление о переводе своей накопительной части в наш же негосударственный пенсионный фонд, московский городской. В результате, у него получается двойной пул накоплений, собственные взносы и взносы, которые за него сделал работодатель. Если еще к этому процессу присоединится его работодатель, то у него будет пенсия состоять в будущем из трех частей, собственные взносы, взносы, которые переведет из накопительной части, из Пенсионного фонда России, и взносы работодателя. Это основная, ключевая пенсионная схема, которую мы сейчас всем предлагаем.

А. ВОРОБЬЕВ – Т.е. это моя головная боль, по большому счету?

А. МИХАЙЛОВ – Фактически да, ваша головная боль – принять решение о том, кому вы больше верите, государству на сегодняшний момент либо МГНПФ. Здесь есть еще один момент ключевой, деньги, которые сейчас накапливаются в Пенсионном фонде РФ, размещаются, очень ограничено количество финансовых инструментов, это государственные долговые обязательства. И доходность на сегодняшний момент, вы, наверное, все это знаете, 5-7% – это максимальная доходность. Мы можем через управляющие компании и самостоятельно размещаться гораздо более выгодно. Соответственно, людям обеспечить больший доход, приращение пенсии.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно. Как только возникает вопрос, момент, когда деньги из моего кошелька видят белый свет, собираются перекочевать в какой-то другой кошелек, мне тут же приходит на ум, какая система гарантий того, что эти деньги не пропадут? Это важный вопрос.

А. МИХАЙЛОВ – Это очень важный вопрос, его всегда задают, если не задают, я его всегда сам поднимаю, дело в том, что мы на сегодняшний момент самый контролируемый финансовый институт в России.

А. ВОРОБЬЕВ – На каком основании?

А. МИХАЙЛОВ – Законодательство, законодательство построено таким образом, что мы контролируемся даже строже, чем банки. И вы, наверное, не слышали ни одного случая банкротства негосударственного пенсионного фонда, в отличие от банков, страховых компаний, управляющих компаний.

А. ВОРОБЬЕВ – Не дай бог.

А. МИХАЙЛОВ – Просто такие вещи все на слуху, т.е. пенсионные фонды на сегодняшний момент – это специальная форма некоммерческой организации социальной защиты населения, это вторая статья 75 федерального закона о негосударственных пенсионных фондах. Мы контролируемся как любой хозяйствующий субъект налоговыми органами, прокуратуры, соответственно, сдаем отчетность в федеральную службу финансовых рынков. И каждый день, если мы нарушаем основания законодательства по размещению пенсионных активов, пенсионных резервов, нас контролирует еще специализированный депозитарий, который тут же пишет предписание в контролирующие органы, и приостанавливается лицензия, если пенсионный фонд не выполняет этих предписаний. Т.е. контроль идет очень жесткий, очень такой конкретный. И как показывает наш опыт общения с правительством, дальше будет еще более строже, потому что все больше и больше людей обращают внимание на пенсионные фонды. Мы получили статистику по концу прошлого года, 1 млрд. 250 млн. руб. пенсионных накоплений граждане перечислили в негосударственные пенсионные фонды, в управляющие компании перечислили только 250 млн., т.е. уже доверие к негосударственным пенсионным фондам очень существенно. Это на сегодняшний момент около 7% работающих граждан.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, Алексей пишет – я родился в феврале 67 г., никак не могу понять, к какой пенсионной схеме я отношусь. Знак восклицательный стоит и знак вопросительный, очень важная история.

А. МИХАЙЛОВ – Алексей, сейчас попробуем ответить. На самом деле, вы относитесь к двум пенсионным схемам.

А. ВОРОБЬЕВ – Записывайте, Алексей.

А. МИХАЙЛОВ – С 2002 г. у всех граждан, у мужчин младше 57 года рождения, у них у всех открыты пенсионные счета в Пенсионном фонде РФ. У вас в том числе. Начиная с этого года, у мужчин старше 67 года рождения денег на эти счета поступать не будет. Соответственно, у вас эти деньги поступать будут. Вы относитесь к схеме, которая… можете принять решение в этом году о переводе своих накоплений к нам в негосударственный пенсионный фонд, можете оставить их в пенсионном фонде России, а можете вместе со своим работодателем либо самостоятельно еще заключить договор о негосударственном пенсионном обеспечении добровольном с нашим фондом и перевести к нам накопления. Тем самым увеличив, как минимум, вдвое, скажем так, плечо вашей будущей пенсии.

А. ВОРОБЬЕВ – Алексей, надеюсь, все понятно. Дальше идем. Москаленко Елена Борисовна – в этом году ушла на пенсию, куда пойдет накопительная часть пенсии, 49 года рождения.

А. МИХАЙЛОВ – Увы, у вас этой накопительной части не было, вы с самого начала не попадали под накопительную часть.

А. ВОРОБЬЕВ – Марина Тришина молча так сидит, несправедливая история. Марина Тришина, начальник отдела по работе с клиентами МГНПФ. Я так понимаю, что вы лично общаетесь с клиентами. Если Андрей Михайлов, в основном, сидит в кабинетах и пытается понять экономический смысл того, что делает своими постановлениями правительство РФ, но вы непосредственно общаетесь с клиентами. Каким образом вы могли бы описать социальный портрет ваших клиентов?

М. ТРИШИНА – Да, это интересный вопрос, потому что портретов будет, вероятно, несколько. В первую очередь, это человек среднего возраста, который уже задумывается о том, как он будет жить на пенсии, поэтому он самостоятельно приходит к нам в фонд и заключает договор дополнительного пенсионного обеспечения, если мы говорим именно о негосударственном пенсионном обеспечении. Что касается тех людей, которые в этом году уже приняли решение относительно накопительной части государственной пенсии, то это, по большей части, те люди, которые просто были хорошо проинформированы. Это люди и довольно молодые, которые только начали свою трудовую деятельность, и люди, которые в этом году имели последнюю возможность распорядиться своими накоплениями и перевести их в наш фонд. Но главное, что я хочу подчеркнуть, это на фоне очень низкой информированности от государства касательно вообще сути пенсионной реформы и ее параметров, главное для работы нашего фонда, в частности, клиентского отдела, было грамотно проинформировать наших клиентов. Вопрос в том, насколько мы смогли это сделать, но, как уже Андрей Васильевич сказал, что мы заняли по России 8 место по сбору этих пенсионных накоплений, я считаю, что для нас это очень неплохой результат. И могу сказать, что, наверное, мы своих клиентов достаточно проинформировали, чтобы они поняли, что все-таки это решение очень важно для них, решение нужно принимать как можно быстрее.

А. ВОРОБЬЕВ – Достаточно, недостаточно, это сейчас решать, наверное, нельзя. 8 место все-таки не первое, знаете, здесь есть, над чем потрудиться. Вопрос, который пришел по пейджеру, весьма существенный – я вложил средства в один известный ПИФ, за 2004 год потерял 8%. О каких схемах сбережения и преумножения вы говорите, куда вы можете вложить выгодно деньги, Виктор Иванович спрашивает.

А. МИХАЙЛОВ – Очень хороший вопрос, Виктор Иванович. Дело в том, что 2004 год был отмечен, скажем так, флагом ЮКОСа. И то, что произошло во втором квартале, потеряли очень многие и потеряли достаточно много. Чем отличаемся мы от ПИФ, у нас в негосударственном пенсионном фонде присутствует понятие гарантированной доходности. И мы заключаем договорные отношения с управляющими компаниями на минимальную ставку этой гарантированной доходности. Сейчас мы работаем с двумя управляющими компаниями, это управляющая компания банка Москвы и управляющая компания «Пенсионный резерв». Минимальная гарантированная доходность у нас 6%, т.е. потерять мы не можем. Если даже произойдет провал рынка, управляющая компания нам вернет эти деньги с гарантированной доходностью, которые мы отдадим вам, начислим доход на ваши именные счета. С другой стороны, ситуация, которая была в 98 г., все прекрасно это знают, все пенсионные фонды попали в очень сложную ситуацию, потому что на тот момент было три социальных инвестора. Это страховые компании, негосударственные пенсионные фонды и СМИ. И только негосударственным пенсионным фондам было запрещено размещаться в иностранных инструментах, в иностранной валюте. Естественно, мы, пенсионные фонды, попали очень серьезно, и только банк Москвы нам тогда помог, скажем так, выжить.

А. ВОРОБЬЕВ – Вы активно взаимодействуете с московскими властями? Каково вообще влияние властных структур на вашу деятельность?

А. МИХАЙЛОВ – Уже про систему контроля государственную я рассказал, т.е. нас контролируют очень существенно.

А. ВОРОБЬЕВ – Меня интересуют московские власти, прежде всего.

А. МИХАЙЛОВ – На сегодняшний момент, банк Москвы является основным учредителем МГНПФ, т.к. правительство Москвы является учредителем банка Москвы на 63%, соответственно, мы – структура, полностью подконтрольная правительству Москвы. На сегодняшний момент совет фонда сформирован с представителями правительства Москвы, представителями Пенсионного фонда РФ. С правительством Москвы мы очень интенсивно взаимодействуем, с департаментом социальной защиты населения, с господином Сырниковым, он у нас является членом совета фонда.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно. У нас остается минута просто, если сейчас мы начнем перечислять фамилии, запутаемся совсем, поэтому давайте в телеграфном ключе, отвечаем на вопросы. Значит, вы гарантируете 6% доход минимальный?

А. МИХАЙЛОВ – Да, минимальный.

А. ВОРОБЬЕВ – Это с учетом инфляции?

А. МИХАЙЛОВ – Это без учета инфляции, это абсолютная величина. Мы не можем контролировать инфляцию.

А. ВОРОБЬЕВ – Идем дальше, моя жена 67 года рождения, домохозяйка, имеет ли право на накопительную часть пенсии?

А. МИХАЙЛОВ – Если работодатель за нее ничего не перечисляет, то не имеет, может только сама вносить взносы или ее супруг может вносить за нее.

А. ВОРОБЬЕВ – Я 47 года рождения, работаю, до настоящего времени мой работодатель делал перечисления в пенсионный фонд, раз в году получаю извещение из пенсионного фонда о состоянии моего счета. Надо ли продолжать моему работодателю делать перечисления в пенсионный фонд России?

А. МИХАЙЛОВ – Работодатель не может выбрать, он будет продолжать делать перечисления, но вы ничего не получите. На чем остановились.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, не хочется на этом. Есть ли у вас какие-то расчеты, очень быстро, мы уже вылетаем за рамки отведенного нам времени, есть ли у вас какие-то расчеты по динамике развития компании в этом году?

А. МИХАЙЛОВ – В этом году мы будем очень интенсивно работать по накопительной части, надеемся, по Москве если не первое, то одно из первых мест занять по сбору заявлений по накопительной части. На сегодняшний момент мы находимся в рейтингах где-то в первых 40 фондах, надеемся остаться в этой позиции.

А. ВОРОБЬЕВ – Мы будем следить за вами очень пристально, коль скоро мы здесь сами москвичи. Поживем – увидим. Благодарю вас, Андрей Михайлов и Марина Тришина из Московского городского негосударственного пенсионного фонда. С Рождеством еще раз.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире