'Вопросы к интервью
03 января 2005
Z Интервью Все выпуски

Выход на российский рынок печатной продукции нового журнала о путешествиях


Время выхода в эфир: 03 января 2005, 14:08

С. БУНТМАН: Итак. Новый журнал «National Geographic Traveler» и Станислав Кучер. Стас, сразу вопрос. У нас первый вопрос в Интернете : «Что, по стопам Парфенова?» У меня более общий вопрос — что телевизионные люди, причем так исконно телевизионные люди, те, которые телевидением мыслят, как и Парфенов, и ты тоже рассказчик ведь по телевидению, телевизионный человек. Почему же журнал?

С. КУЧЕР: Ну первое, я бы не стал проводить каких-либо параллелей с Парфеновым по той простой причине, что этим журналом я начал заниматься раньше, чем Парфенов начал заниматься русским «Newsweek»-ом, ну и, пожалуй, главная причина заключается просто в разных мотивах. Насколько я понимаю, Леониду просто было некуда уходить и он принял то предложение, которое ему было сделано.

С. БУНТМАН: Ну, не самое последнее на свете.

С. КУЧЕР: У меня были предложения телевизионные, более того, я продолжаю оставаться сотрудником телекомпании ТВЦ, политическим обозревателем, и мы готовим там проекты, в том числе, социально-политического свойства. Журналом хотелось заниматься давно и давно хотелось, скажем так, превратить свое хобби в профессиональное дело.

С. БУНТМАН: А хобби какое?

С. КУЧЕР: Путешествия. Это даже не только хобби, это, наверное, такая группа крови. Есть люди такой группы крови, которые не могут не путешествовать, не коллекционировать ощущения — вот я из них. И как бы вторая история заключается в том, что не совсем правильно сказано, потому что я на самом деле работал, я начинал с печатной журналистики. С 17 лет сотрудничал с московской прессой, затем с 18 до 24, то есть 6 лет я работал в «Комсомольской правде» в самых разных должностях. Когда возникла идея журнал основать, мне очень сильно помог и является моим партнером абсолютно равноправным по выпуску этого журнала наш креативный директор Петр Воронков, который также работал очень много в печатных средствах массовой информации и потом, в последний год буквально, начал снимать телевизионную программу о путешествиях. Так что это абсолютно нормальный союз, симбиоз и журналистика, как я не раз говорил, в том числе и на «Эхе», для меня всегда была шире, нежели просто телевизионный репортаж и колонка в газете, ну и так далее.

С. БУНТМАН: То есть, какой-то способ существования, у которых есть масса разных форм. Да?

С. КУЧЕР: Да это способ самовыражения, у которого есть масса разных форм. Чем больше этих форм ты освоишь, научишься и сделаешь качественного продукта, тем, наверное, будет лучше тебе и тем, кто к тебе прислушивается.

С. БУНТМАН: Хорошо. Вопрос сразу здесь: «С какой периодичностью будет выходить ваш журнал, появится ли он в розничной продаже?» — спрашивает Татьяна. Давайте сразу — конечно, этот вопрос будет задан — что это за журнал? Дело в том, что вот «Всемирные путешествия» здесь написано, но здесь стоит и значок условный «National Geographic», а какое взаимоотношение с «National Geographic» как таковым?

С. КУЧЕР: Давайте, я сейчас объясню немножко организационно, а оттуда потом объясню с точки зрения идеологии немножко побольше.

С. БУНТМАН: Да, хорошо.

С. КУЧЕР: То есть, есть американский журнал «National Geographic», который выходит в свет уже много-много лет, практически 100 лет он выходит под сенью, скажем так, Национального географического общества Соединенных Штатов Америки. Он выходит в Америке ежемесячно со множеством разных приложений. Вот уже год издательство «СТНГ-Премьер» выпускает журнал «National Geographic» в России на русском языке, но это американский журнал на русском языке с вкраплением неких русских статей русскоязычных авторов. Наш журнал, и когда я вел переговоры с учредителями этого журнала и здесь, в России, и за пределами России, я ставил одно условие: что это должен быть русский журнал, который просто использует марку.

С. БУНТМАН: Но легально использует.

С. КУЧЕР: Естественно, конечно, все официально, оформлено и так далее. Просто «National Geographic Traveler», то есть «Путешественник» — это самый популярный в Америке и еще в двадцати странах мира, где он выпускается, журнал о красивом отдыхе. Наш журнал, как я об этом написал в редакционной статье, больше, чем об отдыхе, ярче, чем о красоте. Это журнал об открытии себя в новом мире, об открытии нового мира в себе, это журнал для тех, кто не устал и для тех, кто считает, что человек еще не перестал удивляться.

С. БУНТМАН: Это и ответ на вопрос, который был у нас в Интернете.

С. КУЧЕР: Периодичность раз в месяц, соответственно тоже будем делать разные приложения. Пока мы выпустили первый номер.

С. БУНТМАН: Ну вот ответ на вопрос «чем еще будет ваш журнал, кроме размещения рекламы туристических фирм?». Это очень смешно.

С. КУЧЕР: Петр вам расскажет.

П. ВОРОНКОВ: Ну, наверное, если посмотреть на наш журнал внимательно, бренд «traveler» стоит, а чуть ниже написано «в поисках новых ощущений». Что такое новые ощущения? Даже те люди, которые сейчас отмечают Новый год, они испытывают новые ощущения, потому что впервые такие длинные праздники — 10 дней и я, с одной стороны, искренне сочувствую этим людям, с другой стороны, поражаюсь их мужеству просидеть 10 дней с рюмкой за столом, но это тоже новые ощущения, наверное, это тоже путешествие.

С. БУНТМАН: Вообще я себе представил: человек с одной и той же рюмкой 10 дней за столом сидит. Ужасные ощущения.

П. ВОРОНКОВ: Да, это ужасные ощущения, но, тем не менее, градаций путешествий существует множество. Например, есть такие замечательные слова, как «путь к себе» и здесь я сейчас, наверное, открою маленький секрет — Стас, извини — недавно у тебя была интереснейшая беседа с Эдуардом Сагалаевым и, наверное, ты поподробнее расскажешь все-таки о том, что же такое «путь к себе»?

С. КУЧЕР: Ну, короче, я об этом расскажу, если возьму такой вопрос. А мне пока все-таки любопытно. Я просто здесь сам вижу, не выключен пейджер эфирный, приходит: «Станислав Кучер, скажите, пожалуйста, вас купили или просто выгнали?» Ну я еще раз скажу, на всякий случай просто. Ну, во-первых, было бы сложно, наверное меня купить — я имею в виду купить печатному средству массовой информации. Всем известно, что на телевидении денег платят больше, но никто, к сожалению или к счастью, не выгонял. Наверное, если бы выгнали, то было бы больше шуму. Шуму, как помните, не было, все было очень спокойно, поэтому никто не выгонял. Люди никак… Я удивляюсь, на самом деле, очень многие люди никак не могут понять, что человек может развиваться в самых разных направлениях по собственному желанию. Считают, что если человек однажды влез в кадр, появился в «ящике», то дальше его просто оттуда, не знаю, пинками не выгонишь, потому что это предел его жизненных мечтаний. Ну, может быть, в каком-то случае так оно и есть. В моем случае, в случае моих товарищей это не так. У нас немножко другая жизненная философия.

С. БУНТМАН: Хорошо. Ну мы продолжаем о том, что такое журнал и что такое путь к себе, и кто здесь себя ищет и ищет новые ощущения. Я уже смотрю, здесь такой есть набор и очень много известных имен, которые рассказывают здесь. Во всяком случае, значительное число известных людей, которые рассказывают… о чем? О своих путешествиях просто — я был там-то, там-то и видел то-то, то-то? Или как это происходит, ребят?

П. ВОРОНКОВ: Нет, наверное, не совсем так. Это некий эмоциональный выплеск такой. Как правильно сказал Лев Новоженов, один из авторов этого журнала — ну что можно рассказать о Венеции после эссе Бродского «Набережная Неисцелимых»? И, однако, Лева думал, думал и вдруг говорит: «Подожди, впрочем, — говорит, — в Венеции замечательно спать. Под крики гондольеров и крики чаек здесь снятся удивительные сны». Вот как бы это — абсолютное откровение, которое идет из души, а не просто набор впечатлений, экскурсий и так далее.

С. КУЧЕР: Что касается известных имен, то я вам скажу, что если вы прочтете этот номер журнала, хотя он не является абсолютно показательным, поскольку это первый, я бы даже сказал, своего рода нулевой номер, в который мы действительно отобрали 50 лучших мест планеты параллельно с американцами и это единственный номер, который на 50% состоит из иностранных текстов, на 50% из наших. Следующие номера будут состоять на 90% из наших текстов. И здесь мы специально взяли 10 лучших городов планеты, 10 лучших, допустим, диких мест планеты, 10 лучших райских уголков и 10 чудес света — вот 10, а не 7 на наш вкус. Но, тем не менее, разумеется, люди известные, они будут присутствовать так или иначе во всех номерах нашего журнала и их функция — они в данном случае ничем не отличаются от любого другого человека, за исключением того, что многие известные люди, они получают в силу и денег, и возможности путешествовать, больше шансов увидеть этот мир во всем многообразии и многие из них умеют очень ярко, интересно излагать свои мысли и некоторые из них, оказывается, предстают перед зрителем, читателем совершенно в другом свете, нежели в том, в котором они предстают с экранов телевизоров. Ну, например. Почитайте у нас про Англию. Здесь на одной полосе сошлись, что называется, Евгений Киселев и Сергей Брилев. В телевизионном, в общественно-политическом смысле два совершенно разных человека, представляющие разные поколения, разные взгляды на жизнь, разную степень, не знаю, там, конформизм, эволюционность и так далее, но при этом каждый из них написал очень искренне и ярко.

С. БУНТМАН: Я очень рад, что здесь появился, например, правда, довольно неожиданной местности, появился Алим Юсупов. Это здорово, потому что я думаю, что многие по нему просто соскучились.

С. КУЧЕР: Причем Алим Юсупов здесь появился опять же в соавторстве ни много, ни мало, а по-моему, с Салманом Рушди.

П. ВОРОНКОВ: Да нет, очень многие люди на самом деле говорят какие-то удивительные вещи, например, я разговаривал с Андреем Кончаловским, хотел его спросить как снимался «Поезд-беглец» на Аляске — у нас здесь статья об Аляске. Он сказал, «я не буду этого рассказывать. Можно я ощущенчески передам свое настроение?» И он — я не могу просто не процитировать, совершенно короткий танка такой японский — «я никогда не видел такого белого снега и такой синей воды, я никогда не забуду, как черный лоснящийся кит ударил хвостом и айсберг медленно, словно во сне, стал переворачиваться, с шумом обнажая свои зеленые грани, сверкая, как гигантский драгоценный камень». Вот это все — это его ощущение об Аляске.

С. БУНТМАН: Здорово. По-моему, это гораздо интереснее, чем, с одной стороны, рассказы типа «повернись, и налево… повернись, и направо…» и, второе…

С. КУЧЕР: Хотя (извините), что касается направлений, статистики, фактуры, разумеется, это все тоже будет.

С. БУНТМАН: Да, но это в какой-то совершенно другой форме и в других местах в журнале.

С. КУЧЕР: Безусловно.

С. БУНТМАН: Всему свое место. Или — там было так, вот здесь привязано, что если он кинематографист, он рассказывает о том, как снимал кино там-то, причем с наибольшим количеством, наверное, каких-то забавных случаев. То есть, насколько я понимаю, вы стремитесь пойти по тому и как кажется вашим авторам, можно поступить не то, что оригинальнее, а повернуть по-другому и свое восприятие, и вы к этому вообще поощряете, насколько я понимаю, авторов на это? Вы толкаете, да?

С. КУЧЕР: Естественно. Ну, вот, допустим, сейчас, в новый номер нам совершенно очаровательное эссе о карнавале цветов в Ницце написал Виталий Дымарский небезызвестный, например. Просто очаровательно. Очень своим языком. Понимаете, вот можно говорить по-разному. Понятно, что каждый человек пишет, в любом случае, своим языком, но один человек пишет так, как можно написать, прочитав огромное количество информации в Интернете, и потом все это грамотно изложить на бумаге. Будет тоже красиво, будет понятно — вот здесь вот Флоренция, здесь Венеция. А другой человек напишет так, что ты поймешь — только он там был и так как был, не был никто.

С. БУНТМАН: Ну, конечно.

С. КУЧЕР: И, главная задача, пожалуй, которую мы ставим в данном случае перед собой и перед авторами, чтобы человек, который прочтет тот или иной материал, он должен понять, что, разумеется, он должен понять, что это мир другого человека, но он должен для себя открыть этот город по-своему.

С. БУНТМАН: Вот открыть еще и визуально. Как вы отбираете фотографии, как принципиально? Вот здесь будет понятно — главный вопрос, который здесь задают очень часто, Евгений из Санкт-Петербурга и другие — чем журнал отличается от подобных в России? Например, вот, говорит — чем от «Вокруг света» отличается, чем от русских изданий «Geo»? Вот чем, чтобы нащупать нам тоже ваш взгляд?

П. ВОРОНКОВ: Вы знаете, наверное, я здесь дополню Стаса, ни в коем случае не обижая наших коллег из «Geo», «Вокруг света» и прочих журналов о путешествиях, все-таки, это, на мой взгляд, взгляд человека много путешествовавшего, скажем так,…

С. КУЧЕР: Ну, Петр, когда мы считали, объехал за 80 стран, 84, 86…

П. ВОРОНКОВ: Ну это, наверное, не столь важно, но тем не менее, на мой взгляд, это несколько застывшие формы — красивая картинка и подпись к ней: вот, вы видите перед собой замок Луары, такого-то века, здесь часто любил останавливаться Генрих IV, например. Все-таки, наш журнал мы видим, наверное, более экспрессивным, динамичным в подаче тех же картинок. Да? Был вопрос о картинках.

С. БУНТМАН: Да.

П. ВОРОНКОВ: И еще раз я повторюсь — это, наверное, первый номер — он не типичный.

С. КУЧЕР: Первый номер — более созерцательный, что ли. Другие номера — более движенческие, если могу использовать такое слово, они более динамичные; то есть, к фотографиям главное требование, разумеется, помимо собственно качества, это жанровые снимки — опять же, города через людей, люди через природу, природа через людей. Это можно понять только посмотрев, только сделав, на самом деле. Те журналы, которые вы назвали, к которым мы относимся с большим уважением — вот Петр в данном случае поскромнее, чем я, будет — но я просто уверен немножко в команде, которая делает этот журнал. Я считаю, что нашему журналу просто нет конкурентов, он априори лучший в этой нише, хотя бы по той причине, что в этой нише не работает никто. Остальные журналы — хорошие, красивые калейдоскопы картинок и текстов.

С. БУНТМАН: Посмотрим. Когда можно — первый номер уже можно купить или нет еще?

П. ВОРОНКОВ: Первый номер да, сейчас уже в продаже, он только-только появился.

С. БУНТМАН: А он где появляется? В какого рода киосках? Потому что у нас до сих пор очень странная система с распространением, у нас далеко не все, далеко не везде, то отступают, то наступают, то в метро можно, то нельзя…

С. КУЧЕР: Совершенно понятно, что вопросом распространения предметно, по киоскам, занимается специальная служба распространения, но через «Роспечать» распространяется журнал, в киосках вы можете увидеть, в классических киосках печати, в магазинах типа «Седьмой континент», вот именно с января они появляются в продаже там.

С. БУНТМАН: Ну вот такие магазины, где всегда есть отдел журналов, в больших супермаркетах уже есть?

П. ВОРОНКОВ: Да. Ну пока у нас стартовый тираж не такой большой, 50 тысяч всего, но это реальный тираж и мы с этого только начинаем. Сейчас посмотрим, как он разойдется.

С. БУНТМАН: Ну, конечно, посмотрим. И для этого нужно, чтобы люди знали, где его купить, где можно его приобрести, чтобы посмотреть.

П. ВОРОНКОВ: По крайней мере, в редакцию уже приходят отклики и такие очень приятные для нас.

С. БУНТМАН: Хорошо. Забавный вопрос — Алексей говорит: «Про Рио-де-Жанейро вы пишете?» — а я смотрю на обложку, здесь вообще все.

П. ВОРОНКОВ: О Рио-де-Жанейро написал Пауло Коэльо, я думаю, здесь комментариев…

С. БУНТМАН: Очень интересный вопрос Стасу.

С. КУЧЕР: А вообще я прошу напомнить просто товарищу — помните Остапа Бендера? Все это выдумка, нет никакого Рио.

С. БУНТМАН: Конечно, ну это понятно, но я не хотел разочаровывать людей — поэтому. Может, кто-то считает, что он есть на самом деле, Рио. «Что для вас рай на Земле — какой-нибудь есть уголок? Скажите, пожалуйста, какая страна, какой краешек Земли запал вам в душу больше других, где для вас — рай на Земле», — пишет Людмила.

С. КУЧЕР: Знаете, пожалуй, рай на Земле для меня там, где любимая женщина, там, где друзья, там, где дело, которым занимаешься, настроение — что называется гармония с самим собой. А если говорить о некоем географическом месте на планете Земля, где более комфортно, что ли, себя чувствую, то есть несколько мест. Энергетически я действительно — я три раза в жизни был в Гранд-Каньоне и каждый раз не случайно оказывался. Я в первом номере, кстати, подробно об этом написал и действительно каждый раз я там рождаюсь заново, вот буквально рождаюсь заново духовно и физически, на самом деле. То есть, если я приезжаю с очень плохим настроением, не люблю это слово, но в состоянии, близком к депрессии, или еще что-нибудь, я выхожу оттуда совершенно другим — полным жизни, силы, энергии, фантастических каких-то планов и начинаний, которые сбываются в итоге. Три раза на протяжении 15 лет…

С. БУНТМАН: Журнал, небось, тоже в Каньоне появился?

С. КУЧЕР: Идея? Идея журнала появилась не в Каньоне, идея журнала появилась на маленьком острове близ Вьетнама в Юго-Восточной Азии. Кстати, Вьетнам — это еще одно место, которое я могу назвать… Рай на Земле — он, где хочешь, на самом деле. Ты можешь найти его где угодно, хоть в Москве.

С. БУНТМАН: Это точно.

С. КУЧЕР: Но красота, она, еще раз говорю, в Юго-Восточной Азии, безусловно — один из красивейших регионов планеты, при всем при том, что там произошло в последние недели.

С. БУНТМАН: «Планируют ли ваши гости, — пишет Борис, — делать Интернет-версию журнала?» Журнал называется «National Geographic Traveler».

С. КУЧЕР: Да, планируем. Собственно, работа над этим уже идет.

С. БУНТМАН: «Будут ли путешествия во времени и пространстве, например, запретные города мира?» — вот такие вещи Валерий Борисович пишет.

П. ВОРОНКОВ: Я не знаю, что имеется в виду под запретными городами мира…

С. БУНТМАН: Ну как запретный город в Пекине или что-нибудь в этом роде?

П. ВОРОНКОВ: Вообще-то, у нас разные авторы совершенно. Вот один из авторов у нас будет в следующем журнале — это Яцек Палкевич, например, которого называют, во-первых, вторым Туром Хейердалом, это человек, который сделал Амазонку длиннее, то есть, я думаю, человек, который был и в Бутане, и везде. Но, я думаю, он расскажет читателям очень много интересного.

С. БУНТМАН: Хорошо. Мы продолжим через 5 минут наш разговор.

С. КУЧЕР: О запретах можно отдельно поговорить.

С. БУНТМАН: Хорошо, отлично. Сейчас послушаем новости.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН: Мы представляем новый журнал «National Geographic Traveler» и его главный редактор Станислав Кучер у нас сейчас в гостях и Петр Воронков — креативный директор этого журнала. Ваши вопросы 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Ну, вот, я чувствую сейчас к вам реклама потечет. «Сколько стоит страница рекламы в вашем журнале», — спрашивает Игорь. Небось, хочет разместиться.

С. КУЧЕР: Ну это нужно просто открыть журнал, там есть регистрационные данные, есть телефоны отдела рекламы, позвонить туда, связаться и решить все вопросы. Естественно, сейчас действуют первоначальные скидки какие-то, но недолго.

С. БУНТМАН: «Напишите, пожалуйста, о Бангладеш. У нас очень мало знают эту страну и относятся к ней иронически, а там самом деле обалденная страна и прекрасные люди». Ну вы не правы, что у нас мало знают и иронически относятся. Вообще знают достаточно.

С. КУЧЕР: О Бангладеш напишем, более того, я считаю, что про Бангладеш мы опубликуем просто часть дневников Джорджа Харрисона, который в этой стране был и, как известно, посвятил целый концерт Бангладешу и целую песню Бангладешу. В третьем-четвертом номере, скоро.

С. БУНТМАН: Ну вот тут, конечно, у нас конец года так бабахнул. Не то, что даже по путешествиям, все это преходящие вещи, то, что сейчас некоторые люди не смогли поехать или компаниям плохо. Конечно, это кошмар, что столько народу погибло и столько разрушено всего было и тех мест, о которых сам Бог велел вам писать и вашему журналу тоже. Это просто ужасные вещи. Вы будете писать когда-нибудь о каких-нибудь катастрофах или о чем-нибудь еще?

П. ВОРОНКОВ: Обязательно. Именно в связи вот с этой катастрофой, она дала такой толчок, вот в следующем же номере будет большая статья о стихиях, потому что сейчас часть народа отдыхает в тропиках, часть народа отдыхает в горах и поэтому там будет и о лавинах, и о цунами, и о землетрясениях, может ли что-то человек сделать в минуты стихийного бедствия, когда все происходит в мгновение ока, но тем не менее, можно ли как-то спастись, как-то спасти ближнего, чем-то помочь и так далее.

С. КУЧЕР: То есть вплоть до практических советов что делать, если, допустим, вы осматривали кратер вулкана и оказались ни с того, ни с сего под дождем — то, что называется метеоритно-вулканический дождь. Во-первых, лучше оказаться ночью, потому что видно, что на тебя падает, во-вторых, ни в коем случае нельзя бежать, можно только стоять, уповать на Бога и смотреть вверх, чтобы успеть увернуться от падающих на вас звезд. Таких советов, очень конкретных, будет на самом деле много.

С. БУНТМАН: Хорошо. Чем еще будет ваш журнал? Вот, смотрите, мы говорили так вскользь о полезных вещах, но минимальные здесь какие-то статистические вещи здесь есть. Даже когда озера Англии идут с прекрасными фотографиями и цитатой из Маккартни, что «это сердце страны», есть площадь такая-то, столько-то человек там живет, пальцем указывается, как туда проехать, если уж очень захотят люди. То есть, такие полезные сведения есть. Скажите, пожалуйста, вот принципиальный вопрос — будете ли вы печатать, там, на правах рекламы или материалы туристических фирм? Которые, знаете, как любят говорить — мы предлагаем то-то, пятое-десятое, отели такие-то — перед вами стоит дилемма?

С. КУЧЕР: Эта дилемма перед нами не стоит по той простой причине, что мы коммерческий журнал, в любом случае нас Кремль не финансирует и мы деньги должны будем зарабатывать сами, в том числе, на разного рода рекламе. Другой вопрос, что мы ни в коем случае не опубликуем в нашем журнале статью, которая не будет соответствовать нашему духу и не будет интересной. То есть, есть такое понятие на Западе как «product placement», то есть размещение рекламы неких компаний в случае, если они действительно ложатся в текст. Если альпинисты отправились покорять Кайлос, например, вот об этой истории можно отдельно рассказать, если они пошли с оборудованием определенной фирмы, которое в определенный момент их действительно спасло от смерти, то почему бы об этом не написать? Если эта фирма к тому же заплатила деньги за организацию экспедиции — почему нет? Если это на самом деле так. Поэтому, я думаю, мы найдем здесь органичное сочетание.

С. БУНТМАН: Мария Викторовна задает вопрос, важный для узнавания: «Как написано — кириллицей или латиницей?» «National Geographic Traveler» написано латиницей, естественно, а «В поисках новых ощущений» написано по-русски.

П. ВОРОНКОВ: В принципе, все понятно, наверху еще написано «Всемирные путешествия», так что узнать нас легко.

С. БУНТМАН: Узнать легко. Очень ли будет дорогой? Я понимаю, что это многих волнует, здесь мне приходят сообщения. Очень ли будет в рознице дорогой журнал?

П. ВОРОНКОВ: Ну вы сами понимаете, что розничная цена, в конечном итоге, зависит от того, сколько накручивает сама розница. Наша отпускная цена — то есть, мы предлагаем в розницу — 30 рублей.

С. БУНТМАН: Ну это вы предлагаете.

П. ВОРОНКОВ: Это недорого. Сейчас я видел его в киосках за 60 рублей.

С. БУНТМАН: Ну, это вполне приемлемо. Между прочем, я так и прикидывал, что примерно столько и будет стоить. Пока столько и стоит, в принципе, журнал вот этой гаммы. Они столько и стоят — разница 10 рублей.

П. ВОРОНКОВ: Ну, «Вокруг света» стоит подороже рублей на 20.

С. БУНТМАН: «Планируете ли вы проводить какие-либо конкурсы для читателей?» — спрашивает Мария.

П. ВОРОНКОВ: Обязательно. Обязательно. Может быть, не с самых первых номеров, но дальше эти конкурсы планируется проводить и призы, уверяю, будут достойные.

С. БУНТМАН: Понятно. «Будете ли вы писать в своем журнале о Норвегии?» Я думаю, что вообще нет такой страны, о которой не будут писать.

П. ВОРОНКОВ: Я думаю, мы до всех доберемся.

С. БУНТМАН: Вот если мы сейчас будем справочник ООН и окрестностей этой организации, то, наверное, все это здесь и будет. «У вашего журнала очень сложное название. Почему не назвать проще?»

С. КУЧЕР: Еще раз объясняю. Поскольку это франчайзинг, то есть, это совместное предприятие американцев и нас, то мы были вынуждены пойти на то, чтобы назвать вот так, как он называется в Штатах и еще в тридцати, повторю, примерно странах, где он выходит под этим названием. Другое дело, что «В поисках новых ощущений» — вот этот подзаголовок, он очень о многом говорит. И человек, который прочтет наш журнал один раз, ему дальше, я уверен, будет все равно. Он будет читать ради того, что внутри.

С. БУНТМАН: «Сколько страниц», — спрашивают. Ну, под двести тут страниц.

С. КУЧЕР: Страниц в первых номерах будет порядка ста пятидесяти.

С. БУНТМАН: «Вы печатаете в журнале только известных людей или вас может заинтересовать материал обычного человека?» — Наталья спрашивает.

П. ВОРОНКОВ: Нет, не только известных.

С. КУЧЕР: Не столько известных.

П. ВОРОНКОВ: Не столько известных, главное, чтобы материал был интересен, его интересно было читать. Вот как ни странно, из нашей прессы ушло такое понятие, на мой взгляд, как «чтиво». Мы же все воспитаны на «Острове сокровищ», на «Одиссее капитана Блада», приключения, путешествия, и вот это, к сожалению, если мы вернемся к разговору о тех журналах, которые составляют так или иначе нам конкуренцию, вот этого там нет, мне кажется, этого не хватает. А мы стремимся сделать именно такой журнал.

С. КУЧЕР: И потом, понимаете, просто, известные люди — о них, естественно, задаешь вопрос, когда видишь их фотографии на странице журнала, но вы можете прочитать даже первый номер — у нас не все статьи написаны известными людьми, далеко не все. Многие статьи написаны людьми, которые известны в своих странах, но они неизвестны у нас. Здесь есть Уолтер Кронкайт, здесь есть Питер Дженнингс, например, которых, ну по большому счету, новое поколение россиян вряд ли знает. Но это очень достойные люди. Есть просто двадцатилетние альпинисты, которые вернулись со своими ощущениями никем ранее не покоренных вершин.

П. ВОРОНКОВ: О Нью-Йорке, например, пишет Катя Довлатова, дочь замечательного нашего писателя Сергея Довлатова, и это ее город, ее ощущения, биение ее пульса.

С. БУНТМАН: Вот, кстати, вам о катастрофах. Довольно стандартная стала фраза, что после 11 сентября — другой город, все говорят. Другой город. А вот какой город это сейчас? Вот очень хорошо было бы сейчас.

П. ВОРОНКОВ: Ну, вот, если читатели приобретут этот журнал, Катя, по-моему, очень хорошо об этом написала.

С. КУЧЕР: Катя написала так, что уже через несколько недель город начал показывать признаки выздоровления — нью-йоркцы снова начали материться. Это город, который восстанавливается быстрее других.

С. БУНТМАН: Понятно. Ну, вот, говорят, что он восстановился, но какой-то стал другой — не хуже, не лучше, а вот какой-то чуть-чуть поворот.

С. КУЧЕР: А что, Москва в прошлом году была другой или такой же?

С. БУНТМАН: Конечно, другой. Есть стержень, но что-то все время меняется, конечно. Все, будем следить за тем, как что меняется. Это «National Geographic Traveler», это новый журнал и мы сегодня говорили со Станиславом Кучером, главным его редактором, мы говорили с Петром Воронковым, его креативным директором. Ребят, вам удачи, успехов в этом году, давайте, так, в него входите двенадцатью хорошими шагами такими.

С. КУЧЕР: Читайте наш журнал, не уставайте жить и будем сотрудничать, поскольку, я надеюсь, это не последний раз, когда мы к вам приходим и не последний раз, когда представители вашей радиостанции появятся на наших страницах, а это уже произошло. Счастливо.

С. БУНТМАН: Хорошо. Спасибо. Всего доброго.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире