'Вопросы к интервью
16 декабря 2004
Z Интервью Все выпуски

Дело о признании результатов выборов в Госдуму 4-го созыва недействительными


Время выхода в эфир: 16 декабря 2004, 15:08

А. ВОРОБЬЕВ – Еще раз добрый день, как было обещано, поговорим в этом часе о деле или, скажем так, о решении Верховного суда, который сегодня отклонил иск по делу об отмене итогов выборов в ГД четвертого созыва. С большим удовольствием представляю вам сегодняшних гостей. Это Елена Лукьянова, добрый день.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Здравствуйте.

А. ВОРОБЬЕВ – И Вадим Прохоров. Адвокаты «Комитета 2008: свободный выбор».

В. ПРОХОРОВ – Добрый день.

А. ВОРОБЬЕВ – Ну что же, вы проигравшие?

Е. ЛУКЬЯНОВА – Да, наверное, проигравшие, с одной стороны. С другой стороны, почти пять недель судебного заседания, думаю, что нам все-таки удалось привлечь внимание к тем нарушениям, грубым очень нарушениям, которые были в ходе избирательной кампании декабря 2003 года. На самом деле, об этих нарушениях известно всем, никакой тайны в них не было, об этом знает абсолютно все население, потому что все смотрели телевизор, все видели те перекосы в информировании, те нарушения в агитации. Те, кто особенно работал на избирательных кампаниях, видели и много других нарушений, которые были уже как бы внутри самого избирательного процесса. Ни для кого это не секрет, так что фактически мы только вынесли, как сказал судья Владимир Зайцев, в публичное место, так он назвал зал заседания Верховного суда на минус четвертом этаже, с бункерной дверью. Эти факты, мы их систематизировали и заявили от группы заявителей, где две политических партии, коммунистическая партия РФ и партия «Яблоко», и семь индивидуальных заявителей. Заявили для рассмотрения для принятия правового решения. Более того, несмотря на все, что мы сегодня услышали от судьи, на самом деле, все это было очень коротко, дольше зачитывалось название нашего иска и название политических партий. Я уверена, что правовая позиция у нас мощная, еще мощнее она стала в ходе судебного заседания, потому что все доказательства слились воедино и стали очень рельефно видно. И очень слабая была позиция наших оппонентов, ЦИК, это было очень наглядно видно.

А. ВОРОБЬЕВ – Член ЦИК Сергей Большаков, я позволю себе привести его цитату – «я задаю себе вопрос, что объединило в настоящем процессе антагонистов, коими, безусловно, являются заявители, и нахожу единственный ответ – объединяет их в этом противоестественном союзе общая участь политиков, не получивших по итогам выборов ожидаемого количества голосов избирателей». Конец цитаты.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Я очень коротко скажу, дело в том, что больше господину Большакову просто нечего сказать, самый простой ответ на ту правовую позицию, которая была у нас, сейчас Вадим дополнит, это ответить таким образом, т.е. увести процесс из правового русла в некое политиканство, в некую политическую стезю. Это, на самом деле, сама слабость позиции ЦИК.

В. ПРОХОРОВ – Да, хотелось бы добавить, что я хорошо знаю Сергея Владимировича Большакова, с большим уважением к нему отношусь, но следует отметить, что вообще-то это не его дело по данному иску задаваться вопросов, что объединило ряд политических партий, ряд известных политиков. Мы все-таки обсуждали правовую позицию заявителей, которые представили доказательства серьезнейших, я еще раз подчеркиваю, серьезнейших нарушений избирательного законодательства. А позиция ЦИК сводилась к тому, что никаких нарушений не было, все в порядке, если президент занимался, с нашей точки зрения, противозаконной агитацией, так на то его воля. И анализировать, что объединило, а что может разъединить, наверное, все-таки не входит в задачи ЦИК как органа, организующего выборы, который должен выступать независимым арбитром, что бы ни объединяло тех или иных политиков в ходе выборов и после, в ходе судебного разбирательства.

А. ВОРОБЬЕВ – У вас здесь на столе, жаль, что вы этого не видите, такие достаточно объемные кипы бумаг, аккуратно подшитых, это, я так понимаю, дело иска подаваемого, да? Вы можете сказать, что дело рассматривалось скрупулезно судьей? Вы можете сказать, что он попытался вникнуть во все детали того, что ему предъявлено?

В. ПРОХОРОВ – Вы знаете, вы задали как раз тот самый вопрос, ответ на который, я думаю, в ходе ответа на который можно попытаться понять, почему мы не считаем, я лично не считаю себя проигравшим. Во-первых, еще не вечер, пройдена только первая судебная инстанция. Во-вторых, как шел судебный процесс, следует отметить, что, к сожалению, оправдались наши худшие подозрения. И в ходе судебного процесса уважаемому судье Владимиру Зайцеву мы трижды, трижды различные участники процесса из числа заявителей заявляли отвод. Я хочу сказать, что за порядка 10 лет, чуть менее 10 лет адвокатской деятельности я впервые, наверное, да, впервые заявлял отвод судье, но это было именно мотивировано тем, что не было никакого желания ни со стороны суда, к сожалению, ни тем более со стороны ЦИК разобраться во всем массиве представленных нами доказательств. Нами было представлено 103 тома распечаток всех новостных программ, всего, по сути, телеэфира, той самой вакханалии, которая длилась в течение нескольких месяцев, осенних месяцев 2003 г., в пользу одной-единственной политической партии, в чем принимали участие и президент, и иные должностные лица, нами были представлены 302 видеокассеты. Так вот, как вы думаете, из этих 302 видеокассет сколько было просмотрено судом? Полторы, полторы видеокассеты.

А. ВОРОБЬЕВ – Почему так?

В. ПРОХОРОВ – Один день из девяноста. Т.е. если брать по количеству дней, было исследовано 1.5% доказательств. Это необъяснимо ни с точки зрения профессионального юриста, тем более уважаемого судьи Верховного суда, объяснять это тем, что слишком мало времени, извините, за несколько месяцев серьезной работы суда можно было бы разобраться со всем объемом доказательств, во всяком случае, не 1.5% представленных видеокассет, не 5% исследованных нами печатных материалов. Кроме того, из порядка 100 заявленных свидетелей, среди которых мы ходатайствовали о вызове руководителей телекомпаний, которые могли бы прояснить ситуацию, почему был такой серьезный перекос в сторону одной-единственной политической партии «Единая Россия». Мы ходатайствовали о вызове специалистов в этой сфере, уважаемого Михаила Александровича Федотова, который возглавлял целый ряд организаций, носящих характер третейских судов по информационным спорам, который тоже мог бы дать необходимые пояснения. И был заявлен целый ряд избирателей в качестве свидетелей. Так вот, удовлетворено было ходатайство об одном-единственном техническом свидетеле. Представитель той самой организации, которая писала видеокассеты, все остальные ходатайства судом были отклонены. Понятно, что ни о какой объективности и всесторонности говорить не приходится, к сожалению.

А. ВОРОБЬЕВ – Дорогостоящим адвокатам, вам пишет человек, который подписался Левон, Большаков убеждает, а вы нет. Кстати, мы поговорим в программе «Рикошет», кого из вас, уважаемые радиослушатели, кто вас в большей степени убеждает, Большаков, Верховный суд или позиция адвокатов и, собственно, истцов. Давайте уйдем на новости, но буквально на минуту.

НОВОСТИ

А. ВОРОБЬЕВ – Ну что же, мы здесь попытаемся разобраться, в какой ситуации оказались истцы, их представители, чувствуют ли они себя пострадавшими, потерпевшими, вообще проигравшими, так лучше сказать. Но не кажется ли вам, что изначально вы не рассчитывали на иное какое-то решение? Смотрите, что, я все к тому же Большакову, который сегодня вспомнил слова Ирины Хакамады, сказанные ей в выступлении в прениях, о том, что процесс планировался как политический ритуал, правовой спектакль.

В. ПРОХОРОВ – Как представитель Ирина Хакамады могу сказать, что это была риторическая фраза, после чего она доказывала, что это именно не так, что утверждать так было бы неправильным. И это не является никаким политическим ритуалом хотя бы потому, что процесс был подготовлен нами серьезно. Подготовка иска заняла несколько месяцев, создание этой доказательной базы, то, чего, кстати сказать, мы не почувствовали со стороны ЦИК, которая не была заинтересована в исследовании подробном ни одного, по сути, представленного доказательства. Все наши ходатайства они отвергали.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Я хотела бы добавить, дело в том, я хочу сакцентировать на этом внимание, что среди заявителей были не только отдельные лица, но были две политические партии, одна из которых очень серьезно пострадала на выборах, это видели все. У нее было отнято порядка 10% ее электората, причем жесткой административной ресурсной политтехнологией, это КПРФ. Можно говорить о дорогих адвокатах, можно говорить о проплаченном процессе. Но, тем не менее, коммунисты впервые объединились с правыми, с либералами. Не потому, что это участь проигравших политиков, а потому, что, наверное, когда настолько чудовищно нарушается законность в стране, это уже тот набат, где невзирая на свои политические убеждения и разницу в них наиболее активно мыслящие люди в стране встают для того, чтобы защитить интересы страны.

А. ВОРОБЬЕВ – Алина пишет – как вы объясните тот факт, господа, что после выборов 96 г. коммунисты нигде не оспаривали украденную у них победу, что заставило сейчас их выступить в столь странном альянсе?

Е. ЛУКЬЯНОВА – Я не могу с вами согласиться, дело в том, что коммунисты оспаривали всегда любые нарушения, в этом им не откажешь. Другой вопрос, сколько у них сил на это, сколько юристов, которых, в общем-то, они проплатить не могут, они делают это все своими силами. И одним из заявителей был начальник юридической службы компартии, индивидуальным заявителем, Вадим Георгиевич Соловьев, который, собственно, и принес в суд наибольшее количество доказательств. Более того, очень интересный был такой феномен, когда правые, другие заявители самых разных политических воззрений, они все на этом суде встали на защиту коммунистов, потому что это именно та политическая партия, в отношении которой творился самый большой произвол.

А. ВОРОБЬЕВ – Вадим хочет что-то добавить?

В. ПРОХОРОВ – Я хотел бы добавить, что, конечно же, произвол творился в отношении, с моей точки зрения, не столько и не только партии коммунистической или «Яблока» или иных партий, принимавших участие в выборах, но всех, кроме «ЕР», по большому счету, может быть, еще кроме «Родины», произвол творился, прежде всего, в отношении избирателей. Потому что именно избиратели имеют право на получение объективной, беспристрастной и достоверной информации, взвешенной и равной по отношению к различным политическим партиям. В выборах участвовало 23 партии, получали мы информацию, все жители России, это наглядно доказано теми подсчетами, которые произведены по 5 телеканалам, преимущественно в отношении одной партии. Что касается, например, Первого канала, то 56% информации в отношении политических партий было посвящено «ЕР». Что касается того, что же заставило объединиться, я, например, сам представитель правой политической партии, действительно, никогда не состоял в компартии, но хочу отметить, что бывают такие времена, когда приходится объединяться. Если мы вспомним осень 73 г. в Чили, все оказались примерно на одном стадионе. Конечно же, слава богу, такого пока нет, но, действительно, набат уже прозвучал.

А. ВОРОБЬЕВ – То, что вы делаете, это примерно то, что происходит на Украине, только пока у нас это без участия народа, важно протестовать против фальсификации, доведите дело до конца, Ольга и Валерий. Понимаете, такая есть точка зрения.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Что касается фальсификаций, я так понимаю, что слушателей очень сильно интересует, были ли доказаны фальсификации.

А. ВОРОБЬЕВ – Есть такой вопрос по «ЕР», кстати сказать.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Сразу после прохождения выборов, особенно коммунистами, были поданы заявления в прокуратуры разных регионов о фальсификации результатов выборов именно в этих регионах. И до сих пор, фактически год, эти расследования тянулись, именно в ходе нашего суда, этих 5 недель заседания на минус четвертом этаже поступило заключение, поступил документ из Адыгеи, где прокуратура признала фальсификацию результатов выборов в пользу «ЕР», только по одному району Адыгеи было установлено, что в пользу «ЕР» фальсификация выборов составила порядка 3 тыс. голосов. Даже простое умножение этой цифры на 89 субъектов федерации, можно, конечно, умножить на число районов в России, будет гораздо больше, дало цифру, которой, допустим, не хватило, дало число голосов, которых не хватило, допустим, партии «Яблоко» для участия в распределении мандатов, для прохождения 5% барьера. Это элементарно. Но имейте в виду, эти расследования идут. Они идут, по большинству регионов они не завершены. А срок обжалования выборов уже истек, год прошел. Мы успели.

В. ПРОХОРОВ – И, к сожалению, у органов прокуратуры далеко не везде, скажем так мягко, есть желание довести их до конца и завершить их надлежащим образом. Собственно, на суде мы говорили абсолютно очевидные для большинства вещи, для любого, кто смотрит телевизор, кто сталкивался с тем, что происходило во время выборов 2003 г., просто мы постарались это систематизировать и облечь все в соответствующую доказательственную базу. А говорить, что это политические аутсайдеры, как, например, заявлял тот же самый Большаков, извините, все-таки худо-бедно, но за партию коммунистов и за партию «Яблоко», кстати сказать, в совокупности проголосовало значительно более 10 млн. избирателей. К великому сожалению, боюсь, что не найдется в России столько же избирателей, которые бы доверяли, скажем, ЦИК, к сожалению, подчеркиваю. Поэтому говорить, кто за кем стоит и кто является аутсайдером, мне кажется, некорректно и является большой натяжкой.

А. ВОРОБЬЕВ – Как Верховный суд обосновал свой отказ, спрашивает Николай?

Е. ЛУКЬЯНОВА – Пока еще никак. Сегодня зачитал судья Зайцев короткое решение, обещает выдать мотивировочную часть с обоснованием только через 10 дней.

А. ВОРОБЬЕВ – Т.е. 25-го, да?

Е. ЛУКЬЯНОВА – Да, он нас поставил в очень жесткие, конечно, рамки с обжалованием, потому что все 10 дней обжалования приходятся фактически на предпраздничные и праздничные дни, но я думаю, что мы решим эту ситуацию. Но, на самом деле, я думаю, что мы можем предположить, чем же это обосновано. Во-первых, вольной совершенно трактовкой избирательных законов, как это делала ЦИК в ходе процесса. Были случаи, когда мы просто задавали вопрос, а чем вы руководствовались, ЦИК, когда, допустим, принимали решение передать те или иные мандаты «ЕР», хотя в ходе процедура была нарушена очень серьезно, прямо по закону. Чем, прочитайте нам норму правовую, которой вы руководствовались – молчат. Второй раз спрашиваешь, не отвечают. Третий раз спрашиваешь, не могут назвать.

В. ПРОХОРОВ – Здесь хотелось бы добавить, что суть нашего иска, может быть, об этом не знают многие радиослушатели, основания иска не сводились только к фактам фальсификации. Значительная часть этого, как вы правильно сказали, объемного тома, составляющего исковое заявление или, правильнее сказать, заявление в Верховный суд, посвящена тому вообще вопиющему факту, что 37 кандидатов, шедших в списке «ЕР», являющихся, в основном, губернаторами. Там было 29 губернаторов, мэров городов, ректор МГУ, к великому сожалению, как выпускнику мне прискорбно об этом говорить, и ряд других, занимающих государственные должности или общественно-значимое положение. Они были включены в списки «ЕР» исключительно для того, чтобы, по сути, с нашей точки зрения, введя в обман избирателей, поскольку изначально и не планировалось их вхождение в состав ГД, чтобы прошли следующие за ними по списку «ЕР», т.е. те самые кандидаты, которых не было в избирательном бюллетене. Приходит избиратель на участок и видит в избирательном бюллетене губернатора своей области и губернаторов двух соседних областей, как правило, достаточно уважаемых и популярных людей.

А. ВОРОБЬЕВ – Лужков, Шаймиев, Шойгу.

В. ПРОХОРОВ – Да, Лужков, Шаймиев, Шойгу – это первая четверка была «ЕР», но была тройка, допустим, в Тюменской области, скажем, Собянин, Филиппенко и Неелов, достаточно уважаемые и популярные люди.

А. ВОРОБЬЕВ – Хлопонин.

В. ПРОХОРОВ – Хлопонин в Красноярске и т.д. Вот первая тройка уходит и проходят абсолютно мало кому известные люди, Иванов, Петров, Сидоров. И именно эти люди сейчас и являются винтиками в ГД. Потому что недавний скандал с позицией Суркова в отношении того, какие же вы депутаты, в общем, конечно, он имеет под собой определенную подоплеку, потому что, действительно, люди-то голосовали за Лужкова, Шаймиева, Хлопонина и Неелова или, скажем, Собянина, т.е. популярных в регионе людей, а получили совсем других, по сути, безответственный, в общем, парламент. И этому была посвящена значительная часть иска. А уж как передавалась в стране государственная власть, каким образом ЦИК проверял документы, это отдельный разговор, о котором можно было бы более подробно поговорить.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Я хотела бы дополнить, в ходе процесса как раз нам удалось доказать то, что ряд этих лиц не собирались изначально, т.е. я не согласна с Вадимом, что это было наше предположение. У нас к материалам дела приобщена тюменская газета, где Тулеев откровенно говорил, что я заявляю, что я не пойду, что я здесь только для того в этом списке, чтобы работать с населением, привлечь избирателей моей территории, моего региона к голосованию за «ЕР». Мы рассматривали передачу НТВ, в которой корреспондент откровенно, берущий интервью у Лужкова, говорит, что ни Лужков, ни Шойгу не собираются, априори не собираются идти в ГД. Лужков говорит – да, я выдвигаюсь как мэр Москвы, чтобы работать с москвичами, чтобы привлечь избирателей на сторону «России», это все системно-доказательная база. Другой вопрос, что когда мы попытались, а судья нам говорит – приведите мне сюда журналиста, который скажет, что на него давили, мы попытались найти этого корреспондента, извините, это было не НТВ, это было ТВЦ, корреспондента ТВЦ Александра Марков. Я с ним разговаривала по телефону, он был в этот момент на Майдане Незалежности, я ему говорю – вы придете в суд свидетелем? Он говорит – нет, не приду. А почему? Я не хочу, я потеряю работу. Как же так, об украинских выборах говорить можно, об их незаконности, а о российских нельзя? Он говорит – да.

А. ВОРОБЬЕВ – Еще любопытная история, у нас 20 секунд буквально до новостей середины часа, очень коротко ответьте пожалуйста, насколько нарушения при подсчете голосов привели к искажению результатов выборов в думу? Это важный вопрос от Татьяны. И мы перейдем на «Рикошет», не заканчиваем.

В. ПРОХОРОВ – К искажению результатов привели не только нарушения при подсчете голосов, которые мы считаем доказанными, но и серьезнейшие нарушения порядка информирования избирателей и нарушения правил предвыборной агитации.

А. ВОРОБЬЕВ – Насколько существенно?

В. ПРОХОРОВ – Полагаем, что очень существенно, потому что именно из телевизионных каналов, особенно Первого и Второго государственных, где эти нарушения наиболее существенные, избиратели получали большую часть информации.

А. ВОРОБЬЕВ – 15:30 в Москве, мы уйдем на новости, но через 5 минут программа «Рикошет», гости останутся в студии, проведем «Рикошет» вместе.

НОВОСТИ

А. ВОРОБЬЕВ – Пока давайте вернемся, уж извините за выражение к нашим баранам, так вот, я держал в руках две бумаги, оба заявления, подписанные одним и тем же человеком, С. Шойгу и С.К. Шойгу, держала в руках графологическая экспертиза этой подписи, эксперт признал подпись недействительной, это подписи разных людей?

В. ПРОХОРОВ – Разные люди.

А. ВОРОБЬЕВ – Вопрос сегодня будет вот с чем связан, вы, конечно же, об этом не знали, это всплывают такие вещи только сейчас, но вы все или, во всяком случае, большинство ходили все-таки на выборы и голосовали. Сегодня вы знаете, какое решение вынес Верховный суд. Вы согласны с решением сегодняшним Верховного суда?

«РИКОШЕТ»

А. ВОРОБЬЕВ – Ну что же, давайте к нашим заявлениям, это любопытная такая история. Расскажите, что это.

В. ПРОХОРОВ – Это ровно то, о чем я говорил, что в основу нашего иска было положено не только нарушения порядка агитирования и информирования избирателей, нарушения при подсчете голосов, но и нарушения, с нашей точки зрения, со стороны тех 37 кандидатов от «ЕР», которые заведомо, баллотировались, заведомо зная, что не собираются работать в ГД. Я подчеркиваю, что это идет речь только о тех 37, которые отказались от депутатских мандатов. Всего-то в думу прошло порядка 120, если я не ошибаюсь, представителей «ЕР», 37 из них отказались. Один из них – это уважаемый Сергей Кожугетович Шойгу, занимавший номер 2 в списке «ЕР», который, очевидно, привлек голоса многих избирателей к данному списку.

Е. ЛУКЬЯНОВА – На самом деле, по закону, если из первой тройки до распределения мандатов кто-то отказался от участия в их распределении, эти места в думе должны перейти к другим политическим партиям, которые преодолели 5% барьер. Но, тем не менее, ЦИК, работая в течение всей предвыборной кампании и сейчас адвокатом «ЕР», перераспределила эти два места, Шойгу и Лужкова, в пользу «ЕР». Это мы оспаривали.

В. ПРОХОРОВ – Так вот, и слава богу, что хоть что-то суд истребовал в ходе судебного разбирательства, видимо, не подозревая, что ожидает, какие открытия его ожидают в связи с этим. И были истребованы заявления, с одной стороны, это заявления конца сентября о согласии кандидатов баллотироваться в составе «ЕР», а далее это уже заявления от 20-х числе декабря об отказе от депутатских мандатов. То, как они принимались ЦИК, кто их вообще доставлял и т.д., это отдельный разговор. Но самое интересное, что заявления Шойгу Сергея Кожугетовича в соответствии с заключением экспертов подписаны разными людьми, о согласии баллотироваться и об отказе от депутатского мандата.

А. ВОРОБЬЕВ – И что сказал судья?

В. ПРОХОРОВ – Судья эти документы взял, очевидно, приобщил к материалам дела, он нам их не вернул, но он сказал, что что-то вроде того, что это не относимо к данному делу, какая разница, в общем, в исследовании, в подробном исследовании данного факта судьей нам было отказано, что, впрочем, вполне ожидаемо и неудивительно.

«РИКОШЕТ»

А. ВОРОБЬЕВ – Ну что же, давайте попытаемся, понятно с сегодняшним решением, ваши дальнейшие действия, вы будете обжаловать этот приговор, пытаться сначала в России и затем пойдете в европейский суд, такие планы есть?

В. ПРОХОРОВ – Безусловно, мы обжалуем это решение в кассационной коллегии Верховного суда в соответствии с порядком, установленным нашим законодательством, и все-таки мы надеемся, несмотря ни на что, мы надеемся найти правду в российских судебных инстанциях, потому что это права российских избирателей. И опять же, несмотря ни на что, я все-таки питаю хоть какой-то, но оптимизм в отношении дальнейшего разбирательства в кассационной коллегии. Тем более что суд первой инстанции откровенно и недвусмысленно отказал нам просто в элементарном исследовании даже тех доказательств, которые мы сами с трудом собрали и все-таки представили в суд. Что касается дальнейших действий, то это будет видно по решению кассационной коллегии. Ели оно, это решение, будет таким же об оставлении в силе сегодняшнего решении суда первой инстанции, тогда, безусловно, будем предпринимать меры по обращению в европейский суд по правам человека в Страсбурге.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Я хотела бы добавить, что дело даже не в том, есть, наверное, люди, которые говорят – они хотят раскачать государственный корабль, они хотят признать все сделанное думой за последний год не легитимным, будут такие позиции. На самом деле, главное, чтобы выборы вообще не утратили смысл в России, это, в первую очередь, превентивные меры. Может быть, поэтому как раз «Комитет 2008», который хочет, чтобы следующие выборы были лучше, чем предыдущие, он и взялся за это дело.

В. ПРОХОРОВ – Были законными.

Е. ЛУКЬЯНОВА – В первую очередь, были законными. И вот, собственно, смысл этого суда, потому что на сегодняшний день и интерес к выборам падает, и протестное голосование огромное, против всех, как показывает практика, за последний год все больше и больше голосует, кончится это плохо, потому что это порождает коллективную безответственность и недоверие народа к власти и государству в целом, а это страшно.

А. ВОРОБЬЕВ – Вадим, вы хотели добавить, 30 секунд?

В. ПРОХОРОВ – Да, буквально 30 секунд, я хотел бы только добавить, я сам не сторонник обращаться всегда и во всем к каким-то западным европейским и прочим институтам, надеюсь, что мы разберемся сами. Но, тем не менее, любопытно, что международные наблюдатели об этом же не говорят. Ни уважаемый Вешняков, ни Большаков, ни другие представители власти о том, что международные наблюдатели в своем докладе еще год назад в конце 2003 г. говорили ровно про те же самые нарушения, как потом выяснилось, когда мы подробно занялись этим докладом, которые мы указали в нашем заявлении. Даже для людей, не искушенных в технологиях фальсификации выборов, которые, наверное, в России все-таки развиты в большей степени, чем за границей, к сожалению, не будем перечислять, как мертвые души в списках избирателей, карусель, когда вносятся бюллетени и т.д., даже для достаточно неискушенных и в целом антикоммунистически настроенных западных наблюдателей была видна та несправедливость, которая делалась в период избирательной кампании. Прежде всего, по отношению ко всем избирателям, по отношению, по сути, к правым партиям и, безусловно, по отношению к КПРФ.

А. ВОРОБЬЕВ – Скажите, а если бы сегодняшнее решение Верховного суда было каким-то иным, скажем, в вашу пользу, что тогда, какие действия тогда следовали бы из этого решения?

Е. ЛУКЬЯНОВА – Наверное, все-таки перераспределились бы мандаты в ГД, и ГД, которая сегодня фактически, по свидетельству многих, стала штамповальным цехом законодательных инициатив, приходящих со Старой площади, может быть, снова стала той думой, какой она, допустим, была второго созыва или даже третьего до того, как было нарушено пакетное соглашение, т.е. стал бы парламент думающий.

В. ПРОХОРОВ – Работающий.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Работающий, сегодня ГД утратила свой смысл как представительного законодательного органа.

А. ВОРОБЬЕВ – Ну что же, тем временем у нас закончен опрос. 6 252 человека позвонило, это не так мало, это, я бы даже сказал, много, как вы полагаете, Вадим подсмотрел результаты, тогда не говорите, тогда мы будем пытать Елену, как вы считаете?

Е. ЛУКЬЯНОВА – Я часто участвую в вашем «Рикошете», обычно бывает 52/48, 60/40. Мне хотелось бы предположить, что все-таки наше население неравнодушно к беззаконию, 20 на 80 в нашу пользу.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, 92 на 8, 92 в вашу пользу.

В. ПРОХОРОВ – 92 в нашу пользу?

А. ВОРОБЬЕВ – 92% слушателей.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Спасибо, это приятно, спасибо слушателям.

А. ВОРОБЬЕВ – Из 6 252 позвонивших не согласны с решением, сегодняшним решением Верховного суда, который, как вы знаете, отклонил иск о признании итогов выборов в ГД четвертого созыва недействительными. Я благодарю вас за то, что вы приняли участие в программе. Слово плохое, приняли участие, участвовали, одно слово должно быть, пожелаю удачи, мы будем следить за развитием событий, поскольку, действительно, подобные процессы, наверное, очень важны в том смысле, что они хотя бы создают прецедент.

Е. ЛУКЬЯНОВА – Спасибо «Эху Москвы» за то, что эфир нам предоставили. Спасибо огромное.

В. ПРОХОРОВ – Спасибо всем слушателям.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире