'Вопросы к интервью
01 ноября 2004
Z Интервью Все выпуски

Ситуация в Чеченской республике. Восстановление социальной инфраструктуры.


Время выхода в эфир: 01 ноября 2004, 14:08

С. БУНТМАН – В нашей студии президент Чеченской республики Алу Алханов. Добрый день. Алексей Венедиктов, Сергей Бунтман ведущие сегодняшнего разговора. Я позволю себе задать вопрос по актуальным и очень неприятным событиям, первый же вопрос, который в Интернете был задан нашими слушателями. «В связи с терактами в Грозном, которые были направлены против вас и вашей службы безопасности какие меры принимает руководство Чеченской республики?», — Дмитрий Шелков из Москвы.

А. АЛХАНОВ — Да, вчера имел место факт подрыва автомашины у 9-й городской больницы. И этот теракт был также направлен против сотрудников правоохранительных и силовых структур. Вы знаете, эта война идет, она продолжается, я имею в виду террористическая. Безусловно, таких фактов сегодня можно говорить, становится меньше. Но, тем не менее, вчера такой факт имел место. Данный теракт совершен бандгруппой Машугова. И работа в отношении этого преступника ведется. И я думаю, либо он предстанет перед законом, либо больше отдавать такие команды не будет. Другого выхода нет.

С. БУНТМАН – Какое изменение обстановки или вектор в улучшении обстановки идет в Чеченской республике?

А. АЛХАНОВ — Сергей, я конечно оптимист, но вместе с тем реалист, и сегодня должен прямо сказать, как бы ни было сложно сегодня республике в целом сложно людям очень трудно, неоднозначно в республике, но, тем не менее, те позитивные шаги, перемены, которые имеют место быть, их многие видят. Да конечно, хочется сразу и все, но к сожалению, то, что десятилетиями разрушалось в одночасье за два года, за четыре, за пять лет так сразу наверное не получается восстановить. Но, тем не менее, я бы сегодня сказал, еще раз хочу напомнить, ведь каждый раз возвращаюсь к этому, с целью того, чтобы все-таки люди замечали и кто приезжает к нам замечал, и они кстати сами об этом говорят, те, кто позитивно отзывается о Чечне, что да, с 2000 года многое в республике изменилось. Но, тем не менее, сегодня на наш взгляд, чтобы жители Чеченской республики, чеченский народ видел конкретные позитивные шаги в экономическом развитии республики, безусловно, в 2005 году нам нужно сделать очень многое. И, прежде всего, это должно быть сделанным или решенным в части создания рабочих мест.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Напомните, какая безработица сейчас в Чеченской республике. Особенно среди молодежи.

А. АЛХАНОВ — Вы знаете очень высокая. К сожалению, безработица, в том числе среди чеченской молодежи, среди людей, проживающих в Чеченской республике, общее число работоспособных граждан республики на сегодняшний день составляет порядка 620 тысяч человек. И сегодня по подсчетам соответствующих служб безработица в Чеченской республике составляет примерно 70 с лишним процентов, то есть порядка 400 тысяч человек сегодня у нас официально считаются безработными.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Чем их можно занять? Люди привыкли воевать. Война была. Две войны уже. В каких секторах можно создавать 400 тысяч рабочих мест?

А. АЛХАНОВ — Алексей, конечно и в советское время безработица имела место в Чеченской республике. Но тогда порядка 70-80 тысяч человек жителей республики уезжали на сезонные работы по всему Советскому Союзу и имели хорошие твердые заработки, что позволяло людям быть обеспеченными.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И кормили семьи…

А. АЛХАНОВ — И кормили семьи. И строили дома. И, тем не менее, безработица и тогда имела место. Но не в таких размерах. Сегодня, к сожалению, этот процент очень высок. И к великому сожалению, безработный молодой человек, чтобы заработать копейку, готов идти на все. Я не оправдываю абсолютно тех, кто придает интересы своего народа, могут за 100 долларов подложить какую-то мину, абсолютно не приветствую, считаю это преступным с их стороны. И аморально однозначно. Но, тем не менее, я считаю так, если мы сегодня реально не поднимем экономику республики, если реально не будет работать социальная сфера, сектор, то если наша молодежь, подрастающее поколение не увидит то красивое, прекрасное, что имеют и молодые вокруг нас за пределами России, вот на этих наверное успешных примерах, на примерах когда молодым людям есть чем заняться, они знают перспективы, поступив в школу, в вуз, и я же не ставлю вопрос, что все должны быть врачами или космонавтами, каждый человек найдет себе свое применение. Но для этого должна работать экономика, в том числе промышленный сектор, особенно агропромышленный сектор, это тот сектор, который при небольших затратах мог бы занять людей конкретным трудом. Ведь раньше был и надомный труд, раньше у нас очень хорошо развивалось шелкопрядство, табачное производство, и многое другие. Кроме того, очень много других услуг, которым могло бы заниматься население Чеченской республики.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я просто пытаюсь понять, вот молодежь…

С. БУНТМАН – Такой тяжелый путь себе выберет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Или пойти служить в вооруженные силы республики, чеченский ОМОН или уходят в горы заработать 100 долларов, а тут шелкопряд, табак.

С. БУНТМАН – Это же годами, месяцами надо идти к этому благосостоянию.

А. АЛХАНОВ — Я, почему говорю, почему мы сегодня часто находимся в Москве — я, председатель правительства, министры, дело в том, что очень много вопросов, которые надо на ходу переделать. Вот смотрите, чтобы мы могли активно работать и экономика начала развиваться, нужно решить вопрос передачи функции госзаказчику, застройщику, нужно решить вопрос по ФПК дирекции, которая отсюда планирует, как нам там строить. То есть много вопросов, которые сегодня, если мы эту базу, документальную базу не подготовим, те договоры, которые нужно заключить со всеми заинтересованными людьми мы не заключим, если не будет сегодня этой документальной базы, мы в 2005 году… Как в этом году посмотрите, было выделено 3,9 млрд. рублей на восстановление республики, деньги начали поступать только после первого полугодия. А когда их осваивать. А как их осваивали раньше, вот так мы не будем. Я сказал, если деньги не успевают, то, во-первых, нужно отладить механизм, чтобы, если не в январе, но в феврале уже пошли конкретные деньги.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Что вам сказал Кудрин и Греф? Они понимают проблему или нет?

А. АЛХАНОВ — Они понимают проблему. Я их с одной стороны тоже понимаю. У всех сегодня одна задача, чтобы эти деньги доходили до объектов, до тех людей, которым они предназначены. Я предложил такую схему, мы посмотрели, как федеральное министерство, ведомство, все эти годы программой восстановления руководили они. Финансы были у них, подрядные организации набирались ими, финансовый контроль был за ними, и, тем не менее, к сожалению, федеральная целевая программа в том виде, как она была планирована, себя не оправдала. И вы знаете возмущение президента РФ, когда он облетел Грозный и увидел эту картину. Сегодня я сказал, я не прошу себе дополнительных прав, я прошу дополнительную ответственность, я считаю так, что деньги должны придти в республику под меня, под правительство и за деньги, которые мы получим, спросите с нас, куда они пошли, что вы сделали.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Что сказал президент?

А. АЛХАНОВ — Президент за такое предложение и соответствующие команды он уже отдал. И здесь и везде об этом говорю, что Владимир Владимирович кровно заинтересован в том, чтобы в Чеченской республике каждая копейка доходила до тех людей, до тех объектов, и соответствующие команды с его стороны отданы. И мы надеемся, что все-таки до конца года успеем вот эту всю структуру отработать, то есть отработать схему работы и прозрачную схему контроля тех финансовых потоков, которые должны к нам придти.

С. БУНТМАН – Прозрачность еще нужна в другой вещи. То, что вы сейчас говорили, чем можно занять молодых людей, это еще и мелкое и среднее предпринимательство. Для этого нужно вырвать из рук криминала, всевозможного грабежа. Как руководство Чеченской республики собирается охранять своего предпринимателя, агрария, крестьянина, кого угодно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я напомню, что Алу Алханов был министром внутренних дел.

А. АЛХАНОВ — Я прямо вам скажу, задача непростая и если я бы я сказал, что завтра там ничего не будет, все будет нормально, это было бы неправильно. Но мы надеемся, что это тоже нам под силу. Конечно, какие-то негативные факторы место иметь будут, но в целом тот прогрессивный посыл, шаги, которые будут делаться, я понимаю, программа поддержки малого и среднего бизнеса в прошедшем году практически сорвана. Мы просили 15 млн. рублей, получили порядка 7 млн., но 7 млн. и 15 млн. не могут решить вот той большой задачи, которая сегодня стоит, она тоже одна из важных — занять людей конкретным бизнесом. И на будущий год под эту программу мы заложили достаточно серьезную основу. И надеюсь, что здесь мы будем полагаться не только на бюджетные средства, и что касается задействования молодежи во всех наших началах, я почему говорю молодежь, безусловно, и не молодежь все люди в республике должны иметь работу, источник дохода от своей работы, но молодежь это будущее. И как мы сегодня, что мы заложим в их умы, какую нравственную моральную сторону эти люди сегодня в себе обозначат, тогда можно будет рассчитывать, что завтрашнее у Чечни есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – У нас есть одна проблема, которая часто возникает в Москве, наверное, к вам тоже часто обращаются. Это состояние правоохранительных органов в Чечне, я к вам обращаюсь как к бывшему министру внутренних дел и как к президенту, который руководит ими. Из кого состоят правоохранительные органы Чечни. Вы в первую чеченскую войну воевали против Дудаева и часть людей, которые были вместе с вами такие же, как вы, они часть. Следующая часть это люди, которые тогда перешли к вам кадыровцы так называемые Ахмад-Хаджи Кадырова, сейчас Рамзана, третья часть это люди, которые складывают оружие или складывали, я не знаю как сейчас, до гибели Кадырова, он привлекал людей и зачислял их в правоохранительные органы. И федеральные военные из центра часто жаловались на Ахмад-Хаджи президенту, что они днем милиционеры, а ночью бандиты. Днем омоновцы, а ночью басаевцы. Есть проблема или нет, а если она есть, как с ней бороться?

А. АЛХАНОВ — Относительно первой части вопроса, я в 1991-1995, 1999 знал, что нужно моему народу, по крайней мере, я так полагал и я оказался прав. И в самом начале не принимал и еще раз убеждаюсь, что был прав, ни Дудаева, ни Яндарбиева ни всех тех, кто загнал наш народ в этот тупик. И я вас уверяю, я говорю не ради красного словца или политического заявления, говорю искренне, подавляющее большинство чеченского народа и тогда не воспринимало ни идею Дудаева, ни идею Яндарбиева, Удугова и иже подобных. Но, к сожалению, случилось то, что случилось. Суверенитеты, вот эти ненужные заявления, мы к великому сожалению не умеем делать выводы из истории. Поэтому случилось так, и Чеченская республика оказалась втянута в эту бессмысленную жестокую войну. Безусловно, и те, которые стояли рядом со мной тогда и сегодня также стоят на этих же позициях, они знают, что есть отечество, которому мы служим, служили, и будем служить. Есть Россия, в составе которой Чеченская республика может действительно развиваться гармонично, стабильно, процветать и люди могут созидать. Это тоже однозначный факт. Он понятен. Что касается Ахмад-Хаджи и тех людей, которые, поверив Ахмад-Хаджи и президенту РФ Путину, перешли на нашу сторону и сегодня несут службу в составе различных подразделений силовых и республиканских структур. Вы знаете, я уважал и уважаю Ахмад-Хаджи за то, что он начал объединительное движение чеченского народа. Сегодня политика разделяй и властвуй, мы никогда не закончим эту войну бессмысленную, сегодня нужно объединить людей, общество. Люди должны знать те главные, на мой взгляд, цели, в жизни любого человека. Поэтому я в этом поддерживал и за что уважал Ахмад-Хаджи, что это путь он начал и этот объединительный процесс, на мой взгляд, и дальше будет идти. Это, безусловно. Люди, которые перешли тогда это порядка 6 тысяч человек.

С. БУНТМАН – За все время?

А. АЛХАНОВ — Когда Ахмад-Хаджи руководил республикой. Мы вместе с вами были в Страсбурге, к сожалению, среди позитивных моментов вот этот момент почему-то члены ПАСЕ не затрагивали. Почему не сказать, ведь это же прямая, на мой взгляд, очень здоровая политика и руководства России и Ахмад-Хаджи Кадырова в части объединения людей, прекращения военных действий, возвращения людей к мирной жизни к миру и созиданию. И я считаю, это достаточно большой был успех политики и федерального центра и руководства республики.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы мне, кстати сказали, что в горах остается от 600 до 900 человек. 5-6 тысяч вышли. Осталось ядро.

А. АЛХАНОВ — Очень мощное причем ядро. Которое перешло к нам, я имею в виду. И вы помните, по-моему, английский парламентарий говорил, что у нас с Ольстером были такие же проблемы, мы начали, пошли навстречу. Простили, и зная, что он убил английских солдат, тем не менее, мы пошли на этот шаг. Я к тому говорю, что в целом эта политика, на мой взгляд, была очень позитивна. И сегодня мне часто задают вопросы, вот вы не хотите вести переговоры, да я готов разговаривать и говорить, я готов к диалогу с любым человеком, который говорит четко и ясно, что он готов что-то сделать ради мира. Есть командир, за ним 10 человек, если он говорит, мы сегодня готовы придти, сложить оружие и если у нас есть гарантии мирно жить и существовать в республике, я готов куда угодно пойти, кого угодно попросить, чтобы эти люди имели эту возможность. Я вам честно говорю, я чеченец с ног до головы, и если кто-то думает, особенно западные политики, я переживаю за каждого чеченца, за судьбу каждого и не только потому, что я президент, мне всегда были дороги жизнь и здоровье любого человека, который проживает в Чеченской республике. И чеченцев, и ингушей, и русских, мы дружно нормально в понимании и поддержке жили все эти годы в республике. Прекрасные традиции. Понимание, учились культуре друг у друга. И сегодня тем, кто когда-то был обманут, втянут в эту бессмысленную войну я готов помочь любому из них…

А. ВЕНЕДИКТОВ – А процесс идет? Когда вы уже стали президентом, выходят к вам как к президенту.

А. АЛХАНОВ — Сегодня сказать, что мы конкретные шаги предприняли, и выйдет столько человек, я так сказать не могу. Но работа в этой части это не просто дежурная фраза, работа, безусловно, ведется. Идет минипереговорный процесс через определенных людей, и я надеюсь, он в ближайшее время приведет к какому-то конкретному факту или акту перехода людей и дальше соответствующий юридический процесс. Но я еще раз повторяю, я готов помочь любому человеку, кто хочет мира, и если он способен после своих слов на себя взять конкретные обязательства.

С. БУНТМАН – В Интернете был вопрос из города с чудесным названием Мирный, это в Якутии. «Ваше мнение по инициативе, – как пишет Надежда Прокопьевна, — Генпрокурора РФ Устинова по родственникам террористов. Возможно ли это в нашей стране?»

А. АЛХАНОВ — Вы знаете, все, что разрешается законом, на мой взгляд, можно делать. Если это разрешает закон, если это можно сделать, в юридическом поле наших сегодняшних законодательных актов, поэтому я сторонник того, что именно в этом поле, в контексте законодательных нормативных актов, я думаю силовым органам можно действовать. Потому что это закон, это право, которое позволяет это делать.

С. БУНТМАН – То есть, закона еще нет. Как бы вы отнеслись к предложению изменить закон в сторону ужесточения ответных мер…

А. АЛХАНОВ — Я еще раз говорю. Если такой закон примут, наверное, не от хорошей жизни Генпрокурор России высказал эту инициативу. Ситуация, вы знаете, сложная. И если сегодня такой закон будет приниматься, наверное, не наверное, это продиктовано вот этой ситуацией, этой обстановкой. И если будет принято в форме закона, тогда государство и органы государственной исполнительной власти имеют право действовать согласно данному закону.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Алу Дадашевич, в контексте этого вопроса, я внимательно наблюдал за тем, что происходит в Карачаево-Черкесии, недалеко от вас, погибли 7 человек, и вышла тысяча родственников. Вы извините, вы все там родственники. Представляете, какой виток это может вызвать, родственник за родственника, родственник за родственника. У вас сколько родственников, вы можете сосчитать?

А. АЛХАНОВ — Очень много.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я думаю, тысячу вы наберете легко.

А. АЛХАНОВ — Конечно. В какой-то степени родство то по материнской линии, то по отцовской, то по линии жены, по линии жены брата. То есть особенно народы Кавказа немногочисленные, конечно много родственных связей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Может это привести наоборот… Вы же сами знаете, убили мужа, вся семья… Вот как с этим быть? Это же в истории лежит, в традициях.

А. АЛХАНОВ — На Кавказе вы, Алексей, знаете, что есть свои традиции, обычаи, менталитет. Конечно, убийство, совершенное, если убиваешь так сказать, свободного человека, это конечно не прощается. Ведь в 1991-1992 году мы были свидетелями, когда люди приводили в исполнение кровную месть даже через 50-60 лет. Да, такие факты были. Такой институт вообще в традиции нашего народа, как законы соблюдать, правила общественного поведения, чтобы были в норме, вот это наверное то… в принципе такое по истории, насколько я знаю, оно было у всех народов. В России тоже око за око, зуб за зуб. И мы знаем, в Италии здесь месть, там вендетта. Поэтому это не только у нас или на Кавказе придуманный рычаг какой-то.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы сказали о границах. Я слышал неоднократно разговоры в администрации президента о том, что может быть, эту проблему решить, извините, стиранием границ. Укрупнить субъекты, вернуться к Чечено-Ингушской республике или вообще объединить Южный округ. Вообще границу убрать. А у вас рядом Грузия, Азербайджан.

А. АЛХАНОВ — Если быть искренним, то, наверное, мы к этому придем. Но чуть попозже. Если мы хотим сохранить себя как федеральное государство, если это государство хочет иметь в перспективе такое государство, мне кажется, к этому мы придем. И, безусловно, при этом соблюдая и обычаи народа и традиции, безусловно. И культура народов должна иметь свое лицо, она должна и развиваться. Без этого просто невозможно, без культуры, без своих традиций и обычаев, это визитная карточка любого народа. По границам мне кажется, в дальней перспективе мы к этому должны придти. Даже если исходить чисто из демографических предпосылок, то очевидно, при той рождаемости на Северном Кавказе буквально через 20 лет, максимум 25 лет нам придется какие-то вопросы решать. И нам, и государству в целом придется решать вопросы и здесь, на мой взгляд, во-первых, мы решим эту проблему и во-вторых, решим проблему укрепления государства, если мы уйдем от этих границ.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Кстати, ваш ответ тянет другой вопрос. Я недавно говорил с Кирсаном Илюмжиновым, президентом Калмыкии, он говорит, что там по границе Калмыкии поселилось очень много чеченских семей, которые ушли из Чечни в годы первой войны, сейчас. То есть, нет такой идеи, позвать всех обратно. Места нет, сил нет, что нет? Какое движение?

А. АЛХАНОВ — Вы знаете, кто хочет вернуться, как у нас было, во время второй войны очень много людей вынуждены были покинуть республику и перебраться в Ингушетию, часть в Кабардино-Балкарию…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы во время первой войны тоже покинули республику. То есть много людей…

А. АЛХАНОВ — Я не мог там оставаться после того, что произошло. И конечно же, как только появилась возможность, те, кто захотят вернуться, безусловно вернулись. И в Калмыкии очень много чеченцев, я благодарен Кирсану Николаевичу за то, что в их политике, в их отношении к чеченцам просматривается дружелюбная политика понимания всего, что происходит. И когда есть такое отношение добрососедское, безусловно, люди живут там, где им лучше. И наверное сегодня в Калмыкии наши граждане, жители Чеченской республики живут потому, что им там сегодня хорошо. И точно также в Москве, нет разницы. Человек, как рыба ищет, где глубоко, а человек где хорошо. На мой взгляд, все-таки время меняет очень многое. И мы очень переменились. Я помню наши многие обычаи 30 лет назад, было одно время, сегодня время, безусловно, вносит свои коррективы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А как вы относитесь к тому, что некоторые депутаты Мосгордумы предлагают закрыть Москву для чеченцев? Во-первых, выселить вообще, а во-вторых, закрыть.

А. АЛХАНОВ — Это просто абсурдное заявление. Когда Европа настолько открывается для всех, кто туда хочет приехать. Вообще крайности никогда ни к чему не приводят. Не надо было бросаться то крайне вправо, то крайне влево, чеченцы в жизни России всегда представляли определенную нишу, занимали определенное место в России. Со времен Русско-Турецкой войны наши земляки участвовали в войне против Турции. В Русско-Японской войне 1905 года, в Первой мировой войне, в Великой Отечественной. Вот посмотрите, в Брестской крепости было порядка 430 с лишним чеченцев и ингушей. Хотя об этом никто не хочет говорить, редко об этом услышишь, даже в годовщину защиты Брестской крепости я особо об этом ничего не слышал. То есть мы и наши предки всегда верой и правдой служили и царю в свое время, и сегодня служим этому Отечеству.

С. БУНТМАН – Скажите, пожалуйста, многие проблемы могут быть решены в целом на Кавказе. Вы сейчас упомянули Европу, многие проблемы решаются людьми, которые живут по обеим сторонам существующих границ, государств. Может быть, стоит проводить многосторонние консультации, которые включали бы в себя и закавказские государства, северокавказские республики России, под эгидой президентов национальных государств и решить многие проблемы от Панкисского ущелья до многих экономических проблем.

А. АЛХАНОВ — Я убежденный сторонник того, что вот такие переговорные процессы, касающиеся судеб целых стран, государств, тем более народов, и здесь должен быть мирный путь решения наших проблем, мы не развязываем войну. Говорят, когда кончается политика, начинается война. Поэтому я за то, чтобы никогда не заканчивалась политика, переговорный процесс, направленный на укрепление мира, добрососедства. И Кавказ очень серьезная важная точка сегодня и в геополитике России и в политике в целом России, как на Кавказе, так и на Северном Кавказе. И, на мой взгляд, вот эти встречи на уровне глав государств Азербайджана, Грузии, Армении, под эгидой, безусловно, Министерства иностранных дел, глав северокавказских субъектов, они принесут только пользу. Если такая встреча такие двух, трех, пятисторонние встречи будут проводиться, от этого мне кажется, в целом и внешняя политика и внутренняя политика России только выиграет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Попытаюсь поссорить вас с Владимиром Путиным по одному вопросу.

С. БУНТМАН – Ну вот.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не знаю, удастся или нет. Я попытаюсь. Вы гордились и вы говорили об этом в Страсбурге, тем, что население Чеченской республики проголосовало за вас как за президента. А Владимир Владимирович предложил назначать руководителей республик. Вам легче работать как, когда вы выбранный или когда предположим, через 5 лет вы будете назначены. Как вообще относитесь к этой инициативе именно в своей республике, не будем говорить за Липецкую область или про Дальний Восток. Северный Кавказ и Чечня.

А. АЛХАНОВ — Если говорить чисто за Чеченскую республику, вы знаете, что очень большое значение не только для меня, для любого руководителя, который выбирается народом Чеченской республики, имеет значение поддержка Владимира Владимировича Путина как президента РФ. Поэтому это очень важный аспект.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Поддержка понятно.

А. АЛХАНОВ — Я к чему это говорю, что наш народ доверяет президенту РФ и безусловно если этот руководитель определит того или иного кандидата, сомнений в том, что он будет предлагать достойного кандидата у многих людей не будет. Что касается процесса тех законодательных инициатив, которые внес президент РФ, то здесь, на мой взгляд, все-таки очень много и больше положительного. Многие могут не согласиться, что мы попираем демократию, но что греха таить, последнее время эти выборы честно вам скажу, я не в восторге от этих выборов, которые стали, скажем, технологией. Вот есть политтехнологи, которые эти выборы делают и так далее. Поэтому я даже в одно время для себя думал, что в советское время, когда выбирали депутатов, они как-то определяли, что вот этот, этот, но тогда хоть подходили с точки зрения того, что этот человек известный, труженик, или он специалист в том или ином направлении науки, деятельности. Я себе говорил, что тогда это было гораздо честнее по отношению к людям, выбирали хотя бы достойных людей, которых знала страна, республика или район. А сегодня мне кажется, не самые лучшие времена переживает и мир, мы находимся в этом же общемировом пространстве и здесь все, что связано с укреплением государства я поддерживаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А у вас в Чечне, когда будет избран парламент, вы уже приняли решение? Еще парламента нет.

А. АЛХАНОВ — Парламента нет, но мы думаем, что к октябрю 2005 года мы будем готовы к проведению выборов в парламент Чеченской республики. Здесь в основном вопросы технического организационного плана. Даже если мы его сегодня выберем, им же надо где-то работать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А негде?

А. АЛХАНОВ — А сегодня пока такой возможности, чтобы люди полноценно могли посвятить себя законодательной работе, пока нет. Мы надеемся, что к этому времени для них будут построены соответствующие здания и мы проведем эти выборы, они обязательно должны быть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Алу Дадашевич, вы не ответили на часть моего вопроса. Вам-то легче работать, когда вы будете назначенный или когда избранный. Как легче, я понимаю теоретическую позицию. Вот есть Алу Алханов, конкретный человек.

А. АЛХАНОВ — Вы знаете, если сказать за себя, мне сегодня да конечно, когда народ доверил, выбрал, безусловно, это гордо, это приятно и ты знаешь, что должен этому народу служить. Но вместе с тем, для настоящего руководителя думающего, переживающего за свой народ, за жителей субъекта, которые там проживают, ему, наверное, нет разницы — избран, назначен он, если ты хочешь действительно искренне служить этим людям.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не удалось поссорить.

С. БУНТМАН – А ты дальше будешь ссорить.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Один вопрос остался. Вы говорили в начале о возможности продолжения объединения чеченского народа. Существуют люди, которые борются с вами силой оружия, террористы, которых, на наш взгляд, возглавляет Шамиль Басаев. Существуют люди, чей статус не очень понятен. Это Масхадов, Закаев, вот есть между ними разница для вас или нет, этот вопрос лично для вас закрыт?

А. АЛХАНОВ — Алексей, статус Масхадова, Закаева понятен уже с 2003 года, уже на юридическом уровне на законном уровне это четко определено. Народ свое решение принял. Состоялся референдум, и причем…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я о разговорах, о выводе из леса, а не о президентском…

А. АЛХАНОВ — Я понял. Поэтому вопрос и де-юре и де-факто четко определен.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Гражданин Масхадов, гражданин Закаев, гражданин Басаев.

А. АЛХАНОВ — Сегодня для подавляющего большинства жителей Чеченской республики он гражданин. Он не президент. Да, его в 1997 году народ выбирал, я здесь не хочу кривить душой, выборы были демократические, честные и на них он был избран. Но в силу обстоятельств, сложившихся сегодня, я вам говорю, народ в 2003 году тоже четко определился, чего он хочет. Что касается Басаева, ну здесь я всегда говорил и говорю. Шамиль Басаев это признанный международный террорист. И при всем моем желании, чьем бы то ни было, мы никаких переговоров, в ходе которых можно говорить о реальных конкретных предложениях и так далее, мы никогда с ним не добьемся. И разговаривать он не будет ни со мной, ни с кем. Поэтому здесь с ним четко и ясно, и он определил для себя, кто для него враг, и мы определили для себя, с кем мы боремся. Но ясно однозначно, еще раз повторяю, подавляющее большинство чеченского народа не просит ни Масхадова, ни Басаева совершать за них какие-то акты, они не являются для них повстанцами, людьми, которые защищают интересы чеченского народа. Это я говорю совершенно официально и совершенно ответственно.

С. БУНТМАН – Скажите, когда гражданин Закаев сказал и от имени гражданина Масхадова, что обещания продолжать теракты и захваты заложников, а также про химическое, бактериологическое оружие, сказанное гражданином Басаевым, преступником, они это осуждают. Это для вас какой факт? Отрадный, никакой или…

А. АЛХАНОВ — То, что они это заявили это просто игра слов и чистая политика. Для меня, по крайней мере, не секрет, что все крупные операции, которые проводились и проводятся как на территории Чеченской республики, так и на территории России, проводится с ведома, согласия, утверждения и Масхадова, и Басаева. Поэтому что там Закаев говорит, что он заявляет, я не знаю, но я глубоко убежден, что это всего лишь игра слов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я хотел бы закончить на позитивной ноте…

С. БУНТМАН – Мне бы тоже хотелось.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я знаю, что президент Путин удивился, что в Чечне не достроен роддом. Когда? У вас там рождаются люди, когда достроите, Алу Дадашевич?

А. АЛХАНОВ — Алексей, к счастью Чеченская республика занимает одно из первых мест по рождаемости. Мы этим гордимся. Я сегодня могу сказать и вам, и жителям нашей республики, мы впервые разработали комплексную программу восстановления экономики и социальной сферы Чеченской республики на 5 лет. Впервые. И это конкретная программа, не какие-то благие пожелания и посылы, конкретная программа. И сегодня я, пользуясь этим эфиром, могу сказать, что к следующему году в Чеченской республике при решении тех вопросов, по которым мне очень часто приходится выезжать из республики, хотя я должен быть там больше всего, но так оно и будет, когда мы выстроим какую-то систему, схему. При решении этих вопросов проблемных нам даже в сентябре будущего года удастся ввести в строй и будут работать как минимум две школы, как минимум один очень современный роддом и я сегодня, пользуясь случаем, еще раз хочу поблагодарить правительство Москвы в лице Ю. М. Лужкова, его заместителя Ресина, это люди, которые очень серьезно, очень по-доброму помогают нам в решении этих вопросов. А мы знаем, в Москве есть очень хороший потенциал, очень развитая строительная инфраструктура, поэтому мы считаем, что их участие в этих проектах принесет конкретный результат. Кроме того, мы уверены, что мы в следующем году все-таки заложим большие строительные площадки. Как минимум 4 строительные площадки. А это тоже дополнительные рабочие места. Это соответствующее новое жилье, то есть программы неплохие и самое главное конкретные. У нас сегодня заканчивается разработка молодежной программы. Мы понимаем, что это наше будущее и нам надо сделать все, чтобы наша молодежь могла себя найти в этой жизни, в этой республике.

С. БУНТМАН – Алу Дадашевич, у нас последнее есть пожелание очень хорошее и чрезвычайно, на мой взгляд, позитивное от Алексея из Москвы пришло на пейджер. «Хотелось бы, чтобы за суперкубок встретились ЦСКА и грозненский «Терек» и чтобы все конфликты между российской армией и чеченским населением решались бы только в этой плоскости».

А. АЛХАНОВ — Спасибо ему огромное. Спасибо. Но сегодня вы знаете, я бываю в Ростове, в других городах, когда прихожу в больницы, там есть онкологическая больница в Ростове, там подавляющее большинство чеченки. И конечно, это люди, которые в виду все-таки двух войн, понимаете, это нервы, стрессовые ситуации, у нас 95% болезней от нервов. И когда посещаешь эти больницы, видишь, в каком мы состоянии находимся. Действительно, в тяжелом состоянии. И в первую очередь мы понимаем, вот экономика и социальная сфера, мы хотим, чтобы в наших больницах были квалифицированные врачи, чтобы наши женщины могли получать нормальную медицинскую помощь в Чеченской республике. Мы хотим создавать места для работы у нас в республике. Мы хотим, чтобы завтра наши товары, которые будут производиться в Чеченской республике, на чеченских предприятиях были конкурентоспособными. Мы же понимаем, если не будет конкурентоспособности, не может постоянно федеральный центр давать деньги, мы не настроены на такую политику. Я понимаю, это тяжело. И мне как президенту тяжело. Если бы я вам говорил обо всех своих проблемах… но, тем не менее, как бы тяжело ни было, у нас есть понимание этого груза ответственности тех проблем, которые перед нами стоят, и железная воля, чтобы эти задачи решить.

С. БУНТМАН – Спасибо большое. Алу Алханов, президент Чеченской республики был у нас в прямом эфире.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире