'Вопросы к интервью
09 августа 2021
Z Интервью Все выпуски

Экологика: транспорт


Время выхода в эфир: 09 августа 2021, 11:45

А. Давыдова Здравствуйте, дорогие друзья! Меня зовут Ангелина Давыдова. Я — экологический журналист, редактор журнала «Экология и право» и наблюдатель переговоров ООН в области изменения климата. С вами программа «Экологика», мы выходим каждый понедельник в 11:45 на волнах радиостанции «Эхо Москвы в Петербурге». Нас также можно смотреть онлайн в аудио или видео формате на Ютубе. Мы обсуждаем вопросы экологии, устойчивого развития и климата. Мы говорим с российскими и немецкими экспертами.

Сегодняшняя тема нашей программы – вопросы устойчивой мобильности и устойчивого транспорта в городах. Города растут, города меняются и меняются наши запросы к тому, каким должен быть транспорт и каким должен быть общественный транспорт, и тому, какими должны быть транспортные системы в городе в целом. Последние несколько лет мы видим как расширилось число участников дорожного движения, и в том числе и в российских городах появляется все больше велосипедистов и людей на самокатах. И люди начинают предъявлять новые требования к качеству безопасности окружающей среды. Может ли мы снизить количество автомобилей в наших городах? И особенно тех автомобилей, которые работают на бензине или дизельном топливе? Каково будущее транспортных систем в городах?

Обо все этом мы сегодня говорим с нашим гостем, экспертом из Германии. Это – Фредерик Рудольф, представитель института институт «Вуппертале». Этот институт – один из ведущих исследовательских центров Германии по вопросам экологии, устойчивого развития и климата. Фредерик – исследователь рабочей группы по вопросам транспорта и вопросам мобильности. А как сейчас меняется понимание того как должна существовать в городе транспортная система. Какова будет транспортная система в городах будущего? Как меняется городская мобильность и почему теперь мы используем слово «мобильность», а не слово «транспорт»?

Ф. Рудольф Большое спасибо за интересный вопрос. Устойчивая городская мобильность во многом подразумевает сокращение использования личных автомобилей. Машин в мире становится всё больше, частота их использования возрастает, в основном в странах, которые находятся в состоянии стагнации, и в промышленно развитых странах с растущей, формирующейся экономикой. Однако, в больших городах всё же происходят изменения. Уже есть много городов, где понимают, что уменьшение количества автомобилей сделает их более жизнеспособными, более здоровыми, сократит загрязнение воздуха, сократит шум, даст простор для каких-то других нужд и целей. В этих городах появляются различные альтернативы автомобилям, такие как общественный транспорт, как передвижение на велосипеде или пешком. Они ориентированы на городской режим способов передвижения и это тренд, останется актуальным и в будущем, поскольку всё больше городов осознают преимущества устойчивой городской мобильности, целесообразного использования транспорта среди жителей больших городов.
Безусловно, многое будет постоянно меняться, я предполагаю, что со временем появится много автоматизированных транспортных средств. Хотя это видится несколько контрпродуктивным, потому что транспортное средство с автопилотом всё же не так располагает к комфорту, как личная машина в привычном понимании, так что у личного автомобиля здесь остаётся преимущество. Но в целом, я думаю, в будущем — да. Будет меньше машин и больше активных видов передвижения.

А. Давыдова Спасибо за ваш ответ. Мой следующий вопрос связан с аспектом развития транспортного сектора такого как каршеринг. В последнее время во многих российских городах запустились программы каршеринга, и я слышала, что многие специалисты в области транспорта также считают это экологически устойчивой практикой. Что вы думаете об этом? И с этим связан вопрос об электромобилях – их производство и потребление растет во всем мире. В России пока медленнее, но думаю, что и мы будем там. Многие автоконцерны даже объявили о планах на производство только электромобилей, и в том числе и немецкие автоконцерны. А насколько каршеринг и электромобили являются дружественными практиками? И насколько широко они будут представлены в будущем?

Ф. Рудольф Если мы хотим преодолеть климатический кризис, то в секторе мобильности необходимо сократить спрос на автомобильное топливо. Автомобили на электрической тяге как раз являются способом его снизить, также как и каршеринг. Такая электромобильность для нас очень важна, поскольку, во-первых, эффективность электрического мотора выше, чем у двигателя внутреннего сгорания. А во-вторых, раз можно использовать электричество, то его, безусловно, можно использовать из возобновляемых источников электроэнергии. Так, в будущем мы сможем полностью полагаться на возобновляемую энергию, и электромобильность будет углеродно-нейтральна.
Необходимо так или иначе сокращать спрос на топливо для автомобилей, потому как мы не можем быстро и повсеместно установить станции возобновляемой энергии во всём мире, чтобы действительно перейти на электротранспорт. Сейчас все хотят водить автомобиль, а это лишь увеличивает спрос на топливо, значит здесь не может идти речи об устойчивости. Поэтому второе решение заключается в том, чтобы не только перейти на электрическую мобильность, но и сократить использование личного транспорта в целом.
Я уже упомянул, что использование безмоторного транспорта возможно по крайней мере в городах, что тоже уменьшает спрос на топливо. И каршеринг – это способ, стратегия сделать так, чтобы, к примеру, семьи не зависели от личного транспорта. Допустим, если семья, живущая общим хозяйством в городе решает: «Не хотим больше ездить на своей машине, нам нужна какая-то альтернатива», то в Европе у них есть система общественного транспорта и возможности передвижения на велосипеде.

И каршеринг, в таком случае, может стать третьей альтернативой для таких семей, соответствовать их запросу на мобильность. И это подводит меня к последней части вашего вопроса, что же такое мобильность. Мы говорим здесь скорее о мобильности, чем о транспорте, потому что транспорт подразумевает некое передвижение из точки А в точку Б, а понятие мобильности означает нечто большее, чем физическое передвижение. Мобильность – это значит делать то, что вы хотите, чтобы оказаться в том месте, до которого вам нужно добраться. Но вам, вероятно, и не требуется куда-то передвигаться, быть мобильным в физическом смысле. Например, вы работаете из дома. Домашний офис – тоже способ снизить мобильность, я думаю, это тоже может быть решением и для реализации нужд домашнего хозяйства.

А. Давыдова Спасибо за ваш ответ! Вы много говорите о том, что ключевой аспект мобильности будущего и мобильности в городах – это отказ от автомобиля. Но как мы можем поощрять и мотивировать автомобилистов, чтобы они меньше использовали автомобили? Можете ли вы рассказать о каких то примерах из Германии, из страны, которая славится своими автомобильными концернами, а также поделитесь рекомендациями полезными для России, где автомобиль до сих пор воспринимается как статусный символ.

Ф. Рудольф Снижение использования частных автомобилей в городах следует по двум стратегиям. Первая, предоставление альтернативы. Это, опять же, прежде всего, общественный транспорт. Также это каршеринг, как альтернатива использованию собственного автомобиля. Но наряду с этим необходимо вводить жесткие ограничения по отношению к автомобилистам. Таким образом, уменьшается пространство для проезда машин, передвигаться на автомобиле становится дорого, поднимается плата за парковку, увеличивается время в пути. Необходимо развивать эти две стратегии. Их называют стратегиями push-and-pull тяни-толкай. Тогда, предоставление альтернативы личному автомобилю тоже будет иметь ограничения.

Такая стратегия показывает свою эффективность по всему миру. Города, которые твердо решили этому следовать, добьются успеха. В Германии не все города применяют подобную практику. Например Мюнхен, большой и процветающий город, и, к тому же, это растущий город, в котором с раннего утра до позднего вечера жители совершают короткие и длинные поездки, а в Мюнхене не находится достаточно места для движения такого количества автомобилей.

И в городе на дорогах сокращается количество полос для автомобилей и на их месте строят дорожки для велосипедистов. К примеру, новые велосипедные полосы в Мюнхене сейчас имеют ширину 2, наверное, 2.3 метра при минимально допустимой ширине 1.6. То есть, вы видите, город предъявляет очень высокие требования к автомобилистам и одновременно подталкивает людей к тому, чтобы они использовали велосипед. Опять-таки, поскольку они делают это на бывших автомобильных полосах, они урезают место для проезда машин, и это увеличивает время их пути.

Так что это очень хорошая стратегия «тяни-толкай», когда увеличивается стоимость парковочного места, как я уже сказал, и повышается эффективность общественного транспорта в городе. Методы Мюнхена, которые применяются не только в немецких, скажем, городах, или в других, промышленных странах, но также и дисциплинируют жителей городов во всём мире.

А. Давыдова Спасибо большое, вы прогнозируете перемены, которые пока из контекста российских городов не очень видны, но и здесь мы уже замечаем большой спрос на велодорожки и появление большого количества велосипедистов, самокатчиков и новых участников дорожного движения, а также запрос на большую безопасность и на большую дружелюбность городской транспортной среды, то есть той самой среды устойчивой городской мобильности. Но безусловно, вопросы городской мобильности, вопросы ее создания и управления, это не только вопросы того, кто в ней участвует, но и того, как управляются эти городские системы. А какие новые технологии появляются в Германии и в мире, которые помогают нам более экологически дружески управлять транспортными системами в городе и системами устойчивой мобильности сейчас и в городах будущего?

Ф. Рудольф Цифровой формат несёт массу возможностей для того, чтобы сделать передвижение человека более удобным. Теперь можно воспользоваться лобщественным транспортом или любой другой альтернативой автомобилю. Сегодня мобильность – это прежде всего сервис, услуга. Один клик на смартфоне, вы говорите, допустим: «Я хочу отправиться из точки А в точку Б. На каком транспорте мне поехать? Какие я вообще могу выбрать виды транспорта? Сколько займёт дорога? Сколько это будет стоить?» На такие вопросы в наши дни можно мгновенно получить ответ с помощью приложения на смартфоне. И это довольно удобно. Три клика — и у вас билет из пункта отправления до пункта назначения. Это даже становится даже более удобным, чем поездка на машине, что является очень важным фактором. Вы уже упомянули о каршеринге. Думаю, мы с вами можем представить, что можно скомбинировать и такую поездку, где будет сразу несколько способов передвижения, например общественный транспорт и каршеринг, объединенные в один электронный билет. Я думаю, важно, чтобы была такая возможность.

А. Давыдова Спасибо большое, Фредерик! Наш разговор, к сожалению, подходит к концу. Сегодня мы затронули очень много важных тем: почему сейчас говорят «мобильность», а не «транспорт», каково будущее транспортного сектора в городе и почему надо меньше использовать автомобили, а также какие технологические и поведенческие решения уже существуют. Вы рассказали нам о многих интересных нововведениях, которые реализует крупный германский город Мюнхен. Все это будет полезно для наших слушателей в Петербурге и в других городах России.

Напомню, что это была программа «Экологика» и Ангелина Давыдова, экологический журналист. Мы выходим раз в неделю по понедельникам в 11:45 на волнах радио «Эхо Москвы в Санкт-Петербурге», а также нас можно смотреть онлайн на Ютубе или на сайте «Эха Москвы в Петербурге». Оставляйте ваши комментарии и вопросы. До новых встреч, друзья!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире