'Вопросы к интервью

И. Штейнерт В нашей студии часто бывают депутаты, но не так часто их сразу двое. Зрители YouTube-трансляции уже наверняка их узнали: Борис Лазаревич Вишневский, депутат городского парламента, и Максим Львович Резник, статус тот же самый – депутат городского парламента. Что ж, будем обсуждать планы, предстоят нам скоро выборы. Максим Львович, вы уже сказали, что пойдёте по 21-му округу. Ключевой вопрос: как?

М. Резник Да, этот вопрос все задают. Этот округ очень важен, с моей точки зрения. Там как раз снесённый СКК, это принципиальный вопрос для городской политики, очень показательный. Есть только одна партия из тех, которые могут участвовать в выборах, с которой у меня совпадают позиции по всем ключевым вопросам и по оценке деятельности Путина в России и Беглова в Петербурге – это партия «Яблоко».

А. Петровская Хорошо знакомая вам.

М. Резник Хорошо знакомая мне партия «Яблоко». И, наверное, это неудивительно, что я обратился в партию «Яблоко» и она сочла возможность выдвинуть мою кандидатуру по этому округу. Поскольку самовыдвижение и сбор подписей, особенно в условиях, которые мы сейчас наблюдаем… Снаряды ложатся всё ближе, [подтверждение тому] – арест Андрея Пивоварова, обыск у Дмитрия Гудкова и его соратников. Единственная возможность сегодня – консолидировать усилия (и я это говорил неоднократно) вокруг той партии, которая занимает внятную позицию по всем ключевым вопросам. Это партия «Яблоко». Хотя у нас есть разногласия по ряду вопросов, но мне кажется, это несущественно по отношению к тому, что происходит в стране и тому, как мы должны складывать наши усилия.

И. Штейнерт Борис Лазаревич, ну а как в партии «Яблоко» относятся к такому предложению?

Б. Вишневский Где-то месяца полтора назад председатель партии Николай Рыбаков давал большое интервью «Фонтанке», и у него спросили, возможно ли выдвижение Максима Резника от «Яблока», учитывая сложную предысторию. Николай спокойно ответил, что это можно обсуждать, если будет дана публичная политическая оценка тому, что произошло в 2011 году, когда властями был административным путём перетасован состав уже избранной фракции «Яблока», и это привело, в том числе, к внутреннему конфликту в партии, часть людей из неё была исключена. С точки зрения Рыбакова (и я эту точку зрения, естественно, поддерживаю) нужно, чтобы публичная оценка этого и какие-то выводы прозвучали из уст Максима, тогда партия будет готова обсуждать возможность его выдвижения. Это, что называется, sine qua non, непременное условие. Как говорят математики: условие, необходимое для выдвижения Максима от «Яблока» по 21-му округу.

И. Штейнерт Я совсем коротко напомню: период 2011-12 года, избирательная кампания в Законодательное Собрание и с ней связан большой скандал. Тогда в партии «Яблоко» заявили, что Максим Резник фактически участвовал в фальсификациях в пользу неких своих коллег. Давайте теперь попробуем дать оценку этой ситуации, так это было или нет.

М. Резник Это действительно важный вопрос, который необходимо прояснить. Большинство партии «Яблоко» тогда высказало оценку, что я не проявил достаточной политической воли, как председатель регионального отделения, чтобы противостоять фальсификации. И по истечении этого срока надо сказать, что я думаю, что занял недостаточно принципиальную позицию тогда, поставил какие-то дружеские, личные отношения выше принципиальных.

Наверное, этот тот факт моей политической биографии, который можно назвать малодушием. У каждого политика есть такие сюжеты в жизни, особенно сейчас, когда принципиальность, твёрдость и последовательность позиций очень важны в той атмосфере, в которой мы находимся. Дать оценку тому, что происходило, пускай и 10 лет назад – правильно. Я считаю, что допустил ошибку, и в дальнейшем в своей политической деятельности старался подобных ошибок не допускать. Более того, своей деятельностью старался доказывать верность тем принципам, которые всегда отстаивал.

И. Штейнерт Максим Львович, а можете пояснить, в чём конкретно заключалась ошибка?

М. Резник Я считал, что не так принципиально, кто получит мандаты, а важно, что у «Яблока» останется столько же мандатов, сколько было. Хотя мы все наблюдали, что власть при помощи манипуляций по разным территориям отнимала голоса у одних, приписывала другим. И в этой ситуации, конечно, нужно было не принимать такие данайские дары и относиться к этому достаточно жёстко. Я этого, наверное, не сделал и считаю, что это было политической ошибкой. И в этом смысле действительно необходимо (тут я с Борисом Лазаревичем и Николаем Рыбаковым согласен) эту ситуацию проговорить. Тем более, что на фоне того, что происходит в стране, сохранять разногласия десятилетней давности мне кажется абсолютно неверным. Необходимо прийти к общему знаменателю, чтобы вместе бороться с диктатурой карателей, которая вовсю наступает.

И. Штейнерт Я специально изучил целый ряд интервью, которые вы давали после этой истории в 2012 году. В одном из них вы говорили, что «Яблоко» превращается в секту Григория Явлинского, поэтому вы не хотите ничего общего иметь с этой партией. Изменилась ли сейчас ситуация?

М. Резник Не знаю, я не так внимательно слежу за внутренней жизнью партии «Яблоко». Конечно, я слежу за ситуацией с дискуссией, которая ведётся вокруг тех или иных решений и поступков партии. Наверное, если бы я сейчас был в партии «Яблоко», как и 10 лет назад, я был бы где-то рядом с Львом Шлосбергом в оценке тех событий и ситуации.

И. Штейнерт В оппозиции внутренней.

М. Резник Это никогда не было новостью. Но ещё раз повторяю: наличие Льва Шлосберга, Бориса Вишневского, других самостоятельных политиков партии «Яблоко» позволяет говорить, что эта партия может (а я считаю, что не только может, но сегодня и должна) консолидировать вокруг себя не только внутренние партийные кадры, но и тех демократических политиков, которые в целом разделяют оценку происходящего в стране и в городе.

А. Петровская Борис Лазаревич, что даёт партии «Яблоко» в политическом смысле возвращение политика Максима Резника?

Б. Вишневский Смотрите, речь идёт ведь не о возвращении политика Максима Резника в партию, таких намерений он пока не высказывал. Обсуждается возможность выдвижения его от партии. Мы всегда говорили, что партия готова выдвигать не только тех, кто в ней состоит, но и политиков, которые придерживаются демократических взглядов, близки к нам по всем ключевым вопросам, готовы подписать наш меморандум. Мы ведём переговоры вообще во всей стране об участии непартийных фигур в нашей избирательной кампании. Мы с Максимом в этом созыве работаем уже практически пять лет, и я должен сказать, что, наверное, очень трудно уловить отличие наших позиций. По крайней мере, по всем городским вопросам они с «Яблоком» совпадали все эти годы.

Мы вместе боролись за спасение Исаакиевского собора, который хотели отдать церкви, фактически уничтожив музей; мы вместе выступали на многих публичных акциях, противостояли действиям администрации и нарушениям прав граждан. И этот опыт позволяет мне говорить, что вполне возможно сейчас выдвижение Максима от нас, поскольку тем критериям, которые партией были сформулированы, он удовлетворяет. Естественно, мы не можем сейчас говорить ни о каком окончательном решении, оно будет приниматься позднее руководящими органами партии, но мы полагаем, что участие таких политиков, которые являются нашими единомышленниками, конечно, будет идти на пользу нашей избирательной кампании.

А. Петровская Что сделало возможным это примирение (простите за красивые слова) в политическом плане именно сейчас? Это ситуация сейчас такая жёсткая, что нужно объединять вокруг себя единомышленников, для победы «Яблока» на выборах, в том числе?

Б. Вишневский Мы и так в общем-то стараемся объединять вокруг себя единомышленников. Сейчас у нас в ЗакСе наблюдается политическая миграция, наш недавний коллега Михаил Амосов отправился баллотироваться от «Справедливой России» и даже к ним пересел. Максим, кстати, уже недели три, по-моему, как пересел к нам.

М. Резник Месяца два уже.

Б. Вишневский Да, уже месяца два, я уже подзабыл.

А. Петровская Ребята, следите, где сидят депутаты в ЗакСе, вы узнаете всё вперёд.

И. Штейнерт Вот что важно, оказывается.

Б. Вишневский Но повторяю: инициатива исходила от Максима, он обращался с этим к председателю партии и тот сформулировал некие условия, которые надо выполнить для того, чтобы мы обсуждали выдвижение Максима. Мы и с другими непартийными политиками и общественными деятелями, естественно, ведём переговоры об их участии в выборах от «Яблока». Потому что полагаем, что надо представить городу достойную и сильную команду на этих выборах, для того, чтобы повысить наши результаты и изменить состав городского парламента.

Мы очень часто видим при голосованиях, что совершенно очевидные вещи не набирают большинства голосов. Блокируются депутатские запросы, блокируются правильные инициативы, парламент превращается просто в обслугу Смольного, это надо изменить. Изменить это можно только на осенних выборах, и я считаю, что «Яблоко» является сейчас просто главной оппозиционной силой в городе, которая может решить эту задачу. И мы будем, конечно, вести переговоры с людьми, с помощью которых эту задачу можно решить. Максим – один из тех, с кем мы, безусловно, будем эти переговоры вести.

А. Петровская Максим Львович, всё-таки возвращаясь к тому, что это стало возможным именно сейчас, вот в этот момент времени, перед очередными выборами – почему вам это надо? Что вам добавляет выдвижение от «Яблока», что вы выигрываете от этого сотрудничества в политическом плане?

М. Резник Если говорить о технической стороне дела – это проще, потому что подписи собирать… Меня и в 2016 году, в более вегетарианские времена, по подписям сняли с округа на прошлых выборах. Я пошёл по партийному списку «Партии Роста», тот союз был связан с общей позицией по отношению к губернатору Полтавченко, моей и Оксаны Дмитриевой. Разошлись мы потому, что Оксана Дмитриева поддерживает, фактически, Беглова, и как она сама заявляет – политику Владимира Путина. А «Яблоко», ещё раз повторю – единственная партия из тех, которые могут участвовать в выборах, не поддерживает политику Владимира Путина и не поддерживает политику Александра Беглова. И я тоже не поддерживаю политику этих персонажей. Поэтому мне кажется, этот союз абсолютно естественен, прежде всего, политически.

Тем более сейчас, когда мы видим, что происходит, на фоне вчерашнего ареста Андрея Пивоварова, сегодняшних обысков у Дмитрия Гудкова и его соратников. Мы видим, что пространство это сужается и люди, которые выступают против диктатуры карателей, должны объединять свои усилия. Мне кажется это абсолютно естественным. Если между ними были противоречия в прошлом, то уж точно эти противоречия не столь существенны по отношению к тем задачам, которые стоят. Поэтому надо преодолевать эти противоречия. Я считал совершенно естественным и уже неоднократно заявлял и свои оценки 2011 года, и своё желание объединить усилия и вместе с «Яблоком» участвовать в этих выборах.

Б. Вишневский Смотрите, есть вещи, о которых мы с Максимом спорим, касаются они федерльных вопросов, а не городских. Мы периодически спорим и с Алексеем Навальным, которому я, конечно же, желаю скорейшего освобождения, как и мои коллеги. Но это не мешает нам активно обсуждать вопрос (я говорил об этом здесь в эфире) о выдвижении по 3-му округу на Петроградской стороне Ирины Фатьяновой. И мы тоже видим сходство всех её основных позиций с нашими. И я считаю это очень правильным, потому что демократическая партия должна показывать, что от неё баллотируются не только те, кто в ней состоит, но и люди, которые близки ей по взглядам и способны вместе с ней провести более сильную кампанию.

А. Петровская Ну это с условием, если Ирину Фатьянову допустят до этих выборов, зарегистрируют и не снимут позже.

Б. Вишневский Я понимаю все риски, но тем не менее, считаю её вполне достойным кандидатом.

М. Резник Эти риски сегодня любого могут коснуться.

Б. Вишневский Да, и нас могут коснуться точно так же.

М. Резник Я тоже предполагаю, что выдвижение от «Яблока» не решает вопрос моей регистрации, и что будут различными способами, путём фабрикации уголовного дела или какими-то другими… Мы видим, что происходит. Снаряды ложатся всё ближе, правда.

И. Штейнерт Я как раз про уголовное дело, которое вы называете сфабрикованным, хотел спросить. Не станет ли оно помехой?

М. Резник Всё может стать помехой. Мы видим, что происходит в стране, но это не повод отказываться от своих позиций, от своих планов. Есть вещи, которые зависят от нас – это наши позиции, наши принципы и наша уверенность в правоте своего дела. А есть вещи, которые от нас не зависят, но – «Делай, что должно, и будь, что будет».

Б. Вишневский Иван, хочу только добавить, что вообще всё «Яблоко» находится в зоне риска точно также. Посмотрите, какие принимаются законы, уже можно поразить в избирательных правах, отстранить от выборов любого, например, кто когда-нибудь одобрительно отозвался об антикоррупционных расследованиях.

И. Штейнерт Давайте ещё дадим и оценку тому, о чём Максим Львович уже несколько раз сказал: обыскам у Пивоварова и Гудкова. Это подготовка к избирательной кампании таким образом идёт у государства?

М. Резник Если говорить конкретно – конечно. А если говорить масштабно, то это установление диктатуры карателей, которая не останавливается и переходит ко всё более жёсткому режиму. Это фашизация политической системы России.

Б. Вишневский Я бы ещё добавил, что это, конечно же, кампания запугивания общества. Обществу показывают, что те политики, которые высказывают самостоятельную точку зрения, противостоят диктатуре, этой власти и этому политическому режиму, в любой момент могут быть задержаны, арестованы, брошены за решётку, посажены на длительный срок. Таким образом обществу и гражданам демонстрируется, что выступать против власти опасно. Все те законы, которые принимаются, я оцениваю очень просто: идёт криминализация любой протестной, оппозиционной деятельности. Выступление против власти, несогласие с ней фактически начинает объявляется преступлением, подлежащим наказанию.

А. Петровская Будем надеяться, что у «Яблока» останется пространство для манёвра, для высказывания своей позиции.

Б. Вишневский Мы тоже на это надеемся, будем бороться всеми силами.

И. Штейнерт Спасибо большое, у нас в эфире были Борис Вишневский и Максим Резник, два депутата городского парламента.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире