'Вопросы к интервью

А. Петровская Добрый день, у микрофона Александра Петровская. Это программа «Окей, школа». Напротив меня — Леонид Илюшин, доктор педагогических наук, профессор Института педагогики Санкт-Петербургского государственного университета. Леонид, здравствуйте.

Л. Илюшин Здравствуйте, Александра.

А. Петровская Продолжаем наш разговор на тему выбора школы. Много аспектов мы уже обсудили, но сейчас мы лишь где-то на половине пути для того, чтобы раскрылись глаза у родителей, и выбор школы не казался столь ужасным. Сегодня мы будем говорить больше о психологии, чем о каких-то конкретных школах, явках и паролях. Почему родители и учителя часто друг друга не слышат, и именно это становится камнем преткновения, а не то, что школа не такая, неподходящая или учителя не те? Именно неумение слышать друг друга, как и во многих других коммуникативных практиках, мешает нам существовать. Давайте начнём с того, что попытаемся понять, в чём причина этого слома диалога или коммуникации.

Л. Илюшин Я бы назвал, наверное, несколько причин, хотя этот список в любом случае может быть расширен. Это не рейтинг причин сейчас будет, а просто перечень. Одна из причин, на мой взгляд, заключается в том, что темой этого потенциального и реального диалога практически всегда является вопрос достаточно острый. Это вопрос собственных детей (для родителей) и вопрос собственного профессионализма (для учителей). Вообще разговаривать на тему, которая так сильно эмоционально нагружена, довольно сложно. То есть, это объективно сложно, это всё-таки не просто обмен информацией. В очень большом количестве случаев это стремление решить проблему, задачу, получить какое-то разъяснение, причём, как правило, из точки если не боли, то какой-то неудовлетворённости. Сама тема побуждает к тому, что этот диалог не всегда спокойный.

Вторая причина, немножко, может, парадоксальная в моём изложении — не очень хорошо понимают друг друга тогда, когда разговаривают мало. Такого времени не так много, и это тоже вполне объективно.

А. Петровская Процессуально это не предусмотрено, я бы так сказала. Потому что какие у нас формы коммуникации? Чаты очень часто односторонни, закрыты для комментирования родителями, а родительские собрания — это такое коллективное какое-то…

Л. Илюшин Вот, отличный пример, я к нему готов был перейти. Третья причина — это то, что даже те моменты, которые в некотором смысле предназначены для такого диалога, их работоспособность довольно низкая. В силу, опять-таки, целого ряда причин. Вы, наверное, сейчас хотели привести пример достаточно, к сожалению, распространённый, классический: на родительском собрании классный руководитель объявляет, кто хуже всех учится.

А. Петровская Сейчас уже не объявляет, мне кажется, теперь есть уже нормы этики.

Л. Илюшин Ну хорошо, не объявляет. Но практически все государственные школы сегодня ведут электронные журналы и дневники, и если вы туда когда-нибудь заглянете или попросите у того из родителей, у кого есть доступ, туда заглянуть, вы увидите там оценки и домашние задания. Там не будет, скорее всего, каких-то комментариев.

А. Петровская Оценка, всё-таки, мне кажется, не такая многогранная, она не даёт портрета, она очень жёстко ограничена этими пятью баллами.

Л. Илюшин Ну да. Если переходить на какой-то конструктив, я скажу вещь, может быть, вполне очевидную, но не лишнюю в плане необходимости её повторения. Портрет, спасибо за это слово, рисуется не только школой. Его вправе, и, возможно, — я осторожно скажу — всё-таки даже, наверное, в каком-то долге рисовать родитель, разговаривая со своим ребёнком о школе. Не только на уровне: «Что ты получил сегодня?» и «Почему ты получил не то, что я хотел/а, чтобы ты получил?». А: «Как прошёл твой сегодняшний день, что тебя порадовало, в чём тебе помочь, чем ты хочешь поделиться?» и так далее. В моём изложении это звучит почти карамельно, но на самом деле это и есть портрет и понимание того, что происходит с ребёнком в школе каждый день. И этому не способствуют ни государственная школа, ни частная. Они в данном случае одинаковы.

А. Петровская Но если мы говорим о том, что это зона ответственности родителей, это та картина, которую видит и представляет ребёнок. Мне кажется, что здесь как раз не хватает той линии, которую видят профессионалы: социальные педагоги, классные руководители, предметные специалисты. Вот этой линии, их оценки, которая может во многом расходиться с оценкой родителей. Плюс она профессиональна, она как раз не такая строгая и куда более амбивалентна, чем пятибалльная шкала.

Л. Илюшин Здесь тогда мы снова возвращаемся к сюжету про родительское собрание. Мне кажется, что правильное, качественное родительское собрание — это всегда в первую очередь, а может быть, только в эту очередь педагогический разговор того учителя или тех учителей, которые взаимодействуют с классом (и с каждым учеником в отдельности, но с классом, потому что всё-таки у нас классно-урочная система, а не индивидуальная). И это возможность сказать родителям, на что обратить внимание. Да, там дальше вступают законы педагогической этики, что-то совсем личное надо говорить, конечно, лично. Но в целом то, что называется тенденциями, противоречиями, которые накапливаются в классе — если их классный руководитель, например, видит, то он советуется с родителями. Опять-таки, это очень благостная ситуация, но иного не должно быть.

А. Петровская Теперь важно как-то попытаться дать рекомендации и советы, о чём на самом деле нужно спрашивать учителей и как, чтобы они не считали это как попытку зайти на их территорию, а чтобы родитель мог услышать тот ответ, который его на самом деле интересует.

Л. Илюшин Родители являются специфическими, но вполне полноценными участниками образовательного процесса. Они не сидят на уроках, они по большей части всё-таки не выполняют домашних заданий, но именно от их позиции во многом, от тех условий, которые они создают или стараются создать дома и много ещё от чего зависит та самая успешность ребёнка. Не в полной мере, но в значительной. И поэтому мне кажется, если выходить на разговор с учителем — предположим, с учителем-предметником, хотя это может быть и разговор с классным руководителем о более общих каких-то вещах — нужно строить это обсуждение на уровне «как вы считаете, чем мы, как родители, можем помочь нашему ребёнку в преодолении возникших трудностей?»

Первое: нужно удостовериться, что эти трудности действительно возникли, и дальше, если они возникли, чем можно помочь. Потому что причин затруднений может быть много: это могут быть пробелы в прошлом, это может быть сложность управления ребёнка с тем темпом, который принят в этом классе, с его усидчивостью при выполнении домашних заданий, чего-то ещё. Вот это хорошо бы выяснять.

А. Петровская Сегодня, во-первых, сами по себе родители, дети и общество более настроены, что ли, на индивидуума, менее коллективны, чем раньше. И поэтому сложнее договориться. А класс требует неких договорённостей и уступок.

Л. Илюшин С одной стороны, конечно, индивидуализация как некоторая ценность продолжает возрастать. И естественно, многие позиции, связанные с индивидуализацией, с особенностью конкретного ребёнка, с невозможностью мерить всех общим аршином — это уже устоявшаяся вещь, и по поводу них даже особо не шутят. С другой стороны, как это ни парадоксально, вы наверняка были свидетелями разговоров на уровне «мы попали в хороший класс, хорошую школу, у нас очень дружный класс». И это не воспоминания пионеров 1970-х — 1980-х, а разговоры сейчас.

Это уже другая институция, институция корпоративности. «Хочется, чтобы он был в группе тех, с кем ему хорошо» — это соединение двух вещей, индивидуализации и корпоративности. Я избегаю слова «коллектив», потому что оно совсем другое означает, всё-таки коллектив — это совсем уже гармоничная общность. Не каждый класс становится коллективом, и в советское время не каждый класс был коллективом.

А. Петровская Мне кажется, это хороший промежуточный итог сегодняшнего разговора. Время наше истекло. Я напоминаю, что это программа «Окей, школа». Полную версию вы всегда можете посмотреть и послушать на Youtube. Леонид Илюшин, доктор педагогических наук, профессор Института педагогики Санкт-Петербургского государственного университета — мой соведущий. Спасибо большое, Леонид.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире