'Вопросы к интервью
04 мая 2021
Z Интервью Все выпуски

«Окей, школа».


Время выхода в эфир: 04 мая 2021, 20:26

А. Петровская Альтернативные школы есть не во всех системах образования. Почему, например, в Финляндии нет частных, в нашем понимании, альтернативных школ?

Л. Илюшин В Финляндии и профильных школ нет. Там все школы абсолютно одинаковые.

А. Петровская Да, и начинаешь задумываться: может быть, там они все одинаково хорошие? А здесь у нас вот так выстроено. Давайте попытаемся ответить на вопрос, зачем у нас эти альтернативные школы появились и растут? Я с вами абсолютно солидарна в том, что это не потому, что школа плохая. Но они растут, то есть, растёт спрос и запрос у родителей на них.

Л. Илюшин Я сейчас совсем уж точных цифр приводить не буду, но за системой образования, по крайней мере, в Санкт-Петербурге я в силу целого ряда причин наблюдаю достаточно давно, не один десяток лет. Я хочу сказать, что резкого роста количества частных или негосударственных школ не произошло. Это очень трудное дело — организовать, содержать такую школу (я сейчас не про финансы, а про устройство). Это ответственное дело.

У меня есть знакомый директор частной школы, и как-то она стала рассказывать, что был такой момент несколько лет назад, когда к ней регулярно стали приходить люди, бизнесмены и говорить: «Ой, да, мы видим, мы тоже хотим». Она говорит: «Ради бога. Давайте я вам расскажу, как. Я прошла всё, моя школа — одна из первых частных школ в Санкт-Петербурге, мы успешны, знаем, как работать». Они говорят: «Да, давайте мы тоже». И после того, как этот разговор происходит, она объясняет, что нужно делать, они говорят: «Нет, пожалуй, мы всё-таки займёмся чем-нибудь другим. Что там ещё есть, детский досуг? О, да, хорошо. Школа — нет». Сложное дело очень.

А. Петровская Леонид, можно я сразу уточню, чтобы мы с вами в терминах совпадали? Те школы, о которых я говорю — это школы, которые чаще всего не имеют юридического статуса и лицензии. Это организации, которые как бы играют, что они школы, но по документам они являются как раз больше досуговыми какими-то кружками и так далее.

Л. Илюшин Тогда мы скорее говорим о способе получения образования. Я сейчас не буду рассматривать особенности юридического существования всех этих организаций прекрасных — без всяких кавычек, потому что я считаю, что, если есть в них востребованность, и она достаточно долгое время, значит, там люди занимаются хорошим делом, которое каким-то способом помогает, радует семьи и детей тоже. Но если говорить об альтернативе государственной школе, то ею является, конечно, семейное образование. По закону оно допустимо, есть норма. Не домашнее обучение, а семейное образование.

А. Петровская Кстати, разница? Давайте проведём красную линию.

Л. Илюшин Если не очень строго, может быть, юристы меня поправят, домашнее обучение — это то, что происходит с ребёнком дома, но руководит процессом обучения всё равно школа. В советское время, когда я начинал работать учителем, у меня были ученики-надомники. Это, например, дети, которые хронически долго болели, но их болезни были не такими опасными, чтобы они должны были в больнице находиться. Учителя к ним ходили, и мы с ними вели индивидуальные занятия. Потом они возвращались в школу. Ну или некоторые могли даже закончить общеобразовательную школу, не покидая дома. А семейное обучение — это когда процесс образования организуется семьёй, родителями. Но это тоже не означает, что родители объявили государству: «Вы все — на 1 сентября, а мы остаёмся дома, до встречи через 11 лет».

А. Петровская Начальная аттестация, наверное?

Л. Илюшин Ну конечно. Она достаточно регулярная, и это продиктовано не желанием всё и всех проконтролировать во что бы то ни стало: «Давайте мы к вам в 6 утра придём и проверим, знаете ли вы таблицу умножения». А для того, чтобы всё-таки гарантировать, что представление родителей о семейном обучении — не какое-то совсем уж перпендикулярное, когда ребёнок в результате окажется несопоставим со сверстниками.

А. Петровская Лишённым своего права на образование.

Л. Илюшин Да, и не будет уметь читать и писать просто потому, что его родители сказали: «А, это не нужно. Пусть он наблюдает за свободным течением облаков в небе». И поэтому аттестация есть. Всё равно получить свой документ об образовании он сможет, сдав соответствующий экзамен в структуре, где все сдают. А при этом сам способ получения знаний может быть организован и семьёй, и с помощью тех прекрасных людей и организаций, о которых вы упомянули в самом начале.

А. Петровская Хорошо. Значит, альтернатива есть, мы с вами обозначили. Вопрос, кому она нужна? Зачем она создана? Она явно возникает на месте некого родительского запроса. Чем продиктован этот запрос?

Л. Илюшин У всех разным. Есть родители, которые в качестве основного приоритета видят какую-то индивидуальность своего ребёнка, которая, по их мнению (небезосновательному, возможно), не сочетается с тем сценарием обучения, который предлагает государственная школа. Может быть, их школьный опыт был настолько тяжёл, что они где-то эмоционально, где-то здраво принимают решение: «Нет, мы не хотим, чтобы наш ребёнок проходил через этот опыт». Это не очень простое решение, потому что оно требует в итоге достаточно серьёзной перестройки всех внутрисемейных дел. Это же не просто так, что у всех сверстников сейчас 5 уроков, а ты посиди, поиграй, а потом, мы надеемся, ты пойдёшь и напишешь контрольную. Так же не происходит, надо же осваивать.

Я знаю несколько примеров. У нас есть знакомая семья — там, правда, девушка уже совсем выросла, выпускница. Но в какой-то момент после начальной школы, по-моему, родители приняли решение, что дальше ребёнок будет учиться на семейном обучении. Но извините, там папа — кандидат психологических наук со специализацией на естественных науках и биологии, а мама — кандидат технических наук, по-моему. И ребёнок у них один. Вот они так решили, что у них это получится. У них получилось.

А. Петровская Если попытаться сформировать какие-то, может быть, универсальные принципы, признаки, когда родители должны задуматься или понять, что их желание продиктовано не просто желанием найти более элитарный круг общения или менее дисциплинированный, более свободный класс для своего ребёнка, чтобы никто не кричал и не вопил, а это продиктовано именно образовательными задачами?

Л. Илюшин Я сейчас возьму две крайние точки, хотя иногда они сходятся. Первое: очень часто такое решение принимается, и это грустно, когда ребёнку очевидно в школе плохо. Вот ему там настолько плохо в силу целого ряда причин. И я даже сейчас не говорю о конфликте, который возник, школьном буллинге или ещё чём-то, потому что за этим школа должна следить, и это как-то можно преодолеть. Но по каким-то причинам психологическим, ещё каким-то, ему там плохо, не подходит. И тогда любящие, вдумчивые родители ищут, как дать образование своему растущему прекрасному ребёнку таким образом, чтобы ему не было плохо.

Кстати, не всегда это решение принимается так, что мы приняли его в 3 классе, и до 11 он не вернётся. Возможно, ребёнок, подрастая, захочет попробовать, вернётся в другую школу, и окажется, что он уже готов к этому. Вторая точка: когда возможности, которые даёт школа для потенциала этого ребёнка, таковы, что его «потолок» значительно выше. Просто он может делать гораздо больше, ему это нравится, у него есть явная склонность и одарённость к чему-то определённому в предметных областях. И тогда родители говорят: «Окей, мы поможем нашему ребёнку так организовать своё образование, что то, обязательное, он будет осваивать самостоятельно. Он у нас настолько выдающийся, что прочитать учебники и выполнить задание он сможет. Но он будет иметь возможность свою основную интеллектуальную и психологическую энергию посвящать реализации своего складывающегося яркого интереса».

Кстати, необязательно, что этот интерес — сугубо интеллектуальный. Может быть, творческий, может быть, спортивный. Я видел недавно интервью в одной из программ «Первого канала» с нашей спортсменкой, которой 17 лет, и она чемпионка мира. Её спрашивает ведущий: «А как у тебя в школе?» Она говорит: «Ну, я успеваю. Хотя часто, конечно, сборы приходятся на время зачётов и контрольных, но я понимаю, что мне нужно успеть». Она не на семейном обучении, но во многом на нём, потому что мы понимаем, как часто человек уровня чемпиона мира вынужден пропускать школу просто в силу того, что у него приоритет такой.

А. Петровская Ещё вопрос, наверное, возвращаясь к началу программы, когда я сказала про страхи — что многие вроде бы хотят, но как-то страшно, потому что уровень ответственности, который родителям нужно взять на себя, если забираешь ребёнка из школы, высокий, и не каждый к нему готов. Но к чему морально должны быть готовы родители, если они этот выбор совершают — не водить ребёнка в школу, забрать его на какую-то альтернативу?

Л. Илюшин Скорее всего, нужно быть готовым к тому, что силами только нас двоих, папы с мамой, не получится в полной мере реализовать школьную программу. Если только у нас ребёнок не такого уровня, который говорит: «Не вмешивайтесь, я уже все учебники прочитал, я готов. Когда нужно пойти сдать, какие зачёты, экзамены написать? И таблицу Менделеева выучил наизусть просто потому, что она мне приснилась». С учётом того, что родители заняты и работают, значит, должен быть такой уровень самостоятельности у ребёнка, который будет побуждать его выполнять всё это.

Если этого нет, конечно, нужно помогать ребёнку становиться самостоятельным и быть готовым к тому, что придётся искать те самые дополнительные образовательные практики, с которых мы с вами начали, сочетание которых будет помогать ребёнку всё-таки получать системные представления о мире и необходимое количество фактологических знаний, которые потом придётся продемонстрировать для того, чтобы получить документ об образовании. Нужно быть готовым к тому, что этим нужно будет активно заниматься. Приняв решение о том, что вы выбираете другой пусть получения образования, следующее, о чём нужно думать — о том, какое количество труда, усилий, денежных средств нужно будет потратить для того, чтобы этот процесс остался для ребёнка комфортным, был полезен, интересен вам.

И вообще, всё же делается ради счастья. Мы же не можем родителям сказать: «Вы, конечно, заберёте ребёнка из школы, но у вас ад начнётся, потому что вы не сможете ничего сделать». Мы же хотим пожелать им, чтобы у них получилось. А для этого, конечно, им нужно понимать, какую степень вовлечённости это потребует.

А. Петровская И, наверное, последний вопрос на сегодня — это вопрос об итогах этого выбора. Насколько на самом деле оттого, пойдём мы иным путём или нет, зависит итоговый успех? То есть, насколько действительно родители, недовольные той системой, которая есть, забирающие ребёнка и в то же время рискующие, беря на себя всю ту ответственность, которую вы обозначили — это залог успеха? Что определяет этот выбор?

Л. Илюшин Если не уходить в частности и не приводить примеры тех, кто не закончил университет, а теперь в топах всяких разных, и необязательно Forbes, а вообще… Гарантии могут быть только в одном: если ребёнок, становясь взрослеющим человеком, научился учиться, сохранил мотивацию к саморазвитию, интерес к тому, как устроен мир и как устроен он сам — это единственная возможная гарантия того, что дальше он будет продолжать хотеть это делать и расширять.

Если вы видите, что уже в процессе этой альтернативы не складывается интереса, по-прежнему мир неинтересен и так далее — это повод для беспокойства и поиска всё-таки того, что сохранит этот интерес. Потому что самое главное, что должно давать школьное образование — это установка на то, что учиться в принципе интересно, полезно, я умею это делать и готов дальше продолжать, пускай в разных сценариях. Независимо от того, смоет ли какой-то волной мои химические, математические знания, но останется сама потребность и желание узнавать мир, мотивация к этому познанию.

А. Петровская Если я правильно делаю вывод из того, что вы сказали, важнее здесь итоговая точка, в которую мы идём, чем сам процесс?

Л. Илюшин Нет. Качество процесса и будет определять. Если вам скучно учиться, из этой скучной рутины не вылезет блестящий результат. Он, может быть, будет заключаться в том, что вы формально сдадите тест, а дальше скажете: «Никогда больше я не вернусь в эту образовательную реку, она скучна, неинтересна. Весь опыт, который я получил, был плох». В этом и какая-то удивительная синергия педагогики, что процесс от результата не может и не должен быть отделим. Процесс приближения к результату — это тоже, а иногда в первую очередь, результат.

А. Петровская Осталось только понять, как заранее определиться с тем, как этот процесс будет проходить. Мы не всегда, к сожалению, это знаем. Но, наверное, чуткость и внимание к ребёнку нам помогут.

Л. Илюшин Абсолютно верно. Мы не можем гарантировать никакого будущего, но можем гарантировать своё безусловное внимание к тому, что происходит, не тревожную, но здравую обеспокоенность тем, как себя ребёнок чувствует в этом процессе, и чем мы ему можем помочь, если он сталкивается с трудностями. Если мы этими правилами руководствуемся, тогда мы делаем всё правильно.

А. Петровская Спасибо большое. На этом мы сегодня заканчиваем. Это программа «Окей, школа». Полную версию можете посмотреть в Youtube на канале «Эхо Петербурга». Леонид Илюшин, доктор педагогических наук, профессор института педагогики Санкт-Петербургского государственного университета сегодня был с нами. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире