'Вопросы к интервью

А. Веснин Добрый день. Меня зовут Арсений Веснин, эфир у нас сегодня важный, говорить мы будем о вакцинации в Петербурге, о том, как она проходит, как обстоят дела с вакцинами. Я уверен, что вопросов масса. Представлю сегодняшних гостей: Дмитрий Ченцов, директор городского центра медицинской профилактики, главный внештатный специалист по медицинской профилактике Комитета по здравоохранению, и Денис Гусев, главный врач больницы им. Боткина. Первый вопрос, с которого хочется начать: есть ли какие-то на сегодня официальные цифры, сколько людей в Петербурге уже получило обе части вакцины или хотя бы первую часть? Сколько людей в нашем городе сделало прививку от коронавируса?

Д. Ченцов Я с вашего позволения отвечу на этот вопрос. Первичный нарастающий итог вакцины, которая сделана в городе на сегодняшний день – это 423 594, данные на вчера. Мы пока не обладаем информацией, сколько у нас вакцинировалось вчера граждан первично, полагаю, что эти цифры сопоставимы с теми, которые мы имеем сейчас, это более 8 000 первично вакцинированных ежесуточно. Что касается людей, которые полностью закончили цикл вакцинации, это 304 905 человек

А. Веснин А можно оценить, много это или мало? С одной стороны, цифры вроде и довольно большие, а с другой – нельзя сказать, что это близко даже к половине населения Петербурга.

Д. Ченцов Арсений, вопрос задаёте правильно. Для чего мы запрашиваем такие цифры? Для нас это индикатор достижения так называемого коллективного иммунитета. В Санкт-Петербурге согласно паспорту проекта, он называется «Вакцинация лиц старше 18 лет от новой коронавирусной инфекции COVID-19», мы должны привить 1, 2 миллиона человек. Если исходить из этой цифры (как она получилась я отвечу, если необходимо), то мы выполнили чуть больше трети плана, 35% граждан, которых мы планируем привить от новой коронавирусной инфекции. В соответствии с планом до 1 августа мы должны завершить вакцинацию этих самых вожделенных 1 миллиона 200 тысяч человек. Пока мы в плане. Цифры говорят о том, что сегодня граждане проявляют довольно активную позицию, к счастью, и при сохранении темпов в 8 000 в сутки, на 1 августа мы выходим на цифру в 1 миллион 200 тысяч человек.

А. Веснин Этого будет достаточно, чтобы остановить эпидемию? Вообще, можем ли мы понимать, позволит ли вакцинация её остановить? Дальше у меня будет ещё много разных вопросов в связи с этим.

Д. Ченцов Да, безусловно. Эта цифра получена следующим образом: из общего числа жителей Петербурга вычли детей до 18 лет, а также тех людей, которым противопоказана вакцинация, это совершенно конкретные группы людей А дальше мы учитываем то количество населения, которое переболело, официально имеют лабораторно подтверждённый диагноз COVID-19, и эту цифру мы умножаем на 5 по данным Роспотребнадзора, для того, чтобы определить истинное количество потенциально переболевших.

Соответственно, если из общего числа жителей Петербурга мы отнимем граждан до 18 лет, количество переболевших, умноженное на 5, беременных, кормящих и лиц с противопоказаниями, и от этого числа возьмём 60%, по правилам эпидемиологического процесса, то эта цифра и будет 1, 2 миллиона человек. Поэтому, отвечая на ваш вопрос: мы считаем, что данная цифра очень даже правильная и в случае достижения вакцинации 1 миллиона 200 тысяч человек, в Петербурге будет достигнут коллективный иммунитет.

А. Веснин Сейчас я смотрю на сайте стопкоронавирус.рф: сегодня как раз Петербург перешагнул по этой статистике 400 000 выявленных случаев заболевания. То есть, по данным Роспотребнадзора, скорее всего в Петербурге уже переболело два миллиона человек.

Д. Ченцов Вы абсолютно правы, мы можем ориентироваться на эти цифры. Я бы даже сказал, ещё чуть-чуть больше.

А. Веснин То есть, больше двух миллионов человек в Петербурге на сегодняшний день переболело коронавирусом? Ничего себе. Тогда у меня вопрос: в Петербург доставили вакцину «ЭпиВакКорона» и слушатели очень интересуются, будет ли возможность выбирать, какую вакцину вам вколют.

Д. Ченцов Да, уважаемые радиослушатели, безусловно, выбор будет. Пока, спешу заметить, в Петербург привезли первую партию, она весьма скромная, на 13 700 человек. Мы как раз занимаемся её распределением и чуть позднее выложим в СМИ, в какие конкретно учреждения приедет «ЭпиВакКорона», и люди смогут выбрать – либо «Спутник V», либо «ЭпиВакКорону». Естественно, если она будет в наличии.

А. Веснин А как можно будет выбирать? Когда ты записываешься по номеру 122, или через интернет, через сайт Госуслуг? Как это будет происходить?

Д. Ченцов Я с вашего позволения возьму паузу для решения, в том числе, и этого вопроса. Либо к концу дня, либо к завтрашнему дню мы определим, каким образом сигнал будет поступать в медицинские учреждения, что конкретно Дмитрий Ченцов захотел вакцинироваться «ЭпиВакКороной».

А. Веснин Хорошо, тогда мы этот вопрос уточним и нашим слушателям обязательно расскажем. У меня тогда такой вопрос – не знаю, может, это уже больше Денису Гусеву. Вы сейчас говорили, что столько-то переболеет человек, столько-то вакцинируют и тогда эпидемия может остановиться. Но тут вопросов очень много, может быть вы, как медик, сможете ответить, какие есть исследования, подвижки в эту сторону. Во-первых, если вы переболели коронавирусом, как долго всё-таки держится иммунитет, есть ли уже какие-то исследования? Чтобы понимать – надо ли бежать делать прививку, полгода я более-менее в безопасности, меньше или больше? Есть какие-то данные?

Д. Гусев Действительно, вопрос, нужно ли прививаться людям, которые уже перенесли новую коронавирусную инфекцию, достаточно активно изучается. На сегодня есть единое понимание, что в течение полугода вы абсолютно защищены и по истечение этого срока вам следует посмотреть уровень защитных антител и в зависимости от этого уже принять решение о необходимости вакцинации.

А. Веснин У нас коронавирус уже больше года, соответственно, есть люди, которые уже год назад им переболели. Есть ли понимание, что сейчас с антителами у тех, кто год назад переболел?

Д. Гусев Знаете, Арсений, совершенно по-разному. Приходят люди, у которых хороший титр антител, и они переболели, допустим, в мае-июне, а есть люди, которые переболели в сентябре, и у них титр антител на уровне НРЗБ. Всё это индивидуально, только после исследований можно судить об уровне защиты человека и дать ему рекомендацию к вакцинированию или нет. Каждая иммунная система реагирует по-своему, по-своему вырабатывает антитела и в каждом случае нужно смотреть, насколько эти антитела сохранились. Ведь вы же понимаете, что человек, который переболел в мае, мог проконтактировать с коронавирусум впоследствии. Мог? Мог. Значит, у него могла произойти дополнительная выработка антител, поддержать их уровень. А мог и не контактировать и эти антитела ушли со временем. Ситуаций может быть очень много.

А. Веснин То есть, какой-то статистики, понимания того, что, скажем, через год после того, как группа людей переболела коронавирусом, у 70% есть антитела, у 30% нет – этого нет? Чтобы меня никто неправильно не понял – это мои придуманные абсолютно цифры. Такой статистики пока нет?

Д. Гусев Нет, я таких цифр не видел.

А. Веснин Просто кажется, что это довольно важная штука, чтобы понимать перспективы.

Д. Гусев Я думаю, что эти данные аккумулируются, просто времени не так много прошло. Видимо, ещё нарабатывается.

А. Веснин Тогда вопрос по поводу вакцины, их задают довольно много. Если человек сделал прививку – ее основная цель всё-таки, чтобы человек переболел коронавирусом не очень сильно и течение болезни было не таким опасным или она всё же может дать иммунитет, коронавирус не прилипнет? Что всё-таки она делает, наша вакцина?

Д. Гусев В большинстве случаев человек вообще не заболеет. В части случаев он может заболеть, но заболевание будет протекать бессимптомно или в лёгкой форме. Не будет тяжёлого течения, осложнений и самое главное, летального исхода. Это основная цель иммунизации. То же самое и по гриппу же было, по вакцинации. Мы никогда не говорили, что 100% всех защитим. Да, кого-то защитит полностью, кого-то защитит до той степени, что если даже инфицирование произойдёт, заболевание будет протекать в лёгкой форме. И самое главное, что не будет осложнений, которые угрожают жизни. Вот и всё.

А. Веснин По поводу вакцины очень многие беспокоятся, и я знаю, что многие врачи беспокоились. Знаю, что где-то в медицинских вузах как «Отче наш» вбивают врачам, что испытания вакцины должны минимум два года продолжаться, там столько сложных ступеней, и так далее. Понятно, что вы нынешних условиях испытания во всём мире проходили гораздо быстрее, но я слышал от многих врачей, которых я спрашивал, будут ли они прививаться или нет: «Ох, не знаю, подождём, есть у нас сомнения, как эта вакцина сделана», – и так далее. И я так понимаю, что такие сомнения есть у очень многих людей, в том числе у петербуржцев. Насколько они обоснованы, как вы считаете? Ведь вопрос действительно важный.

Д. Гусев Я считаю, что эти сомнения не обоснованы, по той простой причине, что в тот период времени, когда человек будет ждать каких-то новых данных об эффективности и безопасности этой вакцины, он может просто заболеть. Заболеть тяжело, со всеми вытекающими последствиями. Понятно, что в условиях пандемии сроки для регистрации вакцины были сокращены, и когда мы говорим о вакцине «Спутник V», то понимаем, что та платформа, аденовирусный вектор, на основе которого она была сделана, был разработан раньше. И современные технологии молекулярной генетики, молекулярной медицины позволяют быстро создать тот или иной вакцинальный препарат, зная, что платформа, на которой он создан, уже изучена по безопасности. Это, конечно, большой плюс и во многом сокращает сроки тех исследований, которые были бы, скажем так, с нуля. Поэтому вакцина «Спутник V» и была зарегистрирована в максимально кратчайшие сроки.

А. Веснин То есть, вы считаете, что безопасно делать эту прививку?

Д. Гусев Абсолютно.

А. Веснин Вы сами сделали её?

Д. Гусев Конечно, ещё по осени.

А. Веснин Точно такой же вопрос задаю Дмитрию Ченцову: сделали уже прививку?

Д. Ченцов Арсений, я прививку не сделал, потому что пока не закончились 6 месяцев после того, как я переболел. По завершению, естественно, сделаю прививку. Это будет май. И с вашего позволения, в продолжении ещё хотел бы сказать. Мы живём (к сожалению, или счастью) не в вакууме и поэтому вопрос о том, столкнётся ли человек в своей обыденной жизни с больным, который будет выделять вирус… Это весьма и весьма точно будет.

Организм человека может познакомиться с вирусом двумя путями. Первый – в дикой среде, мы с вами можем встретиться, пообщаться, у вас не будет симптомов, но будет коронавирус. Вы кашлянёте в мою сторону, я вдохну аэрозоль, в котором будет коронавирус и заболею. Это называется «знакомство с диким вирусом». Прогнозировать, как будет течь заболевание (я уж на себя это экстраполирую), оценить, насколько сильно я заболею – практически невозможно. Великие умы пытаются высчитать калькулятор риска, но, к сожалению, пока никто не может предложить методологию, которая будет верной. Поэтому знакомство с вирусом может произойти и вторым путём, это как раз вакцинация. Наша задача – познакомить организм с вирусом, но не в варианте «оседлать мустанга». В данном случае этот вирус будет значительно менее опасен, чем дикий и наша иммунная система научится его распознавать. Это первая часть.

Вторая часть: совершенно очевидно, что вирус, переходя из организма одного человека в другой, то есть, в тело хозяина (без нас он не будет жить, это надо понимать и я думаю, что все, кто пытается мало-мальски разобраться, эту ситуацию уже понимают, это азы), вирус приспосабливается к защитным механизмам каждого отдельно взятого человека. И выходит с этим самым аэрозолем – при чихании, говорении, пении и так далее – уже немножко другой, и попадает к вашему соседу уже не тем, кем пришёл ко мне. Это важно понимать. Коллективный иммунитет создаётся для того, чтобы не дать вирусу возможности генетически мутировать настолько, чтобы в последующем мы вообще не могли понять, как с ним бороться.

Соответственно, чем быстрее люди получат знакомство с вирусом, либо с диким – заболеть и, в зависимости от того, насколько много мы вдохнём (и других причин, о которых мы, может быть, ничего не знаем), переболеть легко, тяжело или умереть. Представляете, какой прекрасный выбор? Только ответ на вопрос, какой выбор будет конкретно у тебя, к сожалению, неизвестен. Второе – приобрести иммунный ответ при контакте с вирусом внутри той или иной вакцины. Вот и вся недолга, что называется.

А. Веснин Следующий вопрос, который очень многих наших слушателей волнует: есть ли понимание, сколько времени эта прививка действует? Хорошо, если мы взяли за отправную точку, что, переболев, полгода ты в безопасности, потом стоит сделать прививку, предварительно сдав тест на антитела и посмотрев, сколько их у тебя, то дальше… Я так понимаю, что всё равно можно делать прививку, если у тебя много антител, просто бессмысленно?

Д. Гусев В общем, да.

А. Веснин Противопоказаний нет?

Д. Гусев Нет.

А. Веснин Соответственно, следующий вопрос. У тебя антител нет, ты решил делать прививку – сколько времени после прививки «Спутником V» или «ЭпиВакКороной», теми вакцинами, которые доступны в России, ты будешь в относительной безопасности?

Д. Гусев Арсений, принцип тот же самый: по истечении того же полугода целесообразно посмотреть иммунитет, уровень антител. Если они действительно снизятся до неопределяемого уровня, то целесообразно сделать ревакцинацию. Каким образом она будет происходить, очень активно изучается. Может быть, это будет одна доза, может быть, полноценная вакцинация – пока нет единого рекомендованного мнения, как нам это делать. Это мы узнаем только со временем, потому что сейчас ещё временная экспозиция не такая большая, чтобы уже чётко понимать – в процентах, цифрах – через какое время эти антитела исчезнут, потребуется повторная вакцинация и так далее. Пока это даже производители не озвучивают. Хотя те данные, которые приводят производители вакцин, звучат достаточно оптимистично – и год, и два.

А. Веснин Но пока это не проверено.

Д. Гусев Конечно! В этом-то и суть, что пока мы говорить об этом не можем. И рекомендуем, ещё раз говорю, через полгода после вакцинации сделать контроль. Вот у меня будет в конце мая полгода, я сделаю, посмотрю и дальше приму решение.

А. Веснин Дмитрий, хотели что-то добавить?

Д. Ченцов Я просто хотел также для слушателей добавить, что существуют два основных эффекта, которые определяются при вакцинации. Это собственно иммунологический эффект, иммунный ответ, то количество антител, которое вырабатывается на введение вакцины. Этот вопрос изучен, можно сказать, что более 400 тысяч наших граждан, которые сделали прививку «Спутником V» имеют выраженный иммунный ответ. Это первое.

Второе – есть эпидемиологический эффект, то самое волшебное свойство вакцинации, которое может нам говорить о том, насколько мы сократили риск распространения инфекции и насколько снизили заболеваемость. Этот эффект оценивается тогда, когда достигнут коллективный иммунитет (по возможности), и сейчас мы с вами, в результате проведения вакцинации, фактически участвуем в том, чтобы посмотреть, насколько нам удастся сократить распространение, и возможно, победить коронавирусную инфекцию. Поэтому на мой взгляд, это – ну не то что дело каждого, а, наверное, задача нас всех, чтобы как можно раньше закончить с этим вирусом.

А. Веснин Я правильно понимаю, что в целом, очень похоже, что придется делать прививку каждый год, как от гриппа?

Д. Ченцов Здесь история такая, что по сравнению с гриппом коронавирус пока, к счастью, идёт пешком – с точки зрения генетических мутаций. Почему вакцины от гриппа очень часто изменяются? Потому что вирус приспосабливается. Коронавирус, безусловно, изменяется, появляются новые штаммы, но делает он это значительно медленнее. Поэтому на вопрос, будет ли это национальный календарь прививок и с какого возраста мы начнём прививаться, сейчас ответить просто невозможно. Потому что мы не ответили на основной вопрос: какой эпидемиологический эффект? Если мы с вами все достаточно быстро приобретем иммунитет вследствие иммунизации – тогда и сможем ответить на этот вопрос.

А. Веснин Приходят вопросы к нам в чатик на YouTube: надо ли носить маску после того, как сделал прививку?

Д. Гусев Считается, что нужно носить маску. Вы же мне какой первый вопрос задали: все ли люди, которые сделали вакцинацию, защищены? Сразу же мы на этот вопрос не ответим, и эффективность той же вакцины «Спутник V» заявлена, как 91,6%. То есть, какая-то прослойка людей даже после вакцинации будет подвержена заболеванию. Сразу вычислить этих людей нельзя, поэтому лучше носить маску, особенно в общественных местах.

А. Веснин Если ты привился, ты можешь стать разносчиком заразы, не заболеть, но заражать других людей? Такое может происходить?

Д. Гусев Сложно сказать. Я считаю, что нет. Для того, чтобы человек стал источником инфекции, вирус должен пройти жизненный цикл в его организме. То есть, он не может заражать тем вирусом, который попал от другого человека. Когда вирус попал в организм человека, тот заболел, развился инфекционный процесс и уже наработались вирусные частицы – вот этими частицами человек заражает. Если человек вакцинирован и не заразился, то источником инфекции он быть не может.

А. Веснин То есть, если ты сделал прививку, то можно не очень беспокоиться, что ты заразишь своих близких?

Д. Гусев Скажем так: эта возможность практически исключается.

А. Веснин Спрашивают: почему в Петербурге, в отличие от Москвы, нельзя сделать тест на антитела до и после вакцинации в рамках ОМС? С учётом того, что мы говорим, что важно следить за уровнем своих антител, это было бы логично.

Д. Гусев На этот вопрос мне сложно ответить.

Д. Ченцов Я тоже, пожалуй, комментировать его не стану, но на мой взгляд, всё-таки это как-то слишком возводится в степень важности. На самом деле, не настолько очевидно, что жизненно необходимо это делать. По крайней мере, до вакцинации. Более того, если человек вакцинировался и пытается оценить уровень иммунного ответа, это с той точки зрения – не попал ли он случайно в те 9%...

А. Веснин Дмитрий, мы сейчас должны на московские новости прерваться, обязательно продолжим говорить про вакцинацию через несколько минут.

НОВОСТИ

А. Веснин Возвращаемся в эфир петербургского «Эха», меня зовут Арсений Веснин, сегодня говорим про вакцинацию. У нас в гостях Дмитрий Ченцов, директор городского центра медицинской профилактики, главный внештатный специалист по медицинской профилактике Комитета по здравоохранению, и Денис Гусев, главный врач больницы им. Боткина. Вопрос масса, времени не так много, поэтому давайте постараемся в блиц-режиме пробежаться по ним. Во-первых, как у нас обстоят дела с британским штаммом (а есть ещё и южноафриканский? Сложно поверить, что его нет в Петербурге. Есть какая-то информация у вас?

Д. Ченцов Давайте я так отвечу: прерогатива определять, какие штаммы приходят в город, при лабораторном подтверждении диагноза принадлежит соответствующему ведомству, это федеральный Роспотребнадзор. Умозрительно любой штамм, который может быть привезён в условиях относительно открытых границ, может быть и среди нас. Вопрос в том, насколько это нас сейчас беспокоит при наличии вакцин, соответствующих ожиданиям с точки зрения ожидания иммунного ответа. Я вообще не вижу смысла переживать на этот счёт сейчас. Пока у нас нет информации, что в городе лабораторно подтверждены какие-то диковинные штаммы.

А. Веснин Денис, к вам тоже переадресовываю этот вопрос. У вас же в больнице лечат людей с коронавирусом, какие-то есть уже странные штаммы?

Д. Гусев Понимаете, мы не занимаемся вопросами выделения отдельных штаммов. Мы учреждение практического здравоохранения, мы делаем самую превентивную реакцию ПЦР на РНК вируса, а более глубокие исследования, о которых Дмитрий Викторович говорил, делаются в специализированных учреждениях. Мы не проводим таких исследований, это не наша задача.

А. Веснин То есть, для лечения это не очень важно, что ли?

Д. Гусев Считается, что особой разницы в лечении, в подходах к терапии при различных штаммах, нет. Те сообщения, которые вы наверняка тоже слышали, что какие-то штаммы протекают тяжелее, какие-то более контагиозны (или говоря по-русски, заразны) – эти данные есть. А то, что они по-другому лечатся, другими препаратами, другими подходами – такой информации не было.

А. Веснин Тогда следующий вопрос, тоже, наверное, к вам. Всё-таки, как лечите коронавирус, есть ли уже какие-то лекарства именно от него?

Д. Гусев Да, безусловно. За тот период времени, который уже прошёл, определённый опыт накоплен, есть совершенно чёткие рекомендации. Три основных направления в терапии коронавирусной инфекции: противовирусная, противовоспалительная и антитромботическая. Такие три кита, на которых строится терапия.

А. Веснин И насколько вообще стали эффективнее лечить, есть у вас представление?

Д. Гусев Понимаете, в чём дело, здесь в большей степени зависит даже не столько от тех препаратов, которые мы применяем, сколько от особенностей протекания заболевания у данного конкретного пациента: на какой день он поступил к нам, какой у него набор сопутствующей соматической патологии. Всё это отражается на схеме лечения. Поэтому всё индивидуально.

А. Веснин Можем ли мы ожидать, что когда-нибудь появится таблетка от коронавируса? Заболел, неделю пропил таблетки – и всё.

Д. Гусев Исторический опыт работы с инфекциями говорит о том, что решение проблемы контроля над ними происходит по двум путям. Первый – это да, как вы говорите, высокоэффективная противовирусная и антибактериальная терапия. И второй путь – это вакцинация. Для примера: есть гепатит В и гепатит С. Для лечения гепатита С есть 100% эффективные препараты, но нет вакцины, эта проблема решена за счёт противовирусной терапии; при гепатите В наоборот, там только поддерживающее лечение, подавляющее вирус, но есть эффективная вакцинация. Складывается такое ощущение, что при коронавирусной инфекции всё-таки мы идём по пути вакцинации, а не по пути высокоэффективной противовирусной терапии.

А. Веснин То есть, думаете, что не появится такое эффективное лекарство?

Д. Гусев Ещё раз говорю: опыт тех препаратов, которые применяются при воздушно-капельных инфекциях, аэрозольных заболеваниях говорит, что здесь вакцина более эффективна, чем противовирусная терапия.

Д. Ченцов С вашего позволения, добавлю. Наверное, сложно себе представить человека, который хочет всё-таки переболеть, зная, что есть препараты, которые вылечат. Вероятно, не заболеть – задача и желание каждого думающего человека, поэтому в данном случае вакцинопрофилактика – это как раз тот путь, который даст нам возможность быть уверенным в завтрашнем дне и не оказаться в положении, когда мы попадём, не дай бог, на больничную койку и не будем представлять себе, помогут нам препараты или нет. Поэтому вакцинопрофилактика – это кит вакциноуправляемой инфекции, подходы давно известны, призываю всё-таки не ждать лекарства и пытаться играть в ковбоя, а пройти вакцинацию и не заболеть. Мне кажется, это значительно экономичнее, ну и просто разумнее, в конце концов.

А. Веснин Продолжая тему про вакцинацию, она сейчас самая главная: вы сказали, что к августу 1 миллион 200 тысяч, может быть, сможем вакцинировать. Почему всё-таки так долго, в чём основные причины? Очевидно, что было бы здорово, если бы в течение двух недель мы смогли привить полтора миллиона человек и тогда, наверное, остановилось бы распространение этого вируса (насколько я понимаю по тем схемам, которые мы все за этот год узнали). Почему всё-таки так долго, почему только к августу?

Д. Ченцов Ваши слова – да богу в уши, что называется. Безусловно, мы бы все возрадовались, и эпидемиологическая ситуация поменялась бы коренным образом. Но так, вероятно, устроен человеческий мозг, что зарождаются какие-то сомнение, опять-таки – русский «авось». Особенно это касается молодой аудитории, могу сказать вам по возрастной картине вакцинируемых: люди 18-40 лет составляют всего 20%, то есть, пятая часть. Причём, при социологическом опросе, почему эта категория пришла вакцинироваться, ответы для меня очевидны, я бы даже и не спрашивал: просто в окружении этого человека или лица женского пола кто-то болел серьёзно – друг, родственник и так далее.

Хотя в целом, безусловно, протекание инфекции у молодых людей происходит со значительно менее выраженными симптомами и каждый из них (море по колено) думает о том, что, вероятно, и у всех так, нечего нам тут заливать. Поэтому ответы на часто встречающиеся вопросы у населения, с моей точки зрения, правильный путь. Нужно вести информационно-разъяснительную политику. Санкт-Петербург – лучший в стране с точки зрения количества открытых пунктов вакцинации и их расположения на 100 тысяч населения, у нас их 134. Я не говорю о том, что есть выездные бригады, которые приезжают в организованные коллективы, есть пункты в торговых комплексах, их очень много. В конце концов, мы открыли пункты вакцинации на «Газпром Арене» и в Ледовом дворце, перед матчами для болельщиков.

Мне кажется, что той части населения нашего города, которая ещё сомневается, нужно вакцинироваться или нет, нужно посмотреть, что 400 с лишним тысяч человек прошли вакцинацию и у нас не зарегистрировано ни одной, подчёркиваю, побочной реакции (стоит разделять нежелательную реакцию и побочную), для которой был бы необходим специальный разбор. У нас их нет, это раз. Второе: чешуя не появилась, жабры и хвост не выросли. Разъяснительной работы, мне кажется, недостатка нет.

А. Веснин То есть, вы считаете, проблема в том, что люди боятся идти вакцинироваться, правильно?

Д. Ченцов Люди боятся, люди недостаточно понимают, что если они переболели, условно, вчера, две недели или месяц назад очень легко, то не находятся в группе риска для тех, кто рядом с ними проживает. Они не осознают, да и мы пока не понимаем, как отреагирует организм в случае повторной встречи с инфекцией человека, который болел бессимптомно. Возможно, он заболеет тяжело или вообще умрёт.

А. Веснин Вы говорите, что в людях проблема, по чату я тоже вижу, что очень многие сомневаются, нужно ли делать прививку, считают препарат до конца не испытанным и не верят медикам, но у меня другой вопрос есть ещё. Я так понимаю, что в город поступило чуть менее 600 тысяч доз вакцины, прошли вакцинацию 423 тысячи человек. Вроде бы и вакцины всё время чуть больше, но её не так много, нет такого, что в Петербурге уже лежит полтора миллиона доз вакцин, приходите, вакцинируйтесь в любой момент.

Д. Ченцов Арсений, отвечу таким образом. Во-первых, мы всё-таки не на коммерческом рынке, где есть такие термины, как товарное давление. У нас нет необходимости этого делать. Второе: у нас был эпизод, когда практически на месяц мы остались без вакцины. Мы набрали настолько хороший темп, в том числе с помощью разъяснительной работы СМИ, спасибо огромное.

А. Веснин Есть всё-таки дефицит вакцины у нас или нет?

Д. Ченцов Абсолютно нет дефицита сейчас. Пожалуйста, приходите, вакцина доступна.

А. Веснин Везде, как угодно и так далее?

Д. Ченцов Везде.

А. Веснин Коротко: 60+ и люди с онкологическими заболеваниями могут вакцинироваться?

Д. Ченцов 60+ – must have, что называется. С онкологией решение принимает лечащий доктор основного заболевания.

А. Веснин Спасибо, здесь мы сегодня вынуждены поставить точку. Я очень надеюсь, что мы с нашими гостями сможем встретиться, может быть, через пару недель и продолжить беседовать про вакцины, потому что вопросов очень много, времени физически не хватает. Надеюсь, мы с вами увидимся. Вы согласны?

Д. Ченцов С удовольствием.

Д. Гусев Конечно.

А. Веснин Спасибо большое, тогда через пару недель снова встречаемся, сейчас прощаюсь уже. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире