'Вопросы к интервью
07 апреля 2021
Z Интервью Все выпуски

Как выбрать гериатрический центр и почему стоит выбирать гериатрические центры Senior Group?


Время выхода в эфир: 07 апреля 2021, 11:08

Т. Лямзина И в студии уже Татьяна Лямзина, приветствую наших радиослушателей. В гостях у нас сегодня Алексей Сиднев, совладелец и руководитель сети гериатрических центров по уходу и реабилитации «Senior Group». Давайте сразу ваши контакты напомним: 308-05-45, код Москвы 495, телефон московский, и сайт www.SeniorGroup.ru. И сегодня мы поговорим о том, как выбрать гериатрические центры, почему стоит выбирать гериатрические центры вашей сети «Senior Group». Ну, вот давайте вкратце наметим, о чём сегодня будем говорить.

А. Сиднев Да, здравствуйте Татьяна, здравствуйте уважаемые слушатели. Действительно, вот на наших предыдущих встречах мы обсуждали и смотрели на то, что делать, если нужно организовать уход на дому, как понять, когда вот нужен стационар, а когда нет. И сегодня я бы, наверное, хотел поговорить о том, когда вот семья уже приняла решение, что стационар нужен для близкого человека, и семья стоит перед выбором, вот а какой, собственно говоря, выбрать. И вот необходимо смотреть, наверное, на несколько вещей, что мы смотрим. Мы смотрим на шесть вещей, и я об этом как раз сегодня поговорю. Первое, это медицинское обслуживание, второе, это насколько здание адаптировано для маломобильных людей, и людей с когнитивными нарушениями. Третье, как центры оснащены, четвертое, как организовано питание, пятое какой комфорт, и шестое, безопасность. И если хватит времени, в самом конце я ещё поговорю о стоимости. Вот в наших центрах смотрите, когда мы проводим экскурсию для клиентов, часто клиенты приезжают, это очень важно посмотреть на учреждение до того, как они примут окончательное решение. Мы даём чек-лист, в котором отражены все вещи, на которые нужно обращать внимание. И забегая вперед, хочу сказать что всё, что я сегодня буду говорить, в полном объеме есть в «Senior Group». Итак, первое – медицинское обслуживание, это очень важно. Должна быть у центра медицинского лицензия, причем лицензия должна быть выдана на адрес того здания, в котором вот это обслуживание происходит. В штате должен быть обязательно постоянный врач, врач-терапевт, а лучше ещё и гериатр, должен быть психиатр. Должны быть круглосуточные медицинские посты, это тоже очень важно. Они должны быть в отделениях, а не один на всю организацию. И отделения должны быть сформированы по… Ну, вот для людей с деменцией. Ну, отделение для людей с ограничением мобильности. Другое отделение, и так далее, и так далее, отделение реабилитации тоже отдельно. Должна производиться ежедневная оценка состояния. То есть не потому, что ой, что-то изменилось, давайте померяем, а ежедневно по определенным шкалам, по определенной методике. Ну, и самое главное, что кончено, все должны быть обучены правилам общения, тактике ухода, и соблюдение достоинства личности. Самое главное, как обеспечивать право выбора пожилым человеком.

Т. Лямзина Ну, вот давайте теперь всё-таки про адаптацию. Потому, что одно дело человек жил всю жизнь дома, а потом переезжает в незнакомое для него место.

А. Сиднев Очень важно, чтобы здание было адаптировано. Люди, которые пользуются такими стационарными учреждениями, это люди, ну достаточно больные, которые самостоятельно, без посторонней помощи жить уже не могут. И поэтому, здание должно быть максимально приспособлено для таких людей. Ну, например. Отделения, как я уже говорил, они разные, и они должны быть, отличаться. То есть, иметь цветовое зонирование, чтобы легко было ориентироваться. Все значимые комнаты тоже должны каким-то образом… Значимые для резидентов комнаты должны каким-то образом выделяться, например либо цветом, либо каким-то рисунком. Потому что мы понимаем, что это позволяет людям, которые дезориентированы в пространстве, находить без посторонней помощи свою комнату, и ориентироваться. Должны быть обязательно таблички, причем таблички с пиктограммами. Очень часто мы знаем что люди, у которых развивается деменция, они могут забыть, как выглядит вход в туалет, и поэтому на туалетах должна быть картинка, туалет, да? Вот не просто написано, а ещё и туалет, чтобы было понятно. Все входные группы, комнаты, то есть всё должно быть пандусы, должны быть поручни, никаких не должно быть порогов, то есть вообще.

Т. Лямзина Безбарьерная среда.

А. Сиднев Абсолютно безбарьерная среда, и ширина… По закону ширина двери должна быть 90 сантиметров, но этого не достаточно, чтобы комфортно проехать на коляске. Поэтому, например в наших центрах, это 1,1 метр, то есть двери очень широкие. Люди маломобильные должны находиться не выше второго этажа, а если они находятся на втором этаже или выше, должен быть просторный лифт. Не такой знаете маленький лифт или подъемник, а именно просторный лифт, в котором они смогут комфортно, самостоятельно выехать на улицу. Обязательно важно, чтобы мебель была специальная. Знаете, что такое специальная мебель? Специальная мебель…

Т. Лямзина Ну, как для детей наверное, да? Там чтобы без… Или как?

А. Сиднев Нет, вообще всё наоборот.

Т. Лямзина Да?

А. Сиднев Мебель должна быть тяжелой. То есть, почему? Потому, что когда например тяжелое кресло, когда человек пожилой садится самостоятельно, он садится немножко плюхаясь. И надо, чтобы в этот момент кресло не отъехало, поэтому кресло специально утяжеленное, и специальной геометрии, куда на кресло не обопрёшься, оно будет устойчивым. Всё это очень важно, потому что падения случаются. Конечно же, мебель без острых углов, мебель такая, что на коляске можно сидеть за столом, и ни во что не упираться, это очень важно. Вот, и например, санузел. Зеркало в санузле должно быть регулировано с наклоном, чтобы человек в инвалидном кресле мог себя увидеть, с одной стороны. С другой стороны, например люди с сильной деменцией, как раз наоборот, зеркало нужно снимать, потому что они когда увидят себя в зеркало, они могут испугаться. То есть, эта вот адаптация…

Т. Лямзина То есть столько мелочей и нюансов, да? Нужно учесть, да?

А. Сиднев Абсолютно, абсолютно. Ну, и конечно и столовые, обеденные зоны, и комнаты для социальной адаптации. Знаете, мы подглядели это за рубежом, по-моему у французов или у израильтян, я уж точно не помню. Асфальт. Асфальт прогулочный должен быть цветным. Вот зачем, казалось бы? Оказывается, ученые доказали, что для людей с серьёзной деменцией, серый асфальт… Они его воспринимают как яму, они боятся гулять, у них возникает тревожность. Вот, а если асфальт допустим как у нас терракотового цвета, то и не так страшно гулять, то есть это очень важно, то есть на это нужно обращать внимание.

Т. Лямзина Ну, а вот всё-таки, ещё какое оснащение должно присутствовать в гериатрических центрах?

А. Сиднев Ну, смотрите, вот всё оснащение, адаптация нужны для того, чтобы мотивировать людей самостоятельно двигаться и общаться. Вот, и конечно оснащение должно быть помогающим людям в этом. Например, для людей малоподвижных должны быть функциональные кровати, которые с одной стороны имеют… Могут менять угол наклона, они могут подниматься и опускаться, подниматься до уровня метр для того, чтобы персонал спины не гнул, а опускаться в пол для того, чтобы если человек может упасть ночью с кровати, то если кровать опустить в пол, то это уже будет не падение, а перекатывание. Или, например…

Т. Лямзина То есть, на ночь опускается, а днём, если нужны какие-то манипуляции, то наоборот поднимается.

А. Сиднев Ну да, смотрите, в принципе человек то не находится в кровати всё время, это как раз… Если вы приходите на экскурсию, посмотрите днём что происходит, комнаты должны быть пустыми, что люди даже маломобильные, они всё равно, в специализированных креслах их туда пересаживают, и они принимают участие в активности и социальной, и едят они у себя не в комнате, и поэтому кровать, она нужна ну, вот тогда, когда человек там находится, но не весь день, это очень-очень важно. Должны быть кнопки вызова, должны быть звуковые, визуальные, не всегда человек может воспользоваться кнопкой, поэтому есть скажем так, автоматизированные механизмы. Например, коврик. Для человека, у которого высокий риск падения, а это измеряется специальными шкалами. И хороший центр знает, у кого высокий риск падения, и в комнате прямо пишут значочек, что здесь живёт человек с высоким риском падения. И когда человек самостоятельно встает с кровати, наступает, только дотрагивается ногой до коврика, идёт сигнал на пост, круглосуточный пост медсестры, и медсестра приходит и помогает сопроводить человека туда, куда человек захочет идти, это очень важно. Ну, и конечно же ночная подсветка, да? То есть, в темноте ориентироваться сложно, поэтому должна быть подсветка, которая как правило располагается у двери. Либо дверь – выход из комнаты, либо дверь вход в санузел. Ну, и кончено же тут очень важно сказать про санузел. Конечно, санузел должен быть в комнате, он должен быть адаптирован, должен быть приспособлен. Никаких ванных, никаких поддонов, ничего, что может быть опасно. Ещё раз, мы говорим о людях, которым тяжело без посторонней помощи даже передвигаться. Поэтому любой, даже маленький бортик может быть причиной падения, а падение в этом возрасте, оно очень опасно, потому что могут быть переломы. Поэтому, санузел не один на этаж, а индивидуальный, адаптированный, прямо расположенный в комнате.

Т. Лямзина Ну, а вот про питание расскажите, там наверняка тоже какое-то есть… Какие-то нюансы, да? Специализированные.

А. Сиднев Да, да, смотрите, мы все любим вкусно поесть, и люди старшего возраста любят вкусно поесть, даже больше. Вот другое дело, что вкус у них чуть-чуть по-другому работает, и нужно может быть чуть-чуть более соленое, чуть-чуть более острое, и нужно это учитывать. То есть, должны быть конечно специально разработанное меню, то есть которое содержит всё то необходимое, что нужно пожилому человеку.

Т. Лямзина Ну, сбалансированное, да?

А. Сиднев Сбалансированное, да. Должен быть диетический стол, вот, и так же у человека… То есть, не смотря на то, что меню меняется каждый день, например 30 вариантов меню в течение месяца, и сезонность, и всё, но человек должен иметь возможность выбора. Что сегодня есть, вегетарианское, или же постное, или же мясо, или рыбу. То же самое с супом, то есть людей с деменцией нельзя спрашивать заранее, что вы будете есть завтра, они забудут. Вот, поэтому необходимо в момент, когда они ходят… Пришли в кафе, чтобы они имели возможность выбора, это очень важно.

Т. Лямзина То есть, у вас не столовая, у вас кафе, да?

А. Сиднев Ну, слушайте, тут по ощущению смотрите, это скорее даже ресторан больше, да? Потому, что там есть и сервировка, и всё, что… Даже если человек может быть внешне выглядит как человек, который полностью дезориентирован, всё равно у этого человека есть чувства

… Есть достоинство, и он остаётся человеком всегда. Поэтому очень важно, чтобы люди ели именно так, как вот… Как они привыкли.

Т. Лямзина Ну, а вот всё-таки, вы рассказали как это всё выглядит с точки зрения медицины, как должно выглядеть, да? Вот безбарьерная среда, и все вот эти вот нюансы, которые помогают человеку так сказать, безопасно существовать. А вот как комфорт создать в таких условиях?

А. Сиднев Ну, начинается всё… Комфорт очень важен, и комфорт начинается с того, сколько людей в комнате. Кончено идеальный вариант, когда один человек. Когда два человека, важно, чтобы можно было подобрать человека по интересам. Некоторые хотят быть вдвоём, чтобы не было скучно. Хотя, в общем-то всё равно, они много времени проводят на занятиях, но тем не менее, это важно. Вот дальше, должны учитываться все пожелания человека, который приезжает. Мы например просим людей привезти с собой какие-то памятные вещи. Это и фотография, это может быть какой-то комод, это картины, домашние животные, тоже очень помогают. Вот, ну и вопрос вот комфорта создаётся в том числе и как мы относимся к людям, к их индивидуальным потребностям. Кто-то привык вставать позже, кто-то привык вставать раньше, мы должны это учитывать. И кто-то привык к определенным занятиям, кто-то привык к определенным книгам, и всё это абсолютно, у каждого человека всё индивидуально. И персонал должен совершенно спокойно, без раздражения, общаться с пожилыми людьми. То есть не торопить, не повышать голос, не говорить: «Вас много, я одна», и так далее. Ну во-первых не одна, это я вам точно говорю, там людей много, и они должны, и они это делают, окружать человека заботой, да? Чтобы заботы было достаточно, но не чрезмерно. Ни в коем случае, нельзя красть самостоятельность. То есть, делать за человека старшего возраста, за резидента то, что резидент может сделать сам. Нужно терпеливо ждать и быть рядом, тогда до момента, когда ты…
Т. Лямзина Когда можешь понадобиться, да?

А. Сиднев Абсолютно. И последнее наверное да, что очень важно… Ну, мы говорили про сохранение достоинства личности, и здесь очень важна приватность. Вот как обеспечивается приватность? Если человек один в комнате, там всё понятно, а если два человека в комнате? Ну, должны быть либо ширмы, либо какие-то занавески, и каждый раз помогая, и проводя какие-то манипуляции с человеком, например с сильной деменцией, мы всё равно должны видеть там личность, это очень важно. То есть например, приведу пример, если мы меняем подгузник. Надо, чтобы не было никого, чтобы двери были закрыты, чтобы никто не увидел не дай Бог, потому что если человек не может выразить себя, это не значит, что он ничего не чувствует. На самом деле чувствует, и это очень тяжело. Поэтому это крайне важно, это конечно обучение персонала.

Т. Лямзина Ну, давайте напомним ваши контакты: 308-05-45, код Москвы 495, это справочный телефон центров по уходу и реабилитации «Senior Group». Так же есть сайт www.SeniorGroup.ru, можно тоже зайти, поинтересоваться какие центры, и где они расположены. Вот мы с вами в последний год часто говорили про безопасность не только пожарную, как это раньше было, да? Но сейчас на первый план выходит безопасность и эпидемическая, да? Вот как у вас в центрах всё это организовано, чтобы избежать каких-то неприятностей.

А. Сиднев Безопасность, это архи-важно. И много аспектов безопасности, когда мы говорим о безопасности, обычно это всякие чрезвычайные ситуации, пожары, которые случаются в таких учреждениях. И важно, чтобы если пожар случился, чтобы никто не пострадал. И люди, которые у нас живут, они в общем-то дезориентированы. И как бы громко не звучала сирена, как бы голос громко не говорил с неба о том, что покиньте здание, люди сами не поймут. Поэтому, конечно есть специальные меры и механизмы. Например, всегда должны быть люди, да? И ночью, достаточное количество людей, здание должно быть полностью не горючим. Если начиная со второго этажа и выше, должны быть специальные комнаты безопасности, или капсулы безопасности, когда человек… То есть, есть лестница, она широкая, но человек не сможет ей воспользоваться. Поэтому персонал, а ночью персонала меньше. Персонал собирает людей вот в этой комнате. Комната не горючая, там можно час, когда вокруг всё может не дай Бог быть в дыму, они час могут дожидаться, покуда их из этой комнаты МЧС не спасёт, это очень важно. Если мы говорим об инфекционной безопасности, она важна всегда. Это сейчас ковид, а до этого есть и чесотки, и туберкулезы, и всё что угодно. И поэтому, здесь несколько вещей, есть приёмно-карантинное отделение. То есть, люди должны перед тем, как перейти в основной корпус, несколько дней провести. Ну приёмно-карантинное отделение, это точно такое же отделение с занятиями, с питанием, с уважением, вот всё то же самое, просто оно специально сделано так, что каждый человек находится в отдельной комнате, да? Чтобы если есть какая-то инфекция, чтобы она другим не передалась.

Т. Лямзина Ну, то есть как такой изолятор, да? Временный.

А. Сиднев Да. Ну, мне не нравится изолятор, мне не нравится карантин. Я не знаю как назвать, это велком зон, понимаете? То есть, это…

Т. Лямзина Ну хорошо, пусть будет велком, да?

А. Сиднев Добро пожаловать, да? И конечно же это процедура. Это, вот каким образом, персонал носит средства индивидуальной защиты. Например, сейчас мы понимаем, что весь персонал носит средства индивидуальной защиты, это обязательно тесты ПЦР для всех тех, кто приходит, это постоянные проверки персонала. Но этого не достаточно. Важно, чтобы все были с прививками. То есть, вот сейчас у нас из сотрудников, наверное, порядка 70% с прививкой, и из резидентов чуть-чуть меньше. И это не простая работа убеждать, к сожалению. Это не все соглашаются, но без прививки никак. В том что мы делаем, мы видим, какой коварный коронавирус, поэтому это очень важно. Вот, ну и последнее, безопасность, это знаете, ещё есть эмоциональная безопасность, вот как мы относимся к человеку. Человек должен понимать, что мы рядом, что помощь придет. Человек захочет пообщаться – сможет общаться, захочет побыть в одиночестве – мы поможем побыть в одиночестве, все это не страшно, это очень-очень важно.

Т. Лямзина Алексей, ну вот последний наверное вопрос, всё-таки про стоимость вы решили немножечко сегодня коснуться. Действительно, такого уровня сервис, он не может стоить дешево, да?

А. Сиднев Да, это совершенно верно, и почему так? Потому что в центрах, как вы уже наверное заметили, проводится комплексная работа, и мы… У нас люди не просто живут, а мы стремимся активизировать каждого резидента, и вместе с человеком, с семьёй ставим цели например по реабилитации, что каждую минуту пребывания у нас, наши резиденты окружены вниманием персонала. Это и процессы, это и питание, это и вот ну, адаптационная среда, и именно вот этот мультидисциплинарный подход, когда человек в самом центре внимания. Поэтому, из чего складывается стоимость? Стоимость складывается из здания, стоимость складывается из количества персонала. Как вот в том старом анекдоте про то, почему вот у вас Раби такой чай вкусный? Он говорит, надо сыпать побольше заварки. Невозможно обеспечить качество помощи, если у вас недостаточно персонала. Персонала должно быть в дневную смену один к пяти. То есть, на отделение из 35 человек, у вас будет 7-8 человек, это медицинские сестры и помощники по уходу. Плюс, врачи-специалисты. То есть, это не приходящие врачи, это врач-терапевт, это врач-психиатр, это врач-реабилитолог, которые следят за состоянием здоровья, да? Которые участвуют в проведении мультидисциплинарных советов. То есть, во всём мире, услуги вот таких вот центров как наш, они дорогие. Они стоят дороже, чем средняя заработная плата в стране. И поэтому, везде государство так или иначе помогает тем семьям, которые не могут позволить себе полную стоимость. В России тоже есть такая программа, в Москве и Московской области тоже есть программа, мы работаем с Департаментом соцзащиты, и с Министерством социального развития Московской области, есть субсидии и есть квоты, поэтому мы… Если мы понимаем, что семья не может целиком позволить себе наши услуги, то мы рекомендуем обратиться в Департамент, чтобы получить такую субсидию.

Т. Лямзина Ну что ж, давайте мы тогда ещё раз напомним ваши контакты: 308-05-45, код Москвы 495, это контактные телефоны центров по уходу и реабилитации «Senior Group». У вас три, да? Центра сейчас в Подмосковье, да?

А. Сиднев Да, у нас три, и во всех центрах человек, ваш близкий человек получает всё, чтобы качество жизни существенно улучшилось, а вы смогли наслаждаться радостью общения с ним.

Т. Лямзина Ну что ж, спасибо огромное, в студии у нас сегодня был Алексей Сиднев, совладелец и руководитель сети гериатрических центров по уходу и реабилитации «Senior Group». Сайт www.SeniorGroup.ru, и телефон 308-05-45, код Москвы 495. ООО ССП. Спасибо.

А. Сиднев Спасибо.

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.

Реклама



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире