'Вопросы к интервью
02 апреля 2021
Z Интервью Все выпуски

Книжная кухня: О книге «Эшелон на Самарканд»


Время выхода в эфир: 02 апреля 2021, 11:45

Н. Дельгядо Здравствуйте. С вами Наташа Дельгядо, и мы на «Книжной кухне». Сегодня я с удовольствием представляю гостя — писателя Гузель Яхину. Здравствуйте, Гузель.

Г. Яхина Добрый день.

Н. Дельгядо Совсем недавно вышла новая книга Гузель Яхиной «Эшелон на Самарканд». Это книга о страшных, ужасных событиях нашей истории — о голоде в Поволжье, об эвакуации голодающих детей. Читать её тяжело. Есть такое мнение, что, может быть, лучше и не знать какие-то тяжёлые трагические факты о нашей истории. Для чего это нужно?

Г. Яхина Я пафос не люблю, но в этом случае он уместен. Мне кажется, что нужно знать о тёмных сторонах своего прошлого, чтобы иметь возможность по-настоящему любить Родину. Мне кажется, это важно. Когда есть знания о тех тёмных и светлых сторонах, о том страшном и прекрасном, что было, любить легче. Потому что любовь — это всегда открытость, по крайней мере, для взрослого человека. Любовь — это не летучая эмоция, которая сегодня одна, завтра другая, а это знание и сформированное отношение. И мне кажется, что такое государство, которое спокойно позволяет разговор о прошлом — разный разговор, критический разговор — достойно уважения и любви. И то общество, которое позволяет себе такой разговор, достойно уважения. Мне кажется, так.

Н. Дельгядо Для нас все эти темы остаются актуальными и болевыми точками. Мне кажется, вообще особенность российской истории в том, что всё в ней до сих пор остаётся актуальным: и Иван Грозный, и Пётр I, и то, что было очень давно. Обо всём этом продолжаются какие-то жаркие споры. Всё-таки, мне кажется, скажем, во Франции немножко по-другому народ относится к своей истории, сложно себе представить споры про Ришелье сейчас. Тем более вот этой болевой точкой является наше недавнее прошлое, прошлое XX века. Что, как вам кажется, в этой истории, в том, о чём вы рассказываете сейчас, наиболее важно и актуально?

Г. Яхина Мне кажется, важно не что-то конкретное, а важно в принципе эту тему проговорить и поднять, просто её обсудить. Потому что голод в Поволжье — это на самом деле очень далёкая от нас тема, и если сейчас мы её вспоминаем в связи с печальным юбилеем, со столетием 1921 года, то через год это может и забыться. Поэтому мне кажется, важно просто эту тему обсудить. Сам факт разговора на тему — пусть он будет разный, эмоциональный, он сам по себе уже важен.

Н. Дельгядо Он может предотвратить совершение тех же самых ошибок?

Г. Яхина Не знаю. Но лучше всегда разговаривать, проговаривать какие-то вещи, чем умалчивать их. А тема голода очень долго замалчивалась. И она да, освещена в научных трудах, но в литературе, в искусстве очень мало книг, фильмов о голоде в Поволжье. Тема, конечно, страшная, совершенно невыносимая. Понятно, что об этом сложно писать и читать. Но всё же это 5 миллионов погибших только от голода, это 1,5 миллиона беспризорников, которые остались бродить по улицам без крова, без родителей в результате этого голода. То есть, это очень большие цифры, и они совершенно несопоставимы, мне кажется, с тем небольшим количеством произведений, которые эту тему отражают.

Н. Дельгядо Вот как раз про произведения я хотела спросить. У вас есть комментарии, в которых указаны документальные источники — это отдельный вопрос. А какими художественными источниками о том времени, о тех временах, которые были вокруг, вы пользовались? Какие вас вдохновили?

Г. Яхина Я стараюсь вообще не пользоваться литературными текстами, потому что они будут влиять. Они и так влияют — когда-то читанная «Республика ШКИД», может, и влияла, конечно, на мой текст тоже. Поэтому я стараюсь не перечитывать и не читать то, что может явно повлиять на мой текст. Но всё, что связано с другими видами искусства, я стараюсь впитывать. В данном случае был всего один фильм, который мне помог — он называется «Ташкент — город хлебный». И полная длинная двухсерийная версия с включенной хроникой — это то, что помогло. Но помогло скорее понять лучше почувствовать то время. И это, пожалуй, единственный фильм, который я могу вспомнить, посвящённый именно теме голода.

Н. Дельгядо Я как раз вспоминала книгу Неверова «Ташкент — город хлебный» и хотела спросить, читали ли вы её.

Г. Яхина Нет, книгу не читала, а фильм многократно смотрела и пересматривала.

Н. Дельгядо И это единственное, что, по-вашему, написано о тех временах и событиях?

Г. Яхина Не написано, а снято. Если говорить о написанном, то голод проявляется в разных текстах как часть ситуации героя. Но именно о голоде несколько текстов могу вспомнить: это «Жёлтый князь» Василя Барки, «Солнце мёртвых» Ивана Шмелёва, «Бессарабские были» — очень страшная повесть Ильи Митрофанова, она не о 1920-х годах, а о 1940-х, о голоде в Бессарабии, но именно там голод является главной темой. А всё остальное — это и блокадная литература, и литература о ГУЛАГе. Там, конечно, тема голода звучит очень явно, но всё же она является одной из тем.

Н. Дельгядо А какими документальными источниками вы пользовались?

Г. Яхина Наверное, главные документальные источники есть в конце книги, я их перечисляю с благодарностью. Их много на самом деле, потому что тогда, в 1920-е годы, об этом очень много писали. И я могу всех заинтересованных отправить, во-первых, к трудам врачей Василевских, которые писали о голоде разно, много, в том числе описывая физиологию голодающего организма, например. Но это был взгляд скорее всё же врачей, и этот научный взгляд в чём-то даже помогает лучше справляться с темой, потому что взгляд очень рациональный, хотя и полный боли.

А если хочется эмоций, то, допустим, есть «Книга о голоде», изданная в Самаре в 1922 году — то есть, в разгар голода, и это разные тексты о голоде, в том числе и литературные произведения. Кстати, да, я не сказала, что я ими пользовалась — это действительно литературные произведения о голоде, написанные самими же голодающими, и это очень страшное чтение. Там нет того научного медицинского взгляда, который я упоминала, а есть эмоция. И эта эмоция страшная, потому что она очень сильно пахнет безумием. Эти тексты я читала, и более того, использовала частично даже в романе.

Есть у меня разные эпизоды, к примеру, смертельная колыбельная, которую мать поёт своим детям: «Поскорее засыпайте, поскорее умирайте». Это я не придумала, это я действительно прочитала в «Книге о голоде». Там был другой текст, но точно так же мать желала быстрой смерти во сне своему ребёнку. Или то, как люди, уже сходя с ума от голода, находясь в голодном психозе, залезали на колокольни и били в колокола, надеясь, что этим они привлекут к себе внимание. И вот эта фраза, «Бейте в набат», тоже у меня в тексте встречается. Таким косвенным образом литературные тексты о голоде, написанные тогда, в то время, отразились в романе «Эшелон на Самарканд».

Н. Дельгядо В вашем романе есть история, которая мне показалась очень сентиментальной, про казачьего атамана, который сначала, возможно, нападёт на этот эшелон, а потом, наоборот, поддерживает детей, оставляет подарки на пути их следования. Она реальная, или вы просто представили себе, что так могло быть?

Г. Яхина Это авторский вымысел. Это не историческая, а художественная правда, скажем так. Нет-нет, я всё это придумала. Такого атамана и таких подарков по дороге не было, и той литургии в холерном бараке, которую я описывала, тоже не было.

Н. Дельгядо Давайте поясним про литургию в холерном бараке. Вагон, в котором расположен лазарет — это бывший вагон-церковь. И когда-то этот казачий атаман в этой церкви молился. Теперь после очередного молебна он просит литургию отслужить, пусть даже там лежат холерные большие, и как-то становится человеком. Это вообще одна из главных, как мне кажется, ваших тем — единственная надежда на то, что что-то пойдёт хорошо, в том, что в человеке наконец проявится что-то человеческое, да?

Г. Яхина Да, именно об этом роман. Роман о разных вещах, но об этом тоже, это главная тема человеческого в людях и того, что в самой-самой глубине всё же не звериное, а человеческое. Вот об этом хотелось рассказать, и поэтому-то и сюжет выстроен так. Главный сюжет со многими второстепенными героями, которые по дороге встречаются эшелону и все помогают. Очень по-разному, очень странными способами, порой будучи совершенно жестокими людьми, потерявшими человеческий облик. Но всё же все, от чекистов до басмачей в Туркестанской пустыне, в конечном итоге детям помогают. И получается, что они сообща спасают детей. То есть, социальные враги, те люди, которые могли бы друг друга поубивать, сами того не желая, объединяются в этой общей идее спасения детей. Благодаря им, конечно, эшелон доезжает до мифического Самарканда.

Н. Дельгядо Спасибо большое, Гузель. С нами была Гузель Яхина, автор нескольких книг, в том числе нового романа «Эшелон на Самарканд». Мы продолжим разговор в следующей программе. Над программой работали журналист Татьяна Троянская, звукорежиссёр Григорий Сидоров и я, автор Наташа Дельгядо. Всего доброго. Читайте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире