'Вопросы к интервью

В.Дымарский --Добрый день! Это действительно программа «Редколлегия», мы в прямом эфире, мы на Youtube, мы в радиоэфире,и сегодня в Редколлегии у нас такой формат: я не один ведущий, у меня есть соведущий, коллега. У меня сегодня замечательный коллега, второй раз, по-моему, мы уже с Александром Горшковым, главным редактором портала «Фонтанка.ру». И сегодня — допрос с пристрастием Марины Шишкиной. И вот дальше я сомневаюсь, Марина Анатольевна: у меня написано — председатель регионального отделения партии Справедливая Россия. Партиии ли Справедливая Россия? Или вы уже все объединились, и вы не теперь уже не только, но вы теперь и «Патриоты», и «За Правду» и все вместе?

М. Шишкина -— А вы не сомневайтесь, Виталий Наумович, не сомневайтесь, все хорошо, на самом деле. Не переживайте. Я вот так рада, что наш съезд вызвал такую информационную волну. В самом деле, постараюсь сразу снять такие, знаете, тяжелые последствия, такой осадок, который у большинства прогрессивной общественности остался, ну да, вот, состоялось это объединение. Могу сказать сразу — я не была сторонницей, не являюсь и не буду, скорее всего, идеологической сторонницей подобного рода объединения. Но понимая, как устроена политическая система в стране, понимая, что политическими процессами движет не здоровая конкуренция, а, будем говорить, кто-то руководит ими, по чьей-то субъективной воле расставляет эти шахматы, но ровно также, как и в экономике, я понимаю, что происходит и как происходит. Надо было, видимо, мне кажется, каким-то образом пристроить малые партии, чтобы они не помешали сегодня, не отобрали голоса от Единой России. Возможно, дать какой-то шанс руководителям тех проектов — я сейчас говорю о проекте «За Правду» -которым обещали дать этот шанс, я не знаю, что они взяли, много или нет, по-моему, только в Рязани. Все это имеет такой привкус для меня лично, для человека с моим мировоззрением, такой не очень сладкий, я бы сказала, даже горький. Тем не менее, я драматизировать ситуацию не буду, сразу могу сказать. Ничего принципиального, скорее всего, не произойдет: не смогут они разбавить социал-демократическую идею, не смогут они, условно говоря, предположим, поглотить большую партию. А у «Справедливой России», несмотря на тяжелый бэкграунд, непростой, сложный, и так далее, неоднозначный, я бы добавила, все-таки, вес корабля значительно больше. Я думаю, они решат свои какие-то индивидуальные политические вопросы, потому что в данном случае мы говорим только об одной структуре, одном участнике — это партия «За Правду». А «Патриоты» как-то вообще не видны, условно говоря,и оттенка от них такого негативного нет. Я думаю, что все это пройдет и это, конечно, от нас еще зависит. Вот смотрите, возвращаюсь: если бы эта идея была так жива Захара Прилепина, в партии он под другим уже неймом -Евгений Николаевич Прилепин, я так понимаю, что Захар — это литературный псевдоним, он не используется сейчас, если бы они действительно сейчас как-то коррелировали с народной волей или с какими-то течениями, думаю, что прошлые выборы в региональные парламенты 2020 года были бы более удачными. Из шести, если не ошибаюсь, один парламент..

В. Дымарский -— Ну да, если они ищут партнеров, значит, самостоятельно он не так уж и сильны. Вы это имеете в виду?

М. Шишкина-— Слушайте, давайте, наверное, скажем правду. Я думаю, что за них ищут партнеров, за нас за всех ищут партнеров. Ну есть такой оттенок. Я не знаю, как отнесутся сейчас мои московские коллеги к моим словам, но мы же пытаемся говорить честно, ничего криминального в этом нет. Наверное, в нынешнем политическом устройстве партнерские отношения — отчасти вынужденные, он тоже являются если не нормой, но естественным процессом. Поэтому, ничего, поживем— увидим. Мы пытались, мы когда началось это объединение, мы честно пытались найти тех, с кем мы должны находиться в одном браке, у меня аппарат долго искал следы «Патриотов», так и не мог найти сайт -он мертвый, насколько я понимаю. Может быть, каким-то другим путем они выходят в коммуникацию, но вот мы не нашли, не нашли в живых никого здесь в активных. А из партии «За Правду» действительно у них есть яркий человек — это Николай Стариков, со своими убеждениями, искренними или нет, я не знаю, которого я видела на съезде, который подошел, поздоровался,но это был, пожалуй, единственный контакт с теми, с кем мы сейчас объединились. Может быть, у нас ситуация просто легче в Петербурге.

В. Дымарский -— Ну да, Александр, есть вопросы?

А. Горшков -— Добрый день, здравствуйте, Виталий Наумович, Марина Анатольевна!
Вопросы, конечно, есть, и есть много.Если по частностям — это потрясающе, что вы не нашли в Петербурге следов партии «Патриоты России». Может быть, они, как настоящие патриоты, скромные, да?

В. Дымарский -— Ушли в подполье..

А. Горшков --Или у них положение настолько тяжелое, что они вынуждены работать из подполья, и в нужный момент займут площади, мосты, телеграф и так далее.
Хотя, безусловно, у меня есть вопрос по этой части, потому что, как мы знаем, по закону о партиях -поправьте меня, Марина Анатольевна, если я ошибаюсь— у партии должны быть действующие региональные представительства в каком-то количестве регионов.И если у партии «Патриоты России» вы не можете обнаружить следов в Петербурге, как же эта партия тогда проходила перерегистрацию?

М. Шишкина -— Я думаю, что с формальной точки зрения, Александр Львович, присутствие этой партии есть, наверное. Есть две вещи: формальное ее присутствие, документальное, и наверное, все-таки реальное. Вот так называемые живые люди. Возможно, мои поиски были не очень успешными, возможно, где-то мои новые коллеги и существуют и когда-то выйдут на связь. У нас сейчас будет такая передача «Ищи меня», условно говоря, кто-то поймет, что Шишкина взывает, вот, добро пожаловать!

А. Горшков -— И они откликнутся, возможно, услышат сегодняшний эфир и выйдут на связь. А вот что касается вашей коллаборации с Николаем Стариковым? Ну я так понимаю, что слушатели Эха Москвы, более-менее представляют ваши политические взгляды и знакомы с тем, кто такой Николай Стариков — известный литератор с определенным уклоном. Но если я правильно понимаю, ваши взгляды, по-моему. не очень совпадают.

М. Шишкина -— Мои взгляды не совпадают на ряд позиций вообще, понимаете, от слова вообще. Если принять, так сказать, за искреннюю мантру Николая Викторовича Старикова его уважение к определенной эпохе в жизни нашей страны, к Сталину и так далее, насколько я понимаю, его особое восприятие патриотизма то наверное в этой части мы идем противоположными путями. Возможно, у Николая Викторовича есть единое или будет единое со мной понимание на то, как должен развиваться Петербург, какова градостроительная политика его, как мы относимся к росту тарифов ЖКХ, это -что касается мирной жизни. Вы все-таки задали мне вопрос связанный с идеологическими, мировоззренческими установками. Поэтому я совершенно искренне своему руководству нашей партии в Москве, моим коллегам -а мои коллеги, конечно, задавали мне вопросы о том, как мы будем жить вместе — говорила о том, что у Николая Викторовича, возможно, будет желание баллотироваться в Петербурге. Но мне почему-то кажется, я думаю, что Петербург — не самый удобный город, чтобы найти избирателя на эту тему. Мои рекомендации, конечно, касались того, что Николай Викторович, как великий писатель, как идеолог такой своеобразной идеологии, возможно, нашел какое-то другое место для избрания. Ну это рационально, политика — это рациональное дело, понимаете, в чем дело. Вы знаете, мы, конечно, можем там говорить о том, что линейка социал-демократии, левых сил, она очень длинная, я не знаю, от Розы Люксембург до Эдуарда Бернштейна, до центриста Каутского, и все они спорили друг с другом. Но я не Роза Люксембург, а он — не Эдуард Бернштейн, понимаете, в чем дело. Есть простые прагматичные вещи. Петербург — толерантный, демократический город, находящийся на ближайшей западной границе, и он, по-хорошему, эти идеи не принимает, вот в чем дело. Если мы хотим здесь чего-то добиться, то это объединение вот в данном виде, оно, конечно, принесет нам минус, но не плюс. Возможно, где-то, в какой-то другой части страны, идея «самодержавие, православие, народность» в ее новой интерпретации, возможно, ляжет на почву. Но как показали выборы в 20 году — не очень-то и легла. Даже в Магадане.

А. Горшков -— Я же правильно понимаю, что у вас сейчас должна пройти некая региональная объединительная конференция с вашими новыми товарищами по партии, где будет решаться вопрос в том числе и по руководителю организации в Петербурге? Так это или не так?

М. Шишкина -— Нет, немножко не так, технологически все проще. Технологически все произошло следующим образом: насколько я поняла, те две партии ликвидированы, а желающие могут вступить в новую, обновленную партию «Справедливая Россия-За Правду».

А. Горшков -— Все три ликвидированы?

М. Шишкина --Две, две.

В. Дымарский -— Справедливая Россия остается?

М. Шишкина -— Они вливаются в матрицу, в тело Справедливой России, мы здесь должны будем осуществить прием, если вдруг появятся такие желающие. Вот. Прием осуществляет бюро, прием осуществляет совет, у нас открытая демократическая структура. Принимаю решение не только я, но и моя команда, честная, молодая симпатичная, поэтому— будем смотреть, все немножко проще.

В. Дымарский -— У нас вместо, как я понимаю, не Роза Люксембург, а Марина Петербург.

М. Шишкина -— Вообще, судьба трех спорщиков, это, конечно, хорошая

В. Дымарский --Марина, а у меня такой вопрос, не знаю— это личный вопрос или партийный, партийное решение? Вы сами как собираетесь идти на эти выборы -по одномандатному округу или по партийному списку?

М. Шишкина -— Я думаю, что я хотела бы пойти и так, и так. Мне важен одномандатный округ мой, двенадцатый. Я этого не скрываю. Я по нему пойду, Вот знаете, коллеги, чтобы совсем уже немножко так поставить точку в этой совсем непростой для нас истории — поверьте, вот нам очень непростая, вот Александру Львовичу уже отвечу. Саша, вот ты знаешь, вот такая история, что я не буду рвать на себе волосы, я не буду стыдиться и выходить из партии, я не буду делать никаких движений, к которым меня призывают мои друзья в социальных сетях: «Шишкина, что ты сейчас можешь делать в этой партии? Давай, уходи и хлопни дверью».
Это совершенно неправильно — мне нечего стыдиться: мы работали и работаем честно, мы работаем со всеми здоровыми силами в Петербурге. Уход и хлопанье дверьми в данном случае — это абсолютно эмоциональный шаг. Вот. Я хочу довести дело до конца, я хочу провести выборы, привести свою команду. И что называется — поживем-увидим. И за депутатов мне наших не стыдно.

В. Дымарский -— Марина, а у меня еще такой вопрос: В какой мере это решение — оно же, давайте скажем честно, оно принимается не руководством трех партий, да, оно принимается в других кабинет реакции, политической реакции — насколько это реакция, одна из реакций или некая составляющая нашей власти на некую новую политическую конъюнктуру?

М. Шишкина -— Вот вы знаете, Виталий Наумович, я здесь корреляции не вижу, вы не поверите. Мне почему-то кажется — это процесс, идущий параллельно. Ну все мы знаем, сколько версий этого объединения, да? Для того, чтобы этих малышей подобрать, дать некоторым из них попасть в Госдуму, для того, чтобы как-бы укрепить «Справедливую Россию» , у которой были проблемы с избирательным барьером, а теперь она уже точно будет думская партия. То есть вот эти мысли, связанные с партийным строительством, искусственным партийным строительством — они существуют. Как это, каким образом это поможет снизить или направить градус общественной активности, не могу сказать, поскольку провозгласили мы этот левый уклон, вот это объединение левого фронта, Эта мысль, кстати, еще идет с 2007 года, и Зюганов пытался объединить левые силы, она формально хороша. В политике объединение сил, особенно в такой ситуации непростой — это полезная очень штука. Но насколько это снизит градус общественной активности, я предсказать не могу, я вот внутренне я не вижу.

В. Дымарский -— Все выглядит слишком застывшим, честно говоря, ну надоело уже — четыре партии, ни пятой, ни пять, ни ри, а вот эти партии в Госдуме, и все, и бетонная стена.

А. Горшков -— Виталий Наумович, да ведь даже не в этом дело, ну было бы не четыре партии, а пять или даже шесть…

В. Дымарский --Да, но хотя бы видимость какого-то движения, понимаете, в политике.

А. Горшков -— Понимаете, мы все время говорим про видимость и про симуляцию.

В.Дымарский --Да, это правда.

А. Горшков -— Товарищ Андрей Нечаев, который руководитель новой партии «Новые Люди», не тот Андрей Нечаев ельцинского призыва, а молодой, тот, который, как я только что прочитал, приобрел издание «sports.ru», он два дня назад, если не ошибаюсь, в интервью «Дождю» обрисовал коридор, в котором может двигаться партия, если она хочет куда-то попасть. Если я не ошибаюсь, он сформулировал следующие установки: не участвовать в несанкционированных акциях, запрет на иностранное финансирование и запрет критиковать президента и его семью. Это слова Нечаева, которые цитировались, я их повторяю. Очевидно, не он сам придумал эти установки, а ему они были спущены, как скрижали, с небес. Но что касается запрета на иностранное финансирование — это, собственно говоря, закреплено в законе, у меня к этому вопросов нет, а к двум другим составляющим безусловно есть вопросы. Потому что критика и политическая борьба — это сопутствующие вещи. Если партия берет на себя обязательства кого-то не критиковать, она отказывается от политической борьбы. Ну и собственно говоря, политические манифестации, которые у нас безусловно, запрещены, но мы знаем, что санкционированную манифестацию провести практически невозможно.
Марина Анатольевна, а что еще, в вашем представлении ,входит в тот коридор, по которому можно ходить туда и обратно?

М. Шишкина -— Да, наверное, честно говоря, вы, Александр Львович, вы основные двери-то, коридоры-то и отметили.

В. Дымарский -— Это Нечаев, это не Горшков.

М. Шишкина -— Да, будем говорить — протранслировали. Вы знаете, я сейчас не как партийный деятель, у которого есть какие-то вещи корпоративные и этические связки, а как политолог скажу, что вот любой запрет на критику — это путь в никуда. Условно говоря, что мантра о том, что царь — хороший, а бояре — плохие, он.а через какое-то время перестанет работать вообще, понимаете. Поэтому запрет на критику, как на единственно возможный элемент оздоровления общества, а именно это и лежит в основе деятельности средств массовой информации — а они просто обязаны быть санитарами лесам — это путь очень печальный, это путь в никуда. Думаю, я сюда бы добавила, знаешь, Саша, еще какие-то персональные вещи: кого, условно, говоря, можно взять в этот эшелон, кого нельзя взять в этот эшелон. Например, такой человек, как я, вряд ли когда-то мог бы рассматриваться в качестве депутата Государственной Думы. Вот мне кажется, поскольку мой бэкграунд и какая-то позиция, мне кажется, являются не очень удобными. И наверное, подбор, к этим коридорам еще спутников, он наверное, тоже является важным, вот что я бы добавила — персональные…

А. Горшков --Марина Анатольевна, а почему вы не думаете, что нет запрета, допустим, на Законодательное Собрание?

М. Шишкина -— Я такого не думаю. я просто не дошла еще в своей мысли до этого, я уже в сверху дошла. Мне кажется, что идет зачистка не только мировоззренческая такая, а и насколько ты удобен, насколько ты лоялен, насколько ты просто ничто. Вот в чем дело. Сейчас тщательно идет подбор в плане преданности. И такое понятие, как профессионализм, забыто вообще уже, честно говоря, во многих сферах. Ведь у профессионала есть такая особенность — он иногда может свою точку зрения высказать, которая не совпадет, которая не будет колебаться в соответствии с линией партии. Поэтому они не нужны уже давно оказались, но тут еще и нравственная смиренность должна быть.

В. Дымарский -— Марина, ну вот вы встали на такую позицию, я немножко огрублю всю эту ситуацию: “ Дорогие товарищи, вы меня знаете, вот голосуйте не за партию, а голосуйте за меня, за Марину Анатольевну Шишкину, какая разница, в какой я партии. Как — а примерно так это, по крайней мере выглядит, как к этому относится сама партия? Она вас не пытается, так сказать ограничить с вашей самостоятельностью?

М. Шишкина -— Ну немножко вот как-бы я ответила: не совсем так. Я никогда не скрывала, что я не стыжусь своей партии.

В. Дымарский -— Это понятно, да.

М. Шишкина -— Никогда не скрывала, могу ответить: я искренне верю в социал-демократическую идею, в хорошую социал-демократическую идею, она, правда приобрела оттенки… Ведь социал-демократия — это что такое? Это путь в социализм, такое устройство общество, которое может существовать в либерально-демократической экономике, в смешанной экономике и так далее. Социал-демократы признают право частной собственности, в основе их идеологии— толерантность к вере, к сексуальным ориентациям, к полу и так далее. Это очень хорошая здоровая, как мне кажется, идеология для нашего патерналистского государства. Бывают радикальные социал-демократы, которые выродились в коммунистов в начале века, а бывает ее открытое, очень демократическое крыло, Поэтому мы за то, чтобы доля государства, вернее, чтобы государство выполняло свои социальные обязательства. То есть, я — за социальное государство, я не стыжусь этой идеологии. Я действительно считаю, что она очень здоровая и нужная, она единственная возможная, удобная, комфортная для России в этот период. Но с кое-чем я , конечно, не согласна, условно говоря, и проявляла неоднократно самостоятельную позицию по ряду вопросов. Не могу я по-другому, Виталий Наумович, мне уже не пятнадцать лет, мне место в Законодательном Собрании менее важно, чем моя репутация и внутреннее согласие. Но надо отметить, что за все это время лидер партии Сергей Михайлович Миронов( с чем-то я, условно говоря, расхожусь), не делал мне замечаний. Я была одним из депутатов, которая на прошлом съезде голосовала против того, чтобы партия не выдвигала своего кандидата на президентских выборах. Нас было немного — человек семь. И сейчас на съезде у меня было отдельное решение. Ну что ж теперь — ну покарает, но пока нет.

А.Горшков -— Марина Анатольевна, вы проговорили основные тезисы партийной программы, но в Госдуме, за редчайшим исключением, голосование идет солидарно по всем вопросам, поэтому у меня, естественно, возникает вопрос: “ А в чем тогда отличие вообще вас от трех других как-бы? Я понимаю, конечно, что бывает — коммунисты взбрыкнули, не проголосовали, или из ЛДПР кто-то, но это не принципиально, это ни на что не влияет.

М.Шишкина -— Я бы сказал, что все-таки не совсем так. Если взять в количественных каких-то параметрах, фракция часто голосует самостоятельно, часто бьется за социальный пакет, ну и так далее. Но вы меня выводите в ту плоскость, в которой ф не могу не быть честной, условно говоря, Александр Львович. Да, действительно, по ряду позиций, которые важны россиянам -все, что связано с внешней политикой, с Крымом, партия голосует в унисон с «Единой Россией». А оттенок и отношения очень разные внутри партии, и в регионах разные. Вы правы, это есть. Партию часто критикуют за не совсем последовательную позицию в отношении каких-то вопросов. Если вы посмотрите всю истории, весь бэкграунд «Справедливой России», там были разные периоды.

В. Дымарский -— пятнадцать секунд…

М.Шишкина -— Очень такой 2011 год, когда мы практически победили, возможно, и за счет этого, в Законодательное Собрание. Были примиренческие какие-то годы. Были совсем, может быть…

В. Дымарский -— Марина Анатольевна, давайте мы прервемся, мы запомним, на каком месте, на несколько минут, и продолжим после выпуска новостей.

В.Дымарский -— Еще раз добрый день! Это программа «Редколлегия», наша собеседница — Марина Шишкина, председатель регионального петербургского отделения партии Справедливая Россия. Такой допрос с пристрастием устроили ей мы, Александр Горшков, главный редактор портала «Фонтанка. ру», и я, Виталий Дымарский. Мы прервались, сейчас продолжим беседу, кстати говоря, чтобы не путали — сейчас нам московские новости разъяснили: чтобы не путали двух Андреев Нечаевых, в «Новых Людях» — Алексей Нечаев, Александр. Это так просто, по ходу дела.

М. Шишкина -— Они новые, еще не успели…

В.Дымарский --Да,да, да. Из молодых да ранних, я бы так сказал. Все хорошо. Ладно. Ну что, продолжим? Александр, продолжайте.

М. Шишкина -— А я вам еще до конца отвечу, на вопрос о партии, если можно. Если честно, Виталий Наумович, на ваш провокационный вопрос, что Шишкина выбрала такую себе мантру, что выбирайте меня, а не партию, на первую часть я вам ответила, что я не стыдилась, не стыжусь, и стыдиться никогда не буду, я всегда говорю, что я член партии, но! На самом деле в вашем вопросе есть такая сермяжная правда. С учетом того, что вся политическая система страны — довольно скучная история, чего там говорить, поскольку не на естественном конкурентном пути строятся все эти субъекты политические, то, конечно, персона или персонификация очень важна. Поэтому я всегда говорю людям: голосуйте за человека, смотрите, как он в жизни себя ведет, какая у него репутация. Это тоже фактор очень сильный. Наверное, да. Поскольку вообще сейчас представить себе, что есть сторонники, вот прямо искренние, какой-то политической конструкции, даже у коммунистов, этого осталось очень мало. Потому что там все изменилось: отношение к частной собственности, отношение к религии,

В.Дымарский -— Я признаюсь, я признаюсь, вот, что нам пишут наши слушатели по ходу нашей беседы, конечно там, не буду скрывать: как она может, как она может вместе с Прилепиным, и так далее и так далее. Я не хочу на себя брать роль адвоката дьявола, но я просто хочу сказать нашим слушателям, не призывая ни за кого голосовать, против кого голосовать — я вообще этим не занимаюсь, что просто нужно понять, что в политике вы никогда не ищите абсолютное добро, вы ищите меньшее зло.

М.Шишкина -— Политику представит себе, уважаемые радиослушатели, принимая вашу тревогу, негодование, я вообще не могу назвать ни одной стерильной, условно говоря, политической структуры, которая бы всегда совпадала с какими-то внутренними нравственными и мировоззренческими установками, ну нет этого. Поэтому давайте делать добрые дела, у меня, знаете, тезис о том, что чем меньше подлецов попадет в политику и больше останется места разным приличным людям, тем лучше будет.

А. Горшков -— Все равно, я плохо себе представляю вас вместе с писателями Стариковым и Прилепиным, но кто я такой. Давайте к городским новостям…

М.Шишкина -— Вы для меня, Александр Львович, очень важная референтная фигура, поскольку… Я сейчас вам отвечу на вопрос, на ваши сомнения…

А. Горшков --Это не вопрос, это

М.Шишкина -— Можно по-разному относиться к состоянию российской журналистики и к многим персонам, которые сейчас находятся там, но я почему-то знаю, что день я начинаю с «Фонтанки», поскольку она у меня есть, и слушаю «Эхо Москвы», и от этого общее ощущение того, что журналистика не умерла, становится прочнее и прочнее. Однако тоже иногда думаю, Виталий Наумович, что вас представить с некими персонами в одном союзе, условно говоря, не могу.

А. Горшков -— Мы все в этом союзе.

М.Шишкина -— Ну как я вам ответила? Вы думали, что вы меня сейчас вот так заткнете.

А. Горшков -— Вопрос у меня следующий: вот вы собираетесь бороться за мандат в Законодательное Собрание, вы ходите в Смольный, разговариваете, договариваетесь?

М.Шишкина -— Я в Смольном была раза два, наверное, и пару раз встречалась с Александром Николаевичем Бельским. Первый раз я с ним знакомилась, поскольку я не знакома с ним, второй раз мы проговаривали некие вещи, связанные с Горизбиркомом и так далее. Ни о каких дополнительных разговорах, подковерных вещах… То ли меня не берут туда, Александр Львович, я, может быть, и сходила бы, но не приглашают, но больше у нас разговоров не было. Наверное, эта часть в политической работе должна присутствовать более активно,но, видимо, обошла меня стороной. Но я все время своим партийцам говорю: не верьте ни в какие договоренности, ни в какие договоренности не верьте — ни в левые, ни в правые, работайте нам своих сейчас территориях, стройте коммуникацию с избирателями. И поверьте — это сработает несмотря ни на три дня, ни на четыре дня. Можно в наглую нарисовать или перерисовать, но если у вас есть хотя бы какая-то репутация и на округе наблюдатели, все равно что-то получится.

В. Дымарский --В связи с этим, Саша, извини, это очень важный вопрос, потому что каждый раз он возникает, и каждый раз мы жалуемся и говорим, что в следующий раз мы что-нибудь сделаем. Вот те партии или те люди в партиях, которые участвуют в выборах и хотят, чтобы они прошли хоть как-то вообще прилично, нельзя ничего сделать, объединится, невзирая на все противоречия? И попробовать с помощью наблюдателей хоть как-то сделать процесс голосования достойным и главное, достойным доверия?

М. Шишкина-Виталий Наумович, вот смотрите, к моим коллегам, к нашей партии можно предъявить, возможно, много претензий, но нельзя предъявить одно: мы все эти годы пытаемся посадить за стол переговоров всех, с кем мы могли бы объединиться. Нам удалось это отчасти сделать на муниципальных выборах, и мы результат знаем. Мы получили более ста мандатов. Но в момент муниципальных выборов от этого союза отказалась любимая моя партия «Яблоко». Она не стала объединиться. В силу каких-то, возможно, личных причин, это жаль, мы от этого много потеряли. Сейчас, когда мы сели за стол переговоров по поводу округов, мы сели за стол с «Яблоком», с коммунистами, но от нас откололась партия Роста, которая в силу каких-то причин не хочет идти на это объединение. Но этот процесс мы будем вести. Я считаю, что если даже два субъекта объединятся, или даже три, по каким-то принципиальным округам, уже польза будет. Еще раз используя эту возможность, эту трибуну — всем, кто принимает решения в партиях, хочу призвать к попытке вот такого диалога.Хотя бы, еще раз говорю, по ключевым территориям.

А. Горшков -— А у меня вопрос глобальный, Марина Анатольевна, вы думаете, вопрос о будущем нашей страны будет решаться на выборах?

М.Шишкина --На выборах отчасти, мы не найдем сейчас какого-то одного универсального способа. мы не найдем его, это невозможно. Выборы тоже остаются, это тоже гражданский акт, это тоже позиция, я категорически не согласна с теми, кто призывает бойкотировать выборы, потому что закон политической математики такой: если приходит более пятидесяти процентов избирателей, фальсификация очень сложна. А шестьдесят — невозможна. И это тоже возможность изменений. Вот сейчас нельзя сказать, что есть какая-то волшебная палочка -митинг несанкционированный, санкционированный, выборы — которая позволит решить эту проблему. Нет, это как раз тот гражданский акт, который мы все должны пройти.

А. Горшков -— Я боюсь, если отбросить выборы, то судьба нашей родины, как говорит Александр, уже решена.

М. Шишкина -— Скажите честно, Александр Львович, а вы на выборы ходите, и когда последний раз были? Честно только, как я вам про Смольный.

А. Горшков -— Да, достаточно регулярно, но тем больше я хожу на эти выборы, тем больше у меня сомнений в правильности моих поступков.

М. Шишкина -— Призываю делать это все-таки, и сделать обязательно в 2020 году. Пообещайте мне это.

В. Дымарский -— В 2021 давайте сделаем.

А. Горшков -— А в каких комиссиях участковых есть ваши представители?

М. Шишкина -— Мы закрыли город практически весь,

В. Дымарский — Коллеги, у нас минута осталась.

М. Шишкина — Несколько тысяч людей, у нас есть инфраструктура, условно говоря, и наблюдатели, и решающий голос, и совещательный голос, мы закрыли молодыми ребятами,пришли к нам люди, может быть, даже не члены партии, но это не важно. У нас членов партии тысяча триста, а сторонников несколько тысяч. Я все время говорю: кто хоть как-то разделяет наши взгляды на город, на то, что такое хорошо, что такое плохо, приходите. Приходит молодежь, я верю в нее. Я верю в молодежь. Абсолютно верю, что выросло поколение, которое абсолютно точно что-тот сделает.

В. Дымарский — Ну да, но видите, что у нас с молодежью творят. Такое впечатление, что власти испугались и пытаются перекрыть просвещение, все, какие-то мракобесные законы.

М. Шишкина --Не работает, никакая схоластика, никакие деньги на патриотизм не сработают. Дайте им возможность получить работу, на которую они учились. Дайте им возможность купить квартиру, вырастить ребенка, дайте им перспективу в стране, и все будет нормально.

В. Дымарский — Вот это замечательный финал нашей сегодняшней беседы. Это была Марина Шишкина, председатель регионального петербургского отделения партии Справедливая Россия. Допрашивали ее Александр Горшков и Виталий Дымарский.

М. Шишкина --Но я не сказала, где партизаны.

В. Дымарский — Всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире