'Вопросы к интервью
18 февраля 2021
Z Интервью Все выпуски

Магистрат: Благими намерениями… или дискуссия о комфортной городской среде


Время выхода в эфир: 18 февраля 2021, 13:06

А. Веснин Здравствуйте, у микрофона Арсений Веснин, это программа «Магистрат» В ней мы традиционно говорим о городе, городской среде, архитектуре и вообще о развитии жизни Петербурга. И сегодня будем говорить о комфортной городской среде. Вроде бы это такая общая история, но давно наметилась дискуссия о том, что такое комфортная городская среда. На первый взгляд, штука понятная, но как оказалось, люди по-разному её воспринимают. Есть активисты, урбанисты, архитекторы, журналисты, кто-то считает, что должно быть много разных баров и ресторанов в центре города, кто-то считает, что нет; кто-то считает, что ларьки с зеленью – это хорошо, кто-то считает, что не очень. Про мусорки, граффити, парковки и так далее идёт множество споров.

Представлю наших сегодняшних гостей, чтобы не долгой прелюдии: Мария Элькина, архитектурный критик, автор недавней публикации на портале sobaka.ru «Город без людей». Собственно, я её прочитал и решил сделать такой эфир, потому что стало понятно, что дискуссия необходима. И сегодня оппонентом Марии или, возможно, просто участником передачи будет Ярослав Костров, координатор движения «Центральный район за комфортную среду обитания». Ярослав, я, наверное, дам вам первому слово, чтобы вы немножечко рассказали о своей деятельности, потому что я так понял, что у Марии в том числе к вам есть определённые претензии. Поэтому расскажите сначала о своём понимании того, что такое комфортная городская среда, а потом уже похожий вопрос будет к Марии и может быть какая-то дискуссия у нас получится.

Я. Костров Наше движение «Центральный район за комфортную среду обитания» зародилось где-то 4,5 года назад. Мы начали с борьбы против уплотнительной застройки в центре города. Как вы знаете, у нас в центре ужасная ситуация с зелёными насаждениями, их отсутствием. По норматив должно быть 6 кв.м. зелени на человека, а в реальности – 4,2. Мы требуем прекратить застройку, создавать новые зелёные зоны, благоустраивать парки; постоянно занимаемся благоустройством городской среды, сажаем деревья (посадили на площади Восстания, напротив «Невской ратуши»), возвращаем детские площадки, боремся за создание новых спортивных молодёжных зон; всячески помогаем жителям в вопросах ЖКХ.

Естественно, комфортная городская среда – это не только то, что мы видим в наших домах, скверах, но и то, как мы ходим по улицам. Обращаем внимание на те или иные препятствия, пытаемся взаимодействовать с представителями среды, с чиновниками, бизнесменами; подмечаем плохие случаи благоустройства улиц или наоборот, хорошие, рассказываем о них в наших группах в соцсетях, «ВКонтакте» и Facebook. Ну и общаемся с жителями, чтобы услышать их мнение и претворить в жизнь их пожелания.

А. Веснин Довольно коротко, но в целом понятно. Мария, к вам такой же вопрос: что вы понимаете под комфортной средой обитания, комфортной городской средой?

М. Элькина Я скажу вам честно – я вообще не думаю, что есть такое понятие в некоем абсолюте, комфортная городская среда, которая будем всем нравится. Когда мы говорим, что живём в городе, тут нужно понимать не комфортно/не комфортно, а мы должны отвечать на вопрос – в каком? И тогда мы сможем нормально этот город развивать. Действительно есть некие, как Ярослав сказал, нормативы. Мне кажется, что они не всё объясняют. Есть некие правила, традиции, которые позволяют сделать город более приятным для прогулок. Грубо говоря, задача в том, чтобы вы выходили из дома (даже если вы мама с коляской или пенсионер), и вам было не только удобно, но и приятно прогуляться до магазина. И вообще, чтобы по этому городу хотелось прогуляться.

Для этого существуют некие довольно точные показатели: должны быть удобно сделаны пешеходные переходы не должно быть слишком грязно (как у нас было до морозов), должно быть много зелени, потому что город должен дышать и городу нужна тень летом. Город должен быть разным, чтобы быть комфортным. Если у нас будет очень правильно организованный город, но в нём будут только дома, тротуары, проезжая часть и общественный транспорт – он будет не очень комфортным, потому что в нём будет скучно, некуда пойти и так далее. Мне кажется, что комфортный город – наверное, в небольшом масштабе и зелёный, но при этом очень разнообразный. И конечно в городе есть показатель, который меряют урбанисты – количество магазинов, кафе и других сервисов на расстоянии от вашего дома. Чем оно больше, тем городская среда считается лучше и успешнее.

А. Веснин Вы в своей статье написали о том, что некоторые активисты, которые тоже борются за комфортную окружающую среду, периодически приносят больше вреда, чем пользы. Могли бы вы прояснить, что имели в виду?

М. Элькина Честно говоря, я писала не про абсолютное качество городской среды, а про некую психологическую проблему, которая возникла в Петербурге. Сотни тысяч предпринимателей и просто людей (таких, как я, например, я не совсем предприниматель) скажут, что да, такая проблема существует. Моя мама, кстати, столкнулась с такой проблемой. Есть некие люди, совершенно разного уровня – это могут быть и активные жители района, а может и какой-то очень известный когда-то политик, как Оксана Дмитриева, которая, видимо, снова хочет стать известным политиком, мы даже можем её понять по-человечески.

Так вот, у этих людей есть некое представление о порядке, каким он должен быть в городе и сейчас они его наведут. К сожалению, его наводят не в абсолютном исчислении, не то, что это в принципе такое представление о порядке, а конкретно их. Они наводят его за счёт того, что третируют других граждан. У меня есть прекрасный личный пример. Люди не любят, когда вы отстаиваете права предпринимателей, хотя я считаю, что малый бизнес очень важен для города и для урбанизма, не говоря про всё остальное.

Есть моя мама, у неё висит кондиционер, во дворе, по правилам, с разрешением КГА. Но на этот кондиционер не было получено согласие собственников жилья, потому что он висит там с 2006 года, а тогда никакого согласия не было нужно. Мама пенсионерка, он ей нужен, ей жарко, это связано со здоровьем. Некий активист по имени Илья М., если я не путаю инициалы, пишет жалобу на портал, где сейчас все это делают, на 300 (или 3000, не знаю) кондиционеров в Адмиралтейском районе. Очевидно, что молодому человеку нечего делать.

А дальше происходит следующее: на основе этой жалобы то ли администрация, то ли жилкомсервис подают в суд. Моя мама 4 раза таскается в этот суд, он заканчивается ничем, потому что кондиционер висит на своём месте законно. Дело закрывают, потому что жилкомсервис вообще не имел права в этот суд подавать, но тем не менее. Вот некий человек, который борется за комфортную городскую среду создал некому другому человеку проблемы. Всякое бывает, у нас же были комсомольцы-дружинники, которые гоняли людей во времена Андропова. Просто не нужно воспринимать именно это явление, как положительное. Да, можно пойти написать жалобу, что где-то терраса стоит. А я пью на этой террасе кофе и у меня не будет этой террасы. А скорее всего, просто владельца этого заведения заставят очередную взятку заплатить.

В любом обществе есть сутяжники, у нас для них особенно благодатная почва, потому что у нас очень бюрократизированное законодательство. Более того, иногда сутяжничество во благо, я не говорю, что это всегда зло. Но общество не должно его поощрять, как некое положительное явление, которое приведёт к тому, что город станет лучше. Я задаюсь вопросом: как нам отделить хороших людей, которые сажают деревья и рассказывают нашему правительству, что нужно сложнее смотреть на город, что не нужно пытаться всё превратить в нормативную пустыню, от людей, которые борются с овощным ларьком, в котором я покупаю клубнику. Они с ним поборолись, я не покупаю больше клубнику. Стало кому-то лучше? Не знаю, им, наверное, стало, мне – нет.

Я писала про психологическую штуку, я не предлагаю никаких мер. Просто предлагаю не поощрять это, а разбираться в каждом случае отдельно. Жалуешься? Прекрасно. На что ты жалуешься?

А. Веснин Вы можете сейчас эти вопросы задать Ярославу Кострову. Я так понимаю, что жалобы – это часть деятельности движения «Центральный район за комфортную среду обитания». Правильно, Ярослав, я же ничего тут не перевираю?

Я. Костров Без всякого сомнения. Но мы в своей деятельности отделяем чёрное от белого, никогда не смешиваем всё в одну кучу. Самый простой пример: вы выходите из метро «Достоевская» и упираетесь в некомфортную узкую тропку вдоль Кузнечного переулка, когда идёте к памятнику Достоевскому. Там наши бабушки с незапамятных времён торгуют овощами, выращенными на участке, как-то подзарабатывают. Но ни разу мы не отправили жалобу на них, потому что это уже часть культуры. Не будем говорить о том, что все вечно ругаются, потому что это узкий тротуар. «Спасибо большое» «Газпрому», который сделал этот узкий тротуар бездумно и глупо. Вместо того, чтобы перенести парковку чуть правее, они сделали её прямо перед выходом из метро, чтобы люди толкались.

Но когда вы пройдёте 20 шагов дальше, то столкнётесь с организованной преступностью – лоточком, на котором торгуют носками одни и те же женщины. Если ты отправляешь жалобу, наша дорогая полиция их предупреждает, и они быстренько собираются перед самым приездом полиции. Поэтому естественно, нужно каждый случай разделять. Те же самые кондиционеры – это действительно очень сложная норма, я соболезную маме Марии. Очевидно, что подавал заявки не активист. Напоминаю, что на портале «Наш Санкт-Петербург» водятся и специально обученные сотрудники правительства города, например, сотрудники комитета по контролю за имуществом, которые злобно хотят спилить все ворота в центре. Так что я бы направил свой гнев в том числе и на правительство…

М. Элькина Направить-то он направлен…

Я. Костров Мария, я не перебивал. Поэтому, к сожалению, можно попасть под раздачу, но всё же нужно налаживать какой-то контакт с активистами. И мы пытаемся в своей деятельности наладить этот контакт – и с правительством города, чтобы чиновники слышали задачи жителей, и с жителями, которые адресуют нам свои задачи. Мы их фильтруем, перерабатываем и выпускаем всего лишь 5 постов в день, 3 на моей страничке и 2 на страничке группы. Хотя заявок – в десятки, сотни раз больше. Жители недовольны, им некомфортно, но мы стараемся и эти моменты как-то разрулить.

Есть жалобы на бизнес, но бизнес тоже не чёрный и не белый, он самый разнообразный. Есть бары Коновалова, которые торгуют палёным алкоголем, не платят налоги и в то же самое время вредят добросовестным бизнесменам. Отсюда недополученные доходы этих добросовестных бизнесменов, хейт и ненависть жителей, которые равняют всех под одну гребёнку. Рано или поздно, если рядом с их прекрасным заведением появляется бар Коновалова, честному предпринимателю приходится съезжать. Потому что жители не будут разбираться, где плохое, а где хорошее, жители будут писать жалобы. А чиновники, к сожалению, тоже не собираются в этом разбираться.

Поэтому мы создаём наше гражданское общество, потихонечку, шаг за шагом, чтобы все взаимодействовали друг с другом. Потому что сделать город лучше можно только в диалоге, а этого диалога у нас сегодня нехватка. Я надеюсь, что когда-нибудь и градозащитники, и урбанисты, и чиновники, и жители, и бизнес будут общаться как можно больше. К сожалению, у нас сегодня общество такое, что все пишут в своих блогах, но диалога никак не хотят, избегают его. Можно написать статью в журнале или газете, предварительно не пообщавшись. На самом деле я очень рад, что мне скинули ссылку на обсуждение Марии, и я понял, что тоже совершил ошибку. Я мог бы раньше обратить внимание на Марию и пообщаться с ней, она известный, как оказалось, урбанист, и мы могли бы во взаимодействии решать какие-то вопросы.

Могу рассказать о любой нашей деятельности, мы и лавки ставим, сажаем деревья, боремся против уплотнительной застройки, сейчас – сразу в пяти точках района. За расширение сада Сан-Галли, против безумной застройки в квартале на Бакунина, где посреди четырёхэтажных зданий XIX века хотят воткнуть коробку высотой 33 метра. Это же тоже неправильно. Но почему-то чиновники нас не услышали, когда мы два года назад подавали поправки в новый закон № 820. Почему-то они не слышат наши постоянные требования создать больше зелёных зон, держат какие-то территории под застройку, под инвесторов, продают наши детские сады.

Вчера я услышал замечательную новость: наш губернатор получил сколько-то миллионов рублей (по-моему, 800), на выкуп детских садов. Я сразу вспомнил, что около меня на Кирочной было два детских сада, на Казанской улице был детский садик, на 10-й Советской. И в нулевые они были проданы за копейки. А сейчас мы просим у федерального центра сотни миллионов рублей на выкуп детских садов. Как так? Это крик в небо, но каждый наш крик мы оформляем запросом – или к бизнесу, или к чиновникам, или к жителям.

А. Веснин Мария, у вас есть какие-о комментарии?

М. Элькина У меня один комментарий. Мне кажется, что мы поняли друг друга с Ярославом после моей статьи, это было взаимно полезное общение. Я настаиваю на том, что есть люди, которые просто жалуются на бизнес, мотив всегда найдётся. Бизнес мне жалко больше, чем чиновников.

Я. Костров Абсолютно согласен, чиновников точно не жалко. Вообще ни одного чиновника хорошего не знаю.

М. Элькина Нет, я знаю нескольких хороших чиновников в Петербурге, очень сочувствую им и сопереживаю. Но тут ещё вот какая штука: кроме того, что нам нужен диалог, нам нужно и более профессиональное решение. К сожалению, у нас не хватает элементарного понимания о том, как устроен город сегодня. У нас город планируется, как в 1970-е почему-то. Понятно, что происходит, но вообще-то, когда есть что-то нелегальное – это нужно легализовать, все давно это знают. Если есть эта нелегальная торговля у метро – нужно позвать дизайнера архитектора, который найдёт для этого место и придумает какие-то красивый дизайн лотков и пусть это будет легальная торговля. Вот и всё, что требуется.

Понятно, что это сложно, понятно, что большая низовая коррупция с этим связана и очевидно, что кто-то покупает и эти фрукты, и эти носки. Нужно просто больше профессионализма, потому что до сих пор мы во всех решениях ходим в неких трёх соснах. И убрать носки вроде плохо, и не убрать – плохо; и тротуар узкий, и забор там стоит серый. Откуда этот серый забор – мне больше всего, честно говоря, интересно. Вот его надо убрать в первую очередь. Какая-то прямо угревая сыпь на теле нашего города, эти серые заборы, которые везде ставят и которые якобы защищают пешеходов от автомобилей. Но почему-то сотни городов мира живут без этой дряни, а по Петербургу мы должны, как по тюрьме ходить. Да, нужен диалог, нужны какие-то третьи решения. Они довольно простые, не знаю, почему чиновники их не знают или не зовут кого-то, кто их знает.

А. Веснин К сожалению, это вопрос, который мы всё время задаём, совершенно в разных программах и в беседах на разные темы. И к сожалению, далеко не всегда удаётся найти диалог с властью, такой, казалось бы, простой, эффективный, понятный, и чтобы власть нормально слушала и привлекала экспертное сообщество. Давайте, может быть, по конкретным вопросам.

Ярослав, к вам приходят вопросы по поводу бара «Бакалавриат»? Признаюсь честно, мне этот вопрос первым пришёл в голову. Насколько я помню, эта история была прошлым летом или в конце весны. Многие знают это заведение, там проходит множество разных свободных дискуссий и в связи с этим разное количество проблем у этого заведения было. Но дело не в этом. Понятно, что бар «Бакалавриат», как и многие другие, пострадал из-за коронавирусных ограничений, я знаю, что у них вопрос о выживании стоял, и они хотели соорудить небольшую деревянную стоечку рядом на газоне, чтобы продавать напитки на вынос. Надеялись, что это поможет спасти их бизнес.

И там была какая-то некрасивая история, насколько я помню, потому что кроме жалоб прибежали ещё какие-то люди. Их связывали как раз с вашим движением, Ярослав (я не утверждаю, а хочу у вас спросить и услышать ваше мнение). Разобрали её, раздолбали, матерились при этом, есть видеозапись. В общем, была какая-то агрессивная борьба. На мой взгляд (я часто там хожу, потому что живу урядом), конечно, не экспертный, ничего страшного, если бы там два месяца постояла какая-то небольшая деревянная будочка, не было бы. А то, что бар бы выжил, было б, наверное, хорошо. Можете как-то прокомментировать такую историю и такие методы борьбы?

Я. Костров Прекрасная история. Мне удалось дистанцироваться от неё, потому что очень понравилось читать комментарии, в том числе ваши, Арсений. Пышущие злобой, обвинениями всех и вся во всём, в чём только возможно. Но если посмотреть на эту стойку… Можно было придумать множество других вариантов. Я помню, как прекрасно работали заведения с кофе на вынос: ставилась стойка в дверях и можно было продавать там. Ставить стойку на газон – это какой-то ужас, скажем честно.

М. Элькина А что такого ужасного, что стойка стоит на газоне?

Я. Костров Деревянная коробка, которая больше похожа на поселковый вид? Лично моё впечатление – она не выглядит пристойно по отношению к улице Маяковского.

А. Веснин Но она ещё не была поставлена, её только начали строить.

Я. Костров Вы мне задали вопрос, я хочу ответить. Или могу не отвечать. Мне показалось, что это абсолютно некрасиво, жители меня поддержали. Стойка, я так понимаю, была разобрана. Здорово или может быть, не здорово, но я считаю, что подобные заведения должны существовать тоже в рамках правового поля. У бара «Бакалавриат» в тот момент не было лицензии на алкоголь, торговали они не из кассы. Это не самый лучший вариант заведения честного предпринимателя. Надеюсь, что они осознают свои ошибки и будут в дальнейшем работать в правовом поле.

Я поинтересовался этим баром, они проводят классные лекции, встречи. Я даже туда специально зашёл один разок, купил маски, какие-то настойки. Действительно атмосферное классное место, но в каждом случае нужно и с законом знакомиться, и с жителями, и с городской средой. Потому что ставить какие-то колхозные деревянные стойки на газон в центре города… Когда прекрасные заведения типа Caffè Italia и десятки других заведений, не нарушая закон, смогли выжить, и им за это честь и хвала (а некоторые даже смогли заработать, кстати), а кто-то другой… Один поставит, второй поставит, потом третий поставит – это тоже не выход. Все оказались я тяжёлом положении, правительство города нас бросило. Бросило жителей, бизнес, который оказался в ужасном положении, выжили, к сожалению, не все предприниматели.

А. Веснин Ярослав, у меня есть в связи с этим к вам важный вопрос, но задам я его уже после перерыва на московские новости.

НОВОСТИ

А. Веснин Возвращаемся в эфир петербургского «Эха», меня зовут Арсений Веснин, это программа «Магистрат». Сегодня говорим о том, что такое комфортная городская среда и можно ли найти какой-то консенсус между чиновниками, это раз (но чиновников у нас сегодня нет в эфире), активистами, урбанистами, архитекторами и так далее. Представлю сегодняшних гостей ещё раз: Мария Элькина, архитектурный критик и Ярослав Костров, координатор движения «Центральный район за комфортную среду обитания».

Мы на примере бара «Бакалавриат» остановились, и я хотел вас спросить. У меня и многих людей, которые возмутились той историей, был один вопрос. Очевидно, что бизнесу тяжело и плохо в этой ситуации, это раз. Второй момент: очевидно, что как только мы в нашем государстве пишем жалобу на какой-то бизнес, у этого бизнеса появляется множество проблем, потому что к нему начинают приходить с проверками и так далее. Третий момент: есть куча вопросов к чиновникам по поводу тротуаров, скамеек, заборов, закрашенных граффити и так далее. Но вы или другие активисты приходят и начинают трогать бар.

Во-первых, вы берёте на себя основание считать, что там колхоз/не колхоз. Почему-то вы решили, что понимаете, что колхоз, а что нет, лучше остальных, по недостроенным конструкциям. А во-вторых, вы приходите не к чиновникам, которые не поддерживают этот бизнес, а к бару, который пытается выжить. И этот момент тогда вызвал очень большую эмоциональную реакцию многих людей, и тех, кто ходит в эти бары, а главное тех, кто знаком с тем, что такое заниматься своим бизнесом.

Я. Костров Ещё разок: я высказал свою позицию, как я отношусь к среде. Мои методы просты: я общаюсь с предпринимателями на примере своего кафе «Мадам Пеку», которое находится у меня в доме, всем рекомендую туда ходить. Мы наши конструкцию, когда она уважает наши интересы и мы всячески пиарим это заведение, прекрасный образец. Сейчас у нас совместно с несколькими барами будет акция, мы будем сажать деревья на Маяковского, 25, этой весной, скорее всего. И мы купили пять баков для раздельного сбора стекла.

А. Веснин Это очень здорово, но вы не отвечаете на мой вопрос.

Я. Костров Когда я говорю про улицу Маяковского – я так понимаю, там же «Бакалавриат» находится? Я там был один раз в жизни.

А. Веснин Ярослав, здесь вопрос принципа. Меня не конкретный бар интересует.

Я. Костров Самая главная проблема улицы Маяковского – это машины. Огромное количество машин, которые стоят на тротуарах. Лучше бы чиновники сделали там платную парковку наконец. А по поводу вот этого действия… Ну случилось и случилось. Да, возможно, кого-то зацепило. Но бар «Бакалавриат» — это не образец идеала, к сожалению.

М. Элькина Но это не значит, что им нужно портить жизнь, понимаете? Мы же об этом говорим.

Я. Костров Я вам процитирую слова Коновалова: «Не надо вообще портить или помогать нам, бизнес сам справится. Главное, чтобы государство вообще не вмешивалось». Это слова того самого ненавистного Коновалова, который всех смешал в одну грязную кучу, и хороших, и плохих. Моя задача, как гражданского общества, помогать добросовестным заведениям, и я всячески стараюсь им помогать.

М. Элькина А вы откуда знаете, что они добросовестные? Ярослав, я хочу, чтобы вы очень хорошо понимали одну вещь. Я много общаюсь с разными предпринимателями, и с застройщиками…

Я. Костров Я тоже. С застройщиками мы не общаемся, только кнутом.

М. Элькина А я считаю, что…

Я. Костров Нет-нет, в центре города нужно внедрить мораторий на уплотнительную застройку, никакого другого мнения быть не должно. Центр и так уже застроен.

М. Элькина Хорошо, Ярослав, мы поняли, что вы считаете только своё мнение верным?

Я. Костров Это мнение жителей Центрального района, поэтому не может быть другого мнения.

А. Веснин Секунду. Ярослав, вы говорите: «Никакого другого мнения быть не должно». Вот это несколько пугает Мне кажется, что в любом случае мнения по разным вопросам (если это не касается, не знаю, убийств) могут быть разные.

Я. Костров Я согласен, что мнения должны быть разными, но есть базовые вопросы, в которых общество должно объединиться. Извините, но уплотнительная застройка в Центральном районе совсем недопустима.

М. Элькина А кто решает, какие вопросы базовые, вокруг которых общество должно объединиться?

Я. Костров Ну вот вы открыли СМИ: если там постоянно обсуждаются эти горячие точки, люди выходят на улицы. У нас за последние недели было пять сходов – на Бакунина, Новгородской, в саду Сан-Галли – в общей сложности на улицы вышло человек 300. Это в текущей обстановке, когда люди боятся выйти на улицы, они выходят на несогласованные народные сходы. Думаю, что 27-28 числа, когда будут проходить повторные сходы, выйдут уже несколько сотен в каждом из объектов. Поэтому думаю, что эти вопросы действительно важные и общество само формирует, что ему важно.

Если говорить об уплотнительной застройке, то да, наша позиция и позиция жителей, к сожалению для застройщиков, непримирима. Мы не будем с ними обсуждать вопросы разменов, мы будет только отстаивать интересы жителей: никакой застройки, больше зелёных зон, больше детских, спортивных площадок и больше социальной инфраструктуры и меньше зла в виде новых стеклянно-бетонных коробок в центре. Их огромное множество, вспомните только одного Герасимова: когда вы подъезжаете к бывшему скверу на Невском, 154 – отвратительная коробка, которая выросла на месте зелёной зоны. Переходите через дорогу – ещё одна.

Да, согласимся у него есть хорошие примеры градостроительства, но в большинстве своём этот человек поиздевался над нашим городом, над нашей памятью, над блокадными лакунами. Напомню: советские архитекторы после окончания войны приняли решение, что места, где были разрушены исторические здания, не стоит застраивать. И мы всячески поддерживаем это решение. Поэтому наша позиция по зелёным зонам и уплотнительной застройке непримирима.

М. Элькина Понятно, есть люди, у которых позиция непримирима. Я тоже не сторонник застройки центра, при этом считаю, что это всё должно быть гораздо сложнее. И мне кажется, что есть ещё несколько моментов. Во-первых, возвращаясь к бару «Бакалавриат»: вообще-то люди (вы так и не сказали, Ярослав, кто это был, вы или не вы), которые стойку сломали, должны пойти в тюрьму, по закону если.

А, Веснин Ну не обязательно в тюрьму, у нас есть и другие способы наказания.

М. Элькина Не знаю, заплатить штраф. То есть они должны быть наказаны, по закону за это ответить, потому что независимо от того, законно она установлена или нет, её порча является преступлением. Наше законодательство устроено так, что, подозревая любого или почти любого жителя, его можно в чём-то уличить. И мы входим в ситуацию, когда происходит некий диктат людей, у которых больше свободной энергии и свободного времени. Мы не ищем баланс, мы не хотим, чтобы всем жителям было хорошо. Некая группа жителей (к которой я уважительно отношусь, это прекрасные люди, они готовы тратить своё время) по самым разным причинам имеет больше возможностей влиять на всех остальных, чем те, кто с утра до вечера работает. Таких тоже много. Есть люди, которым это просто не интересно, и это не значит, что город не должен соблюдать их права.

Кроме того, есть ещё соблюдение прав, которое не лежит на поверхности. Я сейчас не за уплотнительную застройку, а пытаюсь объяснить логику. Например, мы должны сохранить исторический центр. И есть люди, тоже активисты, которые говорят, что законы о восстановлении памятников должны соблюдаться максимально строго и вообще нужно никому ничего не разрешать. Но косвенно такая непримиримая позиция ведёт в том числе к тому, что исторический центр разрушается. Мне кажется, что главная проблема в том, что в городе нет достаточно профессиональных институций, которые могли бы доносить до людей причинно-следственные связи происходящего.

Я теперь поняла, что есть какие-то ужасные заведения Коновалова, которые прямо исчадье ада, но те мне менее, нужно понимать, что если мы сделаем некомфортным присутствие малого бизнеса в историческом центре, то станем ещё на шаг ближе к разрушению этого центра. И мы тут должны искать тонкое профессиональное решение, которое на данном этапе заключается просто в том, чтобы соблюдались законы. Если нельзя шуметь после 23-х – так где полиция? Полиция должна приехать и сделать так, чтобы не шумели. Не нужно писать жалобы на отдельные заведения, изгонять террасы.
Поэтому мне не кажется, что можно сказать: «Вот, нас 300 человек и поэтому мы правы». А есть другие 300 человек, которые к вам не вышли, и у них есть какое-то другое мнение.

Я. Костров Мария, по поводу террас. Мы в своей группе неоднократно хвалили различных рестораторов за прекрасные компактные террасы, которые не мешают жителям, на которых приятно посидеть. Мы их действительно поддерживаем, этот тот самый пример добросовестного бизнеса. Но вот пример недобросовестного бизнеса: когда я иду по улице и вижу какую-то картонку с рекламой варенья и финских ярмарок, что я сделаю? Займусь самоуправством. Я возьму эту картонку с рекламой, или эту листовку, которая наклеена на мой дом и в лучшем случае отнесу в помойку ближайшую, или затолкаю в пакет и отнесу к этому предпринимателю, который пытается обманывать бабушек и дедушек.

А. Веснин Коллеги, я прошу прощения, время закончилось. Мы понимаем, что проблема есть, в первую очередь она касается городских властей, конечно, которые не идут зачастую на диалог. Но кажется, что и всем остальным заинтересованным людям тоже стоит всё-таки иногда обращать внимание, что есть разные мнения и пытаться как-то делать город лучше, но соблюдая интересы разных людей. Мы обязательно ещё вернёмся к этим темам. Спасибо. Мария Элькина, Ярослав Костров, Арсений Веснин.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире