'Вопросы к интервью
14 января 2021
Z Интервью Все выпуски

«Магистрат». Поправки в закон о зеленых насаждениях общего пользования


Время выхода в эфир: 14 января 2021, 13:06

В. Нечай У микрофона Валерий Нечай и мы будем обсуждать тему, которая неактивно проходит в городских СМИ, но, как мне кажется, чрезвычайно важна. Мы будем говорить о рисках, которые для петербуржцев несёт закон с довольно сложным для непривыкшего слуха названием «О зелёных насаждениях общего пользования». Это те самые парки, сады и скверы, которыми мы пользуемся, и которых в нашем городе становится – говорят, больше, а в некоторых частях – меньше. Я даже не о том, что парки вырубают, а о том, что у них по кусочкам откусывают территорию, чтобы сделать там автостоянки, теннисные корты или развлекательные центры, например.

В этой программе мы попробуем выделить самые опасные для нас с вами, как петербуржцев, моменты в этом законе. Я представляю наших сегодняшних гостей: это лидер фракции «Партия Роста» в Заксобрании Петербурга Оксана Дмитриева. Я не слышу Оксану Генриховну, но вижу, что на YouTube она поздоровалась. Сейчас мы разберёмся с этим. И Дмитрий Синочкин, шеф-редактор еженедельника «Недвижимость и Строительство Петербурга». Здравствуйте, Дмитрий.

Д. Синочкин Здравствуйте.

О. Дмтриева А сейчас меня слышно?

В. Нечай Слышно, даже видно очень хорошо, Оксана Генриховна! Рад видеть вас, после Нового года особенно. А Новый год подарил нам очень много различных вещей. Для вас какие основные ключевые точки в этом законе, опасные?

О. Дмтриева Ключевая системная точка (я удивляюсь, почему до сих пор так мало этому уделяют внимания): сам закон о ЗНОП, мне кажется, концептуально составлен не очень правильно. Поскольку по закону не должно сокращаться количество зелёных насаждений, формально оно и не сокращается. Но сокращается количество зелёных насаждений городского назначения, что в обыденном понимании и есть сады, скверы, реальные зелёные насаждения. А зелёные насаждения местного значения – это очень часто внутриквартальные территории. Некоторые из них оформлены, как ЗНОП, а некоторые остаются просто палисадниками, какими-то элементами дворового озеленения, которые, как известно, бывают трёх типов: газон с цветниками, газон с деревьями и сквер.

Поэтому на самом деле очень легко реально сокращать площадь садов, парков, скверов городского значения, и компенсировать это не увеличением фактических зелёных насаждений, а просто оформлением палисадников, различных внутриквартальных озеленений, газонов, которые и были газонами, имели деревья или цветники, как ЗНОП.

В. Нечай То есть, это такая игра в напёрстки, да?

О. Дмтриева От такого изменения ни одной травинки лишней в городе не появится, а сокращение парков и садов городского значения – ощутимо. Даже если это небольшое изменение границ и выделение, как вы правильно сказали, откусывание по кусочкам. Более того, это даже вредно, потому что, когда внутриквартальные зелёные насаждения расположены просто внутри квартала, у граждан есть возможность за ними ухаживать, ограничивать туда доступ и фактически взять под свой контроль и свой собственный уход. А теперь, когда твой палисадник, под твоим окном будет объявлен ЗНОП, то любой человек может прийти и сесть в этот палисадник, вы обязаны пускать туда любого человека в течение всех 24 часов в сутки. Это тоже не совсем правильно.

Понятно, есть большие кварталы в новых районах, но есть и стремление граждан огородить свой квартал и выращивать там растения, ухаживать за ними, следить за чистотой, обеспечивать безопасность и так далее. Поэтому здесь ни одной травинки, ни одного цветочка, ни одного деревца больше не будет, но при этом ещё больше вопросов будет возникать по поводу безопасности того, кто будет реально за этими внутриквартальными зелёными насаждениями ухаживать.

В. Нечай Оксана Генриховна, я думаю, мы чуть позже ещё поговорим о больных точках с точки зрения (простите за тавтологию) именно города, я знаю, что там с парком Интернационалистов проблемы и так далее. Но я хочу к Дмитрию сейчас обратиться – вам есть, что добавить по критическим моментам в этом законе, в общем?

Д. Синочкин Я согласен с Оксаной Генриховной, это такой манёвр учётом. Давайте мы маленькие скверики и цветники переведём в ЗНОП, а от больших разрешим откусывать. Баланс при этом вроде бы сохраняется, но по факту это такая бюрократическая хитрость. Наверное, это больше похоже на переключение повестки. Я бы в этом контексте ещё бы рассматривал свежую инициативу господина Никешина уделить больше внимания городским огородам, в том числе на крышах, в том числе вертикальному озеленению на стенах.

Это при том, что у нас годами продолжаются суды, когда город пытается выселять имеющиеся садоводства и огородничества, не даёт приватизировать, расторгает договоры аренды. Эти конфликты есть в Усть-Славянке, в Красносельском районе в изобилии, в Конной Лахте попытки такие были. И в то же время господин Макаров очень активно использует зелёную карту, когда ему не нравятся те или иные проекты на Петроградке.

В. Нечай Да, это уж активно у него бывает. Я сразу же вспоминаю его выступления против так называемого дома-гроба. Всей фракцией «Едина Россия» принимают постановления по этому поводу!

Д. Синочкин Это, знаете, такая «зелёная дубинка», она может быть использована в одну сторону, а может и в другую.

В. Нечай Вы согласились друг с другом в этом вопросе, а у меня сразу возник другой – насколько это коррупциогенно? Ведь это же не просто так происходит? Значит, там есть какой-то интерес.

О. Дмтриева Знаете, иногда глупость, иногда корысть, ищи либо одно, либо другое. Вот вы упомянули самый больной вопрос для Фрунзенского района, уже имеющий большой общественный резонанс – изъятие одного гектара земли от парка Интернационалистов. Вообще это многострадальный парк, каждый квадратный метр приходится отстаивать гражданам, выходить на улицы и собирать подписи. Там один гектар земли (300 деревьев, между прочим) собираются изымать для того, чтобы расширить Южное шоссе. Причём шоссе расширяется на том участке, где он не даёт никакого дополнительного эффекта с точки зрения транспортной пропускной способности. Потому что этот участок, с одной стороны, упирается в Т-образный перекрёсток и пересечение с Бухарестской улицей, а с другой – в створ железной дороги, где вообще переходит в однополосное движение.

Поэтому расширять либо не расширять Южное шоссе – в обозримом будущем влияния на транспортный поток это не окажет. А существенно ухудшит ситуацию с зелёными насаждениями, ухудшит положение граждан, живущих в старых домах постройки ещё 1950-х годов. Для них вот это расширение шоссе на 10 метров означает, что они будут выходить из своей парадной – и попадать прямо под колёса автотранспорта, который будет проходить по Южному шоссе.

Почему это делается, какая тут корысть? А тут просто бюрократический подход к выполнению нормативов градостроительного проектирования, по которым должно быть определённое количество квадратных метров магистральных улиц на человека. Во Фрунзенском районе таких улиц не хватает. О, давайте мы Южное шоссе увеличим! Не реально магистральную улицу или какое-то шоссе сделаем, чтобы увеличить пропускную транспортную способность, а просто формально увеличим площадь этого участка, практически тупикового. Дёшево, не нужно ничего придумывать, не нужно думать о прокладке реальной магистрали. Взяли, прирезали 1 га – и вот у нас формально будет выполнен норматив градостроительного проектирования. Вот просто так.

В. Нечай Дмитрий, вы хотели возразить?

Д. Синочкин Я хотел уточнить, Валерий. Предполагая коррупционную составляющую в регулировании зелёных насаждений, вы вполне вероятно попадаете под норму о клевете в адрес неопределённого круга лиц. Я просто вас предупреждаю на всякий случай.

В. Нечай Спасибо. Это же только предположение, оно не может быть предметом рассмотрения в суде. Хотя… Мы знаем политику.

Д. Синочкин Ой, честное слово – может. И опять-таки я согласен с Оксаной Генриховной (это не каждый раз случается у нас с ней в диалогах) – у нас с вами просто разный подход к самой основе. Мы с вами почему-то воспринимаем закон, как свод правил, направленных к общему благу, а для большинства чиновников и основной части депутатов, закон – это инструмент для достижения целей. Нередко не имеющих ничего общего с так называемым общим благом, с интересами граждан.

В. Нечай А я вам возражу. Не является ли благом сохранение той или иной зелёной зоны в Петербурге? Давайте послушаем Михаила Амосова, он как раз говорит про Муринский парк, это тоже важное место, и здесь стоит вопрос его защиты.

М. Амосов Формально немножечко даже увеличивается площадь зелёных насаждений общего пользования в городе, примерно 200 гектаров переводится с регионального, то есть, общегородского уровня на местный, но всё равно это сохранение зелёных насаждений. Увеличивается территория резерва зелёных насаждений. То есть, в этом смысле сказать, что прямо какой-то ужас, нельзя. Есть целый набор позиций, по которым хотелось бы вносить поправки. Я имею в виду Муринский парк, парки в Петергофе, список можно продолжить, он очень обширный будет, я уверен.

И есть ещё одна сторона, которая мне очень не нравится. Первый вариант закона принимался в 2007 году, мы его делали с Александром Семёновичем Карповым, я – как председатель комиссии по градостроительству, а он – как эксперт в этой сфере. Мы делали его инициативно, без всякой инвентаризации, просто обзор, исследование территорий с помощью экологов-активистов. Сейчас это сделать нельзя, но тогда это принималось ещё и в бумажном виде, в определённом масштабе. А теперь мы вдруг выясняем, что поскольку всё переведено в электронную форму, то, например, вдоль Северного проспекта на значительной части Муринского парка положены сейчас платные автостоянки. Я стал разбираться, и представьте себе – так это должна быть часть парка. А говорят – нет, это часть улицы. И таких случаев в нашем городе очень много.

В. Нечай Как же всё это похоже ещё и на другие случаи. Дмитрий, извините, что прервал, но всё-таки сохранение парка депутатом, который – да, борется за голоса (в этом году выборы), но, тем не менее, это ведь тоже польза, нет?

Д. Синочкин Есть общедоступные зелёные насаждения, это бесспорное общее благо и вроде как совершенно бесспорная территория, которую необходимо защищать. И есть промежуточные ситуации. Вот эти частные садоводства, которых на территории Петербурга больше ста, это общее благо или нет? Понимаете, это вроде как частная собственность, а с другой стороны – ценнейшая городская территория занята. То есть, универсального подхода мы с вами, наверное, не сформулируем, но есть ситуации критические, острые, которыми необходимо заниматься здесь и сейчас.

В первую очередь, касающиеся «зелёнки». Незаконная вырубка Комаровской дороги в Курортном районе – это происходит здесь и сейчас, но это на периферии общественного внимания, потому что там как-то не очень ясен общий интерес. Или зоны понятные: Малиновка, Александрино, Полежаевский парк, Ржевский лесопарки. Они более или менее на слуху, они требуют общественной защиты и они, в общем-то, такой интерес вызывают. Крайняя точка – Екатеринбург, мы видим, что там происходило и такой сценарий не исключить. Можно ли всё кодифицировать? Всё кодифицировать не получится. К счастью или к сожалению, но это так.

В. Нечай Оксана Генриховна, есть что добавить?

О. Дмтриева Да. Кстати говоря, по Полежаевскому парку у нас тоже поправка, потому что там изымается кусок парка на пересечении Петергофского шоссе, проспекта Маршала Жукова и Авангардной улицы. Опять же, всё это ЗНОП городского значения. Литовский сад на Лесном проспекте. И здесь тоже, наверное, надо идею моего коллеги продолжить: очень большое наступление по периферийным районам, где много зелёных насаждений. Действительно в центре и в городских районах их осталось очень мало, и здесь сосредоточено большое общественное внимание.

А с другой стороны, в Курортном районе, в Колпино, где вроде как много зелёных насаждений, но тоже по кусочкам сокращают и откусывают. В частности, в Колпино сквер без границ на Октябрьской улице в сторону Комсомольского канала, его фактически полностью изымают. И очень много по Курортному району, здесь я должна согласиться. По закону на Набережной Строителей около 0,3 – 0,4 га. В общем, очень много кусают наши загородные районы, которые являются зелёными лёгкими, уже на последнем издыхании, города.

Что я ещё хочу сказать по поводу частной территории и зелёных насаждений. На самом деле, это тоже концептуальный недостаток законодательства, именно нашего, регионального. Потому что само понятие «зелёные насаждения» – региональное, его нет в градостроительном кодексе. И у нас всё законодательство сосредоточено на зелёных насаждениях общего пользования, то есть с общим доступом. Если это частная территория, или эта территория обременена правами третьих лиц, то она уже не может быть общего доступа и как бы выведена из зелёных насаждений.

То есть, смысл такой: если ты эту землю купил, или даже арендовал, то дальше ты можешь с ней делать всё, что хочешь. Будут просто ещё ограничения по зонам градостроительным, но тем не менее. Ты можешь высаживать цветы, а можешь не высаживать; можешь делать газон, а можешь не делать; а можешь вообще с кустарниками расправиться, они не так охраняются, как большие деревья. Вот это совершенно неправильно! Потому что город как интересует доступ к зелёным насаждениям, так и их сохранность. Пусть они будут в частном доступе, пусть к ним будет ограничен доступ третьих лиц, но эти территории должны сохраняться, как зелёные насаждения.

В. Нечай Оксана Генриховна, вы говорите о том, что законодательство несовершенно, и вы же – законодатель. Вы планируете внести поправки?

О. Дмитриева Дело в том, что я региональный законодатель не так давно. Я каждый раз, когда начинаю что-то смотреть и анализировать, сталкиваюсь с дырищами в законодательстве и неправильным концептуальным подходом. В частности, по зелёным насаждениям, пожалуй, в первый раз дошли руки до концептуального анализа этого законодательства. Я просто удивляюсь, почему допустили, что можно, оформляя палисадники, как зелёные насаждения, компенсировать сокращение садов и парков. Дмитрий Юрьевич Синочкин говорил, что есть зелёные насаждения в частном пользовании. Пусть они остаются в частном пользовании, но пусть они остаются зелёными насаждениями. Мы должны это тоже контролировать и определить. Потому что иногда выводят зелёные насаждения из общего пользования.

Допустим, в центре города приобретается, реконструируется или реставрируется какой-то особняк, и у него есть сквер. Приобретается этот особняк, и сквер хотят за ним закрепить, чтобы не было туда общего доступа. Его сразу выводят из зелёных насаждений вообще. Пусть он будет ограниченного доступа, но пусть там остаются зелёные насаждения! Это нужно тоже чётко определить. Спасибо.

В. Нечай Дмитрий, из того, что говорила Оксана Генриховна… Всё-таки я плохо думаю о людях, и поэтому мне кажется, что недочёты и дыры в законодательстве не случайны. А вы как думаете?

Д. Синочкин Да вы посмотрите на федеральный уровень. То, что происходит у нас – это зеркало того, что происходит в федеральной думе. Законопроект об изъятии территории ООПТ, законопроект о корректировке границ национальных парков.

В. Нечай Что такое ООПТ?

Д. Синочкин Особо охраняемые природные территории. Думские депутаты озабочены тем, чтобы их территории можно было корректировать, чтобы часть можно было откусывать, признавать имеющиеся там населённые пункты. Проблема есть, но это происходит не потому, что кто-то сознательно хочет вредить гражданам. Это на уровне роевого инстинкта, знаете: пчёлки строят себе соты, и у них получаются шестиугольники. Вот законопроекты на уровне нашего законодателя обязательно получаются с ручным регулированием и небольшим финансовым крантиком, чтобы можно было из этого регулирования какую-то пользу извлекать. Так само собой выходит.

В. Нечай Понятно. У нас остаётся меньше минуты. Давайте мы послушаем, что сказала Надежда Тихонова, тоже депутат Заксобрания, о ключевых точках, опасных для Петербурга в этом законе.

Н. Тихонова Мы готовим огромное количество поправок к нему. Они связаны и с территориями, которые давно требуют включения в перечень ЗНОП – это Ржевский лесопарк, парк Малиновка. И это новые территории, которые, как после первого чтения мы увидели, к сожалению, сокращаются. Например, вырезается кусок из Полежаевского парка, в Муринском парке две территории по-прежнему, уменьшаются; также в Выборгском районе из Литовского сквера тоже вырезается большой кусок.

В. Нечай Я специально хотел бы, чтобы эти названия повторялись, потому что не всегда они остаются в голове, и на это нужно обращать внимание. Сейчас мы прервёмся на московские новости, потом продолжим говорить об этой ситуации с законом закон «О зелёных насаждениях общего пользования», какие сложности существуют. Я призываю вас оставаться с нами. Пишите нам, потому что об этом надо говорить. Там 2000, по-моему, поправок, если не больше.

НОВОСТИ

В. Нечай Мы продолжаем эфир. Я напоминаю, мы обсуждаем поправки в закон «О зелёных насаждениях общего пользования». Я предлагаю пока послушать ещё мнение депутата Ирины Ивановой, которое мы записали перед программой. Там тоже называются критические для города точки.

И. Иванова Проект говорит о том, что зелёные насаждения всё-таки сокращаются. Притом, что в законе сказано, что они должны не сокращаться, а, наоборот, увеличиваться, особенно в центральных районах города. Что можно заметить сразу: что сокращаются некоторые парки. Мы понимаем, почему сокращаются зелёные насаждения, и парки в том числе – потому что у нас город не пополняется площадью, а наоборот, нужны какие-то свободные площади для непонятного строительства. Меня удивило то, что опять попадает под сокращение Петродворец, хотя нам всё время говорят, что там на душу населения очень много зелёных насаждений, и, может быть, поэтому их стоит сокращать. Скорее всего, поправки будут касаться Финского залива, потому что там уничтожается площадь зелёных насаждений аж 89 гектаров, насколько я помню.

И вообще, по паркам, конечно, надо пройтись и посмотреть. Даже если уничтожается 0,5 га, мы будем пытаться это восстановить. Получится у нас или нет, но поправок будет много. Что касается заявления Смольного по поводу того, что ничего не сокращается, а инвентаризация приводится к тому, что где-то что-то сократилось – мы это пополнили зелёными насаждениями… Это, как вы понимаете, не так. Почему? Потому что зелёные насаждения, которые прошли инвентаризацию, и так для нас с вами были зелёными насаждениями. Если мы говорим о газонах – так они и были газонами. Если они были какими-то скверами и не существовали в законе – так они и были скверами.

Последние 5 лет идут уже «зелёные войны» самые натуральные, потому что каждый житель бьётся за свой сквер, особенно в центре города. Пример – Петергофский район. Там же вообще собираются застраивать Ботаническую улицу и старый Петергоф в том числе. Я лично буду вносить «Астану» (Парк 300-летия) и, конечно, знаменитую М7 –дорогу, о которой никак не могут решить, чтобы она по Удельному парку всё-таки не шла.

В. Нечай Вот видите, даже Ирина Иванова била в ту же самую точку, о которой говорила Оксана Генриховна Дмитриева, по поводу того, что ни на травинку ничего не увеличилось.

О. Дмитриева Первое: нужно совершенно чётко отделить и в законе записать, что не должны сокращаться отдельно зелёные насаждения общего пользования и городского значения. И если они сокращаются (иногда просто объективно уточнение границ), должны быть реально новые зелёные насаждения. Как пополняется сейчас город? Промзоны, которые застраиваются жильём. Прекрасно! Вот когда делается планировка нового квартала на базе промзоны, заложите туда определённое количество гектар или квадратных метров зелёных насаждений. Вот это будет увеличение. Была промзона – стал сад.

Д. Синочкин Если бы так было просто, Оксана Генриховна.

В. Нечай А что не так?

Д. Синочкин Каждый дополнительный метр «зелёнки» – это дополнительная стоимость квадратного метра.

В. Нечай Да, это важное замечание.

О. Дмитриева Квадратный метр – это не дополнительная стоимость. Квадратный метр всё равно определяется ценой спроса. А дополнительная «зелёнка» – это, возможно, некоторое сокращение прибыли застройщика, который пока не бедствует. Для них было сделано всё: и льготная ипотека, чтобы не сокращался спрос, и я чего-то не вижу, чтобы вложения в социнфраструктуры были большие, и чтобы застройщик безвозмездно передавал много социальных объектов городе. Поэтому, так или иначе, я думаю, что здесь есть возможности, экономика выдержит в этих проектах дополнительные зелёные насаждения в рамках промзоны, когда их застраивают.

В. Нечай Нам слушатели пишут: как узнать, относится ли их палисадник к зоне общественного пользования? И вообще, спрашивают, где ознакомиться. Вот видите, как хорошо, что мы об этом заговорили! Я уже десятки сообщений от слушателей получил, которых это взволновало это. За названием закона «О зелёных насаждениях общего пользования» не следует ничего.

О. Дмитриева Знаете, что ещё является теперь зелёными насаждениями общего пользования? Разделительная зелёная полоса.

В. Нечай На дороге?

О. Дмитриева Да. Туда вообще никто никогда не дойдёт, потому что это же разделительная полоса. В крайнем случае, её всегда можно объявить зелёными насаждениями общего пользования.

В. Нечай А что? Фотосинтезирует же. Всё, «зелёнка».

О. Дмитриева Есть текст закона на сайте Законодательного Собрания, там есть и графические приложения, можно посмотреть. Но вообще вот эти объявления палисадников зелёными насаждениями общего пользования, помимо того, что это не добавляет ни травинки, это в принципе вещь, на мой взгляд, достаточно вредная. Ещё раз я хочу сказать, что по целому ряду кварталов граждане не хотят, чтобы их дворы были зелёными насаждениями общего пользования. Наоборот, с точки зрения безопасности, сохранности и привлечения самих граждан, очень многое делается их собственными усилиями. Они хотят, чтобы было ограничение. То есть, зелёные насаждения ограниченного доступа. Они хотят закрывать свои кварталы. Это, в общем-то, правильно.

В. Нечай Смотрите, я приведу пример. Галина нам пишет: дом на улице Вавиловых, Калининский район. Там участок перед домом, за которым они очень давно ухаживают. И сейчас что там будет? Ходить по нему будут, уничтожать и так далее. И теперь после принятия закона они даже сделать замечания не смогут?

Д. Синочкин Немножко более широкий вопрос. Можно ли закрывать дворы? Можно ли, кроме шлагбаума, ещё и ворота ставить?

В. Нечай Это да, больная тема.

Д. Синочкин «Не ходи в наш садик, противный». Как-то так.

В. Нечай Я думаю, что вы сейчас поругаетесь на этой теме с Оксаной Генриховной.

О. Дмитриева Здесь разные есть… Дело в том, что всё равно по дворам, особенно если дворы в центре города, если приватизируют… Опять же, если двор без зелёных насаждений, либо они есть, но не оформленные в общее пользование, вы спокойно приватизируете в долевую собственность этот участок. Но если вдруг какой-то палисадник объявлен ЗНОП, этот двор граждане приватизировать в долевую собственность не могут. С другой стороны, все мы всегда говорили: «Давайте, граждане, оформляйте собственность на землю, потом ухаживайте, расчищайте снег, сажайте цветы, кустарники, деревья и так далее». А теперь мы говорим: по нашему исчислению оказалось, что нужно, чтобы ваш палисадник, за которым вы ухаживали 20 лет, был общим пользованием. Естественно, никто за этим палисадником ухаживать не будет никогда.

Д. Синочкин Есть механизмы, которые можно использовать. Я согласен с Оксаной Генриховной опять-таки, действительно – не будут ухаживать. Но есть другие механизмы. Можно снизить налог, например, для тех ТСЖ, у которых во двориках зелень. Она кислород для всех вырабатывает. Но для этого нужно менять устройство головы тех, кто занимается регулированием. Это гораздо более сложно.

О. Дмитриева А какой налог на ТСЖ?

Д. Синочкин На землю. Арендные платежи снижать.

О. Дмитриева Если земля в их собственности. Она же, как правило, не оформленная. По обрезу фундамента. И потом под этим они не платят.

Д. Синочкин Правильно. И не дают землю товариществам. Из последних сил держатся, но не дают. И у нас нет доступной и понятной интерактивной карты зелёных насаждений. Хотя бы как публичная карта Росреестра – я могу посмотреть домик, квартиру, но «зелёнки» я там не увижу.

В. Нечай И главное, чтобы эта карта соответствовала действительности, а не то, что говорил Михаил Амосов полчаса назад у нас в эфире, что там подтасовки.

Д. Синочкин Совершенно точно.

О. Дмитриева Сейчас как раз очень много поправок мы проверяли. Есть поправки, которые просто уточняют границы зелёных насаждений по фактическому использованию. Если посмотреть поправки, то действительно какое-то откусывание по границе, и вы не можете определить, то ли это реально откусывание, то ли оформление границ по фактическому использованию. Нужно очень хорошо всё знать и просто проходить с рулеткой, потому что иногда это метр, иногда 1,5 метра, иногда 0,5 метра, и вот так все 2000 поправок. Большая часть – это такие махонькие кусочки вдоль существующих зелёных насаждений.

Ещё один момент. Очень много зелёных насаждений изымается для строительства социальных объектов. Казалось бы – благородно. И тут мы находимся перед дилеммой: зелёное насаждение сокращается, строится детский сад. И непонятно: мы против детского сада? Вот эта попытка – уж если нельзя просто изъять, так давайте там социальный объект. Не на каком-то другом участке найдём, чтобы не рушить зелёное насаждение, а будем строить там. Здесь тоже приём, надо сказать, очень лукавый, когда все социальные объекты локализуются на зелёных насаждениях.

В. Нечай Хорошо. Я хотел попросить вас обоих подвести итог разговора, но теперь останется только Дмитрию дать полминуты. Резюме всего этого.

О. Дмитриева Да, пожалуйста.

Д. Синочкин Первый необходимый шаг: это инвентаризация того, что есть. Максимально точная. Это общедоступный городской ресурс, карта зелёных насаждений. Это поиск компромисса по наиболее горячим, конфликтным, проблемным зонам. Муринский парк, Полежаевский парк, Александрино, парк Испытателей – вот эти точки. Уже на этом основании вырабатывать какие-то нормы, а не наоборот – придумаем нормы и посмотрим, как оно работает, вдруг получится.

В. Нечай Хорошо. Спасибо большое. Это были Дмитрий Синочкин, шеф-редактор еженедельника «Недвижимость и Строительство Петербурга», и лидер фракции «Партия Роста» в Заксобрании Петербурга Оксана Дмитриева. Спасибо, что вы присоединились к этому разговору о поправках в закон «О зелёных насаждениях общего пользования». Обращаю ваше внимание: пожалуйста (это я слушателям говорю), посмотрите эти карты. Лучше зайти на сайт городского парламента и разобраться в этом. А если есть вопросы, то обратитесь к своему депутату, да и вообще, к любому депутату с вопросами, что будет с вашим парком. Потому что, как мы сейчас увидели, на периферии очень серьёзная угроза. Одни говорят, что увеличивается, кто-то говорит, что уменьшается территория зелёных насаждений. На самом деле сокращается, и огромные дыры в законодательстве. Вот такие выводы. Валерий Нечай, это была программа «Магистрат».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире