'Вопросы к интервью

А.Венедиктов Андрей Юрьевич Воробьев, губернатор Подмосковья в студии «Эха Москвы».

А.Воробьев Добрый вечер, Алексей Алексеевич! Спасибо за приглашение.

А.Венедиктов 8 лет в должности губернатора, наверное, непросто. Мы еще поговорим, отчего вы поседели. Но сегодня вы были в госпитале ковидном в парке «Патриот».

А.Воробьев Да, ездил.

А.Венедиктов А вы зачем туда пошли?

А.Воробьев Мне важно было проверить не только, как создаются койки, кислород и так далее, а как идет процесс лечения, взаимодействия с военными врачами, протоколы, моральное состояние, психологическое состояние больных. Важно было пообщаться. Я это сделал сегодня с утра.

А.Венедиктов Андрей Юрьевич Воробьев. Что вас удивило? Вот чего вы не ожидали? Я понимаю, что вы эти госпитали строили, посещали. Что вас удивило?

А.Воробьев Там работает большое количество военных врачей из Военно-медицинской академии и наших, одинцовских. Партнерство, взаимодействие. Все четко знают, чем заниматься, в какое время. И очень принято было услышать от пациентов слова благодарности в адрес врачей. У них миссия. У наших врачей миссия, и они эту миссию достойно везут. Это меня поразило, порадовало, мне это было очень приятно слышать от пациентов такие добрые слова о наших врачах.

А.Венедиктов Давайте поговорим тогда, Андрей Юрьевич, о ситуации с ковидом. Что в области сейчас? Какая-нибудь статистика, в которую вы верите? Потому что вас наверняка стараются обмануть, как и нас.

А.Воробьев: У нас 12 тысяч занятых коек ковидных разной степени тяжести. Порядка 200-220 у нас на ИВЛ

А.Воробьев Да нет. А тут, что? Обманывай, не обманывай, койка, как говорится, вещь упрямая, или она есть или ее нет. Соответственно, у нас 12 тысяч занятых коек ковидных разной степени тяжести. Порядка 200-220 у нас на ИВЛ. Это не так много, но кислородная поддержка большому количеству нужна. И сегодня в «Патриоте» я видел, что кислородом пользуется практически каждый или очень много, по крайней мере, в том боксе, в котором я был.

Идет госпитализация. Научились лечить. Протоколы более совершенные. Мы взаимодействуем и с федеральным Минздравом и со специалистами ведущих федеральных, региональных учреждений. Еще раз хочу сказать, что это партнерство на всех уровнях мы ощущаем. Но не просто работать в красной зоне, но ко всему привыкаешь. И наши врачи, как я уже сказал, тоже работают там, по 12 часов смена.

А.Венедиктов Андрей Юрьевич, запас коек?

А.Воробьев Запас коек есть. Мы каждую неделю открываем. Но, конечно, до бесконечности мы это делать не можем, потому что койки мы найдем, а врачей, людей, специалистов нет, точно не найдем. Поэтому все эти ограничения, в том числе, и непопулярные вынуждены были в очередной раз принять по 65+. Нам это тоже больно, но…

А.Венедиктов Сейчас поговорим. Вы знаете, что сегодня английский словарь энциклопедический — самое главное слово 20-го года «локдаун». Это слово, которое пугает, страшное слово. И я знаю, что завтра вы дополняете ограничение. Скажите, как?

А.Воробьев Да, они коснуться 65+, старшего поколения. Мы должны, таким образом, позаботиться, ограничить передвижение в той части, что мы видим наиболее тяжелые у нас как раз этого возраста. Поэтому такие решение принимаем. И мы, и ранее Москва приняла.

А.Венедиктов В этой связи вы людей под замок сажаете или…?

А.Воробьев Нет.

А.Венедиктов А как? Что вы имели в виду?

А.Воробьев Весной был замок.

А.Венедиктов Да, весной был замок.

А.Воробьев Замка сейчас нет, есть просто ограничение. Ты можешь купить продукты…

А.Венедиктов Выходить можно.

А.Воробьев Да, ты можешь прогуляться. Но ты должен соблюдать стандарты безопасности — маски, всё, что с этим связано.

А.Венедиктов А вы сторонник ношения масок, кстати?

А.Воробьев Да, ярый. Ярый, потому что каждый из нас кто-то больше, кто-то меньше научился разбираться в этой, извините, заразе. И мы понимаем, что доза инфекции, она существует. И это имеет значение. Мы видим, что, все-таки носит маску, болеет легче. Я в это верю, по крайней мере. Много дискуссий на этот счет было. Я в это верю.

А.Венедиктов Наша слушательница Екатерина Шульман спрашивает. Весной вы с Москвой вместе, с Собяниным вместе вы шли шаг в шаг. Сейчас вы разъезжаетесь, принимаете разные ограничения. почему так?

А.Воробьев Говорят, боишься того, чего не знаешь. Мы уже знаем ковид, знаем его поведение, по крайней мере, у нас есть предположения, основанные на опыте весеннем. Существует такое понятие волны. Москва первая на себя удар приняла. Мы идем чуть сзади. Казалось бы и границы-то нет, а идем 10-12 дней сзади. Мы имеем другую плотность население, это очевидно. Серебряные Пруды нельзя сравнивать…

А.Венедиктов С Патриаршими прудами.

А.Воробьев Точно. Поэтому действуем согласованно, но вместе с тем в каждом нашем действии есть региональная специфика. И неслучайно нам президент всем говорит: «Вы, пожалуйста, думайте головой, прежде чем принимать какие-то решения — ограничивать или где-то жестить. Порой не нужно этого делать, а где-то ты вынужден принять те меры, о которых мы с вами говорили — 65+.

А.Венедиктов Смотрите, Андрей Юрьевич, весной, когда это было, нам Собянин сказал, что каждый день в Москву на работу приезжает 2 миллиона жителей области. И вот эта миграция… и я могу также сказать, что сколько жителей Москвы — наверное, вы знаете, эту цифру — живет постоянно… сколько?

А.Воробьев По-разному говорят. Если мерить по количеству мобильных телефонов, то летом приезжает 2–2,5 миллиона. Не у всех детей есть телефоны, поэтому больше. Дети наше всё…

А.Венедиктов То есть вы представляете уровень миграции Москва — область. И в момент ковида не было ли желания, как у некоторых наших коллег — там в Ивановской области — поставить шлагбаумы?

А.Воробьев Нет, у нас таких настроений не было. Были и остаются согласованные, спокойные, выверенные действия. Мне кажется, это более эффективно и результативно в нашей совместной работе.

А.Венедиктов Ну, как же эффективно, когда люди ездят туда-сюда?

А.Воробьев: Мы начинаем готовить пункты вакцинации. В ноябре мы начнем делать это регулярно, в декабре массово

А.Воробьев Да, но существуют новые стандарты. Те же маски, смотрите. Ведь мы жестко… на каждом перроне наши волонтеры, контролирующие службы сначала уговаривали, где-то штрафовали. Но тут дело же не в штрафе, а просто самоорганизация и недопущение, чтобы рядом с тобой находился человек без маски. Это работает. Не всегда, не везде, ничто не совершенно. Но сегодня ответственность человека, каждого из нас стала выше. Ты заботишься о себе. О’кей, да, но ты должен позаботиться о том, кто с тобой рядом находится.

А.Венедиктов Андрей Юрьевич, ваш прогноз на развитие эпидемии. Потому что, с одной стороны, койки, с другой стороны, бизнес, который вынужден ужиматься. Наверняка дыра в бюджете. Даже Москве дыра в бюджете.

А.Воробьев Я, может быть, не такой прозорливый, но очевидно, что так называемые локдауна, карантина нет, и мы видим рост числа случаев. Есть иммунитет, который вырабатывает наше общество и есть вакцина, которую мы ждем. Это две панацеи, я так понимаю.

А.Венедиктов Иммунитет и вакцина.

А.Воробьев Конечно. Вакцину мы начинаем получать. Мы знаем, что она нарабатывается. Мы знаем, что она проходит испытания. Мы уже видим первые сотни, тысячи на складах. Мы начинаем готовить пункты вакцинации. Я думаю, что в ноябре мы начнем уже делать это регулярно, а декабре массово.

А.Венедиктов А сам?

А.Воробьев Сам сделал прививку. Каждый человек имеет свои особенности здоровья и так далее. Я провел ряд консультаций. Но был выбор: или заболеть, свалиться на как минимум две недели или сделать прививку. Я ее сделал. Ждал 21 день антитела. Получил из на 23-й, после 2-й прививки. Даже после этого, естественно, соблюдаю все меры предосторожности.

А.Венедиктов Говоря о всяких ограничения. Есть вопросы, вот наш слушатель Денис Федоров пишет: «Будет ли дистанционное обучение, как вы к нему относитесь, и отдельно — МФТИ, который находится в области?»

А.Воробьев МФТИ — это федеральный вуз.

А.Венедиктов Де-факто он у вас.

А.Воробьев Это правда. Мы рекомендуем. Федеральное министерство принимает решение. Я не могу запретить.

А.Венедиктов Я после вас встречаюсь с министром Фальковым, я ему передам.

А.Воробьев Да. То же самое касается Москвы. Соответственно, дистанционка у нас с понедельника для наших региональных вузов — раз. И для всех колледжей, их 49 — два. Что касается федеральных подразделений, их несколько десятков, а не только МФТИ, то решение за федеральным министерством.

А.Венедиктов А школы?

А.Воробьев: Был выбор: или свалиться на как минимум две недели, или сделать прививку. Я ее сделал

А.Воробьев Школы у нас учатся. Мы смотрим по фильтру, по входу, соответственно, наших детей. Пару-тройку школ мы закрывали. Открыли сейчас. Мы там ничего такого критического не видим. То есть мы продолжаем учиться.

А.Венедиктов Вот вы как раз разъехались с Москвой.

А.Воробьев Да. Но опять — здесь в Москве у вас другая плотность, есть свои особенности. Мы сделали вот так. Но если ты, родитель беспокоишься, допустим, за своих старших — бабушку и дедушку, которые вместе живут, — или ты считаешь, что лучше твой ребенок посидит дома, ты совершенно спокойно оставляй дома. Тут даже, как говорится, не стоит переживать. Вся аттестация, домашние задания учитель через электронный журнал даст тебе после обеда.

А.Венедиктов То есть у вас — по желанию родителей.

А.Воробьев По решению родителей.

А.Венедиктов Напоминаю, Андрей Воробьев, губернатор Подмосковья. У нас последний вопрос по ограничениям. Если чего забуду, вы мне — те, кто пишет вопросы — подскажете. Немного статистики все-таки. Вот вы же сравниваете себя ну, не с Москвой, может быть, с Калужской областью. Как вы понимаете, как у вас сейчас идет и заболеваемость и выздоровление, и смертность?

А.Воробьев Что значит, как идет?

А.Венедиктов Вверх — вниз. Я имею в виду график.

А.Воробьев Последние 4 недели мы плюсуем в день по 100 человек госпитализации.

А.Венедиктов Дополнительных.

А.Воробьев Да. На этой неделе мы госпитализируем примерно 900–1000 человек в день. Но, Алексей Алексеевич, примерно столько же мы выписываем. То есть накопление на койках если и происходит, но незначительное. Вот за прошедшую неделю это накопление составило всего лишь 100 коек, а 4 недели назад — 1,5 тысячи коек. Слышите, да?

А.Венедиктов Да, конечно.

А.Воробьев Поэтому здесь я еще раз говорю, протоколы, лекарства, своевременное обращение к врачу — всё это имеет принципиальное значение. Но 1000 госпитализация — это очень много. Я объясню еще один момент. Плановая помощь. Вот римская I у нас с вами это ковид, а вторая большая часть — это плановая медицинская помочь: сердце, онкология, травма, любые другие заболевания…

А.Венедиктов Весной ими пожертвовали.

А.Воробьев Точно. Сейчас это работает.

А.Венедиктов То есть вы не перепрофилируете.

А.Воробьев: На этой неделе мы госпитализируем примерно 900–1000 человек в день. Примерно столько же выписываем

А.Воробьев Да. И наша задача и ковид обслуживать и, соответственно, плановую помощь. Понятно, что это не происходит идеально. Понятно, что количество вызовов скорой помощи, неотложки зашкаливает. Но работает и одно и второе. И, конечно, эпидемия дает о себе знать. Если вы спрашиваете про смертность, она выше, чем в прошлом году очевидно, потому что пандемия.

А.Венедиктов Люди старшего возраста уходят, как раз 65+.

А.Воробьев Конечно. Мы видим угрозу именно этому возрасту.

А.Венедиктов Дырка в бюджете. Как вы планируете в этом году?..

А.Воробьев Расскажу. Московская область с 14-го года мы стабильно прибавляем где-то 50 миллиардов рублей в год нашему бюджету.

А.Венедиктов За счет?..

А.Воробьев Роста экономики, рабочих мест.

А.Венедиктов За счет чего? Бизнеса…

А.Воробьев Бизнеса, рабочих мест, да. НДФЛ, прибыль. Налог на имущество. Вот каждый год мы плюсуем 50 к предыдущему. Это позволяет нам парки строить, дороги, развязки. Контингент растет по школьникам. Вы знаете, что Москва и область по 90 тысяч в год растут по населению. 20-й год мы закончим на уровне 19-го, то есть мы не прибавим ни копейки — это раз. Но мы потратим еще порядка 60 миллиардов, то есть минус 60, только на ковид.

А.Венедиктов 60 в год.

А.Воробьев За 2020 года мы потратим на ковид порядка 60 миллиардов рублей. Это выплаты, это СИЗы, это койки, кислород, лекарства, новые скорые помощи. Усиление же необходимо. Поэтому серьезный удар по нашим планам. Ведь я еще раз хочу сказать, что мы мегаполис, который растет на практически считаете 200 тысяч человек в год. Это значит, больше школьников, детские сады. Ты должен успевать строить дороги.

А.Венедиктов Откуда эти 200 тысяч приезжают, берутся, рождаются — что?

А.Воробьев Берутся… Рождаются, приезжают с разных стран, с разных регионов. Я в понедельник открывал Павшинскую пойму — это Красногорский городской округ. И мне было интересно просто. Я там встретил и своих земляков из Сибири, и из Белоруссии, из Молдовы, с Урала встретил, с Москвы бабушка гуляла с ребенком. Вся Россия приезжает.

А.Венедиктов За работу?

А.Воробьев Чаще всего это работа. Учеба, затем работа.

А.Венедиктов Андрей Воробьев у нас в студии. Наверное, связанный вопрос. Ярослав спрашивает вас: «А меры социальной поддержки бизнеса и не только бизнеса предусматривается или выкарабкиваетесь?»

А.Воробьев Всегда бизнес должен рассчитывать на себя, понятное дело. Занимались бизнесом, знаем. Вы знаете, что весной президент и правительство реализовывало все эти поручения. И помощь по поддержке заработной платы тем, кто не уволил своих сотрудников, различные кредиты. Где-то обнуление налогов. Все меры, которые были приняты весной — мы с бизнесом разговаривали: понятно, что чем больше, тем лучше, — эти меры все сработали. И, что важно, они были приняты очень оперативно.

А.Венедиктов Вот в Москве я знаю, в такой борьбе с мэрией бизнес отгрызает поддержку. А у вас?

А.Воробьев Бизнес на то и бизнес, чтобы отгрызать, карабкаться, выживать и получать прибыль. Бизнес в сложной ситуации сейчас, потому что закон спроса и предложения невозможно отменить. И понятно, что спрос сейчас снижается, и испытывают сложности ряд сфер. У нас в Подмосковье два флагмана, считайте, «Шереметьево» и «Домодедово». Представляете, какие налоги, какое количество рабочих мест? Десятки тысяч рабочих мест — «Шереметьево» И «Домодедово». «Аэрофлот» — это компания, которая зарегистрирована в Подмосковье.

А.Венедиктов А, они платят! Там дыра у вас.

А.Воробьев Ну, по поводу дыры — это не ко мне. А вот по поводу того, что «Аэрофлот» не летал полгода…

А.Венедиктов Я же и говорю, там дыра в результате должна быть.

Логинов И это, естественно, отражается на налогах. Представляете? А жизнь продолжается. И хочется решать тысячи и тысячи вопросов.

А.Венедиктов Смотрите, Андрей, если 60 миллиардов, как нас спрашивают, на чем будете экономить, что урезать?

А.Воробьев Не минус 60. Минус 120 получается.

А.Венедиктов Так что будете урезать?

А.Воробьев Хороший вопрос. Как правило, это развитие.

А.Венедиктов Инвестирование.

А.Воробьев Конечно. Придержим новые дороги, развязки. Где-то будем вынуждены снести по срокам благоустройство, а его очень ждут наши жители. В каждом городе мы должны создать места и создаем, где можно гулять, где можно чувствовать себя комфортно, где можно отдыхать.

А.Венедиктов Вам сейчас бордюры — скажут. Бордюры делаете?

А.Воробьев Нет, мы не делаем бордюры. Мы делаем преимущественно общественные пространства, скверы. У нас до бордюров еще далеко. Нам нужно в лесных массивах проложить тропинки, освещение. В общем, всякие разные благоустроительные мероприятия.

А.Венедиктов Мне пришло более 500 вопросов, в том числе, частных. Я вам отдам папочку. Вот я отдаю Андрею Юрьевичу папочку. А вы распишите, ответит. Она на сайте «Эхо Москвы». На частные вопросы вам ответим.

Я помню, были жалобы, что строятся дома, но не подводится инфраструктура.

А.Воробьев Строятся дома… Действительно, Московская область традиционно…

А.Венедиктов И говорят, их слишком много, они слишком муравейники. В разных местах.

А.Воробьев Мы строим много жилья. Я это, безусловно, признаю. Это важно. Куда 200 тысяч в наш мегаполис приезжает? В наш 90. Из-за того, что строятся новые дома, микрорайоны, города, я бы сказал. И, конечно, мы должны успевать и за школой, поликлиникой, детским садом, дорогой, парковками…

А.Венедиктов Вот жалуются, что какие-то дома строятся и этого нет.

А.Воробьев Мы последние годы стараемся вести очень сбалансированную застройку. То есть никаких точечных фокусов и игр больше нет. То есть это комплексная застройка, когда есть всё необходимое. Например, сейчас в Путилково построили огромный микрорайон, а дорога была двухполосная. Вот сейчас заканчиваем…

А.Венедиктов И встала?

А.Воробьев Конечно, встала, еще как встала. Сейчас будет 4-полосная. Но это первый этап. Нам жители говорят: «Молодец. Сделал 4 полосы, теперь делай тоннель, дополнительные выезд на МКАД и так далее. И это бесконечный процесс, и он прекрасен.

А.Венедиктов Прекрасен?

А.Воробьев Это развитие. Конечно.

А.Венедиктов Когда жители приходят и говорят: «Ты чего тут понастроил? Бензином воняет. Мы тут жили в зеленой зоне». Такие вопросы тоже были.

А.Воробьев Да, но если бы везде воняло бензином, было плохо, не приезжали бы. Приезжают. Другое дело, что мы в постоянно диалоге с жителями. И мы прекрасно понимаем, что есть к чему стремиться, как говорят, в нашей повседневной жизни. Поэтому делаем так, что все ресурсы дополнительные бросаем на развитие нашего любимого Подмосковья.

А.Венедиктов Вы этом году, поскольку 120… я правильно услышал?

А.Воробьев Да. Но еще раз: мы недополучили 50-55 плюсом — запишите. И еще 60 потратили на ковид.

А.Венедиктов Всего 120.

А.Воробьев Там еще какие-то погрешности. Вот считайте, недолет — 120.

А.Венедиктов Недолет — 120.

Когда мы с вами 8 лет назад беседовали, вы были исполняющим обязанности. В Питере беседовали. И тогда наша главная тема была — помойки. Прошло 8 лет. И вы тогда скептически — вы только пришли — сказали: «Почему ты спрашиваешь про помойки? Это что, главная проблема области?» Честно говоря, жалобы-то приходили и по этому. Прошло 8 лет. Андрей Юрьевич — чего с помойками в области?

А.Воробьев На то вы и мэтр журналистики, чтобы спрашивать острые и неприятные вопросы. Но с помойками была беда. Сейчас скажу, что всё прекрасно — меня заклюют. Нет, не скажу. Но могу сказать, что сегодня к нам приезжают и смотрят на наши комплексы по переработке отходов. Дело в том, что для нас мусор… всегда эта проблема не существовала. По крайней мере, с моего рождения. Мы никогда не морочились по этому поводу. Тогда как все передовые строили целую культуру мусоропереработки, вторичного использования сырья.

А.Венедиктов А у нас горы были.

А.Воробьев: Меня учил Волоколамск. Научил тому, что запущенная проблема может привести к печальным результатам

А.Воробьев А у нас были городские свалки. В любом городе у тебя всегда должны быть городская свалка. Там должно вонять, там должно быть очень много птиц. И это безобразие. Вот ́то безобразие мы в этом году закрываем. Свалок нет, ноль.

А.Венедиктов Ноль?

А.Воробьев Ноль.

А.Венедиктов Андрей Юрьевич, вы отвечаете за свои слова?

А.Воробьев Да.

А.Венедиктов Все слышали — свалок будет ноль. 1 января проверим.

А.Воробьев Когда я в 13-м году пришел к Владимиру Владимировичу Путину: «Владимир Владимирович, поддержите меня. Мне нужно свалки закрывать». Он говорит: «Ну, давай. Я тебе желаю удачи, потому что это очень тяжелая, неблагодарное занятие». Но он все эти годы поддерживал. Кроме того, что мы их закрываем, Алексей Алексеевич, мы их рекультивируем.

А.Венедиктов Старые.

А.Воробьев Да. То есть шлагбаум и бетонный блок много ума не надо положить.

А.Венедиктов Да, это правда.

А.Воробьев А дальше дегазация, дальше работа, и, как правило, это миллиард, два-три в зависимости от объема свалки, чтобы прошла рекультивация. То есть этот холм должен радовать глаз и точно не раздражать тебя каким-либо запахом. Поэтому это целая эпопея, которую мы прошли. Получили, конечно, крепко, но мы сделали. Как говорят, мы сделали это.

А.Венедиктов Чему нас научил Шиес в этой области?

А.Воробьев Меня учил Волоколамск, поэтому я готов за Волоколамск ответить.

А.Венедиктов Я понимаю.

А.Воробьев Научил меня тому, что любая запущенная проблема во всем в нашей жизни может привести к печальным результатам.

А.Венедиктов Но жители области производят большое количество мусора.

А.Воробьев Да, но сейчас нет проблем.

А.Венедиктов Вы внутри области справляетесь или вы куда-то их в другие заводы?..

А.Воробьев Всё, что образуется на территории Московской области, мы берем на наши КПО (Комплекс по переработке отходов). Плюс мы взаимодействуем с Москвой. И сегодня другая проблема, о которой могу вслух сказать, может быть, кого-то это удивит или будет раздражать. Наша задача, чтобы нам хватило мусора под эти КПО .

А.Венедиктов Объясните.

А.Воробьев Ты инвестировал в КПО. Представим себе, что каждый КПО стоит 5 миллиардов. Ты инвестировал в 12 КПО. Для того, чтобы ты, бизнесмен, вернул эти деньги, должен быть тариф. А тариф дается на тонны. Поэтому, соответственно, мощности мы сейчас раскачали. Ставим бачки. Представляете, в Московской области два года назад было 12 тысяч контейнерных площадок, а сейчас уже 40. То есть мусор попросту выбрасывался где попало и как попало.

А.Венедиктов В природу, что называется.

А.Воробьев Сейчас, кстати, такая проблема осталась по строительному мусору, но ее мы тоже решим и наведем порядок.

А.Венедиктов Михаил Каршавин пишет (видимо, москвич): «Было бы логично развивать общественный транспорт, а не строить развязки». Почему в области это не делается, а в Москве за это заточился Ликсутов?» Хороший вопрос. Это выбор стратегический.

А.Воробьев Да, конечно, я с удовольствием отвечу. Мы за последние годы построили беспрецедентное количество развязок, переездов. Потому что ты не переедешь через железнодорожные пути, потому что интенсивность сообщения запредельное. В час пик можешь просто забыть. Поэтому мы с Москвой — надо отдать должное федеральному правительству — запустили МЦД…

А.Венедиктов Это очень сильно.

А.Воробьев Где-то, как, допустим, Ярославское, Мытищи, Королев, проложены дополнительные пути. Чтобы электричка чаще ездила, нужно построить пути: рельсы, шпалы.

А.Венедиктов Но вы не боретесь, как Собянин, с личным транспортом? Он же всё пытается пересадить на общественный. У него стратегия, он про это говорит.

А.Воробьев Прелесть в балансе, в гармонии. Хорошо, когда у тебя есть возможность приехать на машине, припарковаться, но и здорово, когда ты можешь воспользоваться каршерингом, например, и неплохо, если ты комфортно доедешь, почитаешь у себя в телефоне, может быть, даже книжку вы почитаете — в МЦД. Должно быть всё, в этом сила.

А.Венедиктов А какая гармония в области, если говорить о пассажирах? На недельный шаг или ежедневный шаг соотношение личного транспорта и общественного. Не помните?

А.Воробьев Я могу лишь сказать, что и общественный транспорт растет поток. И каждый год, естественно, машин прибавляется. И это тоже вызовы, и мы тоже с ними должны справляться.

А.Венедиктов Я напоминаю, у нас в эфире Андрей Юрьевич Воробьев, губернатор Подмосковья. Через 10 секунд мы вернемся в студию.

НОВОСТИ

А. Венедиктов Андрей Юрьевич Воробьев, губернатор Подмосковья, у нас в эфире. Отвечаем на ваши вопросы. Спасибо, что присылаете мне в чат ваши вопросы и помогаете мне в этом смысле вести эфир. Когда вы пришли 8 лет назад, тоже мы когда говорили, вы говорили, что тогда вы видели главной своей темой строительство. Вот то, о чем мы начали говорить. Тогда это было. Приезжают люди – селиться негде. Если сейчас забыть о ковиде, что сделать невозможно, если говорить 20-й – 21-й год (минус ковид), главная проблема Подмосковья – это?

А. Воробьев Экономика.

А. Венедиктов Не, ну это вообще. Понятно, что экономика. Вот для губернатора то, во что вы должны инвестироваться головой, я бы сказал.

А. Воробьев Благоустройство. Подъезд, двор, квартал, все что связано с общественными пространствами – востребовано как ни что. Нас жители и благодарят, и требуют, и дают наказы: строй парки, строй тротуары, где можно в том числе пользоваться велосипедом и безопасно гулять с ребенком. Запрос огроменный. И те леса, которые были заброшены – я уже об этом сказал вскользь – мы приводим в порядок.

А. Венедиктов А вырубка, Андрей Юрьевич? Говорят: строить дороги. Вот как выбрать? Или строить дорогу, или рубить лес.

А. Воробьев Нарубили мы с вами тогда 8 лет назад, потому что жук короед был, помните?

А. Венедиктов Конечно.

А. Воробьев Всё срубили. Посадили 20 млн деревьев. Даже акция у нас была «Посади свое дерево». Не знаю, «Эхо Москвы» участвовало или нет, но точно кто-то из ребят участвовал.

А. Венедиктов Участвовало, участвовало.

А. Воробьев И спасибо всем большое за это. Сейчас никто ничего не рубит.

А. Венедиктов Ну как? Ну если дорогу прокладываете какую-то. Вы же говорили, надо строить дороги, развязки.

А. Воробьев Да. Если ты прокладываешь дорогу, то, по закону, если ты срубил одно дерево, ты должен посадить два. То есть компенсация.

А. Венедиктов Соблюдается в области?

А. Воробьев Я думаю, да. Покажите, где нет. Мы можем разобраться и ответить на этот вопрос предметно.

А. Венедиктов Может быть, там в папочке есть. Вы посмотрите, ладно, да?

А. Воробьев Да.

А.Воробьев: Мы не рубили и не будем рубить лес ни в коем случае

А. Венедиктов Там конкретные есть.

А. Воробьев Алексей Алексеевич, я что хочу сказать. Вместо парков, скверов или леса мы не строим дома. Действительно, вы правы, была такая фобия, что если здесь лес, то и тут построят многоэтажки. И я с этим не раз сталкивался на встречах с жителями везде – и в Балашихе, и в Подольске.

А. Венедиктов Да, пишут.

А. Воробьев Это действительно правда. Но мы не позволили себе нарушить свое обещание. Мы не рубили и не будем рубить лес ни в коем случае. Мы будем его делать красивым и комфортным для жизни.

А. Венедиктов Смотрите, есть частные вопросы. Не могу пройти мимо. Просто вопрос нравится. Южному Реутову нужно пожарное депо. Что-нибудь про это знаете?

А. Воробьев Я думаю, что не только Южному Реутову нужно пожарное депо. Еще раз, если растут дома, микрорайоны… Вот это как раз та самая инфраструктура, про которую вы меня спрашивали. Ты успеваешь строить ее? На это нужны ресурсы. Строим депо и поликлинику. Но хочется сначала поликлинику, а потом запустить дом. Но часто бывает: сначала запускается дом, сдается дом…

А. Венедиктов Люди въезжают, а поликлиники нет.

А. Воробьев Да. Эти неудобства есть. Я вынужден их признать. На всё нужны ресурсы. Но мы, безусловно, безопасность ставим во главу угла. Поэтому там, где нужно депо или отделение полиции, которое мы открываем, или видеокамеры, которые позволяют нам эффективно обеспечивать безопасность, мы это делаем. Но нет предела совершенству, я еще раз говорю. Всегда вы можете мне сказать, что здесь нет камеры или здесь нет тротуара.

А. Венедиктов Конечно. И будут правы.

А. Воробьев И будете правы. Поэтому и существует «Эхо Москвы». Всегда есть что критиковать.

А. Венедиктов Вот смотрите. Не буду пока возвращаться к ковиду. Есть еще одна тема. Она, видимо, очень болезненная у жителей Подмосковья. Я разделяю их взгляд. Это исторические места и усадьбы вокруг Архангельского, вокруг этих 300 гектар, где будет как бы строиться жилье. Говорят, подписан вами план, что отрезается от усадьбы Архангельского и там будет строиться жилье. Вы мне, конечно, скажете, что это Минкульт и Росимущество. Но я вам скажу, что там ваша подпись. Поэтому если бы вы не поставили подпись, все разбежались бы сразу. Связываться с Воробьевым по этому поводу, наверное, не стоит.

А. Воробьев Не, ну подождите. Я думал, про Архангельское вы скажете, что мы там парк отреставрировали.

А. Венедиктов Нет, парк отреставрировали. Но урезается историческая зона парка. И там строится жилье. Вроде бы согласовали в Минкульте. Я могу к Виктору Феликсовичу Вексельбергу отправиться, конечно. Я его тоже спрашивал про это. Но тем не менее к этому относятся очень болезненно и, в общем, достаточно справедливо. Что вы думаете по этому поводу?

А. Воробьев Мы думаем, что активисты, которые об этом говорят… Мы их знаем очень хорошо и по голосу, и лично. Понимаем, о чем они говорят. Никто никогда не покушался на Архангельское. Мы делаем всё, для того чтобы был парк, для того чтобы вот эта особая зона, которая окружена рекой, водозабором, так же существовала.

Безусловно, любое, даже построить туалет там, я уж не говорю про школу и детский сад, требует кучу сложных согласований, связанных с объектом архитектуры. Дело в том, что зона ограничения Архангельского велика. Там существуют разные режимы. О ком говорите вы, я не знаю. Но ничего плохого и за что мне пришлось бы краснеть мы там не делаем.

А. Венедиктов Ну посмотрите еще раз, раз есть такие вопросы. И второй про усадьбу – это Ильинское.

А. Воробьев Ильинское.

А. Венедиктов Да.

А. Воробьев Что там?

А. Венедиктов Усадьба Ильинское. Разрушается. Вообще усадьбы разрушаются. У вас нет большой программы в области сохранения?

А. Воробьев У нас есть большая программа. Только эта программа не взлетела. Смысл ее заключался в том, что если ты хочешь, можешь взять усадьбу за 1 рубль.

А. Венедиктов Как в Москве, да.

А. Воробьев Да. Ты должен инвестировать туда 100, 200 или 500 млн рублей для того, чтобы ее восстановить (она руинированная) и, соответственно, прилегающую территорию. Ты можешь сделать музей или ресторан, или, может быть, еще что-то. К сожалению, не везде эта модель работает. Я вынужден это признать. Поэтому те усадьбы, которые были построены в 19-м веке, мы можем увидеть в плачевном состоянии. Будут средства – обязательно приведем их в порядок.

А. Венедиктов Может быть, все-таки бюджетные средства, если нет? Они же разрушаются и не восстановятся. Будет новодел в лучшем случае. Или вообще рассыпятся.

А. Воробьев Да.

А. Венедиктов А у вас жемчужина на жемчужине в области.

А. Воробьев Смотрите, если вы хотите посмотреть жемчужины, приезжайте в Воскресенск. Там есть парк Кривякино. Мы сделали там жемчужину. Если вы хотите посмотреть, что было и стало в Зарайске, приезжайте. В Коломну тоже. Но сделать жемчужины на территории 43 тысяч квадратных километров сразу довольно сложно. Но мы стараемся. Поэтому я слыша вас, Алексей Алексеевич, и вашу заботу, и ваших уважаемых слушателей, наших слушателей.

А. Венедиктов Мне Надежда Завьялова пишет про Ильинское: «Усадьба недоступна. Там есть хозяин. Никого не пускает. Ничего не делает».

А. Воробьев Разберемся с Ильинским.

А. Венедиктов Если можно.

А. Воробьев Добро.

А. Венедиктов Есть две усадьбы – Архангельское и Ильинское. Я просто прошу взять на контроль. Андрей Юрьевич, вот объединение Москвы и области. Каждый раз, когда я с вами встречаюсь или с Собяниным встречают, я задаю этот вопрос.

А. Воробьев Хотите объединить?

А. Венедиктов Сейчас так переплетено… Вот вы сказали, 2 млн дачников, условно говоря.

А. Воробьев Да.

А. Венедиктов 2 млн работников в Москве. Давайте забудем сейчас на секунду, что вы губернатор Подмосковья. В принципе, такой огромный субъект – это было бы эффективнее, правильнее? Ковид показал что?

А. Воробьев Не чеши там, где не чешется.

А. Венедиктов А чешется! Чешется, Андрей Юрьевич!

А. Воробьев Как говорил классик. Помните кто.

А. Венедиктов Да, да, да. Виктор Степанович, да.

А. Воробьев Да. Соответственно, сегодня две системы работают.

А. Венедиктов Это не потому, что лишить вас или Сергея Семеновича работы. Это принцип эффективности, да?

А. Воробьев Да. Но мне кажется, любая тяжелая система рискует быть сложноуправляемой. Я думаю, что мы не должны допустить этих рисков. Сегодня команды работаю, взаимодействуют. Федеральное правительство полностью в игре с точки зрения развития – ЦКАДы, аэропорты, магистрали. Мы находимся в очень интенсивном взаимодействии. И это главное.

А. Венедиктов То есть не время?

А. Воробьев Беда, когда конфликт.

А. Венедиктов А когда конфликт?

А. Воробьев А я не знаю, когда конфликт. У нас нет конфликтов.

А. Венедиктов У вас нет конфликтов с Москвой?

А. Воробьев У нас нет конфликтов ни с Москвой, ни с нашими соседями.

А. Венедиктов А вот смотрите, люди живут в одном месте, работают в другом месте, платят налоги где?

А. Воробьев Да.

А. Венедиктов Вынимается из вашего кармана в мой карман.

А. Воробьев Да, я понимаю. Но жизнь – сложная штука. У нас есть разные программы, которые дополняют друг друга. Понятно, что хочется больше денег. Но, знаете, есть такое выражение: жадность ведет к бедности. Поэтому мы должны всё соизмерять. Мы концентрируем свои усилия на создании рабочих мест. У нас есть программы, я еще раз повторяю, с Москвой. И я думаю, что это единственно правильный путь. А вот бросить всё и начать делить пирог – это мы потеряем очень много времени и вряд ли кто-то от этого выиграет.

А. Венедиктов А вот скажите мне, давно хотел вас спросить, потому что вашего партнера я спрашивал, вот Новая Москва для вас это была потеря или вы: «Ха! Забирай!»?

А. Воробьев Нужно спросить у Москвы.

А. Венедиктов Я спрашивал. А вот для вас?

А. Воробьев А что значит потеря или нет?

А. Венедиктов Ну потеря. Это была огромная территория. Она и есть огромная территория. Она ушла в Москву.

А. Воробьев Если говорить языком математики, то это был минус, но не плюс для Московской области. Это очевидно.

А.Воробьев: Мы концентрируем свои усилия на создании рабочих мест

А. Венедиктов Так. Ну, может быть, это была нагрузка. Может, это мешок камней был. А что с ним делать – не понятно.

А. Воробьев Да. Но Новая Москва развивается, слава богу. Главное, чтобы там жители наши были счастливы – и в Новой Москве, и в Калужской области, и в Подмосковье. Вот наша задача.

А. Венедиктов Интересный вопрос. Слушает масса жителей. – «Прошу задать вопрос губернатору по поводу создания гоночной трассы вблизи домов на месте бывшего аэропорта «Быково»». Я вообще эту тему не знаю, поэтому задаю. – «Как получается, что Росимущество отдало бывшую ВПП без цели использования под гонки?» Такой вопрос. И есть автор – Виктор Гусев.

А. Воробьев То есть нужны гонки или не нужны? Я не понял.

А. Венедиктов Ему не нужны.

А. Воробьев Значит, не будет.

А. Венедиктов Значит, не будет. Виктор, вы слышите?

А. Воробьев Зачем же жителям гонки, если они там живут? Это что за жизнь, когда у тебя под окном гонки? Я о таких планах не слышал. Вряд ли мы их допустим.

А. Венедиктов Смотрите, вы сказали про Павшинскую пойму. Ян Орлов пишет: «Жители Павшинской поймы против строительства ТЦ между домами».

А. Воробьев Да, да, да. Мне об этом говорят.

А. Венедиктов Вот вопросы у меня идут.

А. Воробьев Сказал «стоп». Никакого строительства не будет. Это правильный вопрос.

А. Венедиктов Слышите, Ян? Никакого строительства не будет. Правильные вопросы задаете.

А. Воробьев Я, честно говоря, не думал, что он такой резонансный. Видите, даже до вас долетело.

А. Венедиктов Несколько раз человек задал этот вопрос.

А. Воробьев Мы стараемся не делать вещей, не допускать вот таких недоразумений. Если жители не хотят, то зачем там строить торговый центр? Там хотят все, чтобы им построили что-то вроде занятий для детей – искусство, музыка и так далее. Это хотят. Спортивный комплекс хотят. Торговый центр если не хотят, то зачем его строить?

А. Венедиктов Как зачем? Налоги вам принесут торговые центры. Это ж понятно: губернатор хочет построить торговый центр, чтобы в области повысились доходы.

А. Воробьев Да. Но всему свое время и всему свое место. Видимо, это не место для торгового центра.

А. Венедиктов: «Существует ли у вас в области программа «Молодая семья?». Спрашивает, видимо, человек из молодой семьи.

А. Воробьев Да, у нас существует.

А. Венедиктов На что он может рассчитывать?

А. Воробьев Он сможет рассчитывать на льготную ипотеку, если он покупает квартиру в новостройке, если у него родился ребенок. У нас есть специальная программа, которая дополнительно снижает к уже федеральной льготной ипотеке. Соответственно, соответствующее количество средств дисконтируется.

А. Венедиктов Андрей Юрьевич, что было за эти 8 лет… Это мы не подводим итоги вашего губернаторства. Это решать вам и президенту.

А. Воробьев Да, это был повод меня пригласить, я понял.

А. Венедиктов Да, да, да. Что за 8 лет вы с досадой вспоминаете, что не сделал пока? Вот с досадой.

А. Воробьев С досадой?

А. Венедиктов Надо было тогда по-другому. Такая, знаете, досада. Эх, был бы тогда не молодой губернатор, а уже старый волк – сделал бы.

А. Воробьев У меня нет досады.

А. Венедиктов Нет досады?

А. Воробьев Нет, у меня нет досады.

А. Венедиктов Ничего не упустил за 8 лет?

А. Воробьев Я много чего еще не сделал. Я еще раз объясню почему. Потому что в растущем организме, системе, когда у тебя прибавляется каждый год контингент школьников, жителей, ты должен соответствовать, ты должен успевать, чтобы новосел был счастлив, доволен.

А. Венедиктов Вы говорите «новосел». Я слышу.

А. Воробьев Новосел, да. Новый житель.

А. Венедиктов Да. Новый житель, я и говорю.

А. Воробьев И не должна его жизнь превращаться в какой-то кошмар. И те, кто коренные жители Подмосковья, должны видеть, что жизнь вокруг меняется.

А. Венедиктов А вот этого нет – новосел и коренные жители? Вот они с разными взглядами?

А. Воробьев Где-то есть. А в отдаленных территориях нет. И мы уделяем внимание и территории, которая находится на расстоянии 50 или 100 км, и, конечно, прилегающие территории. Они все самобытные, они все важны и они все особенные для нас. Там совершенно разный уклад. Не мне вам рассказывать. Вы прекрасно понимаете. И тем прекрасно Подмосковье.

А. Венедиктов И как справляетесь?

А. Воробьев Ездим много, общаемся. Ключевое – это элементы вот такого прямого диалога. Мы каждый день начинаем с того, что видим все обращения наших жителей – для нас это отправная точка. Жалобы жителей в «Добродел», на почту, везде – это для нас приоритет. Если раньше в каждом министерстве, по закону (это федеральный закон), этот отдел находился в самой последней комнате на последней парте, то мы эту последнюю комнату поставили первой. И начинаем свою работу каждый день с обращений жителей. Всем ли мы их решаем и можем решить сразу? Ответ вы знаете. Но мы стараемся.

А. Венедиктов Ирина, не могу пропустить ваш вопрос: «Спросите, пожалуйста, — четвертый раз пишет, — про дублер Щелковского шоссе». И тут же другой человек: «Когда дублер Щелки начнут строить?» Народ интересуют конкретные вещи.

А. Воробьев Да, конкретно 19 км, «Звездный». Там построили развязку. И мы бьемся. Дело в том, что трассировка была проведена по границе Лосиного острова. И возникла одна группа экологов и защитников, что не трожь Лосиный остров. А другие с ума сходят наши жители, которые стоят там в бесконечных пробках с детьми на работу. Щелковское шоссе – это двухполосная дорога. Это беда.

А. Венедиктов И как вы разрешите этот конфликт между жителями и жителями? Не между губернатором и жителями, а между жителями и жителями.

А. Воробьев У нас есть два пути. Первый: все-таки убедить, потому что мы даем большую компенсацию к парку, то есть больше его делаем, а не меньше, и построить дорогу здесь. Или рассмотреть новую трассировку.

А. Венедиктов А у вас уже сложилась своя точка зрения?

А. Воробьев У меня сложилась точка зрения, что эта дорога жизненно необходима давно.

А. Венедиктов А как решать – у вас еще не сложилось.

А. Воробьев И за нее я борюсь, бьюсь всеми силами.

А. Венедиктов Не могу вас не спросить, памятуя о собственном акционере, – мне это напоминают здесь, – о газификации области. В каком она виде сейчас?

А. Воробьев Все газифицировано. Но есть те небольшие населенные пункты, деревушки – особенно туда приезжают в том числе и москвичи – и дачные поселки, коттеджные. Программа газификации идет. И мы стараемся сделать ее по карману. Но бесплатно не получится. Не буду здесь вводить кого-то в заблуждение. И если у тебя в деревне подвели газ, то провести к себе домой – это будет стоить в разных случаях от метража, количества метров от газопровода, до 200 тысяч максимум (100-200 тысяч). Это с учетом котла и так далее. Какие-то вот такие деньги.

А. Венедиктов Недешево.

А.Воробьев: Программа газификации идет. И мы стараемся сделать ее по карману

А. Воробьев Недешево. Но это газ. Поэтому мы подводим к деревням. Запрос такой существует. Как правило, это небольшие населенные пункты. Мы не можем тянуть газопровод там, где живет 10 или 20 человек. Поэтому приоритизация есть у нас, и мы ее соблюдаем.

А. Венедиктов Может быть, последний вопрос. Вы читаете всё, что присылают вам. Вот я сейчас смотрю, что вам присылают жители. Что вы считаете справедливым, что вы считаете несправедливым? И как вы с этим живете?

А. Воробьев Мы исходи из того, что…

А. Венедиктов Не, не «мы» – «я». Не команда, а губернатор.

А. Воробьев Что значит справедливым?

А. Венедиктов Ну вот видите, что вас упрекают. Вот этот упрек справедлив, этот упрек несправедлив.

А. Воробьев Расскажу. Когда я пришел, мы принципы написали для нашей команды. И первый из них – житель всегда прав. Это такая смелая, дерзкая история.

А. Венедиктов Да, очень смело, потому что один житель хочет Щелковское шоссе, а другой – не хочет. Кто из них прав?

А. Воробьев Да. Но вместе с тем этот принцип заставляет тебя задуматься, почему именно один человек просит у тебя провести Щелковскую дорогу по границе парка, а другой говорит о том, что не нужна детская площадка во дворе. Те, кто говорит «нужна» – логично. А тебе говорят «не нужна». И тот, и другой прав. У каждого есть свои мотивы. Поэтому нужно просто вникать. Если ты вникаешь в вопрос, ты в нем разбираешься…

А. Венедиктов Но кого-то обидишь все равно. Когда принимаешь решение, половина обиженных. Вы это понимаете?

А. Воробьев Мы стараемся, чтобы все-таки обиженных было меньшинство.

А. Венедиктов Меньшинство бывает право. Андрей Юрьевич Воробьев. Последний вопрос. Сегодня мэр Москвы Сергей Семенович Собянин во изменение предыдущего указа практически запретил новогодние праздники. Давайте назовем это так. Он запретил все зрелищные мероприятия до 15 января. И, как правильно мне напоминают жители Подмосковья, они все к нам рванут. А что на праздники в связи с ковидом у вас будет в Подмосковье?

А. Воробьев Одну фразу вспомнил. Есть такое выражение: обида часто бывает тяжелой обузой. Поэтому обижаться… Мы стараемся все-таки искать консенсус.

А. Венедиктов Его не всегда можно найти.

А. Воробьев Теперь про Новый год.

А. Венедиктов Теперь про Новый год и про праздники.

А. Воробьев В Москве у Сергея Семеновича снега не будет, а у нас будет белый и пушистый снег.

А. Венедиктов Так.

А. Воробьев Соответственно, массовые мероприятия у нас также придется избежать. Но с семьей тихо по-семейному, как это и положено на Руси, мы будем отмечать Новый год. Понятно, если серьезно уже говорить об ограничениях, то, безусловно, мы будем смотреть на ситуацию. Сейчас мы не будем пытаться предсказать. Я очень надеюсь, что ситуация стабилизируется. И мы сделаем всё, для того чтобы каждая семья Новый год встретила с улыбкой в тепле и с хорошими пожеланиями друг другу.

А. Венедиктов То есть вы не боитесь, что 2,5-3 млн москвичей на праздники, изгоняемые Собяниным своим указом…

А. Воробьев Ну ладно.

А. Венедиктов Не, не, не. Слушайте, они кинутся туда, где можно праздновать. На даче можно запускать фейерверки, на даче можно собираться и гулять. В Москве это будет тяжело. Тем более, указ сегодня подписан. И мы понимаем почему. Потому что у нас тоже рост. Так вот чего вы скажете тем москвичам, которые, взяв подмышки своих детей и пожилых родственников, на праздники отправятся в Подмосковье?

А. Воробьев Берегите себя и будьте здоровы.

А. Венедиктов Спасибо большое. Андрей Воробьев, губернатор Подмосковья, был в эфире «Эха Москвы». Спасибо.

А. Воробьев Спасибо, Алексей Алексеевич.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире