'Вопросы к интервью
06 ноября 2020
Z Интервью Все выпуски

Волшебная гора: Комикс — искусство под номером 9


Время выхода в эфир: 06 ноября 2020, 13:06

Т. Троянская Добрый день, это программа «Волшебная гора», сегодня будем говорить о комиксах. Я должна признаться, что я не большой специалист в комиксах, в отличие от наших гостей. Представлю сначала Дмитрия Яковлева, директора издательства «Бумкнига» и организатора фестиваля «Бумфест». Дмитрий, добрый день.

Д. Яковлев Здравствуйте.

Т. Троянская Дмитрий — человек, который знает о комиксах всё и продвигает их. И сейчас перед тем, как начать нашу запись, он рассказывал о тех гуру комиксов, которые уже бывали в эфирах «Эха Москвы» и «Эха Москвы в Петербурге». Может быть, кто-то из наших слушателей, тех, кто сейчас с нами, тоже помнит эти эфиры и, может быть, эти эфиры уже перевернули чьё-то сознание. И ещё я должна сказать, что к нам присоединится художник Ольга Лаврентьева, автор комиксов. Я думаю, кто-то знаком с её историческим комиксом «Сурвило». Но пока мы начнём беседу с Дмитрием. Дмитрий, вы давно пропагандируете комиксы. Можно сейчас уже с полным правом сказать, что комиксы наконец заняли своё полноценное место в российской культуре?

Д. Яковлев Абсолютно. И я думаю, что здесь очень много показателей. С одной стороны, у нас сформировался достаточно большой, но ещё маленький по сравнению с Европой и Америкой рынок комиксов. То есть, заходя в книжный магазин, ты столкнёшься со шкафом или несколькими шкафами с комиксами.

С другой стороны, у нас есть целые плеяды независимых специализированных магазинов комиксов — их по всей стране больше 60, они находятся не только в Москве и Санкт-Петербурге. С третьей стороны, у нас есть специализированные библиотечные проекты, которые работают с комиксом. Здесь, в Петербурге, это Библиотека комиксов на базе Лермонтовской библиотеки, плюс ещё библиотека манги была открыта в прошлом году. В Москве есть Центр рисованных историй на базе Молодёжной библиотеки. Опять же, и в регионах тоже существуют отделы, какие-то клубы, и эти библиотеки комплектуются комиксами, они их закупают.

И, наверное, последний фактор — это то, что Петербургский культурный форум в этом году решил тоже поговорить про комиксы и сделал специальную секцию, посвящённую этому. Несмотря на то, что форум отменили, эта секция будет проходить онлайн.

Т. Троянская Давайте сразу скажем: это будет 12-14 ноября, и можно будет всё это видеть на сайте и в социальных сетях Культурного форума.

Д. Яковлев Да, именно так.

Т. Троянская И, возможно, вы что-то узнаете большее там, но тем не менее разговор мы начнём уже сегодня, прямо сейчас. Точнее, его уже начали. Хорошо. Но продвижение комикса с чем вы всё-таки связываете — с тем, что появилось новое поколение, которое уже совершенно по-другому воспринимает, что такое комикс? Поколение, для которого границы не существуют? Или вы вербуете взрослых, которые наконец понимают, что такое комиксы?

Д. Яковлев Здесь сразу несколько факторов. С одной стороны, действительно происходит, если можно так сказать, вербовка, потому я, например, на протяжении последних 15 лет сделал огромное количество мероприятий, связанных с комиксом. И одна из задач, которые я перед собой ставил — это показать, что комиксы а) не только для детей, б) они могут быть на самые разные темы. То есть, комиксы — они для всех. Это не только супергерои, потому что очень часто российский читатель знаком с комиксом именно через супергеройский кинематограф.

Т. Троянская Marvel и прочее.

Д. Яковлев Да. А вот вторая, кстати, причина — это успех кино и массированная реклама фильмов по комиксам. Благодаря этому они становятся, что ли, более на слуху. И опять же очень важный фактор: надо понимать, что часто первым самостоятельным чтением для ребёнка является комикс. Очень многие люди начинали читать комиксы. Сейчас, когда они вырастают, они вспоминают этот свой детский навык и находят какие-то интересные для них темы: какие-то графические репортажи или автобиографические, исторические комиксы, истории про художников или опять же те же Marvel, потому что они сходили в кино, посмотрели фильмы, и им хочется узнать, откуда же ноги растут. И они начинают читать комиксы.

Т. Троянская Да, это правда. Когда я готовилась к нашему эфиру, я позвонила своей подруге, у которой маленький ребёнок. И она говорит: «Ты знаешь, мы как раз сейчас читаем французский комикс. Я не стала фанатом комиксов, но я понимаю, что это очень крутая штука, потому что ощущение, что ребёнок прочитал книгу, но при этом и посмотрел картинки».

Д. Яковлев Надо понимать, что комиксы всё-таки не смотрят. Их действительно читают. И опять же, чтение комиксов — это совсем другое чтение, нежели чтение литературы. Чтение комиксов задействует оба полушария головного мозга: ребёнок читает и картинку, и текст. У взрослого, кстати, не всегда получается — он вырос, и у него уже мозг разделился на две части. Там очень большая стена появилась.

Т. Троянская Ну да, потому что я читаю текст, и я сама рисую картинку в голове. Но это у меня так работает. Или наоборот, я смотрю картинку, а текст рождается у меня в голове. То есть, где-то я должна быть автором. А тут, получается, за меня всё решили.

Д. Яковлев Нет, абсолютно не так. Простора для воображения в комиксах огромное количество. Надо, во-первых, понять, что в комиксе рисунок — это не просто рисунок, это полноценный язык. Можно посмотреть на комиксы без слов — и они рассказывают историю. С другой стороны, в более-менее традиционных комиксах между кадрами есть пространство, и вот в этом пространстве как раз и работает воображение.

Т. Троянская Ваша дискуссия, кстати, носит название «Комикс: искусство под номером девять». Это значит, девятая муза, получается?

Д. Яковлев Это связано с тем, что во Франции комикс официально признан девятым видом искусства. И надо сказать, что телевидение должно было стать восьмым, но так и не стало.

Т. Троянская Понятно. А Франция— это та страна, которая впереди планеты всей в комиксах?

Д. Яковлев Можно выделить, наверное, три основные столицы. Это Франция… Франко-Бельгия, я бы сказал, или Франкофония, потому что это и Франция, и Бельгия, и Швейцария. Америка — все знают супергероев, но надо понимать, что там ещё огромное количество других комиксов. И Япония, или даже можно шире — Азия, потому что и в Японии, и в Китае прямо отдельное направление комиксов. В Японии они называются манга, в Китае маньхуа, но надо понимать, что это всё просто терминология.

Т. Троянская Но подождите, манга — это же и мультфильмы тоже? Или как?

Д. Яковлев Нет, мультфильмы — это аниме. Тут есть особенность, потому что для России и многих других стран манга — это уже такой азиатский стиль рисования. Но изначально это термин для комиксов. В Америке это комиксы, в Японии манга, во Франции bande dessinée — «рисованная лента», в Финляндии sarjakuva… В каждой стране есть свой термин. В России, собственно, мы все знакомы с книжкой Николая Радлова «Рассказы в картинках» — помните, про животных. Они иногда с текстом печатаются — такие стишки, часть которых точно писал Даниил Хармс, а иногда без текста. И долгое время идеологи продвижения комикса пытались начать использовать термин «рисованные истории», но он такой длинный и неповоротливый, что в итоге все остановились на комиксе.

Понятно, что есть ещё один термин, который многим помогает, что называется, перестать бояться комиксов — это графический роман, потому что при использовании этого термина тебе сразу кажется, что это что-то серьёзное. Комикс — это что-то несерьёзное, а графический роман — это роман. Но это, в общем, одно.

Т. Троянская Всё-таки это одно и то же? Это, кстати, один из моих вопросов.

Д. Яковлев Да, формально это всё одно и то же. Это такая уловка маркетологов. Знаете, взрослым людям, как вы сами говорили, сложно воспринимать слово «комикс». В их представлении это что-то смешное или супергерои. Им сложно представить комикс на тему блокады. Вот графический роман на тему блокады — да, а комикс про блокаду — как можно?!

Т. Троянская Это правда. Знаете, я несколько лет назад была в Амстердаме в музее Анны Франк, и там есть совершенно замечательный магазин при музее. Я там купила комикс об Анне Франк, это фантастический комикс. И когда я приехала и стала с упоением рассказывать, как же здорово, что такая страшная, казалось бы, история рассказана в комиксах, поднялся большой скандал, и мне сказали, что вообще такие истории… Условно говоря, история Тани Савичевой в комиксе — это анриал, этого не должно быть.

Д. Яковлев Этот комикс, про который вы говорите — он издан на русском языке и, насколько я знаю, достаточно успешен. Опять же, нужно упомянуть комикс Арта Шпигельмана «Маус», который в 1992 году получил Пулитцеровскую премию, единственный комикс, который получил Пулитцера. Это комикс на тему Освенцима. Так что серьёзных тем в комиксах очень много. «Персеполис» Маржан Сатрапи, в котором она рассказывает о своём детстве в Иране в тот момент, когда там начинается исламская революция, и происходят страшные вещи.

Т. Троянская Видимо, «комикс» пугает людей. Существует какое-то устойчивое понимание, что это такое.

Д. Яковлев Можно при разговоре с этими людьми убрать слово «комикс». Если вы подставите «графический роман», реакция будет совершенно другая.

Т. Троянская Но согласитесь, словосочетание «графический роман» не так популярно, как «комикс».

Д. Яковлев Я бы не согласился. Очень, очень сильно популярно. Многие книжные магазины называют свои разделы не «Комиксы», а «Графические романы». Библиотекам, которые работают с комиксами, тоже часто ближе именно термин «графический роман».

Т. Троянская Может быть, уже всем признаться и говорить, что у нас — графический роман?

Д. Яковлев Это такая уловка. Есть люди, которые стесняются слова «комикс», чувствуют себя не в своей тарелке. А при термине «графический роман» всё вроде бы в порядке, потому что мы же тут про серьёзное говорим. А комиксы — это так, хи-хи, ха-ха. Неслучайно, например, в той же Америке есть термин comics, а в 1970-х появилась альтернативное движение, где писали comix. Это были комиксы 18+ для взрослых, где молодые авторы рассказывали о собственной жизни, собственном опыте, в том числе и с наркотиками, алкоголем, сексом и так далее.

Т. Троянская Только для взрослых, получается, эти истории.

Д. Яковлев Так и есть.

Т. Троянская А это движение сохранилось?

Д. Яковлев Выходит огромное количество комиксов, которые спокойно рассказывают истории именно на эти темы. В нашей стране такие книжки нужно упаковывать в плёнку и писать на них 18+.

Т. Троянская Дмитрий, в начале нашей беседы до начала записи вы рассказали, что на «Эхе Москвы» готовится на базе «Дилетанта» выход комикса о царевиче Алексее.

Д. Яковлев Да, «Спасти цесаревича Алексея», если я не ошибаюсь.

Т. Троянская У меня сразу в голове возник вопрос: в комиксах так же, как в спектаклях, в кино, есть попсовые — скажем, некачественные, а есть крутые? Типа «попса» и «рок-н-ролл». В комиксах тоже такое разделение?

Д. Яковлев Конечно. Но надо понимать, что есть плохие комиксы, откровенно плохие. Есть попсовые и хорошо продающиеся комиксы, но ты понимаешь, что они попсовые.

Т. Троянская Коммерческие.

Д. Яковлев Да. А есть андеграунд и независимые инди-комиксы, которые тоже могут быть коммерчески вполне себе успешны.

Т. Троянская Сейчас к нам подключится Ольга Лаврентьева, автор комикса «Сурвило» и художник.

О. Лаврентьева Добрый день.

Т. Троянская Ольга, очень рады, что вы к нам присоединились. Я вас представила как художника, который рисует комиксы. Всё-таки художник комиксов — это какая-то отдельная стезя, или вы художник прежде всего, а потом уже художник комиксов?

О. Лаврентьева Это просто разные направления. Не каждый художник по умолчанию может делать комиксы, это несколько другая специализация, другая компетенция. Художник — это, грубо говоря, тот, кто умеет рисовать. А помимо умения рисовать нужно уметь рассказывать истории визуально, уметь сделать эту историю понятной читателю и интересной. Потому что тот, кто берёт в руки книгу комиксов — это не зритель, а читатель, и его нужно вести через историю, чтобы читатель её не бросил, не потерял нить мысли. Именно это должен уметь делать художник комиксов. С этим не справится другой художник, который привык, например, делать какие-то картины, серии графики. Это несколько другое направление.

Т. Троянская Когда вы стали делать комиксы и поняли, что это ваш жанр?

О. Лаврентьева Начала я в детстве, очень рано, когда ещё не умела писать. Я делала книжки: брала листы бумаги в клеточку, складывала их пополам, вкладывала друг в друга — получались такие тетрадочки самодельные. И вот там как раз развивалась история от разворота к развороту. Но это детские опыты, которые были у очень многих. Многие так делали в детстве, ничего уникального и необычного. Я, естественно, как и многие, это потом бросила. Потом училась рисовать, ходила в художественную школу, училась на дизайнера.

А уже серьёзно и по-взрослому я взялась за комиксы, когда училась в университете. Я оказалась на фестивале «Бумфест», увидела выставку комиксов из разных стран и поняла, что это моё. Это мой язык, мой вид искусства, то, что я всегда искала и хотела делать — я просто не знала, что это и как называется. Но когда я увидела, как это делают другие художники, я поняла, что вот она — моя дорога, и начала учиться рисовать комиксы.

Т. Троянская Мы с Дмитрием говорили о том, что есть комиксы коммерческие, а есть серьёзные. И получается, что вы, как автор серьёзного комикса «Сурвило» — если так говорить, серьёзный режиссёр.

О. Лаврентьева Я бы не стала так жёстко делить, потому что серьёзное произведение может быть и весёлым, развлекательным одновременно. И так же комикс на серьёзную тему может быть совершенно пустым, глупым, примитивным. Серьёзность темы ничего не говорит.

Т. Троянская Я скорее говорю об авторском. Знаете, есть авторское кино. Вот у вас, скажем, авторские комиксы. Или все комиксы являются авторскими?

О. Лаврентьева По большому счёту сейчас всё сводится именно к этому. И даже в мейнстриме, в супергероике очень важны авторские стили, авторы и их почерк, способ рассказывать историю. Поэтому да, конечно, то, что я делаю — это именно авторский комикс.

Т. Троянская Я хотела бы, чтобы Дмитрий оценил Ольгу как художника комиксов. Скажем, творческий стиль Ольги.

Д. Яковлев Я, честно говоря, даже не знаю, как назвать этот творческий стиль. Мне кажется, Ольга — один из немногих российских авторов, который упорно делает то, что хочет делать. Каждый её проект — это длительный процесс, и в России, к сожалению, сейчас не так много авторов, которые готовы настолько скрупулёзно работать именно над большим комиксом. Сделать 3-4-5-20 страниц за месяц — это одно, а когда ты работаешь над проектом 3 года — это совершенно другой подход. Видна упёртость, что ли, и невозможность молчать. Ольге есть, что сказать, она выбрала для себя язык — язык комикса, и невзирая на время, она рассказывает истории.

Т. Троянская Ольга, скажите, комикс и графический роман — вам всё-таки ближе какое название?

О. Лаврентьева Мне ближе комикс просто потому что оно удобнее для человеческого рта. Оно короче, оно экономит время. Графический роман — это несколько напыщенно звучит, немножко претенциозно. Хотя по сути ничего плохого нет, бывает графический роман, графический рассказ, графическая поэма, что угодно.

Т. Троянская Я так понимаю, что вообще словосочетание «графический роман» нужно применять для тех, кто ещё не готов воспринимать просто слово «комикс» и у кого по-прежнему существует восприятие, что комикс — это что-то такое несерьёзное. Мы сейчас должны с вами прерваться буквально на несколько минут, поскольку у нас московские новости. Мы общаемся с художником Ольгой Лаврентьевой и Дмитрием Яковлевым, директором издательства «Бумкнига» и организатором фестиваля «Бумфест».

НОВОСТИ

Т. Троянская Итак, мы продолжаем программу «Волшебная гора». Ещё раз представлю: у нас художница, автор комиксов Ольга Лаврентьева и Дмитрий Яковлев, директор издательства «Бумкнига» и организатор фестиваля «Бумфест». Сейчас о той самой дискуссии, которая называется «Комикс: искусство под номером десять» и будет проходить с 12 по 14 ноября в рамках открытого лектория «Культура 2.0». Это такой, получается, виртуальный культурный форум. У вас какие-то месседжи заготовлены на это выступление?

Д. Яковлев На самом деле я не готовился ещё. Наверное, главный месседж — это то, что комикс действительно стал частью культуры, российской культуры в том числе, и частью книжной культуры. А второй месседж в том, что в ближайшие годы у нас будет прорыв, мне кажется, именно российского комикса.

Т. Троянская В связи с чем?

Д. Яковлев В связи с тем, что появляются интересные авторы, которые не боятся браться за абсолютно разные темы и готовы трудиться и писать свои комиксы, тратить на это собственное время.

Т. Троянская А такая история, как политический комикс, насколько распространена? И распространена ли она в нашей стране?

Д. Яковлев Я могу сказать только про «Новую газету», у которой был целый проект. Я не знаю, продолжается он или нет. Они приглашали художников, и те рисовали комиксы на какие-то политические темы. Всё это опубликовано на сайте, и даже была выпущена книжка под названием «Кафка-Кодекс». С политической темой очень много работает московская художница Виктория Ломаско. Она работает в таком жанре, как графический репортаж. Вот, наверное, что я могу сказать по этому поводу.

Т. Троянская Я сейчас хочу перейти к теме карикатур. Франция и вся вот эта последняя история, связанная с карикатурами. У нас, наверное, нет, но во Франции есть ли комиксы, которые также, может быть, касаются религиозной тематики?

Д. Яковлев Я уже упоминал Викторию Ломаско. В 2011 году у неё вышла книга, которую она делала вместе с Антоном Николаевым, называется она «Запретное искусство». Это история про судебный процесс над организаторами выставки «Запретное искусство», которая была в Москве в конце 2000-х.

Т. Троянская Но это уже история. Я к тому, что нет комикса о житие пророка Мухаммеда, например. Я об этом говорю. Такая скользкая религиозная тема скорее.

Д. Яковлев Таких комиксов нет. Но, скажем, мы издаём французский комикс, который называется «Араб будущего». Его автор Риад Саттуф, и он рассказывает о своём детстве, которое прошло в Сирии в 1980-х годах. Это автобиографический комикс. У него мама француженка, папа сириец, и в какой-то момент, когда ему было 6 лет, папа решает, что им нужно жить в Сирии. Это рассказ о том, что он видит, безоценочный рассказ глазами ребёнка. При этом для него одинаково удивительно то, что происходит в Сирии, и то, что происходит во Франции, когда они приезжают туда к бабушке. Понятно, что нам, читателям, особенно жителям Европы, очень странно видеть то, что происходит там, в Сирии.

Т. Троянская Оля, у меня тогда к вам вопрос. Для вас как для художника есть какие-то запретные темы? Поскольку вы живёте в России, мы сейчас говорили про политический комикс. Или это просто темы, которые вне вашего интереса?

О. Лаврентьева На самом деле для меня запретных тем нет. Как пример политического комикса могу привести «Пятьдесят лет любви», который мы выпустили в этом году совместно с Алексеем Хромогиным и Виталием Терлецким. Это комикс в комиксе: история о том, как в России художник пытается издать комикс о Гитлере, как этот комикс издать нельзя, и как все боятся. История состоит из обсуждения, как это сделать, можно ли это сделать и нужно ли, какие могут быть последствия. Это комикс, где как раз обсуждаются вопросы цензуры, самоцензуры, границ допустимого и что будет, если эти границы перейти в российском государстве.

Т. Троянская Но комикс, который даёт ответ, или скорее ставит вопрос?

О. Лаврентьева Я бы не хотела спойлерить. Но комикс скорее поднимает эти вопросы и актуализирует дискуссию на эту тему.

Т. Троянская А не испытывали ли вы сложности, когда издавали этот комикс?

О. Лаврентьева Мы очень много обсуждали его с юристом и в итоге сделали такой финт: у нас есть приложение к комиксу в конце — заключение эксперта о том, что в комиксе нет пропаганды нацизма, и что нацистская символика демонстрируется только в целях рассказать историю, для исторической достоверности. Вот такое приложение на нескольких страницах нам написал настоящий эксперт. Это наш оберег. И в то же время это выглядит довольно иронично, саркастично и нелепо, когда такой юмористический комикс заканчивается серьёзной экспертизой.

Т. Троянская Кстати, очень мудрый ход: когда ты не ждёшь, пока на тебя наедут и попросят сделать экспертизу, а уже с этой экспертизой выходишь в свет. На всякий случай.

О. Лаврентьева Да.

Т. Троянская Оля, ещё раз скажите, как называется этот комикс? Он уже продаётся?

О. Лаврентьева Да, он вышел этой осенью. Называется «Пятьдесят лет любви».

Т. Троянская Итак, друзья, «Пятьдесят лет любви» — пожалуйста, ищите, смотрите и читайте. Кстати, как правильно говорить про комиксы — смотрите или читайте?

О. Лаврентьева Читайте.

Т. Троянская Дмитрий тоже уже вначале говорил, что правильно читать. А давайте представим человека, который никогда ещё пока не читал комиксы. С чего нужно начинать? Есть ли какой-то топ-5 книг, например, с которых стоит начать знакомство с комиксом для того, чтобы дальше уже втянуться и не расставаться никогда?

Д. Яковлев Оля, назови свой топ. У меня свой готов, в общем-то.

О. Лаврентьева Мне кажется, что нет какого-то сформированного топа. Разным людям я бы советовала совершенно разное в зависимости от их интересов. Потому что есть какие-то книги, которые я очень люблю, но общаюсь с человеком и понимаю, что человеку это будет совершенно не близко и неинтересно. С чего начинать… Мне кажется, начинать с интересующей темы в первую очередь, выбирать какую-то графику, которая, может быть, внешне нравится. Кого бы я назвала… «Священная болезнь» Давида Б. обязательно должна быть в топ-5. Доминик Гобле для меня был открытием. Эдмон Бодуэн — французский автор, но я не знаю, насколько он может быть точкой входа для кого-то другого. Для меня он открыл целый мир, он просто великолепен. Алан Мур, наверное, должен быть в топ-5 обязательно. «Хранители», «V — значит Vендетта» — с таких вещей надо начинать.

Т. Троянская Хорошо. Три комикса прозвучали от Ольги. Дмитрий, ваши рекомендации.

Д. Яковлев Я бы начал с нашего великого Пушкина и рекомендовал бы комикс Алексея Никитина «Хармсиниада». Это комиксы по анекдотам Даниила Хармса. Мне кажется, это просто всем близко, и все будут рады посмеяться над Пушкиным, Лермонтовым и так далее.

Т. Троянская Да, все эти анекдоты читали в студенчестве наверняка и смеялись, и теперь это хороший заход, мне кажется.

Д. Яковлев Далее я бы рекомендовал короткие одностраничные комиксы Тома Голда — это британский художник. У нас уже три его книжки изданы: «Факультет выноса мозга», «Готовим с Кафкой» и «Вы просто завидуете моему реактивному ранцу». Одни комиксы на научную тематику, которые он рисует для научно-популярного журнала, очень смешные. А другая плеяда комиксов на окололитературную или даже околокультурную тему. Мне кажется, многим будет очень смешно и весело. И плюс они короткие, это такой короткий жанр «стрип», одностраничный комикс.

Из российских комиксов я бы точно рекомендовал бы комикс Юлии Никитиной «Полуночная земля». Это автобиографическая история девушки, которая выросла в 1990-х в Салехарде, пытается найти собственный путь в жизни и выбирает путь художницы. И, конечно же, «Сурвило» Ольги Лаврентьевой — опять же, читать комиксы, связанные с историей нашей страны, мне кажется, очень важно.

Т. Троянская Спасибо. А есть уже экранизации российских комиксов или предвидится?

Д. Яковлев Уже несколько лет компания BUBBLE занимается экранизацией серии собственных комиксов о своей вселенной. Называется она «Майор Гром». И вроде как в следующем году фильм должен выйти. Они, мне кажется, уже лет 5 или больше над ним работают, так что скоро мы увидим фильм по российскому комиксу.

Т. Троянская Но это пока не такая распространённая история.

Д. Яковлев У нас, во-первых, не так много комиксов. А во-вторых, кино — это дорогая история. Я думаю, что в какой-то момент, когда российского комикса будет больше… То, о чём я говорил — в течение следующих лет их прямо будет ощутимо больше. Вот тогда-то кинопродюсеры и обратят на них своё внимание.

Т. Троянская В общем, если вы сейчас услышали и заинтересовались комиксами, отправляйтесь в книжные магазины, находите полки «Графические романы» либо «Комиксы» и берите. А ещё можно с 12 по 14 ноября присоединиться к открытому лекторию «Культура 2.0», где как раз речь пойдёт о комиксах. Кстати, там можно будет задавать вопросы вам?

Д. Яковлев Скорее всего, там можно будет писать вопросы, и мы потом их в конце озвучим.

Т. Троянская Спасибо вам большое. У нас, к сожалению, закончилось время. Я ещё раз представлю с удовольствием наших гостей. Ольга Лаврентьева, художница, автор комиксов, и Дмитрий Яковлев, директор издательства «Бумкнига» и организатор фестиваля «Бумфест». Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире