'Вопросы к интервью
15 октября 2020
Z Интервью Все выпуски

Магистрат: Что делают городские власти для жителей во время пандемии?


Время выхода в эфир: 15 октября 2020, 13:06

А. Веснин Всем добрый день, меня зовут Арсений Веснин, в эфире программа «Магистрат». Сегодня мы беседуем с главой комитета по социальной политике Санкт-Петербурга Александром Ржаненковым. Александр Николаевич, приветствую вас.

А. Ржаненков Здравствуйте. Доброго вам здоровья.

А. Веснин Александр Николаевич, первые вопросы связаны, конечно, с эпидемией коронавируса. Мы с вами общались, насколько я помню, где-то в конце весны – начале лета, когда был предыдущий пик этого заболевания, сейчас уже рекорды обновлены. Что за это время изменилось, какие выводы были сделаны? Ну и конечно, что с выплатами – и населению, и врачам? Как тут обстоят дела?

А. Ржаненков Мы за этот период времени многому научились, многое учли, отработан уже определенный четкий алгоритм действий в нашей системе работников социальной сферы, в стационарах, негосударственных учреждениях и так далее. Конечно же, на начальной стадии мы, как и все, оказались в непростых условиях. И тем не менее, самое главное: мы не допустили крайностей в нашем городе среди жителей, кому 65+, среди категорий семей с детьми, среди проживающих в наших стационарных учреждениях, среди людей, имеющих определенные заболевания и инвалидность.

И, конечно же, первая и сложная задача была достойным образом защитить наших подопечных в стационарных учреждениях, где сосредоточено большое количество пожилых людей, у которых по существу у всех есть определённые серьезнейшие заболевания и очень почтенный возраст. Далее, конечно же, мы нашли возможность поддержать наших жителей и простимулировать, с тем, чтобы они в меньшей степени пытались обращаться в различные учреждения, получать услуги в каких-то организациях, вынуждены были выходить за какими-то нуждами.

Упростили систему оформления документов, с тем, чтобы не гонять их с необходимостью стоять в очередях или обращаться в учреждения различного толка с тем, чтобы получать те или иные льготы. Они были пролонгированы и сегодня это действует, с минимальными затратами времени и с максимальным использованием административного ресурса, в хорошем смысле, ресурса наших информационных баз и обмена информацией между ведомствами. Безусловно, поддержка финансовая точно также была осуществлена. Очень важно, что в этот период мы нашли возможность поддержать социальных работников, медицинских работников в нашей системе, и она на сегодняшний день продолжается. Конечно же, все те обязательства, которые город имеет перед 81 категорией наших граждан, в полной мере обеспечивается за счёт возможностей федерального и городского бюджета.

Безусловно, было сложно в начальной стадии решать вопрос с СИЗ, средствами защиты. Но мы нашли решение этих проблем, сегодня в этой теме нет никаких сложностей. Созданы все организационные условия для того, чтобы наши подопечные в 51 городском учреждении жили комфортно и получали соответствующие услуги. К сожалению, были вынуждены закрыть 9 учреждений на определенный период на условиях жёсткого ковида, и мы работали в этих учреждениях по 2 недели со сменой сотрудников. В общем, всё достаточно успешно отработано.

Конечно же, не без потерь. В наших учреждениях, и государственных и негосударственных, как я уже сказал, живёт большое количество пожилых людей. К сожалению там, где они заразились ковидом, это явилось осложнением и есть смертность. Но в целом она на уровне прошлых лет. Дело в том, что в системе очень много пожилых людей. Мы знаем, что продолжительность жизни значительно возросла, некие революционные медицинские технологии дали возможность людям дольше жить, образ жизни немножко у них поменялся. Но вот осложнения от ковида в определенной степени дали знать о себе.

Отлажена ежедневная система мониторинга взаимодействия с государственными и негосударственными учреждениями. Напомню, что в системе около 10 тысяч сотрудников проживает. В негосударственных около тысячи человек. Мы всё делаем для того, чтобы в меньшей степени наши подопечные страдали. Самый главный сегодня вопрос – это психологическое состояние, и вот над этим мы все вместе работаем, и с волонтерами, и с социальными работниками и с теми людьми, которые готовы быть полезны, оказывать помощь нашим подопечным.

А. Веснин Александр Николаевич, вы сразу довольно много тем затронули. Давайте по очереди, может, чуть более конкретно поговорим. Во-первых, то. что многих интересовало и осуществлялось тогда, весной – это выплаты людям старше 65 лет, если они соблюдают режим самоизоляции (насколько я помню, это 2000 рублей было). Я так понимаю, что эта история просуществовала 2 месяца и после этого закончилась. Сейчас вроде опять ситуация сложная, цифры по заболеваемости коронавирусом обновили рекорды. Что-то подобное планируется делать или нет?

А. Ржаненков На сегодняшний день каких-то конкретных предложений с точки зрения выплат нашим нуждающимся категориям граждан нет. Мы обеспечиваем все их потребности за счёт реализации действующих нормативных законодательных документов, которые у города выработаны.

А. Веснин А если конкретно – что именно?

А. Ржаненков У нас на сегодняшний день около 100 тысяч горожан системно получают доплаты из городского бюджета, например, к прожиточному уровню, до 1/15. Это первое. Мы выплачиваем из городского бюджета тем лицам, которые имеют доход ниже прожиточного уровня. Раньше это было из федерального бюджета, сейчас из городского. На сегодняшний день возможности города существуют, если человек оказался в трудной жизненной ситуации и нуждается в поддержке, в том числе и финансовой (для приобретения лекарственных препаратов или ещё по каким-то нуждам), на основании поданного заявления в упрощённом варианте он обеспечивается соответствующей разовой возможностью оказать ему финансовую поддержку. И, конечно же, сейчас вновь подключились волонтёры и наши социальные службы.

То, что было выплачено в начальной стадии, конечно же, повлияло и оказало помощь, с тем, чтобы наши горожане 65+ не выходили из дома, это был хороший стимул. Сегодня такой потребности нет. Но система мониторит это постоянно, если будут возникать какие-то особенности, мы всегда выходим с обоснованием необходимости выделения дополнительных финансовых источников.

К примеру, на сегодняшний день мы выплачиваем из городского бюджета врачам и тем лицам, которые по постановлению правительства имеют права, если заразились, оказывая помощь пациенту с коронавирусом, 300 тысяч рублей. Это тоже конкретная помощь. Сегодня эту выплату получили около 8 тысяч медиков. Помимо этого, социальные работники – и на районном уровне, и в наших стационарах за счёт городского и федерального бюджета – получают возможность дополнительных ежемесячных выплат. Оказана помощь семьям, там, где есть дети.

А. Веснин Александр Николаевич, давайте тогда сразу про врачей, раз вы про них сказали, чтобы не забыть потом и не перескакивать. Постоянно приходит и нам, и другим журналистам жалобы врачей, и насколько я помню, вы тоже об этом говорили – что кто-то не может добиться, кому-то не выплачивают, кто-то не получает этих денег, и так далее. Как-то не всё настолько радужно, как вы говорите. Всё время возникают какие-то проблемы.

А. Ржаненков Вопрос понятный, справедливый. Вы знаете, ведь в постановлении правительства были определены конкретные категории врачей и сотрудников скорой помощи, которые были поименованы конкретно: при условии оказания непосредственной помощи больному. Но, безусловно, появились те лица, которые заболели ковидом, напрямую не оказывая конкретную медицинскую помощь, но они работали и работают в медучреждениях, городских, федеральных, частных. Они не были включены в этот перечень. Но возможности города ограничены, и в первую очередь предусматривались (и сегодня это осуществляется) выплаты врачам, оказывающим конкретную помощь.

Есть, конечно, диспетчера, есть сотрудники, которые оказывают помощь — скажем, уборщики или ещё какие-то служащие в системе здравоохранения. Они туда не вошли. Есть спорные вопросы по оформлению документов – где он получил, этот врач, заболевание? При исполнении обязанностей, осуществляя контакт с пациентом, которого лечил или где-то в другом месте? Чтобы эту ситуацию каким-то образом разрулить, мы услышали мнение медицинского сообщества, экспертов, депутатов, уполномоченного по правам человека, ряда других. И сегодня на выходе решения образуется комиссия, которая будет уполномочена рассматривать эти спорные вопросы, и на основании соответствующего обсуждения таких случаев индивидуально, принимать решения. Из 8 тысяч рассмотренных дел таких примерно около 100.

Мы намерены, прежде всего, защищать интересы человека. Но очевидно, и мы такое решение в адрес руководства подготовили, есть смысл дифференцировать эти возможности. И второе – включить некие дополнительные профессии в этот перечень. Сейчас это находится на рассмотрении. Но эта норма действует до конца текущего года. Как мы будем это делать в следующем году, будет зависеть от принятого бюджета, который сейчас внесен в Законодательное собрание; от тех предложений, которые мы сегодня вырабатываем. И вы знаете конкретное поручение президента с тем, чтобы усовершенствовать эту ситуацию, сделать её более справедливой, с учетом уже тех наработанных и нерешённых проблем, которые были в результате этих трёх месяцев. Надеемся, что эти вопросы мы решим.

Поэтому, я ещё раз подчеркну: все медики, которые по постановлению правительства подпадают под эти условия, абсолютно все получили. И семьи врачей, которые, к сожалению, погибли. В этой части нет вообще ни одного замечания. Но, наверное, будет принято решение о расширении перечня тех профессий, которые на практике осуществляли помощь, но не подпали под эти условия.

А. Веснин Вообще денег хватает на выплаты врачам? В бюджете, просто физически.

А. Ржаненков Знаете, в бюджете же текущего года не были предусмотрены эти деньги. Поэтому, на основании решения Законодательного собрания, губернатор получил право в рамках определённых финансовых возможностей выделять средства под эти цели из резервного фонда. На сегодняшний день задержек нет. Я назвал цифру, сколько получили, но мы каждый день подписываем соответствующее распоряжение по новым решениям комиссии по выплатам врачам. И вот уже 3-4 раза мы получали дополнительные финансовые источники на эти цели. Никаких отказов не было и я думаю, что никаких проблем не будет, потому что это тщательнейшим образом контролирует, прежде всего, губернатор, правительство, правительство Российской Федерации.

Но как будем мы дальше, в следующем году, в каком объеме осуществлять эти функции под какие категории профессий, и будем ли вообще – пока я на этот вопрос не отвечу. После принятия бюджета в первом чтении, наверное, будет более ясно, как будем поступать. Хочу сказать, что уменьшается количество врачей, заболевших на сегодняшний день. Но мы знаем, что есть факты повторного заражения, поэтому решение, как к этому вопросу относиться в будущем, будет озвучено после обсуждения и принятия решения губернатором.

А. Веснин Всё-таки по поводу уборщиц, буфетчиц и прочих медработников, которым, как я понимаю, сейчас эти выплаты не положены, будет ли у них когда-то шанс получать какие-то выплаты, если они заразились на работе? И когда будет точно решено, тоже с бюджетом?

А. Ржаненков Я вам и ответил, что мы такой проект предложения оформили. В каком виде оно будет принято – не будем забегать вперёд. Но согласитесь, что, наверное, надо справедливо подходить к такому факту: если врач непосредственно оказывал помощь, системно, и оказывает, это одна история. Если привлечённый работник, выполнявший технические функции, с какой-то эпизодичностью осуществляет её, это другая история. Если врач заболел с тяжелой патологией, это одна история. Если он бессимптомно проболел или вообще не было никаких проявлений, а потом приносит документ, что у него есть антитела, то это тоже иная ситуация. Поэтому есть необходимость усовершенствовать эту ситуацию (это моё личное мнение), не единообразно выплачивать одну сумму, а всё-таки вот эти справедливые критерии должны быть установлены. С чем, в принципе, и согласился, и к чему призывает президент.

А. Веснин Когда всё-таки каких-то решений по этому поводу стоит ожидать, когда система будет пересмотрена?

А. Ржаненков Я сказал о том, что такое предложение уже сформулировано, ждём решения. Не буду забегать и обманывать по срокам, чем быстрее, тем лучше. Мы его подготовили.

А. Веснин Окончательное-то решение всё-таки за губернатором или это в парламенте будут обсуждать?

А. Ржаненков Конечно! За губернатором и правительством. Здесь ведь есть конфликт интересов. В чём он заключается, я объясню. Мы говорим о медиках, системе здравоохранения. Но у нас есть сотрудники, и медики в том числе, выполняющие такие же функции в учреждениях негосударственных, к примеру. В учреждениях федеральных, в нашей социальной системе, где абсолютно то же самое выполняется, люди проживают в стационарах, им оказывается медицинская помощь, заболевают наши коллеги. Но они такой выплаты не имеют. Поэтому здесь есть, как я назвал условно, конфликт интересов.

Они тоже могут претендовать, тем более, что на основании Федерального закона, тем лицам, которые заболели ковидом (и в сфере здравоохранения, и в социальной сфере), через Фонд социального страхования из федерального бюджета, при предоставлении соответствующих документов, как получившим заболевание на рабочем месте оказываются единообразные меры финансовой поддержки. Мы же не могли всё, к сожалению предусмотреть. Тщательным образом анализировали ситуацию, какие-то изменения будут, с учётом практики, опыта тех обращений, мнений профессионального сообщества. Думаю, что губернатор и правительство примут решение и потом об этом публично будут проинформированы наши горожане.

А. Веснин Ольга просит вас спросить про мемориал врачам. Много разговоров про него ходит, останется ли он там, на Малой Садовой улице, или будут вешать какие-то таблички на больницах. Что вы думаете, какая у вас информация, что в итоге с этим будет?

А. Ржаненков Знаете, Александр Дмитриевич Беглов услышал это мнение, обращение наших горожан, медиков, и дал конкретное поручение комитету здравоохранения, нам, вице-губернатору Олегу Николаевичу Эргашеву, а Олег Николаевич дал нам соответствующее поручение. Мы хотим услышать мнение по этому поводу инициативной группы, различных людей. Так сложилось, что завтра мы спланировали такое общение, разговор с тем, чтобы услышав предложения, высказать наше консолидированное мнение, с учётом мнения горожан, в адрес губернатора, для того, чтобы было принято то или иное решение.

Никто не сомневается в необходимости увековечить память погибших, и врачей, прежде всего. Но погибли не только врачи, погибли и другие категории, оказывающие конкретную помощь. Поэтому возникает ещё и интерес у других, увековечить память. Разные могут быть варианты, они будут завтра обсуждаться и смею вас заверить, что мы постараемся учесть все мнения для того, чтобы эти предложения озвучить Александру Дмитриевичу, правительству для принятия того или иного решения. Конечно, это будет сделано, но формат будет определён, учитывая мнение всех.

Но при этом хочу сказать, что у нас есть и сегодня много других инициатив, по увековечиванию памяти других категорий. И мы не должны интересы одних сталкивать с интересами других. Главное: думаю, что такое решение будет принято. В каком виде это будет увековечено, будет озвучено. Этим мы сейчас все вместе занимаемся и мнение наших горожан учтём.

А. Веснин Вы сами за какой вариант? Как вы считаете, что надо сделать? Если коротко, у нас 15 секунд до новостей.

А. Ржаненков Разные формы есть. Но, наверное, это должно быть удобно, комфортно и в рамках действующего закона. В том месте, где это разрешимо.

А. Веснин Александр Николаевич, сейчас всё-таки прерваться на новости должны, а потом закончим эту тему.

НОВОСТИ

А. Веснин Возвращаемся в эфир петербургского «Эха». Меня зовут Арсений Веснин. Беседуем с главой комитета по соцполитике Александром Ржаненковым. Александр Николаевич, тогда заканчивая тему, всё-таки вы считаете, какой где мемориал погибшим врачам, которые боролись с коронавирусом, должен появиться? Я просто спрашиваю ваше личное мнение.

А. Ржаненков Вы знаете, я рассуждаю таким образом: медики наши выполняют свои обязанности в конкретных медицинских учреждениях. Прежде всего там должны быть какие-то определены места, где о них память должна сохраниться. Если говорить о том, где в городе это могло бы быть — наверное, должна быть привязка к какому-то месту, где есть медицинское учреждение. Я вот фантазирую, к примеру: у нас напротив Витебского вокзала есть музей, есть целых три медицинских учреждения, есть территория, где могло бы быть согласовано принятое решение. Это как один из множества вариантов. Обсуждаться должна эта тема, как архитектурно… У нас же зависит от территории. Но давайте не будем забегать вперёд. Первое и главное: есть позиция, что это должно быть. Мы должны услышать различного рода мнения.

Конечно, наверное, какой-то знак, обелиск в каком-то формате — у нас много таких вариантов, они будут учтены, согласованы, предложены. Ведь должны быть разрешения, не должно быть коммуникаций условно под этим памятником, доступность удобная. По-питерски, достойно, уважительно. Поэтому самое главное — что у нас есть общая позиция, что это должно быть. В каком виде — обсуждаемо. Я думаю, что мы найдём это решение. Мало того, ведь под это тоже нужны какие-то финансовые источники и время.

А. Веснин Наверное, на какой-то небольшой мемориал нужно не так много денег, всё-таки у города с 6 миллионами жителей должно хватить на это. Ладно, будем тогда ждать.

А. Ржаненков Я думаю, в этом проблема не станет.

А. Веснин Будем ждать тогда решения, безусловно, потому что вопросов на эту тему приходит много, и слушатели наши во всяком случае, я это вижу по их сообщениям, беспокоятся. Также несколько человек беспокоятся, почему нет каких-то рейдов и контроля по поводу ношения масок хотя бы в транспорте в Петербурге.

А. Ржаненков Я хочу сказать, что эти рейды есть, и уже значительно лиц привлечено к административной ответственности. Но сколько бы мы рейдов ни проводили, конечно, это всё нужно каждому осознать. Ведь неслучайно говорят, что если мы все будем соблюдать, то всего лишь 7% от общего количества проживающих могут быть подвержены этой пандемии. Надо голову, извините, включать, через своих близких, через тех, кто прошёл. Но это ведь не только для нас характерно и не только нашего государства, эта ситуация существует везде. В силу разных причин. И, тем не менее, административные меры применяются. Я думаю, что если дальше будет так продолжаться, они будут ужесточаться. И люди сами поймут, что лучше соблюдать, чем потом иметь жесточайшие ограничения в своей жизнедеятельности.

А. Веснин Александр Николаевич, по поводу ограничений это всё-таки вопрос, который беспокоит, наверное, всех. Пока мы видим, что и Беглов, губернатор города, говорит о том, что жёстких ограничений вводить не хочет, чтобы не было коллапса экономики. Но многие оглядываются, естественно, на западный мир, где эти ограничения сейчас уже вводятся. В Париже сегодня серьёзные ограничения ввели, чуть ли не комендантский час.

И все спрашивают, что получается так, что власти говорят: «Носите сами маски, старайтесь не выходить из дома, это всё, что мы можем для вас сделать». Ну там, какие-то небольшие выплаты, помощь пожилым людям, людям с какими-то заболеваниями и так далее, а в целом «сами сидите по домам или надевайте маски и перчатки», в общем-то, вот и всё. Это вся забота о гражданах, во всяком случае, в России очень многие чувствуют это именно так. И конечно, на западный опыт кивают, где выплачивают и выплачивали большие деньги во время соблюдения режима самоизоляции всем неработающим и так далее. Действительно у нас…

А. Ржаненков Вы знаете, я не согласен. Извините, что перебиваю. Мы с вами не обращаем внимания, какая колоссальная помощь и решения были приняты по дополнительному открытию медицинских объектов для того, чтобы оказывать помощь больным с тяжёлой формой, средней формой. Да, у нас есть на сегодняшний день некие моменты сложности с приёмом горожан в районных поликлиниках, амбулаториях и так далее. Но нельзя не заметить, что если бы этого не было сделано городом и страной, не развёрнуты возможности коек… Я сам, извините, прошёл эту ситуацию в июне-месяце, когда была колоссальная потребность в дополнительных местах, и мы справились с этим и нарастили возможности, город и федерация выделили колоссальные финансовые источники.

И сегодня мы с этим справляемся, это самое главное, первое и первостепенное. Выплаты и всё остальное вторично. Об этом мы как-то забываем. Наверное, забывают те, кто, слава богу, не столкнулся с этой ситуацией, а вот кто прошёл — они это видят. Или мы видим по больным и погибшим врачам. Сравнивать нас с другими регионами и государствами, конечно, можно, и, тем не менее, всё зависит от наших возможностей. Мы успели это сделать и в каких-то дополнительных ограничениях пока нет необходимости. Конечно же, всё зависит от дальнейших событий — так поэтому и призываем, давайте соблюдать все условия, и мы не будем применять никаких крайностей. Я надеюсь и в определённой степени убеждён, что мы с этим справимся, и таких мер применяться не будет. Это моё внутреннее ощущение, оно имеет обоснование. Будем надеяться.

А. Веснин У нас тут кроме коронавируса есть ещё несколько важных тем. Во-первых, появились довольно пугающие новости, кажется, неделю назад, что смертность от психических расстройств в Петербурге выросла на 447%. И более того, волонтёры, которые помогают людям с этими заболеваниями в интернатах, тоже рассказывают довольно страшные вещи. Например, про ПНИ №10 на Большевиков: там на 1000 человек 76 человек за последнее время умерло, проблемы с доступом волонтёров есть. В общем, какие-то страшные истории рассказывают, причём уважаемые люди — и Нюта Федермессер, и фонд «Перспектива». Что происходит-то?

А. Ржаненков Вы знаете, нет никаких страшилок и проблем на сегодняшний день. Да, на начальной стадии была неожиданной эта ситуация. И что касается интерната №10 — это особый интернат, очень большой, он расположен рядом с Александровской больницей, и у нас такие технологии внедрены были, что проживающие в интернате подопечные работали и сегодня продолжают работать, выполняя те или иные функции в больнице. Так случилось, что был определённый занос со стороны больницы, и эта ситуация в интернате №10 по-особому проявилась. Но учреждение, сотрудники достойно справились, и в том числе с помощью «Перспективы» и волонтёров.

Нюта Константиновна Федермессер обратила на это внимание, она несколько раз здесь была и совсем недавно в очередной раз. Она подсказала со стороны предложения и опыт других регионов в части более чёткого взаимодействия между социальной системой и здравоохранением, чтобы это была более отработанная система взаимодействия. Мы это всё учли, и на сегодняшний день доступ волонтёров обеспечен в рамках тех норм, которые выставил нам Роспотребнадзор, и волонтёры помогают. Но далеко не все волонтёры были тоже готовы к этим функциям. Конечно, не всем представлялась ситуация, как живёт интернат в закрытой системе.

Что касается смертности: да, в Санкт-Петербурге, как и в России в целом, за этот период времени мы видим, что смертность увеличилась. Об этом говорили эксперты, это известно всем, что максимально были созданы условия для лечения ковидных больных. А те лица, которые получать вынуждены были медицинскую помощь — онкологические больные, с сердечно-сосудистыми заболеваниями, с диабетом — они в меньшей степени получали эту возможность в силу закрытости медицинских учреждений. И это действительно озвучено. На сегодняшний день ситуация изменилась, и с учётом открытия новых медицинских объектов под ковид, город принял, естественно, все меры для того, чтобы ни в коей мере не ограничивать возможность получения медицинской помощи по вот тем названным заболеваниям.

В нашей системе, я хочу сказать ещё раз, увеличилось количество смертей незначительно. В сравнении с прошлым годом только за счёт тех, кто получил заболевание ковида в десятки раз, например, возросла. 38 случаев заболеваний, которые дали смертность по ковиду. С каждым этим случаем разбирались, с каждым последующим случаем точно так же тщательным образом разбираются, откуда это берётся. Но как вы хотите? Простите, мы видим на том же Западе показывают страшные картины, когда мест не хватало в моргах для того, чтобы захоронить людей. У нас такого, слава богу, нет и не будет.

А. Веснин Но цифра в 447% прирост смертности — правдивая?

А. Ржаненков Я не могу комментировать эти цифры в здравоохранении, я говорю о своих, в нашей системе. Они увеличились немножко, на сегодняшний день на 7% с учётом вот этой ковидности. Вот у меня перед собой статистика, не буду её озвучивать, за 4 года последних — на 2-3 человека разница. Но с учётом интерната №10 и ковидных больных — на 38 человек. Это не настолько, как вы говорите, 400 с чем-то.

А. Веснин Это было в презентации Дмитрия Лисовца из комитета по здравоохранению. Закончилось наше время, к сожалению. Спасибо вам, Александр Николаевич, за то, что ответили на вопросы.

А. Ржаненков Спасибо.

А. Веснин Александр Ржаненков, глава комитета по соцполитике. Меня зовут Арсений Веснин. Счастливо, будьте здоровы.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире