'Вопросы к интервью
24 сентября 2020
Z Интервью Все выпуски

«Магистрат». Что происходит с суррогатными детьми в Петербурге?


Время выхода в эфир: 24 сентября 2020, 13:06

М. Нуждин Всем добрый день! Это программа Магистрат. Я Марк Нуждин. У нас запланирована программа с уполномоченным по правам ребенка в Петербурге Анной Митяниной. Сегодняшний разговор связан с проблемой, которая касается детей, проживающих в России или тех, кто ближайшее время планирует стать гражданами другой страны. Дело в том, что речь идет о детях от суррогатных матерей Петербурга. Это дети, которые были выношены, рождены для биологических родителей здесь, но из-за закрытых в связи с коронавирусом границ они не могут встретиться со своими родителями, в основном, из Китая.

Поэтому сейчас эти дети находятся либо в семьях суррогатных матерей. Znack.com также пишет, что 23 ребенка находятся в Доме Ребенка №3 во Фрунзенском районе. При этом нет понимания, как сложится дальнейшая судьба детей. Непонятно, сколько продлятся ограничения, сколько еще детей от суррогатных матерей появится. У нас даже нет официальной статистики, сколько матерей вынашивали и рожали этих детей. В общем, дети «зависли» между суррогатными матерями и биологическими родителями. Причем все хотят разрешить ситуацию, но как – неясно.

Разумеется, этот вопрос не может пройти мимо уполномоченного по правам ребенка. В ближайшее время мы попробуем разобраться. Непонятен и статус детей. Пока в документы некоторых из них русскими буквами вписаны китайские имена. У кого-то – ситуация другая. На каком этапе уполномоченный по правам ребенка должен вмешиваться в эту ситуацию? Нарушены ли права детей? Если да, то какие? Всем детям от одной недели до полугода. Из больниц их, конечно, не выкинут. Но ситуация неопределенности напрягает. Анна Владимировна, вы в эфире?

А. Митянина Да, добрый день!

М. Нуждин Здравствуйте! Давайте начнем издалека, чтобы подойти к этой теме обстоятельно. У нас в стране, в частности в Петербурге, суррогатное материнство как-то регулируется законом или это серая зона?

А. Митянина Конечно, общие принципы организации услуг по договору о суррогатном материнстве в российском законодательстве есть. Другое дело – ситуация с пандемией выявила ряд проблем, которые требуют дополнительного регулирования на всех уровнях. И власть, и представители общественных институтов об этом громко говорят. Общественная палата России разработала концепцию нового закона о суррогатном материнстве, исходя из тех проблем, касающихся детей, которые не могут воссоединиться со своими родителями. Региональные власти уже сейчас должны решать эти вопросы. Не то что правовое регулирование отсутствует. Его недостаточно. Это, возможно, приводит к проблемам.

М. Нуждин Эта проблема возникла стихийно. Законодатели не могли предусмотреть заранее, что границы вдруг закроются.

А. Митянина Нет, конечно. Более того, этот бизнес сложился уже давно. Он высокодоходный. По силам и по бюджету его могут позволить только состоятельные люди. Выясняя нюансы, я узнала, что китайцы очень подробные: они тщательно изучают рынок, репутацию организаций, оказывающих медицинские услуги, репутацию организаций ассоциаций, которые обеспечивают заключение договора. То, что границы закрыты и что налаженная система взаимоотношений не работает, конечно, форс-мажор. Пока никаким законодательством урегулировать его не удалось.

М. Нуждин В ситуации, когда закон не работает, все стороны должны принимать решение по месту и по факту. Это сложно.

А. Митянина Да, вы правы. Нужно исходить из внештатной ситуации, а не из традиционной и понятной, предполагающей, что есть некие правовые условия, соглашение между двумя сторонами, свобода договора, гарантия деятельности стороны. Сейчас нужно исходить из тех реалий, в которых мы все оказались. Неизвестно, когда откроются границы. В отношении детей, которые в силу обстоятельств попали в социальные учреждения в Петербурге, у меня нет никаких переживаний: они находятся в идеальных условиях. Агентства связались с биологическими родителями. Учреждения, в которых находятся дети, в контакте с ними.
В отношении этих детей актуален только один вопрос – вопрос о возможности организации гуманитарного рейса. У Ассоциации есть договоренности с уральскими авиалиниями. Такой рейс планируют обеспечить.

М. Нуждин Речь идет о рейсе, на котором будут перевезены именно младенцы?

А. Митянина Нет. Сначала на территорию Российской Федерации прибудут биологические родители, поскольку для оформления выездных документов новорожденных детей необходимо присутствие родителей и проведение генетической экспертизы. Родители должны быть уверены, что это их ребенок. Это занимает время. С учетом эпидемиологической обстановки, возможно, потребуется обсервация родителей. Механизм решения проблемы понятен: нужно выдать родителям однократные визы на посещение России и обеспечить перелет.

Генеральное консульство в курсе. В отношении тех детей, связи с родителями которых установлены и Ассоциация оказывает всяческое содействие, никаких слепых зон нет. Гораздо сложнее ситуация с теми родителями, которые не знают о том, где их дети. Я подозреваю, что их гораздо больше, потому что Генеральное консульство не располагает всеми сведениями о наличии заключенных, исполненных договоров и тех договоров, которые должны исполниться ближайшее время. Этот процесс остановить невозможно.

Органы ЗАГСа говорят мне, что, начиная с января, выдано 128 свидетельств о рождении детей, а дети получают свидетельства о рождении в России, но гарантий того, что все успели уехать до закрытия границ, нет. Где находятся эти дети? Каким образом агентства обеспечили их безопасность, сохранность здоровья, надлежащее социальное сопровождение? Хорошо, что на меня выходят представители этих организаций, что они готовы встретиться и обсудить детали.
Но мне бы хотелось обладать всей полнотой информации. Пока я лишь приблизительно могу представить, какое количество детей, находящихся не в подконтрольных нам социальных учреждениях, остались в России.

М. Нуждин Сколько таких детей находятся на площадке, подконтрольных вам социальных учреждений?

А. Митянина 22 ребенка. Я к ним вчера ходила. Один на подходе: должен был переехать из Роддома №17 в Дом Ребенка сегодня. Это те дети, которые попали в социальные учреждения только потому, что их не выписали с матерью, пустив таким образом на свободу, на улицу, а допустили в больницы, потому что у матерей при родах были незначительные сложности со здоровьем. Им понадобилась кратковременная дополнительная медицинская помощь.
Когда эти дети находились в лечебном учреждении, врачи заметили это, что к ним не приходят родители, о них никто не справляется, никто не интересуется их судьбой. Тогда эта ситуация перешла на следующий уровень: подключилась опека, и правоохранительные органы, и органы социальной защиты Петербурга. Сейчас в Доме Ребенка №3 22-23 младенца.

М. Нуждин Получается, количество детей, судьба которых неизвестна, гораздо больше? Вы называли цифру – их больше 128 человек. Наверное, было бы уместно обратиться не только к ассоциациям, но и к рядовым родителям суррогатных детей, которые могут нас слушать – выходите уже на контакт!

А. Митянина Надо понимать, что родители являются иностранными гражданами. Конечно, я готова к любым отношениям. Если ребенок потерялся, допустим, Ассоциация никак не демонстрирует готовность выполнить условия по договору и передать ребенка, то Генеральное консульство и аппарат уполномоченного – это два субъекта, которые могут получать, обрабатывать информацию и действовать в направлении разрешения проблемы. Сегодня я могу называть лишь приблизительные цифры, полученные из разных источников. За их достоверность ручаться невозможно. У меня есть список из 160 детей. Включены туда те, кто уже уехал? Ответить на этот вопрос я пока не могу.

М. Нуждин Получается, что проследить судьбу этих детей невозможно?

А. Митянина Невозможно. Это тоже демонстрирует отсутствие регулирования. По договорам подобного рода у государства нет контрольных функций. Если бы не были закрыты границы, мы бы даже не знали, о каком объеме услуг идет речь. Мы не подозревали до истории с коронавирусом, что на территории Петербурга реализуется такой большой объем этих услуг. Хотя и в Москве ситуация похожая. Всем известна ситуация с возбуждением уголовного дела в отношении руководителя одной из таких организаций.
У меня есть версия, предполагающая, что эти услуги оказываются, как правило, на территории тех регионов, где есть консульства Китайской народной республики, которые позволяют обеспечить выездные документы на ребенка и его сопровождение. Такие регионы – это Москва, Петербург, Новосибирск, Казань. Там налажены трансферы.

М. Нуждин А женские консультации, которые обязаны вести каждую беременность, никак не подкрашивают?

А. Митянина Нет. Я потребовала от Комитета по здравоохранению данные, но мне совершенно справедливо ответили, суррогатная мама не обязана мне, главному или лечащему врачу докладывать о том, что она суррогатная. Она рожает ребенка по полису ОМС. Где-то заключаются договоры добровольного медицинского страхования, а где-то гражданка Российской Федерации предъявляет полис ОМС, получает услуги по родосопровождению.

Если и с ней, и с ребенком все в порядке, она выписывается на третии сутки. Потом никто не знает ни о ней, ни о ее судьбе. По договору она получает свои деньги. По отношению к младенцу она не несет никакой ответственности. Верховный суд рассматривал в свое время эту проблему. Все права на ребенка у биологических родителей – у тех, кто заказ услугу и получил от нее результат. Бывали случаи, когда мама вручала этого младенца какой-нибудь ухаживающей бабушке, которую она нанимала в агентстве, затем отбывала в неизвестном направлении.

Морально-этические вопросы мы не обсуждаем. Мне, как матери, сложно представить, что такое возможно, но, вероятно, это другая голова. Я говорю об объективной стороне дела: у родившей суррогатного ребенка женщины по отношению к этому ребенку нет никаких правовых обязанностей.

М. Нуждин Получается, правовые обязанности возложены на биологических родителей, которые при этом являются гражданами другой страны?

А. Митянина: И внимание – у агентства, которое получило от биологических родителей доверенность на соблюдение всех требований по договору, включая обеспечение безопасности и сохранности здоровья ребенка до его передачи биологическим родителям.

М. Нуждин Это российские агентства? Они в нашем правовом поле?

А. Митянина Повторю, что я располагаю информацией только от Ассоциации агентств, которая вышла на меня сама. Она образована в 2019 году. Имущественно-правовой статус этих организаций до 2019 года я не могу вам охарактеризовать. Скорее всего, это российские юридические лица, которые в перечне видов деятельности имеют оказание услуг, в том числе гражданам иностранных государств. Но это опять-таки мое предположение. Если на мое предложение встретиться и обсудить все моменты, наиболее ответственные участники рынка отзовутся, я буду очень признательна и смогу более подробно ответить на ваши вопросы.

М. Нуждин Поправьте меня, если я услышал что-то неверно, из нашего разговора я понял, что какая-то часть младенцев все-таки покинула Россию?

А. Митянина Да, конечно. Границы закрыли в конце марта. Повторю, что с января по март, за весь этот более чем полугодовой период, ЗАГСом выдано 128 документов. Какой-то процент детей все-таки мог уехать в период с января по март. Но, начиная с апреля, дети не могли выехать никак, за исключением нелегальных способов. Скорее всего, дети находятся на каких-то съемных квартирах. Известно, что из роддома передается патронат на квартиру, где должен оказаться младенец, для того чтобы первые несколько дней за ним наблюдали участковые врачи-педиаторы.

По информации правоохранительных органов бывали случаи, когда врачи приходили и никто не открывал, а также, когда выяснялось, что уход осуществляет посторонняя женщина, никакого отношения к ребенку не имеющая. Когда опека начинала упрекать ее, как же так получается, вы ухаживаете за посторонним ребенком, вас не смущает, что вы не знаете, где его родители? Она говорила: «Пожалуйста, забирайте ребенка» — разворачивалась и отбывала в неизвестном направлении. Ребенок уже по акту полиции помещался в учреждения.

М. Нуждин Страшноватая ситуация.

А. Митянина Это жизнь. Повторю, если бы не закрытие границ, возможно, мы бы ни о чем этом не знали. Эта услуга очень востребована. То, что она оказывается на территории Российской Федерации – повод задуматься. В Китае нет такой формулы. Там невозможно оказывать эту услугу медицинскими учреждениями. Китайское законодательство никак не регулирует, но и не запрещает возможность прибегать к услугам суррогатного материнства через гражданско-правовые договоры, то есть без медицины.

М. Нуждин По-моему, это еще хуже, чем то, что у нас.

А. Митянина Мы не оперируем категориями «хуже», «лучше». Мы работаем с понятиями «законно» или «незаконно». Если нет возможности получать эту услугу на территории своей страны, а в России бизнес налажен – почему бы и нет. Я так понимаю, поток женщин, готовых оказывать эту услугу, тоже не иссякает. Стоимость этой услуги является, наверное, коммерческой тайной.

М. Нуждин По оценке издания Znack.com, стоимость этой услуги начинается от двух миллионов рублей.

А. Митянина Мне сложно судить. Специально я этим никогда не занималась. Но все может быть. Вероятно, такое оплатить могут только состоятельные люди.

М. Нуждин Давайте еще немного поговорим об организации гуманитарного рейса, который мы уже упоминали. Есть ли срок, когда он может состояться?

А. Митянина Да. Дело в том, что сразу же, как только эта информация вышла в открытое информационное поле и стало понятно, что она спровоцирована пандемией, я обратилась к губернатору Александру Дмитриевичу Беглову, как к руководителю НРЗБ (18:45) совета по предотвращению инфекций, с просьбой, чтобы он провел межведомственное мероприятие с участием МИДа, Консульства, наших медицинских служб, целью которого стало бы вырабатывание плана действий по обеспечению возвращения детей в их семьи.

Такое поручение было дано. Профильный вице-губернатор проводил специальное мероприятие с участием представителей нашего Комитета по внешним связям. А те, в свою очередь, получили поручение на взаимодействие с МИДом с тем, чтобы до 1 октября были проработаны все возможные варианты организации этого рейса. Но дело не в том, как полетит самолет. Дело в том, что нужно соглашение российского консульства в Китае дать однократную визу.
Китайцев к нам не впускают. Это уже дело МИДа. Надеюсь, мои коллеги оперативно все проработают и доложат вице-губернатору об исполнении его поручения, чтобы мы и вам могли рассказать, в какие сроки будет обеспечен этот рейс.

М. Нуждин Есть информация, что все документы должны быть готовы к 1 октября.

А. Митянина Это поручение вице-губернатора, которое он дал Комитету и МИДу – поручение отчитаться до 1 октября. Я ожидаю в эти сроки информации, как этот вопрос решен.

М. Нуждин Надо сказать, что времени остается достаточно мало.

А. Митянина Конечно, но люди же не сидят. Они выполняют свою работу. Я уверена, что она будет выполнена качественно.

М. Нуждин Но мы даже не можем говорить о том, какое количество родителей будет. За неделю этот вопрос решится?

А. Митянина Мы можем говорить о тех детях, которые сейчас находятся в Доме Ребенка. В отношении них у нас полностью понятная картина: родители мечтают воссоединиться со своими малышами. У них у всех документы на руках, свидетельства о рождении, история вопроса. Думаю, никаких препятствий воссоединения с родителями для них не будет. Технология отработана. Другое дело – кто в случае необходимости будет заниматься поиском тех, кто растворен где-то на территории? Здесь у меня большие ожидания от встречи с агентствами, которые хотят поделиться со мной информации и, возможно, попросить у меня помощи аналогичного свойства.

А. Митянина Судьба 22 детей, которые в доме малютки…

А. Митянина У меня не вызывает обеспокоенности. Вопрос только в том, чтобы нам позволили организовать такой выездной рейс, учитывая, что непонятно, когда границы откроются на постоянно.

М. Нуждин Напрашивается привлечение органов полиции, но я не знаю, как это организуется с точки зрения закона?

А. Митянина Вы правильно формулируете вопрос. Я, как юрист, его тоже формулировала. Я пытаюсь найти состав правонарушения: кто здесь что нарушил? Что можно сказать… Оставление ребенка в опасности? Не факт. Возможно, все эти мамы с детьми находятся на съемных квартирах на содержании за счет биологических родителей. Меня пугает то, что у практически всех детей отсутствует свидетельство о рождении. И даже, если он есть, нет точного миграционного учета.
Они не граждане Российской Федерации, поэтому они не могут получить медицинскую и социальную помощь в наших учреждениях. Если все оплачивается по договору и патронат обеспечивается частными медицинскими организациями – это одно. А если этого нет? Кто наблюдает за развитием ребенка, если что-то идет не так? Какие специалисты его уже посмотрели? Первые младенческие месяцы – важный период для формирования здорового человека. Одно дело, когда ребенок родился и тут же приехал к маме и папе, дальше с ним работают китайские врачи.

М. Нуждин Давайте мы сделаем паузу и вернемся после небольшой паузы. Напомню, у нас в эфире Анна Митянина.

НОВОСТИ

М. Нуждин Всем еще раз добрый день! Это программа Магистрат. Я Марк Нуждин. Сегодня у нас га связи уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Анна Митянина. Анна Владимировна, еще раз добрый день!

А. Митянина Здравствуйте еще раз, Марк!

М. Нуждин Эта ситуация достаточно сложная. Она поставила не только перед вами большое количество вопросов, ответы на которые неизвестны. Эти вопросы раньше не возникали. Хотелось бы понять, какие выводы из этой ситуации мы можем сделать, чтобы в будущем она не повторилась. Может быть, нужны какие-то законодательные инициативы?

А. Митянина Конечно, первое, что приходит в голову – недостаток правового регулирования. Кто контролирует эту деятельность? В чьи обязанности будет входить обеспечение безопасности ребенка в том случае, если в установленные договором сроки по независящим от него причинам, из-за форс-мажоров он не сможет воссоединиться с семьей? Ребенок же не вещь, которую купили на Алиэкспресс, не забрали и отправили назад производителю. Это человек со своими правами, обязанностями. Неважно, кто его родители. У него есть право быть в зоне внимания всех структур, обеспечивающих его здоровье и безопасность.
Для меня, конечно, такого рода отношения, пусть даже они и обеспечены правом, не до конца додуманы. Кто несет ответственность за безопасность младенца? Понятно, что суррогатные матери, вынашивая и рождая ребенка, преследуют абсолютно коммерческую цель – получить доход. Мы не занимаемся морализаторством и не обсуждаем то, насколько это допустимо в человеческой среде. Суррогатная мать не несет ответственности за этого ребенка, потому что его официальными, законными представителями являются его биологические родители.

Хорошо, если родители рядом. А если их нет? Ответы на вопросы, кто контролирует, кто несет ответственность, как обеспечивается безопасность ребенка в случае форс-мажора. Эти моменты следовало бы прописать. У меня большие ожидания от той концепции, которую сейчас активно обсуждают в Общественной палате России.

М. Нуждин Уточните, пожалуйста, что это за концепция?

А. Митянина Некоторое время назад тема суррогатного материнства очень широко обсуждалась. Первые сигналы появились в Москве. Очень быстро в дискуссию включились общественные институты. Был организован круглый стол на эту тему. Обсуждали, как возникают ситуации подобного рода, обсуждали возможности дополнительного правого регулирования. Сейчас в Общественной палате с участием общественных организаций, юристов, социологов, врачей, просто общественных организаций с элементами гражданского общества обсуждается концепция нового закона о суррогатном материнстве на территории Российской Федерации.
Особенно с включением иностранного компонента. Я бы сейчас подключилась к работе и как уполномоченный по правам ребенка. У меня также есть возможность совместно с Законодательным собранием, с губернатором, которые также являются субъектами законодательной инициативы, инициировать поправки в Федеральный закон, который регулирует эти отношения на территории Российской Федерации. Но повторю, мы буквально последний месяц занимаемся этой темой.
Пока много вопросов. Еще меньше ответов на эти вопросы. Думаю, что сейчас, когда мне удастся решить тактические вопросы, я уже буду переходить к стратегии и к предложениям правового свойства, как эти ситуации предотвратить и не допустить в дальнейшем. Этот рынок никуда не денется. Более того, у меня есть информация, что биоматериалы присутствуют на территории Российской Федерации в огромном количестве. Дети будут рождаться.

Закончится пандемия, а процесс будет продолжаться еще и потому, что в некоторых странах, обращу ваше внимание повторно, просто нет такой услуги, нет никакого регулирования этих отношений. Интересен юридический казус – в Китае допустимы однополые браки. В Китае одинокий родитель может прибегнуть к услугам донорства и суррогатного материнства. Это делает его биологическим отцом, записанным в свидетельстве о рождении.

В России семья – это мама, папа и ребенок. Мы только что это продекларировали и утвердили в основном законе страны. Такие ситуации открывают совершенно другой взгляд на взаимоотношения. Это тоже надо признать, раз уж мы даем возможность юридическим лицам оказывать такие услуги и раз наши органы ЗАГСа потом регистрируют рождение ребенка, у которых родители – два папы. Это нельзя не замечать. Это нужно как-то инкорпорировать в наши нормативные акты. Все должно быть понятно, четко прописано и не должно вызывать сомнения.

М. Нуждин Хорошо, если это не кончится тотальными запретами. Если рынок есть, он просто так не сдастся.

А. Митянина А что здесь запрещать? Ребенку не присваивается гражданство Российской Федерации. Просто констатируется факт: он родился на территории России. Потом эти документы естественно переоформляются на территории страны, где живут его биологические родители. Там он получает гражданство. Чем больше мы рассуждаем на эту тему, тем больше появляется вопросов, на которые у нас нет ответов.

М. Нуждин Это точно. Получается, перед нами стоит тактическая задача – воссоединить семьи.

А. Митянина Если возможно, я воспользуюсь моментом и обращусь не только к Ассоциации и к агентствам, которые длительное или недлительное время оказывают такие услуги, но и ко всем неравнодушным людям Петербурга. Внимательно следите. Бывает, появляется в съемной квартире по соседству ребенок. Мамы его не видно или она прохладна с ребенком или за ним следит бабушка. Дайте об этом знать мне. Я не претендую на НРЗБ (29:56). Мне бы очень хотелось обеспечить безопасность каждого ребенка, который находится на территории Санкт-Петербурга, ни в коем в случае не вмешиваясь в договорные отношения, не беря на себя повышенные контрольные функции. Их у меня нет.

М. Нуждин Говоря о стратегии, как я понял из нашего разговора, первыми с такими рода проблемой сталкиваются города, где есть представительства Китайской народной республики, среди них есть и Петербург?

А. Митянина Я разговаривала со своей московской коллегой – с уполномоченным по правам ребенка в Москве – у них такая же история. Она раньше высветилась в СМИ. Относительно Казани и Новосибирска я могу только предположить, потому что там есть консульства, есть возможность оформить выездные документы. Предполагаю, что дети тоже могут находиться и в этих городах.

М. Нуждин Хорошо, что вы это подчеркнули. Имеет ли смысл обогнать на городском уровне федеральные закон? Ведь федеральный законотворческий процесс всегда очень долгий.

А. Митянина За долгую юридическую практику могу сказать, что я бы не спешила с реализацией права так называемого опережающего правового регулирования. Особенно, если речь идет о правах человека. Это исключительно юрисдикция Российской Федерации. Регионам непозволительно здесь что-то дорабатывать или изобретать вновь. Я бы дождалась принятия федерального закона, в разработке которого я вправе участвовать через различные механизмы, которые есть и у меня.

В городе достаточно возможностей, чтобы законодательные инициативы представлять на федеральный уровень. С этим нет никаких проблем. Доказывать полномочия региональной власти по регулированию отношений, связанных с суррогатным материнством, я бы не спешила.
М. Нуждин Хотел бы еще спросить вас совсем о другом. В документе, который из Комитета по образованию недавно раздавали руководителям образовательных организаций, классных руководителей просят информировать директоров школ, а тех, в свою очередь, направлять информацию в полицию о разного рода публикациях на страницах детей в соцсетях. Вы, наверняка, осведомлены об этом. Есть ли здесь поле для вмешательства уполномоченного? Нарушается ли здесь права детей?

А. Митянина Вы знаете, вы меня поставили в тупик уточнением, что я хорошо осведомлена. Я слышала об этом письме, но причины его возникновения и реакции на него родительского сообщества и педагогических работников у меня нет. Из тех обращений, которые сейчас приходят ко мне, ни одно не касается возможного вмешательства в какую-то индивидуальную жизнь ребенка или семьи. Но не думаю, что это распоряжение ставило перед собой каким-то образом целью как-то нарушить права ребенка или семьи.

Думаю, что это реакция на печальные случаи, которых очень много. Огромное количество сюжетов из социальных сетей и из интернета приводит к угрозе безопасности наших детей. Предполагаю, что Комитет исходил именно из этих соображений. Реагируя на тот вопрос, который вы мне задали, я изучу эту тему более подробно, поговорю с Комитетом и предлагаю, если у родителей «накипело», что-то хочется высказать, я готова выслушать.

М. Нуждин Да, спасибо! Мы знаем, что у нас достаточно часто из самых что ни на есть благих побуждений принимаются меры, которые вызывают неоднозначную реакцию или неправильное толкование.

А. Митянина Марк, давайте сразу условимся, что я исхожу из презумпции добросовестности, порядочности и высокого профессионализма. Вы примите принципы моей жизни раз и навсегда. Не думаю, что там злой умысел, но не исключаю, что реализация начинания может быть не очень удачной и вовлечь в двусмысленные толкования те действия, которые будут производить конкретные люди. Везде люди. Мы об этом помним.

М. Нуждин Да, это вынуждает нас к осторожности и особой бдительности. Большое вам спасибо! Мы будем пристально следить за тем, что происходит с суррогатными детьми. Я надеюсь, что ситуация разрешится так, что в ней не будет пострадавших, что родители найдет своих детей, суррогатные матери получат то, что они считают нужным получить, а главное – будем надеяться на то, что у детей все сложится хорошо.

А. Митянина Я буду делать все, что от меня зависит, чтобы это произошло.

М. Нуждин Анна Владимировна, большое вам спасибо! Напомню, что в программе Магистрат была уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Анна Митянина. Спасибо вам еще раз! Всего доброго!

А. Митянина До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире